Павел Вязников.

Благоразумная жизнь

(страница 1 из 12)

скачать книгу бесплатно

Во имя Единого Творца


ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО, МИЛОСЕРДНОГО



Перевод с персидского Т. Царик


Издание на русском языке подготовлено при поддержке Фонда исследований исламской культуры и под эгидой института Алааме Джа‘фари»

Предисловие

Если допустить, что мысли не исходят от философов и ученых, получается, сами учёные мужи, которых обладатели научных знаний нарекают “мыслителями”, являются порождением этих мыслей. Поскольку человеку не дано всецело постичь таинство мыслительного процесса, который непрестанно происходит в наших умах (а его собранные воедино результаты порождают законченные мысли), предположение, что мыслители являются авторами этих мыслей и идей, недопустимо. Но всё же, мы можем утверждать, что мыслители – это люди, осознавшие истинность некоторых идей. Они подобны раскрывшим крылья птицам, парящим в небесах истин.

Таким образом, мыслители – это дети мыслей, а мысли – это хозяева и родители мыслителей. Именно поэтому идеи так разнообразны и многочисленны. И именно потому количество мыслителей определяется количеством мыслей, которых всё же больше, чем самих мыслителей. То, что некоторым мыслителям принадлежит множество идей в различных научных сферах, свидетельствует об их величии и способности открыть сразу несколько истин.

Да, то, что мыслители являются отпрысками мыслей, а мысли – хозяевами и матерями мыслителей, является неопровержимой истиной. Однако всё же есть и такие философы, которые выступают в качестве хозяев своих мыслей – в том смысле, что они, будучи детьми, впитывают в себя всё из источников своих мыслей и озвучивают свои собственные соображения. Разве это не удивительно, что мир мыслей со всеми его будоражащими ум феноменами всегда воспитывал таких детей, которые при помощи своих выдающихся и фундаментальных идей создали почву для изменения судеб мира и для достижения неведомых доселе вершин в сфере науки и недосягаемых глубин океана жизни?

Мыслители приходят и уходят, мысли же приходят и не уходят, они остаются. Чтобы с лёгкостью заявить: бытие – раковина с её жемчужиной-мыслью – всегда проходит через изменения которые осуществляется благодаря перу мыслителей.

Без сомнения, можно написать тысячи и тысяч самых обстоятельных работ о достоинствах и сущности мысли, ибо мысль и есть то самое понятие, которое будоражит умы во всём мире. Ни у одного из мыслителей не вызывает сомнения истина, гласящая: сформулированные идеи (любые!) могут удивительным образом озадачить людей. Разве нельзя указать на человека как на одну из строчек летописи мысли? Перед нами стоит вопрос, который напрямую связан с нашей темой, и его значение выходит за рамки какого бы ни было ответа. Человек принадлежит вся совокупность идей. Всё то, что имеет к нему отношение (начиная с жизни и истории и заканчивая культурой и искусством) может быть рассмотрено исходя из того, какая мысль и в какой степени отобразилась в нём.

А когда эти идеи находят своё выражение в произведениях искусства, в науке, в технике, важно какая грандиозная мысль владела тем человеком, который её таким образом высказал. Есть ли доказательства тому, что эта его мысль способствовала усовершенствованию какой-либо идеи или учения?

Пространство мышления подобно необъятному океану, в котором могут передвигаться большие и маленькие мысли, получающие удовлетворение от своего движения. Этот вопрос может проложить путь для одного из самых точных исследований, нацеленных на разъяснение связи, существующей между мыслью и мыслителем, человеком и бесконечным миром. Ибо всякая интерпретация связи между двумя этими сущностями – мысль и мыслитель, человек и мир – необходима и обладает важностью в силу нескольких причин.

Не напрасно великие мыслители, крупные учёные и выдающиеся философы стали большими людьми с большими мыслями.

* * *

В своих книгах Мухаммад Таки Джа‘фари уделяет особое внимание некоторым нюансам этой темы, которые до сей поры не освещались. Основная тематика почти всех его трудов – связана с исследованием человеческой мысли со всей её многогранностью. Большинство работ Мухаммада Таки Джа‘фари посвящены мышлению и всем его важным и фундаментальным аспектам. Все его книги, произведения, различные иногда не связанные между собой полемические статьи – а более всего его метод восприятия и подачи материала – свидетельствуют о его серьёзности и нацеленности на разъяснение собственных воззрений. Если проигнорировать тот факт, что мысль является главным предметом научных интересов Мухаммада Таки Джа‘фари, тогда, безусловно, будет трудно понять большинство его утверждений. Все факты и доводы говорят лишь о том, что он постоянно находился в размышлениях и погоне за думами в мире мысли. Именно поэтому объём имеющихся в нашем распоряжении трудов ‘Алламе Джа‘фари, посвящённых всевозможным вопросам и проблемам, впечатляет и заставляет задуматься.

Одно из весьма глубоких и изученных размышлений Мухаммада Таки Джа‘фари представлено в работе под названием «Благоразумная жизнь». Идея благоразумной жизни никогда не покидала наставника Джа‘фари, и после нескольких попыток научного обоснования перешла из разряда гипотезы в разряд теории. В этой теории он, будучи исследователем, занявшим позицию между человеком и миром, пытается сформулировать основы нового мировоззрения, имеющего мощные корни. Кажется, самым важным и очевидным вопросом, заключенным в сущности жизни, является связь с миром с одной стороны и – с человеком с другой стороны. На самом же деле целью благоразумной жизни является развитие как один из символов бытия (наряду с разумом) и пестование мышления как проявления человечности.

Поэтому с легкостью можно заявить, что концепция благоразумной жизни призвана создать обратную связь между миром и человеком, которая была бы подчинена разуму, логике и пониманию сути самой жизни.

Кажется, подобная модель никогда не может быть воплощена в жизнь, не будучи подкреплённой глубокими и обоснованными идеями. Так и есть, ибо к рассмотрению вопроса о благоразумной жизни Мухаммад Таки Джа‘фари приступил только в своих последних работах. Так, впервые эта тема была затронута им во втором томе комментариев к книге «Путь красноречия» («Нахдж ал-балага»)[1]1
  Нахдж ал-Балага («Путь красноречия») – сборник проповедей, писем и мудрых изречений имама ‘Али ибн Абу Талиба (а), составленный Шарифом ар-Рази.


[Закрыть]
, и о ней нет никаких упоминаний в комментариях к «Поэме о скрытом смысле»[2]2
  «Поэма о скрытом смысле» – одно из важнейших произведений персидского поэта-суфия Джалал ад-Дина Руми (1207–1273) которого автор данной книги называет одним из его распространённых имён – Маулана.


[Закрыть]
. Эти рассуждения о благоразумной жизни представляют собой поток мыслей, которые не покидали наставника Джа‘фари на пятом десятке его жизни. Разумеется, этот вопрос может иметь особую важность при анализе всех идей данного философа в их совокупности.

Книга, которую вы держите в руках, целиком и полностью посвящена благоразумной жизни. Эта работа не отражает всего спектра мыслей и соображений автора по этой теме, однако высвечивает их в одном из ракурсов в самом полном и обстоятельном варианте. Несмотря на то, что книга выходит в свет с большим опозданием, все силы были направлены на качественную редакцию, при которой все же остались нетронутыми идеи философа во всей их мощи и авторитетности.

Итак, остался мир идей, в котором живет мыслитель, ибо благоразумная жизнь включает себя те виды размышления, которым присущи не только теоретические характеристики, но и практические. Благоразумная жизнь была и есть тем своеобразным нравственным призывом к умственному развитию, которое всецело должно быть пропитано моралью и духовностью. Когда мы погружаемся в чтение этой книги и оставляем позади слово за словом, строчку за строчкой, страницу за страницей мы доходим до того места, когда автор, подобно капитану корабля, с палубы своего судна ступает на берег, пристально разглядывая песчинки, чтобы, не дай Бог, присутствие на этом корабле не отдалило его от истины, и чтобы, не дай Бог, благоразумная жизнь не была лишена этической и нравственной подоплёки, и чтобы, не дай Бог, не создать человечеству еще одну проблему, добавив её к уже имеющимся.

При написании этой книги, содержащей его усовершенствованные взгляды по поводу самой идеи благоразумной жизни, Мухаммад Таки Джа‘фари не ограничился исключительно изложением собственных воззрениями. Тем самым, он очистил свой труд от налёта субъективности, намереваясь показать, что благоразумная жизнь – это не концепция, замкнутая в себе самой, а идея, предназначенная для воплощения в жизнь.

В завершение своего предисловия приведу отрывок из книги, где описывается, как капитан покидает корабль и, стоя на берегу истины, пристально вглядывается в звезды – эти мелкие песчинки Вселенной:

Нам также известно, что теоретические и практические достижения этих учёных-мыслителей, невзирая на неощутимое влияние сложившихся принципов, которые берутся за основу для подведения итогов некоторыми из них, имеют большое значение, а также их, бесспорно, можно причислить к значимым факторам, побуждающим к исследованиями развитию в сфере гуманитарных наук.

Мы считаем, что рассматриваемая нами концепция благоразумной жизни на самом деле представляет собой осмысленную антропологию в её всевозможных модусах, которая затрагивает все аспекты человеческой жизни. На наш взгляд, на сегодняшний день исследования и полемика вокруг проблематики благоразумной жизни являются жизненно необходимыми, и они должны заявить о себе вновь, более живо и всесторонне, благодаря деятельности сильных и интеллектуально развитых духовно совершенных людей. Подобного рода дискуссии относительно благоразумной жизни не должны проходить в ограниченном определёнными рамками русле.

Тем самым, человечеству будет навязана ещё одна проблема наряду со всеми имеющимся, вместо того, чтобы подготовить почву для замены “сугубо естественного существования” (со всей узостью кругозора его приверженцев, что является их яркой характеристикой) – на “благоразумную жизнь”.

Да, кораблём-мыслью может управлять только тот капитан, который по своей сути неподвластен волнам моря и корпусу судна. Это и есть та тайна, которая так и осталась нераскрытой.


Совет ответственный за подготовку и издание трудов наставника Джа‘фари.

I
Сугубо естественная жизнь

В силу классификации жизни на «сугубо естественную» и «благоразумную» вначале рассмотрим вопросы, связанные с её первой разновидностью.

Всем известна истина: человеческая жизнь, в отличие от животной, на протяжении всей своей долгой истории не была простым феноменом, не нуждающимся в исследовании и анализе. Да, человеческая жизнь такова, что быстрое и объективное обсуждение какого-либо её аспекта и поиск его генезиса не представляется возможным. К примеру, в книгах по истории мы читаем о том, что вспыхнула война между двумя группами людей или народами. Эта война представляет собой феномен, границы, масштабы, средства которого могут быть определены. Однако это не касается причин и повода для начала войны: преследовались ли только экономические цели? Не стал ли расизм причиной тому? Или властолюбие глав и правителей обеих групп или народов разожгло огонь войны? Отдельно и вместе взятые эти факторы могли послужить поводом к её началу. С другой стороны, бесспорно, что жизнь никогда не воспринималась людьми как чётко определённая истина. К примеру, для некоторых людей жизнь в любых её проявлениях является желанной и захватывающей настолько, что Гален[3]3
  Га л е н (129/131-200/217 н. э.) – выдающийся римский врач, хирург и философ.


[Закрыть]
пишет по этому поводу следующее:

 
Я буду доволен, если останусь полуживым,
Так что через задний проход лошака буду
видеть этот мир[4]4
  Джалал ад-Дин Руми. Поэма о скрытом смысле, 3 дафтар. Все переводы стихов Мауланы (Джалал ад-Дина Руми) взяты из его поэтического произведения «Поэма о скрытом смысле» 1–6 дафтары, – Пер. с перс. О.Ф.Акимушкина,Ю.А. Иоаннесяна, Б.В. Норика, А.А. Хисматулина, О.М. Ястребовой – СПб.: «Петербургское Востоковедение» (прим. пер.).


[Закрыть]
.

 

Конечно, авторство Галена (Джалинуса) в данном случае сомнительно, несмотря на наличие ссылок в некоторых источниках.

Для другой группы людей жизнь является настолько постылой, что им присущи изречения подобного рода: «Эй, смерть! Приди, жизнь мне в тягость».

Иные убеждены в том, что они вынуждены нести на своих плечах бремя жизни по ряду природных причин, с которыми не находят в себе сил бороться или противостоять им, поскольку последние представляются им непреодолимыми и неприступными.

Также есть и такие люди, смысл жизни которых сводится только к получению наслаждения и удовольствия. Существование для них обретает смысл, лишь когда они с головой окунаются в удовольствие, в противном же случае жизнь превращается для них в пытку.

Некоторые люди идут по жизни с опущенной головой, не задумываясь над тем, каковы же, собственно, их интересы и цели, они никогда не рефлексируют по поводу своих жизненных возможностей, не задумываются о своей жизни и не анализируют её.

Кроме всего этого, если мы ознакомимся с сегодняшней статистикой жизненных целей людей и узнаем, какие стремления и мечты движут ими, мы будем сильно удивлены. Один из учёных-философов рассказывает:

«“Однажды у меня возникла мысль побеседовать с обычными людьми о том, как они видят желаемую идеальную жизнь. В процессе опроса я услышал такие вещи, которые просто ошеломили меня. К примеру, я спросил у одной медсестры: “Какой именно вам представляется желаемая жизнь?” Она ответила: “ Жизнь медсестры”. На вопрос: “Почему?” последовал ответ: “Ещё в детстве я слышала от мамы, что у ангелов белые крылья; с тех пор ношение белой одежды является главным девизом всей моей жизни”.

Я задал вопрос одному водителю грузовика: “Чем для вас является желанная жизнь?” В ответ услышал: “Вождение грузовика”. На вопрос: “Почему?” получил ответ: “Ещё с юных лет я люблю всё огромное, и поскольку грузовик такой большой и мощный, приводя его в движение, я получаю истинное удовольствие!”

На вопрос к работнику канализационных систем: “Считаете ли вы себя счастливым, занимаясь подобной работой?” в ответ услышал: “Да, чем глубже я забираюсь в канализационную яму, тем больше чувствую вкус победы”. Я немножко задержался возле спуска в канал. Было лето. Работник спустился в канализационную яму, а я продолжал стоять на месте, где он не мог меня наблюдать, поэтому он решил, что я уже ушел. Тогда из глубины канала я услышал песню в его исполнении, смысл которой сводился к следующему:

“Когда весной, утопающей в цветочных ароматах, (в летнюю палящую жару среди испражнений с их невыносимым запахом!), я нахожусь на вершине высокой горы (на дне канализационной ямы в тесноте и темноте), эй, Газель, я не могу оторвать своих ослеплённых глаз от твоей стройности и грациозности (в то время, как в канализационной яме, кроме извивающихся вокруг него червей, никаких других живых существ и в помине не было!)”».

Таким образом, если провести опрос среди всех людей (а люди являются звеньями одной цепи)об их жизненных целях и приоритетов, представлениях о счастье, то полученный результат не сильно будет отличаться от приведенных выше ответов трёх опрошенных людей.

Однако не будем игнорировать тот факт, что людям, ведущим «сугубо естественную жизнь», на протяжении всей истории человечества была присуща подобная ограниченность и приземлённость жизненных целей., Даже если это не является следствием эгоизма и властолюбия, готовности перешагнуть через чужие судьбы во имя собственных целей, всё равно такие люди волей-неволей наносят ущерб человеческому обществу и окружающей среде.

И это при том, что если спросить у властолюбивых правителей, жаждущих господства: «Что для вас означает счастье, довольство, совершенство? Какова цель вашей жизни?», их истинный ответ станет самой ошеломительной и постыдной речью, которую когда-либо слышало человечество. Ибо смысл этого ответа, в какой форме и как искусно он не был бы дан,, сводится к следующему: «Я – цель, всё остальные – средство! В этом и заключатся счастье, именно такая жизнь приносит удовлетворение, именно такая жизнь является пределом мечтаний и моей конечной целью!”[5]5
  Обратите внимание на восприятие удовлетворения, радости, удовольствия, счастья в жизни одного страдающего властолюбием человека (Муссолини) – цитата, упомянутая нами в 6 томе перевода и комментариев к «Пути красноречия», 69: «Мы подожгли покрытые зеленым лесом холма. Вид горящих нив и поселков был забавным».
  Обратите внимание на то, в какой степени пожар на полях, а также уничтожение людей и животных было приятными забавным для этого жаждущего власти человека, утверждающего: «Боже, я всё ещё помню, как быстро и с каким испугом убегали животные… знаете, это было так приятно, когда мне удалось поджечь соломенную крышу труднодоступной местной хижины, окружённой густыми могучими высокими деревьями»; обратите внимание на то, что этот властолюбивый человек вместо того, чтобы сказать: «Защищаясь, я вынужден был уничтожить своих опасных врагов», говорит: «Знаете, было очень приятно»! От чего же ему было так приятно? От поджога соломенной крыши хижины местных жителей, которые были живыми людьми! Следующая его фраза наилучшим образом демонстрирует нам, что для него являлось вершиной счастья и удовлетворения, а также целью его всей жизни: «После того, как проживающие в хижине люди стали свидетелями моего героического действия, они, как будто сумасшедшие, начали убегать… пять тысяч чернокожих, окружённых пламенем огня, были вынуждены отступить к линии начала огня, именно там начинался испепеляющий ад». [Бертран Рассел. Власть. Перевод Монтасири, стр. 70–71].


[Закрыть]

Неприятие сугубо естественной жизни

Передовой отряд рода человеческого, а также его отдельные представители всегда стремились к благоразумной жизни, которой они желали и для всего человечества. К их числу можно отнести Пророков (с), а также интеллектуалов, обладающих моральным авторитетом и совершенством. Эти люди приходили к представителям разных народов в разные времена и эпохи. Они приложили все свои усилия к тому, чтобы раскрыть глаза людей на сущность сугубо естественной жизни и возвестить им истину о благоразумной жизни. Все их старания были направлены на то, чтобы людей, погрязших в сугубо естественной жизни, стало меньше, и чтобы люди начали вести осмысленную, благоразумную.

Если говорить более обобщённо, то с самого начала истории человечества множество причин заставило его лучших представителей задуматься о более возвышенной жизни, нежели та, которую вели обычные люди. И они приложили огромные усилия и титанические старания, чтобы воплотить эту установку на осмысленную жизнь в действительность. К числу этих идеологических ориентиров можно отнести:

1. Небесные религии, к которым призывали истинные Пророки (с), приходившие к народам через разные временные промежутки. Все Божественные религии упорно настаивают на том, что в своей жизни человек ни в коем случае не должен стать заложником естественных природных желаний, и ничто не должно стоять на пути его развития.

Явление под названием «жизнь» величественно, и человек, преодолев природный естественный путь, достигает уровня возвышенных чувств, самопознания и развития критериев восприятия природы, а также открывает в себе всевозможные таланты и способности. Мы не должны препятствовать развитию жизни и движению вперёд, внушая себе мысль о том, что конечный исход у всех один, и точка. Небесные религии содержат себе свод предписаний и настоятельных рекомендаций, которые способствуют раскрытию всевозможных талантов и проявлению лучших качеств по отношению как к природе, так и к себе подобным. Эти религии не только не умаляют значения реальной действительности, но и, наоборот, положительно относятся к естественному телесному наслаждению.

Конечная миссия Пророков (с) – достижение человечеством гармонии, чтобы природные инстинкты и телесные наслаждения, находя своё удовлетворение, не препятствовали раскрытию талантов и способностей человека, его всестороннему развитию. Для этого наслаждения должны быть ограничены рамками разумного. Все законы и предписания религии были ниспосланы с одной целью – развитие человеческой жизни должно идти вперёд и не должно быть остановлено:

 
Посмотри хорошенько: мы [хоть и] сидим, но идём.
Ты разве не видишь, что мы направляемся
в новое место?[6]6
  Джалал ад-Дин Руми. Поэма о скрытом смысле, 6 том.


[Закрыть]

 

Религиозные законы и положения воспринимают человека всегда движущимся вперёд, по линии, начало которой – Божья воля, а конец – Вечный мир:

 
Мы с моря и вернемся в море
Мы с неба и вернемся на небо. [7]7
  Сборник стихов Шамса Табризи


[Закрыть]

 

2. Наблюдая за последствиями сугубо естественной жизни воочию, мы приходим к осознанию того, что единственное содержание подобной жизни – изъятие у природы всевозможных благ и их возвращение к источнику. В том смысле, что человек, ограничивая себя рамками сугубо естественной жизни, воспринимает себя как «результат» банального полового контакта самки и самца, появившийся на свет лишь для того, чтобы попасть в пучину вихрей законов природы и подчинится им. Примечательны слова Табризи по этому поводу:

 
Каждый, кто пришел в этот печальный мир,
похожий на вихрь,
Всю свою жизнь ел песчаную пыль, в конце концов
Присоединился к нему [вихрю, или стал его частью]
и ушёл с ним.
 

Или в том же духе:

 
Мы как перо пишем свою историю
на страницах Вселенной,
Оставляя след своих грустных слов [поступков].
В этом неспокойном море, устремленном к концу,
Мы постоянно как волны, обгоняем друг друга.
 

Еще более печальным и губительным последствием “сугубо естественной жизни” является то, что она не принесла человечеству ничего, кроме тягот и борьбы за выживание, которые и по сегодняшний день не позволяют большинству людей осознать и осмыслить себя, тем самым причислив себя к человечеству, а не животному миру

Каждая страница истории человечества содержит в себе строки, написанные кровью, и это не просто совпадение или случайность. И даже большинство слов, описывающих мирную жизнь, несут в себе смысл «принуждённости» или чего-то в духе вопроса: «Как же быть?».

Все это послужило причиной для того, что истинные учёные, философы и мудрецы вслед за Пророками (с) задумались над решением проблемы, связанной с потребностью в анализе сущности понятия «жизнь».

3. Также сказываются внутренние человеческие факторы, которые в различных народах и культурах называются по-разному: «здравый смысл», «чистый нрав», «сознательная совесть», «душа» и тому подобное. Все эти внутренние факторы-качества побуждают нас к осознанию необходимости отойти от сугубо естественного существования и начать вести более возвышенную жизнь – с тем, чтобы все наши скрытые таланты и внутренние качества были проявлены и задействованы во имя высшего единства человечества.

4. Всестороннее исследование истории человечества, по правде говоря, не принесет ничего, кроме изнурения и путаницы. Причём нельзя принять такие отговорки, что-де «человек является сложным и запутанным существом, и сравнение его истории на одном уровне с односторонним развитием животного мира не представляется возможным», исключая при этом возможность логического анализа жизни человека, его полезных навыков и талантов. Ибо на протяжении всей истории человечества было много примеров людей, которые вели хотя бы отчасти осмысленную благоразумную жизнь.

5. Пророки (с), праведники, мыслители и философы никогда не отделяли себя от людей, погружённых в сугубо естественную жизнь. Наоборот, они всегда сосуществовали рядом, плечо к плечу. Мы должны уяснить себе, что все мыслители были из числа тех же людей. И, вопреки пессимистическим фантазиям некоторых людей, эти мыслители, приверженцы благоразумной жизни, не были какими-то исключительными существами. И по своей сути они также ничем не отличались от людей, влюблённых в сугубо естественную жизнь. Более того, мы должны признаться себе в том, что именно вторые по самой своей природе отклоняются от естественного пути, по которому следует человечество, ибо они утратили свой разум, совесть и другие ценные внутренние качества.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное