Павел Стретович.

Вернуться в осень

(страница 6 из 34)

скачать книгу бесплатно

   Он поднял валявшийся неподалеку карабин и осторожно приблизился к гигантскому, все еще агонизирующему насекомому. Улучив момент, просунулся между шевелящихся лап и выдернул из пасти свой клинок. Оглянулся вокруг, ища отрубленную ногу. Двумя резкими взмахами отделил плечевой сустав, обернул парой жестких, как наждак, «лопухов» и засунул наполовину в заплечный мешок. Все, теперь подальше отсюда. К воде. К камышовому озеру. Нужно обмыться от пота и смыть кровь. Шут с ними, с колючками.
   Кустарник ждал мрачной путаной стеной, угрожающий, напоминая замершего в ожидании зубастого гиперзверя. Ладно… Сергей начал осторожно протискиваться внутрь, сжимая зубы каждый раз, когда жесткие колючие ветки задевали израненные ноги и руку. Холера, а не четырехпалый. Вообще-то он не из самых опасных, просто с ним нельзя входить в близкий контакт. И тем более нельзя давать себя захватывать всеми лапами. Как кретина. Как последнего идиота. Говорил же Харон про осторожность, сколько раз…
   Сергей поднял голову и посмотрел на пятно солнца. Так. Все правильно. Туда. Он закрыл глаза. Множество малюсеньких точек вокруг, огоньки побольше – далеко. Тоже правильно. В таком густом «малиннике» нет огромных насекомых, зато есть множество противных мелких. Интересно, кто-нибудь любит кусты? Сергей вздохнул – а ведь где-то здесь должно быть озеро. Немного морщась, он продолжал уходить вглубь, целеустремленно проползая под перепутавшимися высокими и продираясь через скрученные низкие ветви. Елки! Щеку больно обожгла спружинившая ветка. Действительно елки. Только поколючей.
   Совершенно неожиданно под ногами зачавкала вода и он разом провалился по колено в жидкую грязь. Это что, озеро? Так мы не договаривались. Немного назад. Опять нестерпимо захотелось кофе. И курить… Но про кофе придется забыть, из тонизирующих напитков в Шеоле известен был только чай, по крайней мере Харон ничего про похожее не слышал. А вот курить… Курить придется подождать. Вообще-то надо бросать – в Подгорье мало кто курит. В Ушваре кочевники показали ему листья растения, содержащего никотин, – Сергей их сушил, а попытка вырезать и раскурить достойную трубку всегда вызывала кучу насмешек. Пока с трубкой дело не шло, перебивался скрученными цигарками. Получалось смешно, но курить было можно. Только не в Рохе.
   Опять болото. Елки! Так. Спокойней. Береги нервы, ты чего такой нервный… Еще правее.
   Солнце довольно низко склонилось к горизонту, когда Сергей, порядком уставший и измученный, выбрался из перепутанных джунглей кустарника и увидел теряющуюся в тумане, спокойную гладь воды. Внимательно огляделся и быстро и осторожно, но тщательно обмылся, не заходя в воду. Воду любили змеи. Потом, нагнув голову, аккуратно смыл налипшую в волосах кровь и зеленый «кисель» от четырехпалого. Постоял, прислушиваясь и закрыв глаза. Все. Вперед. Быстро и мягко, все тем же «стелющимся» шагом заспешил дальше, на юг – надо до захода солнца выйти на «большую землю».
После озера должно быть совсем близко. Шеол. Район города Шаридан. Ассанское королевство. Столица… Столица, по-моему, Ангора. Где-то возле моря.

   Впереди в лучах заходящего солнца заблестела бликами спокойная гладь воды.
   Сергей остановился и озадаченно почесал голову. Река… Вот напасть. Сзади, в полукилометре, маячил зыбким туманом Рох. Гнетущий, выворачивающий, смертельный, но все-таки пройденный Рох. Впереди веселой стеной стоял зеленый и приветливый лес – после Роха Сергею все казалось веселым и приветливым. Но перед лесом оказалась река. Неширокая, метров тридцать, но все же не перепрыгнуть. Разве Харон что-нибудь говорил про реку? Гм… Может, и говорил, но тогда это казалось таким несущественным… Что теперь?
   Сергей оглянулся вокруг и поискал глазами, потом нагнулся и поднял твердый прессованный кусочек земли. Бульк! Ровные круги и никакой реакции. Почему он в Ушваре никого не расспросил про здешние воды? Что в них – медузы какие пресноводные, спруты или, может, зубастые пираньи? М-мда. Дела. Может, пройти немного вдоль? Немного, пока не зашло солнце. Вдруг найдется мост какой-нибудь или лодка…
   С грустью посмотрев на низко опустившееся солнце, Сергей вздохнул и зашагал вдоль воды – он уже сегодня мечтал найти какое-нибудь жилье.
   Река причудливо изгибалась, стараясь скрыть берега то густо поросшим кустарником, то близко подступившими деревьями, то болотистыми, заросшими совсем родным камышом низинками. Слева, все в том же полукилометре, продолжал тянуться размытой стеной сумрачный Рох.
   Через полчаса Сергей понял, что если он не предпримет решительных действий сейчас, то ночевать ему придется на этом берегу. Ладно. Рисковать так рисковать. Он разделся, туго связал одежду и, держа узел в одной руке, а карабин, меч и заплечный мешок – в другой, вошел в воду. Ничего водичка. Бодренькая. Дно было мягким, но не вязким. Сиюминутно ожидая, что сейчас в его ногу вонзятся чьи-то зубы или обхватит какое-нибудь щупальце, он сделал первые несколько шагов. Вода сразу поднялась до пояса. Немного постоял, уравнивая дыхание и приготавливаясь плыть, потом двинулся дальше. И неожиданно, без всяких приключений, всю перешел вброд. Уже на том берегу облегченно вздохнул и, прыгая на одной ноге и одновременно отмахиваясь от комаров, торопливо оделся. И здесь комары. Почему их не было там? Наверное, потому, что там просто нет крови.
   В подступающих сумерках лес уже не выглядел таким веселым и приветливым, но все-таки это был не Рох. Сергей провел рукой по толстому шершавому стволу. Сосна. Обыкновенная, родная, любимая сосна. Он улыбнулся, как будто встретился со старыми приятелями, и, поправив мешок и клинок за спиной, ходко зашагал вглубь. Совсем как дома. И запах совсем домашний – смолы и хвои. И шишек. И грибов… Если закрыть глаза, то можно представить себе, что он дома и просто выбрался в лес – по грибы, например… И рядом Ленка и дети… Так. Лучше не надо. Да и вспоминается подобное уже не так легко – Рох здорово прочищает мозги. Из подсознания легко выскакивают пауки и прочая нечисть, а вот прошлое, далекое и счастливое, уже кажется сном. Или мечтой…
   – Эй! Эй, человече… Подожди немного.
   Негромкий оклик сразу вернул его в реальность. Сергей резко обернулся. К нему спешили двое запыхавшихся мужчин, по виду – местные жители, хоть Сергей еще не разбирался в местных видах.
   – Ну и здоров ты чесать, прямо не угонишься…
   У одного, повыше, на плечи было накинуто что-то вроде пальто, напоминающее крестьянский армяк, другой – в суконном пиджаке без воротника. Интересно, как он называется?
   Сергей «невзначай» положил руку на рукоять меча.
   – Добрый день.
   Оба остановились напротив, доброжелательно улыбаясь.
   – Добрый, добрый. Только вечер уже, да и ночь, поди… Ого, воин! – Они с уважением смотрели на карабин и меч Сергея. Говорил тот, что повыше. – Слушай, как это ты ловко водичку, а? Р-р-раз, и готово! Кламбе чуть муха в рот не залетела. – Он добродушно толкнул напарника.
   Сергей слегка нахмурился. Что-то с рекой он сделал не так?
   – Вот мы и думаем, дай поговорим, познакомимся, – продолжал высокий. – Лыко, вон, часто рассказывает про удальцов, да только брешет он. Здоров он брехать. А тут – вот. Без брехни. Нечасто можно увидеть, чтоб с той стороны человек приходил… Обычно ежели кто приедет, ну, попробовать, как оно – у тумана… Мост только перескочут и сразу – шасть назад. А ты, видать, долго у Роха был. И реку без моста перешел. Ну, мы с Кламбой и думаем – кто молодец такой?
   Сергей слегка расслабился.
   – А вы что, грибы собираете?
   – Грибы? Да нет, мы просто наблюдатели.
   – Кто?
   – Наблюдатели… – Высокий недоуменно глянул на соседа. – Ну, ежели туман двинется…
   – Он же уже пять лет не двигается. После договора.
   Оба опять непонимающе переглянулись.
   – Мало ли… А ежели вдруг… Кто его знает. Слушай, ты, наверное, издалека? Не из Ассаны?
   Так. Он уже вызвал удивление. Что будет дальше? Поменьше, поменьше надо вопросов. Особенно у первых встречных. И побольше смотреть и думать самому. Вот только как тут разберешься без вопросов?
   – Я не из Ассаны. Я горец.
   У него с Хароном был отрепетирован этот вопрос. Независимые поселения горцев трудно проверить, даже если бы и возникла вдруг такая необходимость. К тому же это с грехом пополам объясняло незнание Сергеем многих местных жизненных мелочей.
   – А-а-а… Понятно, – немного разочарованно протянул высокий. – У вас все такие отчаянные?
   Горцы не пользовались большим авторитетом у жителей юга, почитаясь на уровне дикарей и варваров.
   Сергей улыбнулся.
   – Почти. А вы не боитесь, что я бандит?
   – Нет. Разбойники никогда не ходят возле Роха, – очень серьезно ответил высокий.
   Ясно. Это Сергей знал лучше него. Одна из многих странностей тумана. Рох быстро реагирует на нечистоту помышлений…
   – Ребята, я здорово устал. И хочу есть. Какой у вас ближайший населенный пункт? То есть поселок или городок? И далеко ли до Шаридана?
   – Сразу за лесом – наш Наодок. Лесок этот небольшой – еще пару сотен шагов. А Шаридан – за Мадубой, гора такая, лучше с почтовыми. Километров двадцать. Можно посмотреть? – Он уважительно дотронулся до торчащего за поясом Сергея карабина. – Я только слышал про такие…
   – Нельзя. Стрельнет.
   Высокий опасливо отдернул руку. Сергей подкинул, поправляя, мешок за плечами.
   – Там есть у кого переночевать? И поужинать.
   – Если есть брахмы, то лучше на гостиный двор. На центральной улице.
   – Спасибо. – Сергей приветливо поднял руку. – Поздно уже. Счастливо!
   И быстро зашагал среди деревьев. Высокий крикнул вдогонку:
   – Как тя звать-то хоть?
   Сергей полуобернулся.
   – Серый. Серый Ант.
   Это была производная от его имени и сокращенной фамилии применительно к местным условиям. Не лишенная помпезности.
   Лес быстро кончился, деревья расступились, и впереди показались дорога и темнеющие в вечерних сумерках дома. Накатанный проселок петлял вдоль леса и вливался в городок, становясь одной из его улиц. Возможно, даже центральной.
   Сергей с любопытством смотрел по сторонам – это был первый городок, который он видел в этом мире. Временные стойбища кочевников Ушвары там, за туманом, в странно свободной долине среди Роха, трудно было назвать городками.
   Чистая улица вымощена булыжником, аккуратные заборчики, калитки и перила крылечек, где резные деревянные, где кованые железные. Черепичные крыши небольших ухоженных каменных домиков, подстриженные кусты и деревья, мощеные дорожки. Ровный ряд уличных свечных фонарей – Сергей видел, как фонарщик умело зажигал хоть и неяркие, но уютные маленькие светильнички.
   Неплохо. Совсем неплохо. Вряд ли можно сказать, что двадцать первый век технократии дал больше и лучшие условия жизни. Чистота, аккуратность и уют вряд ли зависят от технического прогресса. Примерно такими Сергею, никогда не бывавшему за границей, представлялись альпийские поселки или городки где-нибудь в Швейцарии, хранящие свою традиционную старобытность.
   Гостиница, или гостиный двор, как назвал ее местный в лесу, привлекала внимание размерами – дом был двухэтажным, с открытой верандой, тройкой деревянных столов и большой резной вывеской. «Габ-у-дуба», – наморщившись, прочитал Сергей. Что это – имя владельца или просто придуманное название? Или имя хозяина, который расположился у дуба? Он еще в Ушваре понял, что прекрасно знает местный алфавит и умеет читать, но еще путался в местной грамматике двойных слов и стилистике.
   У входа на цепи висела большая, размером с крышку от бочки, декоративная кованая брахма. Местная монета. Сергей щелкнул по ней пальцем – брахма ответила легким звоном, открыл дверь и вошел внутрь.
   Наверное, во все времена и у всех народов, теперь – и у всех миров, подобные заведения не отличались широким разнообразием. Трое посетителей за одним из ряда деревянных шлифованных столов потягивали что-то, напоминающее пиво, и негромко переговаривались. Какой-то свой разговор. Против них, слева, – длинное широкое окно, видимо, в кухню, заменяющее барную стойку. За окном кто-то возился. На заднем плане просторного зала – лестница и резные перила балкона второго этажа.
   Сергей снял с плеч мешок и подошел к окошку. Небольшая узенькая комнатка, уставленная посудой и бутылками, наверное, вроде предбанника кухни. Немного бледная симпатичная девушка вытаскивала из бочонка с водой тарелки и аккуратно расставляла на специальных полках.
   – Здравствуйте… – Она сначала улыбнулась, но сразу посерьезнела, увидев незнакомого вооруженного человека. Сергей облокотился о широкий подоконник.
   – Здравствуйте. У меня к вам очень и очень серьезное дело. Вы мне поможете?
   Девушка удивленно кивнула.
   – Понимаете, я нездешний. Я горец. И не знаю многих… Ну, обычаев. И цен. И у меня нет денег. Но есть вот это.
   Он вытащил из мешка и развернул из «лопухов» плечевой сустав четырехпалого. Из обоих срезов обильно пузырилась зеленая пенистая жидкость.
   Девушка резко отшатнулась и еще сильней побледнела, испуганными глазами раненой лани взирая на Сергея. Потом обернулась назад и каким-то плачущим голосом позвала:
   – Отец!
   К девушке подошел грузный полный мужчина, вытирая руки о полотенце, и замер, глядя на ногу. Потом отложил полотенце в сторону, уперся руками в подоконник и смерил Сергея взглядом с ног до головы.
   – Откуда это?
   Сергей вздохнул:
   – Из Роха, вестимо… Это что-нибудь стоит?
   Мужчина, по всему хозяин заведения, не отводил настороженного взгляда.
   – Вы явно не из ордена. Хоть и воин.
   Сергей выпрямился. Все равно подобное не скроешь.
   – Я горец, я уже говорил. Я многого у вас не знаю. Я устал и хочу есть. И еще я устал отвечать на глупые вопросы. И еще я рохер. Я принес ее из Роха. Сегодня. Но я не из ордена. Не только орден бывает в Рохе.
   Нахмуренный взгляд хозяина несколько смягчился.
   – Серьезно? Это не шутка?
   – Не шутка.
   Трое посетителей позади Сергея притихли, явно прислушиваясь к необычному разговору. Хозяин развел руками:
   – Вам нужно к барону. Я не хочу вас обманывать, чтобы вы потом не вернулись ко мне с вашим мечом. У меня нет таких свободных денег. Это дорого стоит.
   Сергей облегченно вздохнул:
   – То, сколько мне надо, у вас наверняка есть. По самому большому, мне нужен хороший конь, снаряжение, другая одежда и немного денег с собой. А сейчас поесть и поспать. Это вы можете?
   Хозяин усмехнулся:
   – А сколько с собой?
   – Я не знаю ваших цен. – Сергей задумчиво почесал лоб. – Сколько, к примеру, стоят одни сутки в вашей гостинице? В самой лучшей комнате и с самой дорогой едой?
   – Около двух брахм. Золотых.
   – Ну, тогда брахм двадцать. Золотых.
   – Странный вы какой-то.
   Хозяин недоверчиво смотрел на Сергея. Странный незнакомец хоть и был вооружен, да еще редким карабином, совсем не походил на отлученного. Он никогда не сталкивался с подобным. Хотя слухи, конечно, ходят всякие. В том числе и про то, что есть смельчаки, и не из ордена, которые ходили в туман. Он был прагматиком и никогда не верил слухам. Может, и зря… Но в одном он был уверен – вряд ли кто-нибудь когда-нибудь решится пойти против ордена. Вся их жизнь зависела от неподвижности тумана. В этом он мог быть уверен, эта страшная нога паука – не результат конфликта с орденом. Он знал, сегодня в их районе уже были люди в Рохе. Они несли одного умирающего – ему об этом всего час назад рассказывал управляющий барона. У ордена хватало проблем, но только не с людьми. Каждая вылазка в туман всегда уносила чьи-то жизни…
   – Ну так как, договорились?
   Хозяин, видимо, принял решение:
   – Хорошо… Если вы так хотите.
   – Хороший конь, снаряжение и одежда. Двадцать с собой. И поесть. И поспать.
   Хозяин добродушно улыбнулся:
   – Я вам дам сорок. Может, даже больше. Посмотрим, во сколько обойдется остальное. Оч-чень вы странный человек…
   Сергей улыбнулся в ответ. Как объяснить, что в ближайшее время ему лучше не встречаться ни с какими баронами. Что этот барон наверняка позовет орден, чтобы выяснить способности Сергея, что может появиться целая куча несуразиц, незнаний и неправды… Сергей слишком хорошо представлял себе средневековые казематы для допросов. Всему свое время. Потом.
   – Договорились.
   – Милия, – хозяин повернулся к дочери, – отведи воина на второй этаж. Разожги камин. И нагрей воды – гость, наверное, хочет помыться. Я приготовлю ужин.
   Сергей следом за Милией поднялся наверх. В отличном расположении духа. Хорошая девушка, только почему-то грустная. Трое посетителей за столом провожали его удивленными взглядами.

   Красивый, статный, черный как крыло ворона скакун очень понравился Сергею. Длинная грива и пышная, как будто кокетливая, прядь над умными глазами. Крепкие белые зубы, пышущие огнем ноздри и тонкие ноги. Настоящий аргамакский скакун. Его и звали в тон – Мрак. Правда, владелец запросил дикие деньги, но Габ, хозяин гостиницы, не стал торговаться. Отличное седло, сбруя, два кожаных мешка дополнили снаряжение. Благо Харон подучил его держаться в седле.
   Сергей вытянул из-под приобретенного на случай непогоды плаща кожаный чехол и засунул туда карабин. Слишком много вызывает удивленных взглядов. Теперь, кажется, все.
   – Держи. – Габ протянул ему маленький мешочек. – Здесь сорок. Прости, больше не могу – просто нет. Много потянул конь. И спасибо. Большое спасибо.
   – Не за что. Обращайтесь еще.
   Сергей одним махом, без стремени, вскочил в седло. Это у него получалось лучше всего, гораздо лучше способности твердо держаться в седле. Особенно при самом неудобном для всадника движении – трусцой. Габ удивленно взметнул брови.
   Сергей улыбнулся:
   – Шучу. Это вроде поговорки. Вряд ли я еще окажусь в ваших местах…
   Он опустил мешочек в специальный кармашек на ремне. Габ хитро подмигнул:
   – Ведь ты не горец, Серый Ант? Горцев видно за километр, да и, откровенно говоря, физиономия совсем не та. И особенно повадки…
   Сергей от души рассмеялся:
   – Наверное, наблюдательность присуща всем коммерсантам – а, Габ? Смотрите, не ошибитесь в выводах. Надеюсь, что вы хорошо продадите конечность от твари – я искренне вам этого желаю. Быть в прибыли.
   Хозяин гостиницы покачал головой:
   – Я не собираюсь ее продавать. Но я уже в прибыли.
   – Да? И… Зачем она вам? – Сергей удивился. Действительно, он многого не знает об этом мире.
   Габ отвернулся в сторону:
   – Ты мне явился как ангел. Моя дочь… В общем, ладно. Удачи тебе.
   Сергей некоторое время, не отрываясь, смотрел на него. Кажется, он многого не знает не о мире, а о людях. Потом сказал, тихо и понимающе:
   – Ваша дочь. Милия. Прекрасная и застенчивая девушка. Только очень бледная и грустная. Я не хочу спрашивать – что за болезнь. Простите меня, Габ, я не знал. Для меня лучше, если вы возьмете это обратно.
   Он нагнулся и сунул в руку отцу мешочек с брахмами. Хозяин отрицательно покачал головой:
   – Нет, Серый Ант, я уже получил…
   – Счастливо. – Сергей пришпорил коня. Нетерпеливо переминающийся вороной радостно рванул по улице.
   – Эй! Ну дурень. – Габ немного пробежал следом, но, запыхавшись, остановился. Поднял руку и, сокрушенно посмотрев на мешочек, тихо сказал:
   – Надо же, горец… Рассказывай сказки. Ты лорд, парень, дворянин. Я сразу догадался. Только безденежный. Сейчас встречаются такие…
   …Вороной мчал во всю прыть, дав волю застоявшимся ногам. Сергей не сдерживал его – молодая кровь скакуна играла и просила ветра в ушах. Наодок промелькнул быстрой картинкой, и по обеим сторонам дороги потянулась зелень густого леса.
   «Милия, – думал он, сидя в седле. – Хорошая, застенчивая девушка. И Габ. Добрый и честный. У каждого человека свое горе. М-мда. И как по-разному люди переносят сваливающиеся на них несчастья. Кто-то становится добрей и милосердней к другим, как Габ, например. Кто-то ожесточается и наполняется злобой, раздражением и ропотом на весь мир. За что? За то, что я такой хороший? Стоп!»
   Сергей потянул за поводья, умеривая прыть набравшего скорость Мрака. Вороной недовольно всхрапнул, переходя с карьера на рысь. «А я? Разве я не так же? Разве я не ожесточился на весь мир, когда погибли Лена и дети? Разве я не закрылся в своей скорлупе, отгораживаясь и считая себя самым обделенным? Разве я тогда захотел бы увидеть чью-нибудь чужую боль? И вообще кто может дать право судить – у кого беда большая, а у кого меньшая? Разве можно заглянуть в души людей? Правильно говорил Олег – лучше больше смотреть за собой, чем на недостатки других…»
   Сергей снова тронул поводья – неугомонный вороной опять намеревался войти в «форсаж». «Я ожесточился? Да. Я стал эгоистичнее и злее? Не знаю. Наверное. Может быть. Я мало задумывался над этим. Но разве можно по-другому? Разве можно улыбаться, когда у тебя погибли близкие? Никто тебя и не заставляет улыбаться, – ответил он самому себе. – Но и замыкаться, ожесточаясь против окружающих, тоже. Смог бы я так?»
   Сергей вздохнул. Как, оказывается, трудно жить. Правильно жить.
   По сторонам тянулись стройные сосны густого хвойного леса. Слева ушли назад поросшие склоны горы Мадубы. Сейчас должна быть развилка – на Шаридан налево. «Надо будет как-то обустраиваться, – думал Сергей. – Лучше всего по совету Харона куда-нибудь устроиться работать. Надо будет чем-то жить». С коммерческими целями в Рох идти совсем не хотелось. С любыми целями в Рох не хотелось – нигде больше не было такого тяжелого, угнетающего состояния. Но с коммерческими – это вообще непредсказуемо. Да, он прошел Рох. Харон научил его. Он многому научил Сергея. Например – понятию о чистоте желания. Трудно придумать что-нибудь более худшее, чем прийти в Рох с какими-нибудь своими, меркантильными целями. Рох просто обожал таких – тогда со всех сторон сбегались радостно клацающие клешнями и челюстями-жвалами твари. Именно поэтому у избранников ордена подобному предшествовали длительная подготовка и концентрация.
   Сквозь перестук копыт вороного донеслось всхрапывание другой лошади. Сергей поднял голову – впереди показалась развилка, и на ней стояли люди. В одинаковых доспехах стражников, с боевыми топорами. Они тихо переговаривались, наблюдая за приближающимся всадником. Рядом у деревьев встряхивали гривами привязанные лошади. У Сергея почему-то неприятно засосало под ложечкой.
   Один из воинов сделал два шага навстречу и поднял руку вверх. Сергей остановился. Один из них принялся отвязывать лошадей, остальные умело окружили полукольцом.
   – У вас есть грамота или какие другие документы?
   Так. Начинаются проблемы. Слишком быстро…
   – А в чем дело? Я что-то нарушил?
   Прозрачные светлые глаза молодого воина, казалось, надсмехались, одновременно осматривая Сергея с головы до ног.
   – Нам нужен человек, возможно, воин, назвавшийся горцем. Он останавливался на постоялом дворе.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное