Павел Стретович.

Вернуться в осень

(страница 3 из 34)

скачать книгу бесплатно

   Ленка, Сашенька, Машутка. «Лена, почему так больно?» Ленкино лицо, как всегда, немного виновато смотрело на Сергея: «Ты поймешь, Сережа…» – «Что я должен понять, Лена? Я не хочу ничего понимать, я не хочу никого видеть и знать! Я не могу без вас…» – «Потерпи, Сережа, ты сильный». – «Я не хочу быть сильным, я просто хочу умереть…» Лена, с нежностью и грустью взглянув на Сергея, стала отдаляться, постепенно растворяясь в глубине комнаты. «Лена? Постой, Лена! Я еще не все сказал…» На смену Ленкиному лицу пришло другое, с черными глазами и приподнявшимися в немом призыве бровями. «Куда, зачем?» – «Далеко…» – «Кто ты?» – «Твой лучший друг…» – «Ты он или она?» – «Разве ты не видишь? Разве я похожа на „он“?» – «Да нет, просто… Странно все». – «Это только начало». – «Начало чего?» – «Увидишь…» Лицо тоже стало отдаляться, показалась вся фигура, закутанная в темную шаль, только подчеркивающую грациозность изогнутых бедер. Потом в темноте бархатной ночи пропала и она…
   Отчаянный женский крик разорвал тишину утопающей в темноте квартиры. Сергей подскочил как ужаленный, туго соображая и протирая глаза. Кажется, успел заснуть… Показалось или кричали?
   Со стороны лестницы донеслась глухая возня:
   – Стой, стерва! Тихо… Держи ее!
   Громко зазвенело, рассыпаясь на осколки, стекло. Послышался топот ног, гулко хлопнула чья-то дверь и снова крик:
   – Кто-нибудь! Помогите…
   Сергей бросился в прихожую, на ходу натягивая спортивные штаны. Сосед снизу, что ли, набрался? Но до такого еще не доходило… Опять загремело, затем звучный удар по лицу и срывающийся плач:
   – Да есть тут кто-нибудь…
   Сергей открыл дверь и выскочил на площадку, на ходу оценивая ситуацию…
   Этажом ниже, прислонившись к раскрытой двери, сидел в дупель пьяный сосед, закрыв залитые глаза и ничего не соображая. На втором от Сергея лестничном пролете двое добро датых парней с покрасневшими то ли от натуги, то ли от выпитого лицами пытались заломить отбивающиеся руки и затащить назад женщину или девчонку – в суматохе не разберешь. Они что, с ума сошли? Видимо, новые собутыльники соседа. Девчонка, видимо, еще ценила свою девичью честь и яростно сопротивлялась, вырывая руки и пытаясь освободиться от обхватившего ее за пояс. Старая как мир история… Ветер с улицы через разбитое окно колыхал, приподнимая порывами, тюлевую занавеску. Сергей начал спускаться.
   – Шалава…
   Оба услышали звук открывшейся наверху двери и подняли головы вверх, держащий за пояс на миг ослабил захват. Произошла заминка, девчонка вырвалась и, перепрыгивая через ступеньки, сиганула за спину Сергея как за единственную загоревшуюся надежду.
   – Что же ты, дуреха, не знаешь, к кому можно ходить?
   – Я не думала… Что они до такого… – Голос казался хриплым от слез.
   – Зайди в квартиру и вызови милицию.
   Что есть хуже разгоревшейся мужской блудливой похоти? Неполученное удовлетворение часто толкает пьяные и «двинутые» головы на самые гнусные и извращенные поступки.
   – Гнида…
   Наверху захлопнулась дверь его квартиры и, прости ей, Боже, два раза провернулся дверной замок.
   – Паскуда… Да я же тебя вместо нее…
   Сразу быстро завертелась приостановившаяся было из-за появления Сергея пленка событий.
Ближний любитель зеленого змия, вспотевший, округлив ошалевшие от ускользнувшей добычи и неудовлетворенной похоти глаза, бросился по ступенькам к Сергею. Первый раз он его отбросил за счет преимущества находящегося выше. А вот во второй удар вложил удовольствие и все спокойствие уставшего от жизни и поэтому не боящегося любых неурядиц и ситуаций человека.
   Резко откинувшаяся назад голова заставила хозяина потерять равновесие и плашмя рухнуть на пол межэтажной площадки. Громко упала и покатилась по полу чудом оставшаяся стоять на подоконнике разбитого окна банка-пепельница.
   Второй, как это часто бывает, оставшись в одиночестве и разом протрезвев, начал медленно отступать вниз:
   – Ты это… Погоди-ка…
   Недоведенное до конца дело часто меняет вектор удачи на противоположный. Сергей переступил через ногу слабо шевелящегося ближнего и, оценивая расстояние, приготовился к еще одному броску. Зашевелился сосед, подтягивая ноги и пытаясь встать, – начал приходить в себя.
   Подъезд молчал, испуганно взирая закрытыми дверями и наверняка не спавшими, прилипшими к глазкам жителями. Телефон в дежурной части милиции, наверное, принял уже не один взволнованный звонок… По внезапно округлившимся от испуга глазам уже трезвого второго Сергей понял, что сзади что-то происходит. Он резко обернулся и… охнул от пронзившей его бок режущей боли. Первый, не вставая с колен, порезанными в кровь руками успел с размаху всадить ему сзади, под ребра, острый осколок разбитого стекла.
   Сергей прислонился к стене и, закрыв глаза, начал медленно опускаться по стене на ступеньки. Снова стекло…

   Лестница, стены, налитые злобой и ужасом глаза убийцы начали размываться и исчезать, как рисунок гуашью, который попал под дождь. Сверху неровной завесой опускалась темнота. Где-то далеко впереди, смягчая наливающуюся темень, поблескивали и перемигивались звезды. Сначала десятки, потом сотни больших и ярких звезд… Он уже не видел и не слышал, как где-то там, за пологом ночи, двое протрезвевших собутыльников с удивлением и ужасом оглядывали лестничную клетку:
   – Где он… Это же не халява, он только что лежал здесь…
   На забрызганной кровью лестнице, кроме них двоих да еще не совсем пришедшего в себя соседа, никого не было. Страх перед необъяснимым подавил пылавшее буйство мести и похоти, в голосе первого появилась паника:
   – Он же… Прямо на глазах! Линяем отсюда!

   Чувство ирреальности, как врачующая заботливая рука, окружило и приподняло в невесомость затухающее сознание Сергея. Вот и все. Как оказалось все просто… Вокруг быстро сгущалась бархатная ночь. «Лена! Я скоро буду с тобой…» Откуда-то издалека, за десятки километров и часов, как отголосок воспоминания, донеслись слова чернобрового: «…У тебя пустое сердце, Путник. В нем нет ничьей любви». Марут, отбывающий свое наказание ангел. Или демон? «Неправда, Марут. У меня есть кого любить!» Это скорее не голос, а мысли, неторопливо текущие одна за другой. «А людей? Других людей. И… Его?» – «Это все высокие материи, Марут. Заоблачные дали…» – «Твоя семья, Путник, именно в заоблачных далях. И без любви, которая всегда в сердце, туда нет дороги…»
   Это мысли или голос? Все было как-то не так. Появилась обеспокоенность… и тревога. Марут? Марут! Звезды впереди исчезли, и ночь вокруг начала распадаться, превращаясь в зыбкий клубящийся туман. Клубящийся, неприятный и неприветливый… «Марут! Я люблю людей! И Бога…» Туман вокруг постепенно редел, отодвигаясь на задний план и обретая реальность. Лена? Легким прикосновением пришло ощущение твердости под ногами. Лена! Марут!
   Чувство пространственности и нереальности исчезло, в голове прояснилось и Сергей ощутил себя твердо стоящим на ногах. «Я умер или нет?» Он с удивлением огляделся. Вокруг слегка клубился грязно-белесый туман, давая видимость обзора не более десяти-пятнадцати шагов. Это что, ад? Одинокими редкими кустиками торчали пожухлые корявые деревца, теряясь в тумане размытыми силуэтами, жесткую траву под ногами пересекали выступающие ребра старых корней, образуя причудливые углы. Над головой еле различимым пятном угадывалось солнце. Что это? Чертовщина какая-то…
   Сергей сделал несколько пробных шагов – видимо, наваждение в голове еще оставалось, он ощущал в себе странную легкость, как будто разом потерял какую-то часть своего веса. Марут! Он беспомощно огляделся – что теперь? Сесть и ждать, когда за ним приедет Харон, перевозчик душ умерших мрачного Аида? Он поднял руки и посмотрел на ладони – он должен ощущать себя так, как ощущает сейчас? Душа вроде бестелесна… Явно не умер. Тогда что это за «беда» вокруг?
   Сергей присел на корточки и сорвал пучок травинок – жесткая и колючая, это все-таки была трава, пырей или еще что в этом роде. «Есть тут кто?!» Эха не было – пространство за туманом было не замкнутым. Да оно и не могло быть замкнутым – вокруг был мир, ощущался легкий ветерок, в тумане различался шелест и многоголосие невидимой, но наверняка реальной и обычной для этих мест жизни. Он задумался – голова работала четко и ясно, мысли не путались. Что, где, как и для чего – одни вопросы. Тот, по чьей воле он здесь оказался, или кто другой должен дать какой-то ответ. Или объяснение.


   – Не надо, ваше величество. Я все понимаю. – Принцесса отвернулась в сторону и сжала зубы, чтобы не расплакаться. Глаза начали предательски быстро увлажняться.
   Король медленно поднялся из-за стола и подошел к окну. Высокие стрельчатые окна образовывали единый гармоничный ансамбль с огромным, занимающим почти всю угловую стену камином, боевыми щитами, развешанными вдоль стен вверх конусом, доспехами, алебардами и прочим оружием в специальных арочных нишах по углам, высоким стрельчатым входом, двери которого из редкого дуба были усилены узорчатой кованой решеткой, и даже большим кабинетным столом из красного кедра, инкрустированным сложным узором из серебра. Длинные, тканные золотыми нитями оконные портьеры слегка пошевеливались от задувающего снаружи ветерка.
   – Вчера пришел ответ из Эдинпорта. Лаверт не может помочь.
   Принцесса молчала. Она вчера, еще раньше короля узнала о гонце из Загоры и знала, что король Лаверт ничего не ответил на предложение. Как, в общем-то, она и предполагала. Это была идея ее сестры, Илламии, идея безнадежная, но утопающий хватается за соломинку…
   – Хватит, ваше величество. Мы все с самого начала знали, что ничего из этого не выйдет. Все равно будет то, чему суждено быть. По предсказанию.
   Король мрачно смотрел в окно. Внизу раскинулся большой дворцовый лесопарк с разбегающимися в разные стороны ухоженными аллеями, дорожками и тропинками, тенистыми скамейками и беседками, фонтанами, каскадами и декоративными природными водопадиками. Парк с обеих сторон огромной подковой охватывал королевский замок, уступами спускаясь к морю и сверкая на солнце многочисленными донжонами, башенками, шпилями, арочными мостиками и виадуками. Внизу у моря возвышалось кольцо амфитеатра для представлений и ристалищных турниров. Король обернулся:
   – Эния… Прииски в Брахма-Гуте не выручат, как прошлый раз.
   – Прошу, отец. Хватит разговоров. И пожалуйста, хватит жалости.
   – Эния… Год. Только один год, и мы начнем процедуру… Ладно. Действительно хватит.
   Король вздохнул, глядя на дочь. Жизнь почему-то благосклонна к злым и пустым и жестоко испытывает умных и добрых. Эния, одна из красивейших женщин Шеола, заставлявшая своим ярким синим взглядом сильнее колотиться не одно мужское сердце, уже успела испытать тяжесть разлуки и боль потери.
   Шесть лет назад по мрачному закону вендетты Союза меченосцев Роха исчезла и стала жертвой ее единственная четырехлетняя дочь. Кинувшийся на поиски супруг, молодой герцог Астор, также погиб, и тщательное, контролируемое самим королем расследование ничего не дало. Как не давалось ничто, что касалось вендетты Роха.
   Шесть лет назад… Шесть лет назад никто не мог предположить, что маркиз Ар-Роз, подававший блестящие надежды на перспективу молодой хозяин Аш-Тара, маркизата Тариды, станет самым мрачным, жестоким и ужасающим владельцем своих земель…
   – Верь мне, Эния. Просто верь… Иди, я не держу тебя.
   Резко повернувшись, принцесса покинула королевский кабинет. Наверное, чтобы король не заметил слез, но любящий отец просто не мог не заметить глаз младшей дочери.
   Он перевел взгляд в окно. Шесть лет назад… А пять лет назад была последняя подгорная война, и после кровопролитной битвы у Брахма-Гута маркиз Ар-Ден, его верный друг и союзник, предложил скрепить проверенный верностью Союз союзом своих детей. Достойное и благородное продолжение старых традиций и аристократической политики Шеола, смотрящей в будущее. Эния Ангурд, принцесса Ассанская, преданная дочь своей страны, обещала маркизу Ар-Розу, наследнику Тариды, слово «да» и свое присутствие у подножия венчальных звезд в Шаридане. Торжественный договор был скреплен Белым орденом в Эдинпорте, в присутствии аристократии почти всего Подгорного Шеола.
   Сейчас пришло время выполнить обещанное. Никто не мог предположить, даже покойный Ар-Ден, что его сын, спокойный и застенчивый, любящий уединение и науки Ар-Роз, спустя несколько лет наводнит всю округу страхом и ужасом, волнами исходящих из его наследного замка в Аш-Таре от демонов Роха…
   Король опустил глаза на парк и дворцовый замок, переливающийся на солнце зубчатыми башнями, шпилями и гербовыми флагами. Ангора. Столица, как вечный праздник, привыкла улыбаться. Чуть дальше виднелось безбрежное море, сияющее синевой и чистотой. А сзади за горизонтом, у пограничного Шаридана, начиналась зыбким туманом, веющим смертью и повальным ужасом, линия Роха… Пока туман только медленно клубился на месте, но в любой момент могло опять начаться его неторопливое, поступательное продвижение…

   – Есть тут кто живой?
   Никакого ответа. Ждать или идти куда… Сергей переступил через корень и подошел к ближайшему дереву. Странный изгибающийся ствол с редкими голыми ветвями был не больше трех-четырех метров высотой, выпуклая пористая кора почти сплошь покрыта лишайником. Он провел пальцем по выступающему бугорку коры и понюхал палец. Что оно напоминает? Гм… Дурдом оно напоминает, вот что. Лиственное дерево с корой хвойного… И вообще все это место – Сергей повертел головой влево-вправо, оглядываясь – говорило о том, будто здесь была эпидемия холерной чумы. Или чумной холеры. Или ядерная атака…
   Наверное, надо куда-нибудь идти – не стоять же здесь целый день, ожидая у моря погоды. Сергей поднял голову и посмотрел вверх, пытаясь определить и запомнить положение солнца. Над головой смутно угадывалось плохо различимое размытое пятно – солнце почти не пробивалось сквозь завесу тумана. Так… Примерно в уголок левого глаза. Примерно…
   Справа донесся легкий шорох – Сергей резко обернулся. Пока он разглядывал деревья, что-то неслышно приблизилось и остановилось неподалеку, темнея в тумане неясным внушительным пятном. Сергей похолодел – что это… Зверь? Похоже… Здоровый. Как бегемот… И под рукой никакой дубины. И силуэт какой-то непонятный. И неприятный…
   Не давая времени опомниться и собраться с мыслями, фигура пришла в движение и выступила из тумана, сразу обретая ясно видимую реальность. Боже… Чудовище как бредовое порождение больной психики мрачно смотрело четырьмя парами немигающих глаз и шевелило длинными усами наверху. Сергея прошиб холодный пот.
   Перед ним, низко наклонив голову и не сводя неподвижного плотоядного взора, стоял огромный черный паук, всеми восемью растопыренными суставчатыми ногами занимая площадку метров пять в поперечнике. Изыди… Сергей машинально сделал шаг назад. Внизу выдвинулись и попеременно дернулись чудовищные жвалы, огромные усы опустились и легли на землю, захватив его в широкий сектор. Бред…
   – Стой! Не двигайся…
   Откуда-то слева наперерез метнулась человеческая тень, перевернувшись и подрубив на ходу чем-то сверкнувшим длинные усы чудовищному монстру. Гигантский бредовый кошмар немедленно развернулся к новому противнику. Прочь!
   Сбросив оцепенение, Сергей рванулся назад и неожиданно куда-то провалился, немного пролетев и звучно шлепнувшись в жидкую грязь. «Так, все. Хватит. Это бред. Я сплю, мне все кажется. Все, все, все… Это вообще все бред – и драка на лестнице, и убийство. Может, я спокойно сплю у себя на диване?» Он поднял из грязи руку и потрогал бок – пальцы нащупали саднящий свежезатянувшийся шрам. Елки. По руке побежало что-то длинное и многоногое. За голую спину кто-то мягко ущипнул… Он резво вскочил – темнота вокруг шевелилась темной невидимой жизнью. Сергей рванулся в сторону и вдруг повис, запутавшись в огромной липкой паутине. Рядом на почти неразличимой стене что-то зашевелилось и двинулось к нему, большое, многоногое, величиной с собаку… А-а-а-а-а!!! Зажмурившись от омерзения, Сергей с силой рванулся вперед – к видневшемуся сверху отверстию провала. Из проема опустилась дружеская рука – он судорожно, как ребенок, уцепился за нее и единым толчком оказался на поверхности…
   Голова лежала на руках, щеку колола жесткая чужая трава, и он не желал открывать глаза. Но ведь это чушь! Этого же не может быть… Рядом слышалось тяжелое дыхание незнакомца. Сергей открыл глаза и поднял голову – гигантское порождение ужаса бездыханной грудой лежало в нескольких шагах, завалившись на бок и подмяв под себя суставчатые ноги. Ловко он его… На кого он похож? Огромный тарантул? Только с усами… Сергей застонал и уронил голову на сжатые кулаки.
   – Ты кто? И как здесь оказался? – Незнакомец положил руку ему на плечо.
   – Я? Не знаю… – глупо ответил Сергей. Хороший вопрос. Стой! Он же говорит по-русски… Сергей приподнялся на руках: – Где я? Что это за место?
   – Место? – пришла очередь удивляться его спасителю. – Ты что, парень, с Луны свалился?
   Сергей сел на траве. Луны? Кажется, он где-то дома. Если бы не паук…
   – Послушай… Я не знаю, как здесь оказался. Просто поверь. И скажи – что это? – Он широким жестом обвел все вокруг, стараясь не глядеть на лежащее недалеко чудовище.
   Незнакомец некоторое время смотрел ему в глаза. Ясный, внушающий доверие, хоть и пристальный взгляд, косые морщины в углах привыкших к прищуру глаз – немолодое лицо повидавшего на своем веку человека. Чем-то он напоминал Марута.
   – Понятно… Я не видел тебя в Ушваре. И ты не мог прийти из Шаридана. Еще один…
   Сергей молчал, совершенно сбитый с толку. Незнакомец поднялся с колен:
   – Надо идти. Если хочешь остаться живым. Это – Рох.
   – Рок?
   – Рох… Гнусная язва Шеола.
   Сергей продолжал смотреть на него. Так, наверное, смотрит пассажир, высадившийся в Бобруйске и узнавший, что попал в Вашингтон.
   – Кто ты?
   – Можешь называть меня Харон.
   Сергей опустил голову на руки. Его все сильнее и сильнее начал разбирать нервный смех, пока плечи не затряслись в припадке неудержимого, истеричного хохота. Он никогда не был слабаком, но его обычный человеческий мозг просто не мог выдержать столь бурной череды навалившихся скопом событий. Драка на лестнице, переживание собственной смерти, нападение монстра, как порождение буйной помешанной фантазии, совпадение имен… Смех оборвался – Сергей потерял сознание.

   – Еще немного… Постарайся не отставать.
   Перетянутая кожаным ремнем спина нового знакомого маячила в нескольких шагах впереди. Сергей в очередной раз споткнулся о выступающий ребром корень и чертыхнулся, чуть не полетев головой вперед.
   – Откуда такие… У таких чахлых…
   – Тише… Замри.
   Харон остановился и предостерегающе поднял правую руку вверх. Сергей замер и прислушался. Откуда-то, постепенно нарастая, доносилось легкое шелестящее перестукивание, как будто кто-то невидимый понемногу сыпал зерно на цементный пол.
   Он вздохнул и попытался унять гулко стучащее сердце. Закончится это когда-нибудь? Ему сейчас нужно было только одно – покой и тишина. Без монстров, без страха, без новых впечатлений. Чтобы можно было как-то прийти в себя, собраться с мыслями. Спокойно сесть и подумать, поразмышлять, постараться осознать и сопоставить все… Что это – острый до реальности бред? Или неизвестная жизнь после смерти? Или еще какая мистика, аналогичная НЛО и зеленым человечкам?
   Пока у него преобладало отупение, в ближайшем будущем грозившее перейти в кретинизм, и чувство нереальности – конечно, вполне понятные при такой резкой смене обстановки и привычного мира вокруг. Постоянно возникало ощущение, что все это какое-то странное кино и он зритель, удобно устроившийся в кресле… Вот только почему начинают болеть ноги?
   Туман вокруг раздражал и пугал своей скрытностью, уменьшая видимый обзор до десятка-другого шагов. Трудно было даже вообразить, какие твари могли скрываться за его белесым пологом… Сыплющее перестукивание нарастало, как будто справа – туман приглушал звуки и распылял направление. Спереди послышался шорох – Харон извлек из кожаного чехла длинный широкий клинок. Сергей почувствовал, как по спине между лопатками потекла струйка холодного пота.
   Наконец впереди и справа в белесой мгле показалось что-то большое и длинное, похожее на широкую дорожку, мягко изгибающуюся на высоте около метра над землей, вынырнули длинные усы и почти метровой величины раструбом книзу хитиновая голова… Тонко и нудно засосало под ложечкой. Огромная многосуставчатая многоножка, волнообразно перебирая великим множеством тонких членистых ног, плавно обогнула склон почти невидимого холма и в десятке шагов резко остановилась, явно уловив присутствие посторонних.
   Сергей прекратил дышать, отчаянно боясь, что его выдаст громко стучащее сердце. Его всегда удивляла способность насекомых резко останавливаться и так же мгновенно начинать движение, без видимых переходных этапов и инерции. Длинные тонкие усы, как и у паука, поводя из стороны в сторону, мягко опустились на землю. Понятно, хоть от этого и не легче. Что-то вроде сейсмодатчиков на вибрацию почвы. Если здесь частые туманы, то вряд ли твари могли похвастать острым зрением. Вот почему Харон, кинувшись против паука, в первую очередь постарался лишить его чутких усов…
   Может, и сейчас придется драться? Харон стоял не шевелясь, но и не выказывая особого ужаса – значит, и Сергею надо хоть немного успокоиться… М-м-мда. Будешь тут спокойным. Огромная «сколопендра», словно рельсовый вагонеточный состав, терялась своим окончанием в тумане… Топала бы ты дальше…
   Тонкие усы взметнулись вверх, чудовище дернулось и, огибая одинокие деревца, потекло в туман с противоположной стороны. Перед ними мелькнуло все длинное мохнатое членистое тело, плавно перебирающее множеством выгнутых наружу суставчатых ножек, и шелестящее перестукивание начало отдаляться, пока не растворилось среди множества других, неясных и расплывчатых, звуков занятой своими делами жизни.
   Сергей шумно выдохнул воздух. Харон вложил клинок обратно в ножны, обернулся и как-то странно посмотрел на него:
   – Не почуяла…
   Сергей вытер ладонью вспотевший лоб. Он не первый раз замечал этот непонятный взгляд – новый товарищ явно чему-то удивлялся. Тварь должна была их обязательно почувствовать? Или скорее всего одного Сергея…
   Они снова двинулись вперед, стараясь ступать мягко и неслышно, но и не теряя заданного вначале темпа. Туман вокруг менялся, иногда сгущаясь, и тогда Сергею приходилось идти почти вплотную к своему проводнику, чтобы не потерять его из виду. Или раздвигался, увеличивая обзор до сорока-пятидесяти шагов. Впереди показались развалившиеся останки какого-то строения, то ли сгоревшего, то ли разрушенного кем-то… Одинокая каменная стена, почерневшие балки, куча битого мусора, поросшая колючими ветками жесткого кустарника без листьев. Харон взял вправо, обходя это стороной. Корни под ногами исчезли, слева и справа виднелись пологие склоны теряющихся холмов.
   Сергей по-прежнему ощущал непонятную легкость в теле, непривычный к подобным переменам желудок часто напоминал о себе, подступая неприятной тошнотой к горлу. Немного саднили ободранное при падении бедро и быстро затянувшаяся рана в боку. Чудеса… Только не хотелось этих чудес, уставший разум плохо воспринимал окружающее – вряд ли впоследствии Сергей смог бы вспомнить, где они шли. Тем более этот порядком надоевший туман…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное