Павел Корнев.

Черный полдень

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Забей, – посоветовал Зубастый. – Зато теперь можешь по улицам ходить, не опасаясь, что старые должки припомнят.

– Это плюс, – после недолгого раздумья согласился с парнем я, убедившись, что моих колдовских талантов не хватает для нейтрализации управляющего заклятия. Только-только клубок чар затронул – чуть мозги из ушей не полезли. – А вот ты скажи, на фига чары наложили? Мне ж без антидота все равно никуда не деться.

– А сам как думаешь?

– Никак не думаю. – Из-за крыши соседнего дома выглянуло солнце, и я отошел в тень. Что самое поганое – Напалм оказался прав, и внутренним зрением Зубастого различить не удалось. Так – смутные пятна какие-то. Будто и не живой человек передо мной. Не бывает так. Неужто защитные заклятия с ним настолько срослись? – От ваших экспериментов думать больно.

– Кто-то из контрразведчиков тебе в досье вспышки неконтролируемой агрессии внес, – просветил меня прикрывший за собой дверь Второй и принялся завязывать «уши» меховой шапки. – Мол, в стрессовых ситуациях не всегда адекватно на происходящее реагируешь.

– Отморозок ты, короче, – усмехнулся Зубастый. – Так вот дернешься, не подумав, и…

– Примерно так? – в ответ ухмыльнулся я, когда вхолостую щелкнул боек направленной в голову Рустаму «Гюрзы». В полной мере насладившись устроенным спектаклем, я вставил в пистолет магазин и передернул затвор.

– Что-то типа того, – скис Зубастый. – А с заклинанием этим к тебе хоть спиной повернуться не страшно.

– Ну и долго мы здесь куковать будем? – Я убрал «Гюрзу» в карман. А ведь прав Рустам, как ни крути – прав. Этот же фокус с заряженным пистолетом у меня рука не поднялась провернуть. Еще и в голове будто колокол ударил. Вот оно как…

– Ты пешком идти собрался? – посмеиваясь из-за устроенного мной представления, поинтересовался Второй. – Сейчас сани приедут.

– Сани – это хорошо, – вздохнул я. – Еще бы позавтракать не мешало.

– Сначала дела сделаем, – вполне ожидаемо обломал меня Рустам. – Потом уже и пообедаем.

– Если не поужинаем, – добавил оптимизма Второй.


Сани подъехали минут через десять. За это время я сполна налюбовался окрестностями и успел порядком задубеть. Так что когда охранник распахнул ворота и в ограду Морга въехали сани, был этому только рад. И наплевать, что впереди полная неопределенность, главное – двигаться начать. А там уже видно будет.

Пока мы с Рустамом устраивались на лавках, Второй погладил гнедую лошадку по шее и скормил ей зеленое яблоко. Вот ведь любитель животных…

– Сан Саныч говорит, к «Весне» ехать придется, – уже на ходу заскочил в сани парень.

– Как бы с валькириями проблем не было, – забеспокоился Зубастый. – Вы ж у нас измененные наглухо…

– Видно будет, – буркнул в ответ Второй, который и в зимней одежде на нормального человека походил мало. Слишком уж сильно Приграничье его перекорежило. Хотя могло быть и хуже…

– Там какая-то операция проводится, – обернулся к нам возница, когда сани выехали за ограду Морга. – Половину ваших согнали.

– А! Тогда нормально. – Рустам положил АКМ на колени и прикрыл глаза.

Вообще, вооружены мои напарники – а точнее конвоиры, – были весьма неплохо: у Зубастого АКМ и Стечкин, у Второго «Клин» и наган.

Еще и гранаты в нашитых на пуховики кармашках напоказ выставлены. Все серьезно, блин. Только я как бедный родственник…


Тем временем сани выехали на Красный проспект, и разгулявшийся на открытом пространстве ветерок мигом выдул из-под одежды последние крохи тепла. Впрочем, беспокоило меня в первую очередь не это, а становившиеся все ощутимее уколы разлитой в пространстве магической энергии. Нет, точно пробой случился. И куда гимназисты только смотрят? Или им сейчас не до таких мелочей?

Людей, как ни странно, на улице было совсем немного. И все больше на глаза попадались наряды дружинников. Почти на каждом перекрестке по три-четыре человека выставлены. А обычный люд по подворотням рассосаться пытается. Чтоб глаза, значит, стражам правопорядка не мозолить.

Хотя нет – чем дальше от северной окраины, тем спокойней становится. Вон уже и на блошином рынке, как обычно, народу не протолкнуться, и сразу несколько бригад пострадавшие при бунте дома ремонтируют. Это и понятно: тут же в каждой пятиэтажке столько контор и лавок расположено, что им дешевле скинуться на ремонтников, чем из-за вынужденного простоя деньги терять. Да и разрушения, по большому счету, плевые: окна в основном взрывами повыбивало, да шальным выстрелом из гранатомета шифер с крыши разметало. Если вскладчину – пустяки. Правда, стекольщики могут цены загнуть, но, думаю, Торговый союз своих в обиду не даст.

Неожиданно я понял, что сознательно стараюсь не думать, как выпутываться из этой ситуации. Поверить Перову на слово и плыть по течению? Ага, а люди Хозяина просто так смотреть будут, как нож уплывает? Да и кроме них в этой партии игроков хватает. Но, если дергаться начну, – как бы самого себя не перехитрить. Так-то хоть какой-то шанс появится из Приграничья сдернуть. Как ни крути, в успехе «Несущих свет» и я и Перов кровно заинтересованы. Заместитель Воеводы вообще исключительно на них ставку сделал. Если портал заработает – плевать ему и на Северореченск, и на Город будет. Да и Воеводу схарчит и даже не поморщится. А вот если нет…

Так что все вроде очень даже неплохо пока получается, да только поблизости от любой уважающей себя бочки меда ложка дегтя обязательно маячит. Ладно, мне мутаген вкололи – шаг, что ни говори, с точки зрения Перова вполне обоснованный. Главное, чтобы про антидот не забыли. А вот управляющее заклинание куда сильней напрягает. Чувствую ведь, как под темечком змеюка ворочается. И не сделать с ним ничего.

Вспышки агрессии? Есть такое дело. Но слишком уж превентивные меры надзирателям много власти надо мной дают. Только попробуй слово поперек скажи – мигом скрутит. Соответственно и относиться будут не как к партнеру, а как к вещи. Отсюда и до выстрела в затылок в качестве гонорара за найденный нож недалеко. Надо с этим что-то делать.


Сан Саныч свернул с Красного проспекта на едва расчищенную от снега соседнюю улицу, и я постарался выбросить из головы все посторонние мысли – как-никак на территорию Сестер Холода заехали. А они, если верить Перову, мной очень живо интересовались. Как бы старое вспомнить не решили. С них станется…

Сначала проехали по пустырю мимо серой стены бывшей женской колонии, над которой торчали караульные вышки, потом вывернули прямиком к торговому дому «Янус».

Эх, мне б с Яном Карловичем сейчас перетрещать… Глядишь бы и посоветовал чего. Хоть в последнюю нашу встречу он и был какой-то ватный, но раньше всегда дельные советы давал. Нестандартные и очень действенные. И как бы от Зубастого и Второго минут на двадцать избавиться? Хм… пока – никак.


Сани вывернули к пятиэтажке, первый этаж которой занимала «Весна», и Сан Саныч остановил лошадку рядом с перегородившими проезд дружинниками.

– Чего еще? – выпрыгнул на снег Зубастый.

– Вы б пешком дальше, – предложил сержант. – А то с труповозкой не разминетесь.

– А чё такое? – вслед за напарником выбрался из саней Второй.

– Увидите, – не пожелал отвечать на вопрос измененного дружинник. Оно и понятно: он-то типа кадровый, а мы со Вторым загодя красные повязки на рукава нацепили. «Красный декабрь». Как бы только кто «совершенно случайно» не пальнул. Уж больно все на уродов злые сейчас.

Хотя, может, это паранойя разыгралась. А на самом деле у сержанта просто нервишки расшалились. У меня от увиденного тоже сердечко екнуло. Гордость хозяйки «Весны» – стеклянная витрина расплескалась сотнями осколков по сугробам газона. Вместо дверей красовался закопченный пролом, а от вывески заброшенного продуктового магазина теперь остались всего три буквы «ПРО». Остальные смел огненный росчерк боевого заклинания. И ладно бы дело лишь этими разрушениями ограничилось, так нет – на две труповозки городского крематория уже с десяток трупов стащили. И еще, по крайней мере, трое покойников на газоне валяются. Вот так дела… Операция, говорите, проводилась? Случаем, не под кодовым названием «Убей их всех»?

Интересно, они другого места не нашли, что ли? «Весну» же Патруль крышует. Сколько помню, всегда харчи патрульным здесь выдавали. Или это на моих бывших сослуживцев наезд? Точно – вон четыре трупа в белых полушубках. Так что получается – операцию по захвату патрульных проводили? Неужто до роты дальней разведки руки дошли?

– Ну и где он? – Напряженно высматривавший кого-то среди толпившихся у кафе людей Второй толкнул в бок Зубастого. Вообще, служивых без труда можно было разделить на три группы: щеголявших камуфляжем и петлицами дружинников, нервных чинов из Патруля и сбившихся в кучу бойцов «Красного декабря». Что характерно – у всех валявшихся на газоне трупов на рукавах красные повязки. К чему бы это?

– Не вижу, – поправил ремень автомата Рустам. – Может, внутри?

– Узнайте, вон, у своих, – предложил я.

– Самый умный, что ли? – окрысился Рустам. – Тебя спросить забыли.

– Понятно, – усмехнулся я, пританцовывая на месте. – Слышь, Второй, а чего – это ваши сами облажались или их как пушечное мясо использовали?

– Ты угомонишься, нет? – теперь уже не на шутку разозлился Зубастый, но тут ему стало не до меня: из разгромленного кафе начали выбираться дружинники. Знаков различия на петлицах не разобрать, но судя по всему – чины у них немаленькие. Остальные, вон, чуть ли не по стойке «смирно» вытянулись.

– Ну что, к вашему отряду претензий нет, – вальяжно заявил один из спрыгнувших на заснеженный газон дружинников – дородный мужчина лет сорока пяти.

– То есть все случившееся – в порядке вещей?!! – не сдержавшись, повысил голос также входивший в состав комиссии патрульный.

– Владимир Данилович, ваши люди первыми открыли огонь на поражение, – напомнил ему крепкого сложения дружинник с единственной шпалой на петлицах. Невысокий, уже в годах, физиономия чем-то восточным отдает. Ханин?!! Вот так дела! Ну да по нему сразу видно было, что товарищ ушлый и, если акклиматизируется, в гору пойдет резко. Такой своего не упустит.

– Во-первых, не мои – а Креста, – сразу же уточнил этот самый Владимир Данилович. – А во-вторых, неужели всерьез кто-то рассчитывал, что в роте дальней разведки служат полные идиоты? Я буду докладывать руководству о намеренной провокации с вашей стороны.

– Да какая провокация, – махнул рукой дородный майор. – Все доказательства вам были предоставлены заранее…

– Я не об этом, – оборвал собеседника патрульный. – Мне непонятен выбор места проведения операции…

– Да чего вы так к этой кафешке прицепились? – лениво процедил единственный среди членов комиссии штатский. – Выделим мы вам фонды на ремонт…

– …и не ясен ее смысл в целом, – проигнорировал его слова Владимир Данилович. – Я уже молчу про подготовку исполнителей! Это ж надо – шесть трупов среди гражданских, одиннадцать ваших и все ради ареста пяти человек!

– С ними был Крест, – заявил Хан. – И у нас был приказ брать всех живыми.

– А теперь его с ними нет, – столь же негромко ответил патрульный. – Зато есть куча трупов. И еще больше проблем. И как их решать, никто сказать не может…

– Предлагаю встретиться в Центральном участке после обеда и обсудить все на спокойную голову, – предложил майор и, не дожидаясь возражений, направился к припаркованному у дома внедорожнику. Тип в штатском поспешил за ним, и только патрульный, пробурчав что-то злое в спину Ханину, остался наблюдать за погрузкой трупов на телеги крематория.


– Жареные? – ткнул я в бок Второго, который ни на трупы, ни на дружинников не обращал никакого внимания и преспокойно лузгал семечки.

Парень сделал вид, что не понял намека.

– Ну?

– Отсыпь, – теперь уже внаглую попросил я, и измененный нехотя поделился со мной полупригоршней семечек.

– Благодарю. – Я закатал закрывавшую лицо черную вязаную шапочку.

– Должен будешь.

– Непременно.

– Чего приперлись? – остановился рядом с нами Ханин и во все глаза уставился на меня. – Сказано же было – не отсвечивать.

– Здрасте, – кивнул я, но Хан и вида не подал, будто мы знакомы. Зазнался, однако… А Рустам, выходит, насвистел, что куратора их не знаю. Или он просто не в курсе, что мы с Ханом этим летом в акции по захвату производителей мозговертов участвовали?

– Подпишите, Владимир Михайлович, – протянул ему какой-то листок Рустам.

– Что это еще такое? – выдернул у него из руки бумажку Хан. – Что за чушь?!

– Допуск в архив СЭС, – стиснув зубы, постарался как можно спокойней объяснить Рустам. – Да там все написано.

Ханин пробежал по диагонали текст запроса:

– Зачем?

– Товарищ капитан, вы же в курсе, какую нам задачу поставили… – пожал плечами Зубастый. – Проводить оперативно-розыскные мероприятия будем.

– Не буду я это подписывать, – сунул листок обратно Владимир Михайлович.

– А как нам… – опешил Рустам. Второй искоса глянул на меня, сплюнул в снег оказавшееся гнилым или пережаренным семечко и отвернулся.

– А меня это меньше всего волнует, – откровенно признался Хан. – Правьте на Воеводу или кого-нибудь из замов и идите в канцелярию.

– Они без визы куратора не примут, – насупился Зубастый. – Вы завизируйте, а мы прямо в канцелярии корректором замажем и на Перова переделаем.

– Я это подписывать не буду. Все ясно?

– Но завизировать-то… – стушевавшись, замялся Рустам. – Мы же переделаем…

– Вы сначала документы оформлять научитесь, потом приходите, – начал закипать Ханин и ткнул пальцем в листок. – На чье имя заявление написали? На начальника СЭС?

– Да.

– А надо на заведующего архивом! – заорал в лицо Рустаму Хан и направился к труповозке. – Идиоты…

– Да ну и по фигу, – в ответ на вопросительный взгляд Второго, вытряхнул я последние семечки в снег и натянул на уже онемевшие от мороза пальцы меховушки. – Мы свое дело сделали, а дальше хоть трава не расти.

– Что ты сказал? – развернулся прекрасно расслышавший мои слова Владимир Михайлович.

– Говорю, сроки мне поставили очень жесткие, – нагло улыбнулся я. – И насчет ответственности тоже неоднократно заявляли. А я не Зоя Космодемьянская – на разборе полетов молчать не буду. Всех сдам.

– Дай сюда, – выудил из внутреннего кармана шариковую ручку Хан и размашисто подписал бланк запроса. – Сгиньте с глаз моих…

– Пошли отсюда, – сразу же потянул меня за рукав фуфайки Зубастый. – Пошли…

– Да ладно ты, погоди, – уже отойдя к перекрывшему подходы к зданию оцеплению, остановился я.

– Чего еще?

– Интересно же, – усмехнулся я и перехватил бойца «Красного декабря», тащившего обломки досок к небольшому костерку. – Слышь, служивый, Крест ушел, что ли?

– Ушел. – Перехватив доски, скособоченный измененный с узенькими щелками гноившихся глаз остановился перевести дух. – Наши их арестовывать пришли и вон как получилось…

– Да, нехорошо получилось, – оглянулся на кафе я.

– Ладно, зато остальных тепленькими взяли. И этого гада найдем, никуда не денется.

Парень заковылял дальше.

– А вот это вряд ли, – пробурчал я себе под нос и направился к саням. Наверняка Крест уже покинул Форт. И это еще идеальный вариант. Потому как если он решит остаться, мало никому не покажется…

– Поехали, – дождавшись меня, скомандовал Рустам.

– Куда поехали-то? – зевнул Сан Саныч.

– Где главное здание СЭС, знаешь? Вот туда и поехали.

– На Кривой, что ли? – охнул мужичок. – А сюда зачем катались? Ближний свет, можно подумать! Сразу бы и ехали туда.

– Не ворчи, – отмахнулся от возницы Рустам. – А то еще на юго-востоке дела появятся.

– С вас, иродов, станется, – взмахнул вожжами Сан Саныч, и сани тронулись с места. – Не меня, так лошадку пожалейте. Околеет бедная, на своих двоих ходить придется.

– А мы машину выпишем, – пошутил Второй. – Слушайте, может, по пути заскочим куда перекусить?

– Вот это дело! – оживился Сан Саныч. – Я тут неподалеку такое заведение знаю…

– В СЭС, сейчас едем в СЭС, – приказал Рустам. – Потом видно будет.

– Там пельмешка рядом есть, – встрепенулся возница. – Тоже неплохо.

– В пельмешку так в пельмешку, – соизволил согласиться Рустам. – Ханин, сволочь, все кишки вымотал, никакого аппетита нет.

– Да ладно, его за такую операцию теперь все кому не лень иметь будут, – оскалился Второй. – Лед, ты как насчет пельмешки?

– Положительно. – Я поудобней устроился на лавке и прикрыл глаза. Вообще – меня и в Морге неплохо кормят. Но когда мы еще туда вернемся? Перекусить не помешает. – Что, Второй, совсем Хан зазнался?

– Есть такое дело, – с досадой сплюнул на снег измененный.

– А я вот чего думаю: подписи этого пряника точно на допуске хватит?

– Подписи этого, как ты выразился, пряника, – хохотнул Рустам, – пока в Форте чрезвычайное положение, хватит, чтобы любого без суда и следствия к стенке поставить.

– А чего-то чин у него невелик, – засомневался я.

– Если справится – будет майором, – пожал плечами Зубастый. – А не справится, какая разница, какое звание у стрелочника?


До главного здания СЭС мы добирались минут двадцать. И опять по мере приближения к северной окраине на улицах становилось все меньше и меньше людей. Даже непременных нищих не видать. Зато дружинников-то, дружинников… И обычных, и с красными повязками на рукавах. Это ж сколько уродов в «Красный декабрь» завербовалось? Получается, в гетто подрывную работу давненько проводили. Они ж самых боеспособных из незаразных переманить должны были.

– А чего столько нашего брата на улицы выгнали? – решил прояснить я ситуацию. – Заняться больше нечем?

– Бунтовщиков до сих пор не всех отловили. Боевики «Черного января» тоже пошаливают. Хотя их почти всех сразу перебили. – Второй поежился от пронзительного ветерка и посмотрел в небо. – Ну и в качестве живого щита на всякий пожарный держат. Ты ж видел, на одного дружинника четверо наших приходится.

– Ясненько.

Когда сани свернули на Кривую, я завертел головой по сторонам:

– А где у СЭС архив находится?

– Еще три квартала и во дворы, – объяснил Рустам.

– Справа, слева? – уточнил я, прикидывая, что никогда не слышал ни о каком архиве в том районе.

– К северу, – обернулся к нам Сан Саныч. – Справа, слева – это все относительно, смотря с какой стороны едешь. А ежели скажешь: к северу или к югу, уже точно не промахнешься. Улица МОПРа, слышал про такую?

– Нет, – покачал я головой.

– Между прочим, расшифровывается как Международное общество помощи борцам революции. Это вам не Тенистые и Виноградные. Все серьезно.

– Тебе, Сан Саныч, только дай волю языком почесать, – фыркнул Рустам. – Смотри, поворот не пропусти.

– Не учи отца. – Возница направил сани в узкий, едва расчищенный от снега проезд между домами.

На кирпичной стене – только ржавый квадрат, оставшийся от таблички с номером дома и названием улицы. Может, и в самом деле – МОПРа. Ну да оно и неважно. Главное – приехали. Вон из-за трех– и четырехэтажных хибар кирпичная свечка выглядывает. Этажей восемь точно есть, но сколько раз мимо проходил, никогда внимания не обращал. Странно.

Здание СЭС – немного перестроенный одноподъездный жилой дом, сложенный из красного кирпича, – стояло посреди порядком захламленного пустыря. На крыше торчала труба автономной котельной, еще выше маячил металлический шест громоотвода. Окна по третий этаж были заложены до узких бойниц, да и выше все оконные проемы оказались забраны металлическими прутьями решетки.

Попытавшись обследовать здание внутренним зрением, я с удивлением понял, что могу разобрать лишь черный силуэт стен. И все. Это ж сколько времени они на отладку защитных заклинаний угрохали! Круче только в Морге у Гадеса. Но он-то маг!

Тем временем сани миновали пустырь и, обогнув дом, свернули к спуску, ведущему в подвал. Тут что, и парковка подземная есть? Совсем зажрались, сволочи…

Вместо подземной парковки внизу оказался небольшой пятачок, на котором с трудом разминулась бы пара легковушек. Но это явно только часть подвала – вон КПП и ворота рядышком. Пулеметные гнезда, видеокамеры, все дела. Серьезно ребята обустроились. Без колдовских ловушек дело тоже не обошлось. Вот тебе и СЭС. А ведь никто их всерьез не воспринимает…

Я первым выпрыгнул из саней и, разминая затекшие ноги, огляделся по сторонам. Да уж, отсюда штурм здания никому не посоветую начинать – здесь столько народу перемолоть можно, что страшно делается. Блин, эти параноики еще и под бетонными плитами пола мины заложили. Или что-то типа того – мне только ниточки управляющих чар разглядеть и удалось. К чему бы это?

– Цель посещения? – Усиленный динамиком голос сидевшего за бронестеклом караульного хриплым карканьем спугнул закрутившиеся в голове мысли.

– Вот. – Рустам приложил к стеклу развернутый лист допуска в архив.

– Одну минуту, – нажал какую-то кнопку охранник. – Сейчас подойдет инспектор.

– Полномочий, говоришь, у капитана вашего выше крыши? – подколол Рустама я.

– Сейчас все будет, – уверенно заявил тот и, когда из внутренних помещений появился мужчина лет сорока в серой застиранной робе без знаков различий, вновь приложил допуск к стеклу.

– Инспектор второго ранга Маслов, – включив захрипевшее переговорное устройство, представился работник СЭС. – По какому поводу хотите попасть в архив?

– Мы не хотим, у нас работа, – усмехнулся Зубастый, но лист от стекла убирать не стал.

– У всех работа. – Инспектор вытащил из нагрудного кармана футляр, нацепил на нос очки. – Какая информация требуется?

– Разная, – на этот раз блеснул остроумием я.

– Ты смотри, сплошные юмористы подобрались, – оценил шутку Маслов и, подняв трубку с допотопного телефона, распорядился: – Миша, пробей полномочия некоего Ханина В.М. Дружина, капитан.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное