Павел Данилин.

Новая молодежная политика (2003-2005 г.г.)

(страница 2 из 15)

скачать книгу бесплатно

   Тех, кому было 12-18 лет, то есть родившихся с 1973 по 1979 год, можно отнести к «потерянному поколению». У них оказались выбиты ценностные ориентиры, они были практически лишены возможностей, которые подарил «период первоначального накопления капитала». И, кстати, именно они сейчас, в 2005 году, совершают, по советской логике, переходный период от молодости во взрослую жизнь. Однако это не так, все эти люди давным-давно повзрослели. Кто-то в 1991-м, кто-то – в 1993 году. Взросление было непростым, потому что воспитание-то их было советским, а жить пришлось в рыночной системе.

 //-- Базовые рекомендации --// 
   • Характеризуются устоявшимися убеждениями. «Перевербовка» представителей поколения в противоположный идеологический лагерь затруднена.
   • Политизированность – средняя, политическая активность – средняя.
   • Монолитность идеологии у поколения достаточно высока. Преобладают патриотические, националистические и антилиберальные взгляды (за исключением столицы и городов-миллионников).
   • Лояльность к власти условно можно оценить «выше среднего».
   • Склонность к радикализму – минимальная, за небольшими исключениями.

   При работе с представителями молодежи этого поколения необходимо учитывать их изначальные взгляды, не пытаться кардинально ломать их, перестраивая под идеологию, имеющуюся у политической структуры, максимально предоставлять инициативу, в случае если человек зарекомендовал себя как лояльный, использовать сильные стороны (или слабые – в зависимости от того, как смотреть), как-то – твердость убеждений и относительно высокий конформизм.
   Старшему поколению – тем, кому в 1991 году перевалило за 19, было проще. Им было легче «перестроиться», «приспособиться» под рынок, так как они уже при позднем Михаиле Горбачеве были более социально активны, больше читали, могли лучше анализировать происходящее в стране, нежели их младшие братья из «потерянного поколения». Все они были нацелены на успех, и кто-то этого успеха действительно добился, хотя опять же единицы. Они играли важную роль в «стоянии у Белого дома», спасшем Бориса Ельцина, а потом до политики им стало «по барабану», потому что главным критерием успешности в то время стала отнюдь не политическая карьера, а коммерческий ларек и подержанная иномарка. К этому стремилась вся страна, но лучше всего получалось достичь своеобразного «идеала» как раз у поколения, о котором мы говорим, то есть у тех, кому сейчас от 32 до 38 лет. Другое дело, что критерии успеха давно изменились. Это поколение нас особо не интересует: в 2005 году они даже под советское определение молодежи не подпадают. Но сказать о них необходимо, чтобы было понятно происходившее в российской политике в 90-х годах.

 //-- Базовые рекомендации --// 
   • Политизированность – низкая, политическая активность – средняя.
   • Монолитности в идеологии нет.
   • Лояльность к власти – высокая.
   • Склонность к радикализму – минимальная.
   • Поколение в молодежных движениях участвовать не может, поскольку давно выросло из этих штанов.
При назначении представителя этого поколения руководителем молодежного крыла надо учитывать негативные факторы, связанные с его оторванностью от молодежи. Положительным фактором является абсолютный конформизм.

   Наибольший интерес для нас представляют родившиеся с 1980 по 1985 год, то есть те, кому сейчас 20-25 лет. Они-то и являются движущей силой всех современных молодежных движений, они – лицо современной молодежи. Время перестройки эти ребята провели в пеленках и в детских садах, а когда развалился Советский Союз, самые молодые из них только пошли в школу, а самые старшие – перешли в шестой класс. Что они тогда понимали? Какая политика? Какое «потерянное поколение»? Зато росли они в интереснейший период. У них не было того мучительного разлома сознания, которое пережило большинство россиян в 1993 году, у них не осталось почти никакой памяти о временах гайдаровских экспериментов. Табула раса, надписи на которой оставляли, с одной стороны, олигархические СМИ, царившие в информационном пространстве, и с другой – кухонные разговоры родителей о политике, полностью противоречащие тому что изрыгалось со страниц и экранов массмедиа.

 //-- Базовые рекомендации --// 
   • Убеждения представителей этого поколения чаще всего нетвердые, соответственно «перевербовка» вполне возможна.
   • Политизированность – высокая, политическая активность – высокая.
   • Монолитности в идеологии нет. Столичная молодежь этого поколения скорее либеральна, провинциальная – консервативна. При этом студенчеству присущи особые требования вроде недопущения отмены льгот и реформирования образования, рабочую молодежь можно охарактеризовать как выжидательно-угрожающе настроенную. Базовые ценности, на которых выросло это поколение, – демократия и разные свободы. Ущемление этих ценностей, особенно на бытовом уровне, а не на абстрактно-политическом, способно усилить негативное отношение к власти.
   • Лояльность к власти – низкая.
   • Склонность к радикализму – высокая.

   При работе с представителями поколения необходимо учитывать психологическую неустойчивость, ранимость, личностные факторы (особенно гендерные), низкий уровень конформизма. Как позитивные аспекты можно отметить высокую социальную активность, зачастую бескорыстие, инициативность.
   Поколение тех, кому сейчас от 16 до 20, тоже приковывает к себе внимание политических сил. И не только в силу электоральных причин, но и потому, что они уже приходят на смену нынешним «молодежным активистам». Вчерашние школьники и школьницы – нормальное явление в большинстве молодежных организаций. За этих ребят сейчас идет ожесточенная борьба и слева, и справа, и в центре. В случае если расчет делается на длительную стратегическую перспективу, борьбу следует вести именно за них. Если же говорить о тактических решениях, то наиболее перспективным выглядит все же поколение молодежи 20-25 лет. При этом необходимо рассматривать каждого конкретного кандидата отдельно, особенно учитывая ситуацию в его семье: «юного человека в 14-15 лет семья делает политиком, потому что они знают, сколько родители зарабатывают и можно ли на эти деньги прожить, обсуждают с родителями ситуацию в стране и мире, новости по телевидению или присутствуют при этом. Семья – самая политизированная ячейка общества» [4 - А. Школьник: Только 2% молодежи интересуются политикой в стране (http://www.kreml.org/ other/80534736).].

 //-- Базовые рекомендации --// 
   • Партиям и общественным движениям необходимо особенно активно работать с этим поколением. Убеждения его представителей еще не до конца сформированы, более того, при правильной работе «перевербовка» даже не воспринимается как таковая, а ощущается как «некоторое изменение политических ориентиров».
   • Политизированность – средняя.
   • Идеология – см. рекомендации к поколению 20-25-летних. Также необходимо учитывать социально-экономические условия, в которых живет человек. В семье, едва сводящей концы с концами, вербовать либерала на основе идеологии «гайдаров-чубайсов» – бессмысленно.
   • Лояльность к власти – средняя.
   • Склонность к радикализму присутствует, но не ярко выражена.
   • При работе особенно важно учитывать гендерные аспекты, для представителей поколения необходимы умелые наставники из двух старших поколений молодежи, необходимо стимулирование участия в политической активности (не в финансовом, а в моральном и психологическом смыслах). Поколение очень внимательно относится к внешним признакам своего положения – «корочкам», значкам и т. д. Конформизм у представителей поколения можно оценить как средний, но вполне возможны психологические срывы, поэтому контроль над действиями этих молодых людей необходим очень жесткий. Инициативы необходимо принимать и рассматривать, обязательно отвечая на них по существу. Уровень социальной активности у представителей необходимо поддерживать постоянно, пусть даже искусственным образом, проводя ничего не значащие акции.

   Между тем понимания того, что молодежь не может быть единой, что в молодежной среде есть субкультуры (хиппи, панки, скины, наци и другие), что разница в 5-6 лет – это уже поколенческая разница, что, наконец, внутри молодежи есть и образовательные границы (интересы студента вуза и учащегося лицея – бывшего ПТУ серьезно расходятся), так вот, такого понимания нет до сих пор. Нет ни у государства, ни у партий, ни у тех, кто, по идее, должен разбираться в этом. Александра Буратаева, член профильного комитета Госдумы и лидер «Молодежного Единства», на вопрос о том, на кого рассчитана Федеральная целевая программа «Молодежь России 2001-2005 гг» – тогда она лоббировала продление программы до 2010 года – уверенно ответила: «На молодежь в возрасте от 14 до 30 лет» [5 - А. Буратаева: Основные направления работы ФЦП «Молодежь России 2006-2010 гг.» (http://www.kreml.org/ interview/81984626).]. Комментарии, как говорится, излишни. А ведь эта Федеральная целевая программа – единственная государственная, направленная на воспитание молодежи в сфере политики.
   О том, как она реализуется, автору доходчиво рассказали два человека – живущий в Великом Новгороде Михаил Бударагин, который около четырех лет был активистом различных молодежных движений и не понаслышке знаком с ней, а также Отар Макиев, председатель комитета по делам молодежи администрации Новосибирской области. Несмотря на грандиозную разницу в возрасте и во взглядах на проблему, то, о чем они говорили, по сути идентично. Процитирую Бударагина: «Одна из первых причин, мешающих реализации любой, даже самой и умной и четкой областной молодежной программы, – большое количество кабинетов, в которых „вершатся судьбы“ молодежи. Городской комитет по делам молодежи, областной комитет по делам молодежи, Дом молодежи, центр „Сам“, студенческий союз, городской и областной комитеты образования. В кабинетах сидят люди. И чем больше становится этих людей, тем запутанней оказывается система, тем труднее с кем бы то ни было о чем бы то ни было договориться. Не всегда в одном кабинете знают, чем именно занимаются в другом. И, конечно же, все пишут отчеты. За месяц, за квартал, за полгода, за год. Где уж тут заниматься молодежной политикой?» И теперь для сравнения слова Отара Макиева: «На сегодняшний день реализуется проект общественного совета по молодежной политике на уровне администрации области. Функции совета – общественная экспертиза деятельности администрации в плане реализации молодежной политики. Комитет по делам молодежи администрации Новосибирской области создан для того, чтобы молодежь сама стала участником социальных и экономических процессов. Уже третий год работает областной молодежный парламент» [6 - О. Макиев: Мы делаем акцент на деловую активность молодежи и включение ее в социально-экономические проекты (http://www.kreml.org/ opinions/28787015).].
   Общего в этих высказываниях много. Единственное отличие – чиновник ставит себе это в плюс, а молодой человек уверен, что именно эти комитеты с их бюрократией убивают само понятие «молодежная политика». И согласиться необходимо именно с молодым человеком. Ведь если посмотреть, что же реального сделал тот же молодежный комитет в Новосибирске, то итог неутешителен. По словам Макиева, они «проводят молодежные концерты, соревнования и другие культурно-массовые мероприятия», однако это не является основным направлением. Основное, оказывается, – это развитие молодежного предпринимательства. «Правда, пока это сельское предпринимательство. Мы совместно изучаем район, в котором определяются приоритетные направления и экономически выгодные проекты. Ситуацию анализируют в администрациях города и области. И уже потом мы запускаем проект, в котором задействовано молодое поколение россиян», – отмечает Макиев. Что ж, похвально, конечно, но уж больно это напоминает целину с одной стороны и хлебные местечки для «своих» – с другой. Простой вопрос – что такое молодежное предпринимательство и чем оно отличается от взрослого, ставит в тупик любого. А ведь Новосибирская область, по мнению ряда специалистов, – одна из лучших в России по организации «молодежной политики». Что творится в других регионах, представить сложно. Соответственно глава Министерства экономического развития и торговли РФ Герман Греф, отказав Александре Буратаевой в продлении ФЦП «Молодежь России» еще на пять лет, поступил совершенно правильно. Расходовать деньги впустую бессмысленно. Хотя, конечно, не надо думать, что теперь, после того как ФЦП закрыта, умрут такие организации, как «Молодежное Единство», «Наши», ВАЛ и подобные. Они и до этого основные финансы получали за рамками вышеупомянутой программы.
   Необходимый вывод из всего этого: среди политической элиты сейчас никто не знает того, что такое молодежь. Равно как никто не знает, как с этой молодежью себя вести, хотя все говорят о необходимости некоей абстрактной «молодежной политики». Здесь снова не обойтись без академизма. Молодежная политика – это система государственных и общественных мер, направленных на осуществление социальных программ, поддержание доходов, уровня жизни, обеспечение занятости, предотвращение социальных конфликтов молодежи. То есть это глобальные задачи, которые должны в идеале решаться властью вместе с обществом. Однако в этой книге мы не будем говорить о молодежной политике. Цель – показать, что такое «молодежь и политика», каковы формы участия молодежи в политической жизни, как и почему образуются, как функционируют молодежные движения, насколько они самостоятельные политические акторы, а насколько подвержены влиянию и могут быть использованы другими игроками.




   СССР развалился, и, как и все остальное население, молодежь училась выживать в новых условиях дикого капитализма. Страна погрузилась в хаос и разруху, при этом нет ничего удивительного в том, что интересы российской молодежи 90-х годов почти не отличались от интересов их сверстников в капиталистических странах после Второй мировой войны. Происходившая деполитизация или, лучше сказать, аполитичность молодежи полностью устраивала власть. Не зря «в 1993 году сетовали Зюганов с Макашовым на отсутствие в их рядах стройных колон молодежи» [7 - А. Жарич: Молодежный протест сегодня – это не больше, чем игра в снежки (http:// www.kreml.org/interview/ 81574486).]. Молодежь не встала в октябре на защиту Белого дома и избранной власти, что позволило Борису Ельцину расстрелять парламент и провести свою конституцию при молчаливо-угрюмой пассивности всего населения.
   Большинство молодежных движений того времени носили националистический характер, так же, как это было в Европе сразу после Второй мировой. Да и движений этих было – кот наплакал. Обращать на них внимание могла только прокуратура, и только тогда, когда те совершали резонансные преступления. Что же касается партий, то они, как уже говорилось выше, молодежью не интересовались в принципе. Потом, когда партии окончательно превратились в олигархические заповедники или провластные конструкции, молодежь стала тем более не нужна. Выборы вполне нормально проходили и без ее участия, а аполитичность «недорослей» была только на руку властям и партиям, поскольку гарантировала если не спокойствие, то хотя бы отсутствие больших проблем среди молодежи.
   Поэтому вплоть до последнего времени молодежь рассматривалась всеми политическими акторами лишь как демографическая категория, значение которой возрастало только в ходе избирательных кампаний. Ребят использовали для сбора подписей и для ведения агитации, при этом молодое поколение ничем для функционеров партий не отличалось от стариков и старушек. Старушки были даже предпочтительнее, поскольку им меньше платили. При учете особенностей электоральных баз практически всех партий молодежь также проигрывала пенсионерам, интересы которых намного более понятны как партийным лидерам, так и государственной бюрократии: и те и другие, по сути, сами старики. Молодежь же практически все время оставалась за бортом, и вспоминали о ней только во время тех редких избирательных кампаний, когда без голосов «недорослей» сделать было ничего невозможно.
   Когда в ходе борьбы Бориса Ельцина с Геннадием Зюгановым в 1996 году стало очевидно, что именно голоса молодежи будут решающими, на привлечение этой части электората были брошены все усилия. Были проведены бесплатные концерты популярных певцов, направо и налево раздавались обещания, штаб Ельцина обеспечил массовое участие юношей и девушек в агитационной кампании, за что они получали пусть небольшие, но все же живые деньги. В результате пусть победа Ельцина и остается до сих пор спорной, осознание значимости молодежи как электората у политиков все же появилось. Это наглядно продемонстрировала следующая избирательная кампания – думская 1999 года.
   СПС тогда сделал ставку именно на молодежь, в первую очередь на студенческую. За счет этого (хотя нельзя умалять фактор поддержки Владимира Путина, серьезные финансовые и административные вложения, правильную технологию ведения кампании, популистские заявления, направленные на малый бизнес, и другое), СПС получил рекордные для либералов 5677 тысяч голосов (8,5%), заняв четвертое место. В Думе у правых было 29 мандатов – 24 по федеральному списку и пять по одномандатным округам.
   Однако даже здесь молодежь, хотя и активно участвовавшая в кампании правых и в столице, и в регионах, оставалась всего лишь объектом, а не субъектом политической жизни. Низовые уровни штабов в регионах действительно были заняты сплошь молодежью – стариков даже голосовать за СПС не заставишь, не то что агитировать. Многие мои знакомые работали в той кампании на правых, часть из них потом вступила в партию и двигалась вместе с ней… к закономерному краху. Работа на СПС велась, конечно, больше из коммерческих соображений, но идеологические мотивы также были довольно важны.
   Союз правых сил позиционировался для студенчества как партия молодых лидеров – Бориса Немцова и Ирины Хакамады, как единственная сила, выражающая интересы студенчества, та, которая может дать им, студентам, путевку в жизнь. Немаловажным был экономический мотив: партия гарантировала, что создаст в стране такую экономическую ситуацию, при которой выпускники будут востребованы. Серьезную роль играли и эгоистические факторы – СПС преподносился как политическая структура, намеренная не допустить отмены отсрочек от армии. Агитация среди менее образованной молодежи велась исходя из главного посыла: «старикам пора прекратить управлять нами, дадим власть молодым»! На фоне вечно болеющего полумертвого Ельцина и обрюзгшего немолодого Примакова эта агитация оказалась понятной и доступной. Учитывая низкую политическую образованность молодежи, в то время озабоченной больше курсом доллара, а не тем, кто какой пост в правительстве занимает, понятно, почему такая тактика оказалась успешной.
   Роль молодежи в политике начала меняться только при Путине. Путинские времена, как бы их потом ни охарактеризовали историки, явились периодом, когда молодежи впервые стало «не по барабану» то, что происходит в стране. Стабильность, которая сначала воспринималась как абсолютное благо, а затем как застой, сделала свое дело: речь шла уже не о выживании, а о полноценной жизни. В этой связи можно провести параллель с Европой середины 60-х годов прошлого столетия.
   Основные проблемы западной молодежи 60-х вполне понятны современному человеку, живущему в России. Особенно тому, кто только начинает трудовой путь. Это высокий уровень безработицы (в противовес на Западе действуют сильные и влиятельные профсоюзы); проблемы трудоустройства по профессии (отсюда студенческие и иные профессиональные клубы); мнимое или реальное ущемление в политических правах (отсюда политическая активность, иногда неформатная и даже радикальная); засилье в экономике монополий (антиглобализм); нежелание служить в армии (пацифизм и уклонение от призыва). В СССР предпосылок для всего этого не было. В России же, напротив, наблюдаются все вышеперечисленные симптомы, усугубляемые фактическим отсутствием профсоюзов, студенческих и иных организаций, занимающихся поддержкой и трудоустройством выпускников, война в Чечне, значительная монополизация экономики, высокий порог вхождения в бизнес, кумовство, коррупция, административные барьеры. Можно упомянуть квартирный вопрос, взяточничество при поступлении в вузы, и многое другое. В общем, уже вполне достаточно причин для волнений российской молодежи типа французских в мае – июне 1968 года, где основной составляющей была социально-политическая, и американских, первопричиной которых явилась непопулярная война США во Вьетнаме.
   В России долгое время ничего подобного не происходило. Конечно, нельзя не признать, что бессмысленный симулякр «Идущие вместе» как задумка был гениален. Но воплощение его в жизнь в 2000 году превратилось в фарс. Собирать раз в год многотысячные толпы людей, кричащих «Мы за Путина», конечно, здорово, но когда эти толпы приходится именно собирать, мероприятия, призванные показать единство молодежи и президента, оборачиваются пшиком. Отсутствие внятного политического позиционирования, многочисленные скандалы, а также недоброжелательное отношение прессы успешно прилепили к «Идущим» лейбл безликой группировки «Одобрям-с». Лидер «Идущих» – Василий Якеменко, сделавший себе неплохой пиар и на акциях, и на скандалах, явно показывал, что для него эта организация – лишь ступенька в карьере. Больше из этого молодежного движения никто публике известен не был.
   В молодежной среде к «Идущим вместе» относились и относятся с презрением, хотя попользоваться на халяву пейджерами и бесплатными билетами в кино многие были не прочь. Так, в рядах «Идущих» состоял корреспондент газеты «Коммерсантъ» Олег Кашин, который, кстати, до сих пор не написал заявление о выходе из этой организации. Несколько известных сейчас публицистов и политологов признавались в личных беседах, что приходили к «Идущим» с концептуальными предложениями, которые вежливо выслушивались, но никогда не реализовывались. Естественно, ведь решения-то принимались не самими «Идущими»! В результате безыдейность и невнятность организации окончательно себя дискредитировали, членство в этой организации никаких дивидендов уже не могло принести, и это молодежное движение медленно загнивало. Недавнее назначение нового лидера – неизвестного Павла Тараканова, вроде бы организовавшего в 2003 году отделение в Чечне, о чем до последнего времени за пределами Чечни никто не слышал – дополнительное тому свидетельство. Но распускать это движение никто не будет. Нужно же на всякий случай иметь жупел, чтобы очередному Владимиру Сорокину, Филиппу Киркорову, Геннадию Зюганову или Михаилу Саакашвили устроить веселый денек?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное