Патрацкая Наталья.

Ветер любви

(страница 5 из 26)

скачать книгу бесплатно

Миша решил обойти пятый корпус. У окон певицы Виктории остались следы четырех ножек от стула. А он, увидел, что окна закрыты изнутри и не подумал обойти здание! Вот она разгадка! Или часть разгадки. Так значит, здесь действовало не менее трех человек вместе с певицей Викторией! Один человек вылез с певицей через окно, или ждал ее у окна, он же донес ее вещи до лодки, а второй человек закрыл окно, все поставил на место, убрал и закрыл комнату. Все просто. Или так кажется, что просто.

Остался один вопрос, кто такая певица Виктория? Она поставщик князя Павлина или пленница? Это две большие разницы. Миша хлопнул себя по голове ладонью, и пошел опять за пятый корпус. Следы под окном сильно напоминали следы Паши. След большой. Паша с Вовой одного роста, но размер ногу них разный, – это Миша замечал исподволь. Мог ли Паша донести багаж до лодки на руках? Запросто. Вова мог закрыть окно и комнату? Мог. Спали эту ночь они не с девчонками, это он знал хорошо. Еще он знал от Лианы, что Паша ее ударил о песок, когда добивался ее любви. А Вова у Аллы был второй после князя Павлина! Это он тоже знал. Не знал он, кто был у Аллы после этих двух. Она молчала или никого не было, а был все тот же князь Павлин. Не знала этого и Лиана, а то бы ему точно все выложила. Значит, Алла Лиане не доверяет. Интересно?! А еще по слухам они все пятеро хорошо пели, зря он не пошел на первую репетицию. Так, так, так… И все по таксе. Но кто кому в этой истории платит? Так думал Миша. Но думал – ни он один.

Певица Виктория, посмотрев в зал столовой, определила, что почти все зрители пансионата ее видели и слышали, значит, она свою жизнь в пансионате отработала. Больше всего она хотела оставить своих музыкантов, и сбежать на неделю, а их бы из пансионата никто не выгнал, поскольку все отработано. То, что под вторым дном чемодана у нее лежал пакет с порошком, она не догадывалась. Но о порошке знал музыкант – директор, это он ей подсунул порошок.

Окна музыкантов выходили на наружную сторону корпуса. Чего хотела певица Виктория? Сбежать и все. Ей все надоели. Она попросила помочь в ее бегстве Пашу и Вову. Паша помог донести ей вещи до причала, потому что уход через охраняемые ворота был бы более заметен. На ее счастье или несчастье на горизонте стояла яхта. Она помахала рукой на фоне фонаря. На яхте спустили шлюпку, и доставили певицу на борт яхты.

Паша спокойно вернулся в спящий корпус. Дежурная уже привыкла, что он входит, даже тогда, когда не выходил, и не обратила на него внимание.

Виктория посмотрела на мужчин на яхте и поняла, что дала маху. Доверия они ей не внушали, похоже было, что они ни чем не гнушались. Один тут же сунул нос в ее чемодан, второй потянул к ней руки. Она рассердилась, стала отбиваться, к такому обращению она не привыкла. Чемодан вылетел за борт. Когда яхта проплывала мимо башни, певица запела, чтобы привлечь внимание смотрителя. Он ее услышал, но помогать бескорыстно – это не из его репертуара.

Женщина познала прелести жизни без охраны.

Один из мужиков по кличке Буек ее взял насильно. Второму по кличке Ледок она на дух была не нужна. Первый понял, что можно выслужиться перед князем Павлином и взял курс на замок. Даме он приказал молчать о насилие, тогда она останется жива.

Князь Павлин, увидев, что его ребята поймали золотую курочку, не стал их бранить за внеурочный визит. Им оплатили доставку певицы, которую трудно было не узнать. В гардеробе нашлась одежда для певицы. Поговорив с Викторией, князь Павлин попросил ее добровольно остаться на неделю. От нее он потребовал, чтобы пела каждый вечер по три песни без музыкального сопровождения, больше ее пения он не мог выносить.

Виктория попала в знакомую до боли золотую клетку: спальная комната, терраса, маленький дворик с цветами – это все, что она могла видеть. Мало кто знал, что она жена князя Павлина, что они оба без моря жить долго не могут.

К Виктории относились предупредительно, но никуда не выпускали. Князь Павлин на близости с ней не настаивал, свою страсть он утолил с Аллой, и был элементарно пуст. Желанья у него отсутствовали, но он не мог отказать себе в удовольствии вновь видеть блистательную певицу на своей территории, тем более что она сама попала в сети яхты. Небольшие усилия его людей, и она у него дома по своей воле.

Вечером Виктория в пансионате не появилась.

Наступила теплая ночь. Луна спала за тучами. Стрекотали тихо сверчки. Светились светлячки.

Лиана согласилась отнести пакет смотрителю утром, а пока она смотрела в окно. В ее голове стояли вопросы Миши. Детектив ей все больше нравился. Их души как бы играли на одной волне интересов.

Миша в это время смотрел в окно и мечтал о Лиане. Их чувства соединились где-то в ночном небе. Они мечтали. Потом одновременно легли спать и снились друг другу.

Алла лежала с открытыми глазами. Вова спал рядом с ней. Два ее партнера: князь Павлин и Вова прошли через ее мысли. Потом она с обидой вспомнила, как князь Павлин ее отдал двум охранникам после себя, содрогнулась от ужаса воспоминаний. Третий раз он к ней совсем не прикасался, сразу отдал тем же охранникам, а сам сидел в кресле, пил красное вино из бокала, наблюдал за их действиями. Она брезгливо передернулась. Ее нервы были на пределе, хотелось реветь, рыдать, но она молчала, как затравленный зверь. Она заснула, и слегка стонала во сне.

Певица Виктория лежала в золотой спальной комнате. Ее никто не тревожил, но ей было страшно, жутко и обидно. Среди золота и роскоши не было простого телевизора, не было радио, не было книг и журналов. Она лежала и смотрела в темную ночь за окном, которое выходило на веранду, а окна веранды выходили в маленький цветник, дальше один большой забор… Виктория грустно вздохнула и вспомнила, что любимую сумку на колесиках она потеряла вместе с вещами, потом она подумала о матросе с яхты и уснула.

Князь Павлин спал один. Два охранника, с которыми он делился Аллой, спали за его дверью, сидя в креслах. Совесть его не мучила, он старел. Женщины ему все меньше были нужны. Алла и так дважды его завела, что было для него уже большой редкостью и радостью. А охранников-то он должен был порадовать? Вот и поделился, как последним куском хлеба, своей последней любовью. Он думал, что Алла будет об этом молчать.


Утро пролилось дождем. В пансионате все сидели по своим номерам, в столовую ходили по переходам между корпусами. Музыканты долбили ракетками по белым шарикам. Стук и крик слышно было далеко по коридорам здания. Музыкант – директор сидел один в номере, он думал о порошке, который стоил много денег, хоть и не был наркотиком, в том и была его ценность, а действие на организм человека оказывал вполне определенное, как снотворное. Он уже знал, что выловили чемодан, но как его заполучить? Миша сам пришел к нему в номер и прямо спросил про порошок. Музыкант – директор вздрогнул.

– Где Виктория? – спросил Миша у директора – музыканта.

– Этого я не знаю, – боязливо передернулся музыкант.

– У нее был в чемодане порошок белого цвета?

– Был, но это не наркотик, это снотворное, успокоительное средство, не спрессованное в таблетки по просьбе заказчика.

– Откуда порошок, для кого он? – продолжил допрос Миша.

– С фармацевтического завода. Кому предназначался, я не знаю. Я должен был его отнести смотрителю башни. Дальнейший путь порошка мне не известен.

– Порошок я вам отдам, вы его отнесете смотрителю, а мы посмотрим, куда он дальше пойдет. Согласны?

– У меня нет выбора. А насчет певицы Виктории, ее надо неделю подождать, если не появиться, тогда искать. С ней такое уже было, сбегала она ото всех.

– Вот порошок. Действуйте, как договорились.

Миша, закрыв дверь, почувствовал чувство легкости, что не надо в это дело Лиану втягивать. Она ему была дорога.

Дождь прекратился. Люди стали выходить из корпусов. Четверка из корпуса направилась к танцевальной веранде. Миша, увидев их шествие, подошел к ним поближе.

– Лиана, я не хочу ехать в твой город, – сказал Паша.

– Кто бы в этом сомневался, – отозвалась огорченная Лиана.

– И правильно, мы с Лианой одни уедем к себе домой, – сказала без эмоций Алла.

– Разъедимся по своим домам и дело с концом, – промолвил безразлично Вова.

– Мужчины, а где певица Виктория, это вы ей помогли бежать? – спросила Лиана, изображая заинтересованность в чужой судьбе.

– Ну, ты следопыт, от тебя ничего не скроешь! Да, это мы донесли вещи до причала. Яхта ждала на горизонте. За Викторией выслали шлюпка, – ответил Паша.

– А почему нашли ее вещи? – спросила Алла.

– Вот этого я не знаю, – честно ответил Паша.

– Интересно, где она сейчас находится? – спросила Алла, ни к кому не обращаясь.

– Алла, она там, где ты была, – раздраженно сказал Вова.

– Что? Она у князя Павлина? – выпалила ревниво Алла.

– И ты к нему хочешь? – язвительно спросил Паша.

– Хочу! Вот хочу и все! Да, я хочу к нему, но он меня не хочет, а теперь у него еще эта певица Виктория! – раскричалась Алла.

– Алла, мы тебя можем отвезти во дворец Павлина на белом теплоходе, он туда через день ходит, – сказал ей Вова, с издевательскими нотками в голосе.

– Сама уеду! – крикнула Алла полная ревности к сопернице.

– Вот до чего дошла любовь! Женщина к мужику собралась ехать, а у него другая! – завопил Вова.

– Не трави душу! Денег нет, а то бы поехала, – крикнула Алла.

– Алла, так мы тебе наскребем на дорожку, – сказал Вова, – мы и до теплохода тебя проводим, а хозяйкой станешь, авось про нас не забудешь.

– О, редиски! Вот издеваются! – Алла вздрогнула и ушла с террасы.

– Лиана, а ты куда хочешь? В сторожку в домино поиграть? – спросил Паша.

– Миша надо мной не издевался, как вы! Паша ко мне больше не подходи! Считаю, что я отработала пансионат, – сказала Лиана и пошла, догонять Аллу.

Миша всех четверых выслушал и незаметно покинул свой наблюдательный пункт в кустах. Мысль, о причастности Павла и Вовы к побегу певицы, полностью подтвердилась. Он понял, что певица вернется, пусть не сразу, но вернется. Белая яхта в этих местах была только у князя Павлина. Миша пошел докладывать о событиях директору пансионата, у каждого свой в жизни начальник. Директор должен знать все, но его почти никто не знал и не видел.

Директором пансионата работал незабвенный господин, он спокойно сидел в кабинете, как простой чиновник с обычным именем Иван Сергеевич. Но то, что директор пансионата Иван Сергеевич и пресловутый князь Павлин одно лицо, мало кто знал. Этого не знал и сам Миша, он лишь догадывался, рассказывая директору все, что сам знал. Директора могла бы узнать Алла, но Вова его не видел, когда они были у него в замке. За ними и их любовью князь Павлин от скуки наблюдал сквозь хитрое зеркало: он их видел, а они его не видели. А кто Аллу пустит к директору? Никто! Но о желаниях Аллы, Миша сообщил директору пансионата.

Директор выдал Мише премию, и тот счастливый пошел в свою сторожку играть в домино. Князь Павлин задумался. Оказывается, Алла его не забыла. Мало того, она его ревновала! Это было полной неожиданностью. Это было приятной неожиданностью!

«Ох, как скучно, – подумал он. – Все знаю, нет серьезного противника».

– Есть! – сказал вслух, сидящий в нем глубоко князь Павлин, – надо, чтобы Лиана следила за смотрителем, когда ему передадут порошок, и позвонил Мише.

– Миша, Иван Сергеевич тебя беспокоит, сделай так, чтобы твоя мудрая Лиана проследила за музыкантом-директором, когда тот будет передавать порошок смотрителю. Не упусти момент. Пусть она ведет этот порошок до князя Павлина!

– Будет сделано, сейчас все на обеде, я их у столовой встречу, – усмехнулся мысленно Миша, но удержался от комментариев.

– Бери машину! Важно, чтобы Лиана видела момент передачи товара, оторви ее от сопровождающих ее лиц под любым предлогом! На карте честь пансионата!

Князь Павлин любил быть двуликим Иваном Сергеевичем.

Миша заглянул в столовую: музыканты ели, пили. На коленях у музыканта-директора лежал пакет, товар был на месте. Вся четверка была в сборе. Он направился к своему столику, быстро поел, пошел наперерез Лиане. Паша сделал недовольное лицо. Лиана подошла к Мише.

– Лиана, идем со мной! Мы с тобой поедем к башне.

– Интересно, поехали Миша, – сказала Лиана и помахала остальным.

Лиана и Миша, не оглядываясь, пошли к центральному выходу из пансионата, где стояла служебная машина для разъездов. Он сам сел за руль.

– Лиана, я тебя подвезу, но рядом с тобой меня быть не должно, ты будешь следить за входом в башню. Есть предположение, что сегодня будет передана контрабанда смотрителю. Ты проследи, кто передаст ему пакет, постарайся увидеть того, кому смотритель потом передаст пакет. Вот карандаши, бумага. Ты сиди и рисуй, на тебя не будут обращать внимание. Ты говорила смотрителю, что художница, так вот и рисуй с натуры морские волны.

Миша отвез Лиану к башне и исчез в стороне городского рынка. Она села рисовать. Смотритель сам подошел к Лиане и спросил:

– Девушка, у тебя памяти совсем нет? Решила волны рисовать с натуры? Рисуй, а мне не мешай. Если бы ты еще немного в сторонку села от башни, вон на том валуне.

– Хорошо, я пересяду. Какие сегодня волны красивые!

– Чего ты в них нашла? А, все художники убогие, что на них обижаться, – проговорил смотритель и пошел к башне.

Минут через двадцать показался музыкант – директор. Он подсел к смотрителю, потом поднялся на смотровую площадку, а вниз спустился без пакета. Лиана пакет заметила, но еще она заметила, что пакета в руках, возвращающего музыканта – директора не было. Смотритель после ухода музыканта – директора повеселел.

– О, рисует. Смотри ты, а волны, как живые. Девушка, а ты и впрямь художница! Мне бы волны свои подарила, я их на стенку повешу.

– Один рисунок я вам подарю, сегодня волны хорошо получились, но мне еще надо немного их дорисовать.

– Ладно, рисуй, девушка, раз мне рисуешь.

У Лианы возникло ощущение, что смотритель принял на душу грамм сто водки или больше, и был навеселе и взволнован. Она сидела, рисовала, и не поворачивала голову в сторону смотрителя. Прошло полчаса перед тем, как появилась яхта.

Смотритель с пакетиком пошел к берегу, взял лодку…

– Ой, подождите! Я с вами хочу прокатиться! – закричала Лиана.

– Девушка, ты чего ко мне привязалась? – спросил смотритель.

– Я не к вам, я к волнам привязалась, – сказала Лиана и полезла в лодку смотрителя. Рисунок она оставила под валуном.

– Ладно, плыли на яхту.

– Бабу, зачем привез? – спросил матрос недовольным голосом.

– Это не баба, а художница. Она волны рисует, она с вами хочет прокатиться.

– А можно?! – прокричала Лиана свой вопрос.

– Садись и не мешай, а сюда мы только к вечеру вернемся.

Глава 6

Пакет с белым порошком исчез в трюме яхты. Лиана села на корме. Мужчины разговаривали. Смотритель сел в свою шлюпку и поплыл к берегу. Яхта взяла курс, известный Лиане по экскурсии на теплоходе. Она сидела, смотрела, молчала. Последнее, что она заметила на берегу, так это машину Миши. Смотритель ему что-то сказал. Миша пошел и взял рисунок под валуном.

Яхта набрала скорость, и спасательная башня исчезла из поля зрения. К Лиане мужчины относились на редкость равнодушно, они ее воспринимали, как убогую личность, рисующую волны. С виду она напоминала серую мышь, и весьма невзрачную. Это певица Виктория была вся из себя, и выпрыгивала при ходьбе из своего платья. А у Лианы все было закрыто и сама она – скучная. Матросы Буек и Ледок о ней сразу забыли.

Яхту встретил на причале сам князь Павлин в шикарной светлой одежде. Лиана заметила, что пакет отнес Буек в боковую дверь замка. И в этот момент к ней важно подошел князь Павлин. Он сказал, что ему уже известно, что она художница, и у него есть для нее заказ.

Лиана тут же выросла сама в своих глазах. Они вошли во дворец Павлина. Ей показалось, что число зеркал в замке больше числа самих стен, она отражалась со всех сторон, и быстро почувствовала, что ее одежда мало подходит к этому замку.

Князь Павлин заметил смену ее настроения, но продолжал показывать картинную галерею, состоящую из одних павлинов, изображенных на полотнах.

– Лиана, мне нужен павлин на фоне морских волн. У меня есть живой павлин, его необходимо нарисовать на фоне моря. Справишься с такой работой?

– Думаю, да.

Князь Павлин внимательно посмотрел на скромную девушку и решил, что ему необходимо отправить певицу назад в пансионат: не волновала его певица. Он позвонил на яхту, и сказал, чтобы певицу доставили в пансионат сегодня же, и чем быстрее, тем лучше. Провожать ее он не вышел.

Виктория обрадовалась тому, от чего недавно сбежала.

Лиане предоставили на выбор парчовые халаты с павлинами, они были относительно безразмерными. Она примерила один халат, и почувствовала себя вполне комфортно.

Князь Павлин посмотрел на Лиану и понял, чем она отличается от энергичной Аллы, и еще больше от нервной певицы Виктории – спокойствием. В ней была основательность. Она ходила, а не бегала и не летала, она ничего не просила, но внимательно смотрела на картины. Он предложил ей сесть в кресло. Им привезли столик с едой и напитками.

Впервые в жизни князь Павлин почувствовал себя в своем дворце – дома. Лиана не роптала, без жеманства ела пирожки и запивала компотом, и была спокойна. С ней не надо было хитрить, ухаживать, выворачиваться наизнанку. Можно было просто сидеть, есть, пить, молчать. В ней не было кричащей сексуальности певицы, но она приятно радовала глаза, искушенного любителя женщин.

– Лиана, для вас у меня есть комната, а все, что потребуется для написания картины – доставят. Вы напишите, что нужно.

Князь Павлин ушел в свои покои. Михайловна проводила Лиану в золотую комнату, где жила певица Виктория.

– Я не буду работать в этой комнате! – возмутилась Лиана и спросила: Есть комната выше этажом?

– Есть, но она намного проще, и сейчас она занята.

– Пойдемте, пожалуйста, и посмотрим на вид из окна из комнаты выше этажом.

Михайловна показала девушке комнаты на верхнем этаже.

Лиана выбрала одну комнату с видом на море, которую ей быстро освободили. Она написала перечень предметов, необходимых для работы над картиной. Лиана включила мобильный телефон, но он не работал. В окно она увидела, как певица Виктория села на яхту, которая поплыла в сторону пансионата. «Смена пленниц», – подумала девушка, и услышала крики павлинов на птичьем дворе. Страшно в замке ей не было, но и скучно тоже не было.

У Лианы появились приятные заботы, ей привезли все, что она заказала для работы над картиной. Павлина она нарисовала карандашом, море на эскизах прорисовала весьма подробно, нужно был объединить рисунки, и все изобразить маслом на холсте. Она трудилась в своей комнате на верхнем этаже замка.

Князь Павлин иногда заходил к Лиане в комнату, сидел в кресле, смотрел и уходил. Она все больше ему нравилась. Он не пытался ею завладеть, не пытался напоить, околдовать своим богатством. Он хотел одного, чтобы она всегда была в его доме. У него не было рядом дочери, и впервые в жизни у него возникло желание оберегать, а не нападать. Он знал, что через четыре дня ей надо уезжать домой. Успеет ли она написать картину? Скорее да, чем нет.

Лиана работала над картиной, и была счастлива. На шкатулках она писала – рисовала картинки на заданную тему, размер которых был сильно ограничен. На холсте она писала так, как ей того хотелось. «Так бы и рисовала здесь всю жизнь», – мелькала в ее голове мысль, и тут за окном она увидела белую бабочку. Лиана открыла окно.

Бабочка быстро нашла перья павлина в вазе на окне. Девушка посмотрела на перья и удивилась тому, что рядом с ними протянуты провода, но решила, что это не ее дело, не ее комната, и эти чужие перья и провода она не тронет.

Певица Виктория пришла на ужин красивая. Люди в столовой встретили ее оглушительными аплодисментами. Она в ответ пригласила всех на концерт в концертном зале пансионата после восьми вечера. Народ ответил дружными хлопками в ладоши.

Виктория подошла к трио: Паше, Алле и Вове, и пригласила их выступить вместе с ней. Они согласились. О Лиане не вспоминали, все были твердо уверены в одном: раз здесь Алла и Виктория, значит Лиана там, где были они.

Через час зрители пришли в концертный зал. Виктория хорошо отдохнула, и выступала с чувством, пела она своим голосом без всякой фанеры. Трио за ее спиной пело от души, но их микрофоны звучали глуше. Они ей вторили, как волны, а слышно было ее – певицу.

Музыканты играли с вдохновением, они лучились от счастья, ведь их прима, душа и зарплата – Виктория вернулась из короткого путешествия, да еще с хорошим настроением.

После концерта Паша крутился у трона Виктории. Он таял от ее вида, и от звуков ее голоса. Музыканты не стали мешать очередному поклоннику примы. Естественно Паша пришел к певице в номер. Купил шампанское и конфеты. Решил, что раз буфетчица другая, значит с шампанским все нормально.

Певица устала от презрительного невнимания князя Павлина, а тут Паша перед ней просто стелился. Она была польщена. Рабов Виктория любила. Вдвоем они выпили всю бутылку шампанского и съели часть конфет. Павла Виктория не отвергла. Они вдвоем легли на кровать, но, с ними что-то произошло: они забыли, зачем легли, и просто уснули.

Утром Виктория и Павел не могли проснуться. Вова и музыканты заглянули в окно Виктории. Шторы были слегка открыты. Они увидели, что певица и Паша спят в одежде на одной кровати.

Директор пансионата получил информацию о певице Виктории, ведь это его служба добавляла снотворное в бутылки. У них была разработана своя технология по введению снотворного в вино – водочные бутылки. Новая партия специально была сделана слабее, чтобы не сразу понимали, почему уснули. Результаты всегда докладывались директору. Его это развлекало, а особенно то, что происходило с его отдыхающими.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное