Оксана Панкеева.

Поступь Повелителя

(страница 7 из 42)

скачать книгу бесплатно

История оказалась действительно бредовая. По уверениям Жасмины, некая злобная ворона задалась целью похитить ее любимую черепашку Шарлотту. С почти человеческой хитростью и коварством, с настойчивостью истинного маньяка зловещая птица уже несколько раз проникала во дворец и всякий раз делала одно и то же – открывала клетку с черепахой и пыталась бедную Шарлотту куда-то унести. Принцесса была в отчаянии. Никто не желал ее слушать, а между тем ее животным грозила опасность! Вдруг вороне надоест доставать непробиваемую черепаху, и она примется за других зверюшек? Ведь есть еще попугайчик, морская свинка, совершенно беззащитный хомячок и очаровательный кролик, которого принцесса лично поймала вчера в саду.

Рельмо утешил девочку, заверив, что черепаха тяжелая и далеко ее не унесет никакая ворона, а также посоветовал поставить в комнате силки, изловить птицу и присоединить к своему домашнему зоопарку.

Ее матушке он посоветовал бросать своего непроспатого главнокомандующего, собирать все верные войска и уходить на север, в Лондру. Ни Ортан, ни Мистралия не успеют организовать успешную оборону, да и Галлант вряд ли сможет оказать сопротивление. А если стянуть армии всех держав в одно многотысячное войско, что-то может и получиться.

В Голдиане с утра случился обвал рынка ценных бумаг и четыре крупных банкротства, ничто другое президента пока не волновало. Даже судьба пропавшей бабушки перешла в разряд глубоко теоретических вопросов, меркнущих перед проблемами насущными и материальными.

В Поморье было весело. Зиновий, как всегда, носился перепуганным тушканчиком, махал руками и на всех орал, требуя немедленно каких-нибудь действий. Да хоть каких, главное – что-то делать, не сидеть сложа руки! Сколько можно думать, пора что-то предпринимать! Словом, «чего тут думать, прыгать надо!». Пафнутий молча размышлял, не обращая внимания на активного папеньку. Его левая рука лежала на рукояти меча. Постоянно, не отпуская ни на миг.

В Лондре, хвала богам, не пришлось являться ко двору. Все новости рассказал Амарго. Хороших среди них не наблюдалось.

В Ортане мэтра Максимильяно ждала очередная головоломная задача от его величества Шеллара. Причем король дожидался прямо в кабинете Стеллы, а рядом сидела королева с двумя тюками багажа. Один тюк был небольшой, мягкий и круглый, а второй – длинный, неровный и тяжело позвякивающий. Спасибо, ваше величество, что хоть в каморку вломиться не додумались! Вот бы удивился «племянник мэтра Альберто», полевой агент Тенгиз Хурцилава…

– Мэтр, у меня к вам два вопроса, – едва успев поздороваться, перешел к делу Шеллар. – Во-первых, куда мне девать Киру? Во-вторых, пришла пора нам с вами уединиться и поработать над тем вопросом, который мы обсуждали вчера.

– Не рано? – почти автоматически отозвался Рельмо, слегка удивленный такой спешкой.

– Не думаю. Если сейчас вам некогда, давайте встретимся позже. Но непременно сегодня. Понимаете, мне выпадает редкая возможность…

Выслушав новости и очередной авантюрный проект его величества, мэтр Максимильяно все же сослался на недостаток времени и пообещал заглянуть ближе к полуночи.

Ему еще надо было наведаться в Арборино, рассказать новости своему королю, проводить отплывающий флот и посвятить с полчаса душеспасительным беседам. Орландо, конечно, понимает, что отвезти Эльвиру в Ортан и отправить вместе с Кирой в надежное тайное место, неизвестное даже их мужьям, – самое разумное решение, но все равно немного поплачет.

Глава 4

Гостей он любил, но он любил знакомых гостей и предпочитал приглашать их сам.

Дж. Р. Р. Толкиен


Карта порталов, обнаруженная в лаборатории придворного мага в Гелиополисе, на первый взгляд казалась бесценным кладом. Полное описание, разметка по времени, расчеты и комментарии – Харган поначалу ошалел от такого богатства. В ситуации, когда на все войско – единственный телепортист, ориентиры сами собой с неба не падают, а путешествия верхом – большая проблема, возможность перемещаться через естественные порталы казалась подарком судьбы.

Очень скоро этот подарок здорово разочаровал. При экспериментальной проверке оказалось, что между мирами порталы работают нормально, а в пределах этого мира ведут совсем не туда, куда указывалось в записях мага. Время совпадало до секунды, а вот направление – увы. Заподозрив, что карта фальшивая, Харган велел как следует допросить учеников придворного мага, но один из них совсем ничего не знал об исследованиях наставника, другой же клялся всем святым, что карта настоящая. По его мнению, порталы перекосило из-за постороннего вмешательства в структуру преломлений, и теперь нужно изучать их заново и составлять новую карту. Проще говоря, виноват был излучатель.

Ученика пощадили и приказали самостоятельно изучить работу порталов и составить новую карту. А никого не колышет, что он потерял Силу и не чувствует этой самой «структуры». Пусть хоть на себе проверяет, хоть теоретически рассчитывает, а результат чтоб был.

Харган не особенно верил, что результат действительно будет. Под угрозой смерти люди часто способны на невероятные деяния, но законов природы пока никто не отменял. Вряд ли маг, лишенный Силы, сумеет разобраться в недоступных для него материях. Но все же стоило попытаться, вдруг балбеса осенит. Или он и в самом деле сам попрыгает по порталам и зафиксирует новые точки. В сопровождении двух вампиров, разумеется.

Из-за привязанности своих перемещений к привычным ориентирам Харган назначал встречи с потенциальными последователями в месте, где он уже бывал ранее, – на окраине Даэн-Рисса, в небольшом парке у чистого, как зеркало, пруда. Днем здесь было довольно людно, ночью же по парку ходить опасались. В пруду якобы обитали русалки, обиженные на весь мужской род, меж деревьями бродили лесные духи, весьма охочие до женского полу, а по аллеям прогуливались призраки и пугали всех без разбору. Харган до сих пор не встретил в парке ни одного сверхъестественного существа, а вот небольшая беседка у пруда ему невероятно понравилась. Здесь так хорошо было сидеть, ожидая назначенной встречи, и предаваться отстраненному созерцанию.

По аллеям затопотали копыта, послышались команды кучера, чуть дребезжащий звук подъезжающей кареты. Фырканье лошадей, стук дверцы, шаги. Харган ждал, не оборачиваясь.

Сейчас они подойдут, усядутся напротив и закроют своими рожами прекрасный вид на пруд, где отражаются звезды. Зачем же отводить взгляд, если можно полюбоваться еще несколько мгновений?

Темная фигура в плаще с низко надвинутым капюшоном протиснулась между скамейкой и столиком и уселась напротив. «Что-то не так!» – вскинулось подсознание. Мгновением позже Харган уже вполне осознанно увидел, что именно не так. Мало того, что фигура одна, а не три, как договаривались. Она гораздо выше ростом.

– Приветствую вас, господин наместник.

И голос не тот.

– В чем дело? – медленно произнес Харган, быстро оглядываясь на карету. Пальцы под столом уже плели «шелковую удавку» на всякий случай. – Почему не пришли те, кто вел со мной переговоры раньше?

– Увы, у них нет такой возможности, – глухо ответили из-под капюшона. – Сегодня вечером герцоги Гирранди и Дварри были арестованы по обвинению в государственной измене. Ввиду чистосердечного признания своих преступлений милосердно расстреляны, тела же их сожжены, и сейчас пепел уже развеивают над Риссой. Дабы не повторилась история с телом господина Хаббарда.

– Кто ты? – еще медленнее, чтобы успеть закончить заклинание, спросил Харган. – Их соратник, принесший печальную весть, или враг, выпытавший у них место встречи, чтобы устроить на меня засаду? Потому и лицо спрятал?

– Скажем так, я конкурент, жаждущий занять их место. Не в королевской темнице, разумеется, а в вашей сделке. Лицо же я спрятал, дабы вы не занервничали и сгоряча не пальнули в меня чем-нибудь.

– И за этим, – начиная закипать, но все еще спокойно уточнил наместник, – ты выдал их? Чтобы занять их место? А ты не подумал, что ваш умник-король может устроить здесь засаду? Я сумею уйти, а вот ты отправишься вслед за теми, кого предал. И пепел развеют. Хотя последнее напрасная трата времени, я не потружусь тебя поднимать. А может, мне самому тебя сейчас?…

– Не стоит, – ухмыльнулись под капюшоном. – Вы ошибаетесь. Я их не выдавал. И даже не знаю, кто именно, это надо у Флавиуса спросить, если желаете. Засады здесь тоже нет. Я один. Слово короля.

Человек неторопливо откинул капюшон, и Харган наконец получил возможность увидеть вблизи, лицом к лицу, его величество Шеллара III. Правда, это была уже вторая мысль, промелькнувшая в гребенчатой голове демона. Первая же инстинктивная реакция была: «Мутант!»

– Видите ли, я не люблю, когда подчиненные шустрят поперед меня и пытаются отхватить куски, на которые я нацелился сам, – продолжал между тем король, пользуясь минутным замешательством собеседника. – Равно не люблю, когда меня намереваются убить, да еще из таких низменных побуждений, как корысть, и притом чужими руками. Вы же ничего на этом не теряете. С таким же успехом вы можете договориться со мной. По крайней мере, это будет куда более законно, да и вам обойдется дешевле.

– Какова наглость! – выговорил изумленный наместник.

– Напротив, – улыбнулся Шеллар. – Уверен, что герцог Гирранди в награду за свое предательство просил у вас минимум мою корону. Я же предлагаю более выгодный для вас вариант. Можете править этой страной сами, можете посадить своего человека – я не претендую на сохранение номинальной власти. Мне и так уже надоело. Всегда предпочитал оставаться в тени.

– Что тогда? – Харган едва удержал презрительную усмешку. Люди, как они мелки и как в этом похожи! Старейшина Глоув, герцог Гирранди, теперь еще этот король… В каком бы мире они ни обитали, их желания одинаково мелки и корыстны. Если их положение позволяет торговаться – деньги и власть, если же нет – их жалкая никчемная жизнь…

– Я попрошу вас дать мне возможность участвовать в создании нового общества. Я тут набросал кое-какую программу, но это еще так, только наметки, черновик, здесь многое не учтено… Словом, я бы хотел устроить все так, чтобы и вы получили то, что желаете, и мой народ при этом не пострадал. Чтобы смена власти произошла мирно, спокойно, без смуты, резни и грабежей. Знаете, народ… он чем-то похож на женщину. С ним всегда можно найти общий язык и добиться желаемого, не прибегая к угрозам, оскорблениям и рукоприкладству.

Нет, он действительно редкий наглец!

– Тебе не кажется, что в твоем положении стоит просить – и очень убедительно просить! – чтобы я сохранил твою презренную жизнь? Ты понимаешь, что она уже сейчас не стоит стреляной гильзы, и только от моей прихоти зависит, убить тебя прямо сейчас или после захвата дворца?

– Вы кажетесь мне разумным человеком, способным понять, что живой я принесу вам больше пользы. А просить о том, о чем вы упомянули, не входило в мои намерения. Причин тому есть несколько. Во-первых, эти просьбы бессмысленны, так как никоим образом не повлияют на ваше решение. Во-вторых, я уже перечислил вам то, что мне действительно нужно, и ваше согласие само по себе означает сохранение жизни. В-третьих, если вам не нравится изложенный мною вариант и вы все же намерены действовать силой, мы вновь возвращаемся к во-первых. В-четвертых, если на вас вдруг снизойдет несвойственное вам милосердие, я очень сомневаюсь, что выпрошенная у вас жизнь будет хоть немногим лучше смерти. В-пятых, вы сделаете из меня мученика и дадите вашим противникам весьма успешный, веками проверенный символ. В-шестых, вы не спросили мнения вашего наставника на этот счет, а у него оно может оказаться противоположным. В-седьмых, просить пощады – недостойно короля…

– Довольно! – не выдержал Харган. – Не понимаю, что вы не поделили с Генри Хаббардом, в жизни не встречал более схожих людей!

– В вашем мире нет юристов, – улыбнулся король. Так непринужденно, словно и не он только что рассуждал о собственной смерти. – И нет законов. Потому мы и кажемся вам странными. На самом деле мы ничуть не похожи, всего лишь профессиональное занудство. Но вернемся к моему предложению. Оно вам чем-то не нравится? У вас были другие планы? Осмелюсь напомнить, силовой метод вы уже испытали на Мистралии, и он себя не оправдал. Репрессии вызывали только новые протесты и новых недовольных. Кстати, могу поведать вам одну весьма поучительную историю на эту тему. Человека, о котором пойдет речь, я имел честь знать лично…

– Помолчи!

– Как пожелаете. Однако я бы рекомендовал вам все же поинтересоваться мнением Повелителя, прежде чем пускать в дело заклятие, которое вы держите под столом.

Харган вспомнил рассуждения об уникальном генетическом материале и засомневался. Вот тут наглый король был прав, Повелителя надо спросить. Может, он пожелает засадить этого мутанта в «крольчатник» или какой-нибудь важный опыт на нем произвести…

– Жди, – коротко сказал демон. – Я спрошу Повелителя и потом дам тебе ответ.

– Где и когда? – немедленно принялся уточнять Шеллар.

– Потом решим. Сейчас меня интересует другое. У тебя есть карта порталов?

– Есть, – с готовностью согласился король. – А разве в Эгине у мэтра Хирона не было точно такой же, да еще и с комментариями?

– Мне нужно их сверить.

– Если желаете, можем прокатиться до дворца. Она там.

Харган заколебался.

– А лошади не понесут?

– Вас боятся лошади? Ах, как неудобно… возможно, если вы будете внутри кареты, они не заметят? Заодно возьмете ориентиры, чтобы вы могли навещать меня без всех этих путешествий за город.

Харган, который намеревался действительно взять ориентиры, только тайком, в очередной раз изумился бесстрашному нахальству собеседника.

– А ты не боишься, что я воспользуюсь ими для атаки?

Король пожал плечами, поднимаясь.

– Вы же не боитесь, что я заманиваю вас к себе в гости с целью убить?

– Как Генри и его приятелей? – Харган широко ухмыльнулся, но зубы короля не впечатлили. – Нет, не боюсь. А вот тебе бы стоило. Ты же не знаешь, что посоветует мне Повелитель.

– Я могу это предположить. Потому и затеял наш разговор. Сбор информации, анализ, выводы – никакой магии, только работа ума. Знаете, меня ведь уважают в этом мире отнюдь не за красивые глаза.

Харган слегка замешкался, вдруг сообразив, что не имеет понятия, какие глаза должны считаться красивыми для мужчины, и из-за этого не улавливает смысла сказанного.

– А они у тебя действительно красивые?

– Шутить изволите? Люди пугаются.

– Люди вообще пугливы, – ухмыльнулся Харган. – Ты бы видел, как меня пугаются.

– Напрасно. – Король вдруг посерьезнел, словно речь зашла о чем-то важном. – То есть, я имею в виду, они не того боятся. Внешность – далеко не самое страшное, что в вас есть.

Как бы в подтверждение его слов, лошади захрапели, заржали и заплясали на месте. Впрочем, когда пугающий пассажир скрылся в недрах кареты, немного успокоились и двинулись мерной рысью.

Харган пребывал в некотором смятении. Сам он отлично знал, что внешность – не самое страшное, но никогда не слышал этого от других людей. До сих пор приятное чувство, что тебя понимают, он испытывал только при общении с наставником. Понимание со стороны постороннего человека было странным и непривычным.

– А вот Алиса все время пугалась зубов… – непонятно зачем вдруг вспомнил он.

– Глупая женщина… – фыркнул Шеллар. – Можно подумать, вы этими зубами кусаетесь.

– Кстати, ее тоже казнили?

– Нет. Знаете, как раз ее я сентиментально пощадил. Все-таки когда-то она была моей фавориткой и подарила много приятных воспоминаний. Неприятных тоже, но к дамам я всегда был снисходителен. Даже когда они вслух называли меня уродом.

– А ты действительно по местным меркам такой уж урод?

С противоположного сиденья донеслось невеселое хмыканье.

– По вашим меркам это расценивается иначе?

– Две руки, две ноги, – начал рассуждать Харган. – Глаза, нос и рот на месте, вся кожа одного цвета, внутренние органы нормально развиты. Рост не выходит за пределы нормы. В чем заключается уродство? Только в нарушении формы лица?

– Не в самом факте нарушения, а в его восприятии с эстетической точки зрения. У вас существует понятие красоты, или физиологическая норма уже считается пределом мечтаний?

– Существует. Только оно отличается от вашего и редко встречается во плоти. – Разговор явно уходил куда-то не туда, и демон решил сменить тему. – Далеко ехать?

– Не очень. А что не так с порталами, что вам потребовалось сверять карты?

– Подозреваю, что мне подсунули фальшивую.

– Это интуитивное подозрение, или обнаружились фактические несоответствия?

– Не слишком ли много вопросов ты задаешь?

– Выберите тему для беседы сами. Возможно, у вас есть ко мне какие-либо вопросы?

– Есть, – злорадно ухмыльнулся наместник. – Например, подробный план твоего дворца и расположение охраны.

– Все это будет в вашем полном распоряжении, как только мы достигнем согласия по основному вопросу наших переговоров, – невозмутимо ответствовал Шеллар, и неясно было – то ли он не уловил издевательского подтекста вопроса, то ли ответ был настолько же издевательским. – И дворец, и охрана, и казна, и даже Камилла.

– Ты собираешься подарить мне одну из своих женщин? – Это действительно было смешно. Как будто не понимает, что они и так будут принадлежать наместнику Повелителя. Со всеми потрохами.

– Женщины у нас не являются собственностью. По крайней мере, незамужние. Они свободны выбирать себе любовника. Но готов спорить, что Камилла с Алисой повыдергают друг дружке все волосы за право пользоваться вашим расположением.

– И здесь корысть…

Презрение, которое пытался высказать Харган, получилось на удивление горьким.

– Простите, я полагал, что вас не интересуют их мотивы. Мне даже в голову не приходило, что вы нуждаетесь в чем-то большем, чем просто секс. Судя по тому, с какой легкостью и жестокостью вы насилуете и убиваете, трудно предположить, будто вас привлекают возвышенные чувства. Согласен, продажная любовь безнравственна. Но, на мой взгляд, все же нравственней, чем насилие.

– С чего ты взял, что меня беспокоит ваша нравственность?

– В таком случае с каких позиций вы осуждаете корысть?

– Мне противны трусы, предатели и корыстолюбцы. Не потому, что это «безнравственно», а потому, что вызывает отвращение лично у меня. По долгу службы мне приходится с ними общаться, использовать их, хвалить и поощрять. Но сколько бы ни уверял наставник, что они необходимы и полезны, мне все равно противно.

– Вы никогда не задумывались о причинах?

– Мне делать больше нечего, кроме как предаваться философским размышлениям.

– Я понимаю, на это может не хватать времени, но неужели у вас не было даже желания понять? Спросить у наставника, например, если вам столь неприятно анализировать собственные помыслы.

– У меня не возникало даже мысли, будто их надо зачем-то анализировать.

– И напрасно. Разбираясь в мотивах собственных поступков, начинаешь лучше понимать психологию других людей. Это очень полезно. Вот я, например, понимаю истоки вашей неприязни к трусам и предателям. Если желаете, могу объяснить. Кстати, затем вы можете спросить то же самое у наставника и сравнить, насколько совпадают наши суждения.

Харган отодвинул занавеску и выглянул в окошко. Карета только приближалась к городским воротам. Времени еще много.

– Это и вправду любопытно. Объясняй.

– Вы служите Повелителю с детства. Он сам воспитал вас, я не ошибаюсь? И воспитал именно для того, чтобы иметь верного, преданного последователя. Неудивительно, что наставник целенаправленно развивал в вас необходимые качества. Верность заложена у вас на уровне подсознания, любая мысль о том, чтобы предать того, кому вы служите, для вас кощунственна. Наставник никогда не платил вам денег за службу. Он платил любовью и пониманием, что несравненно ценнее. Ваши отношения всегда были выше низменных материальных расчетов. Вы служите бескорыстно, лишь из любви и уважения. Именно поэтому у вас вызывает резкое неприятие тот факт, что некоторые служат за деньги или иные блага и легко поменяют хозяина, если предложить им больше. Подозреваю, что слово «нравственность» никогда не звучало в ваших беседах с наставником, но все то, что он в вас воспитал, есть именно прочный моральный стержень, какой и должен быть у любого достойного человека.

– Действительно любопытно. Откуда такая уверенность?

Свет от факелов на воротах проник в окошко, на миг выдернув из темноты лицо разговорчивого короля. Улыбка его величества оказалась удивительно мягкой и грустной.

– Нас, младших принцев, воспитывали примерно так же. Долг, честь, преданность, благо государства, служба короне… Так же как и вы, мы служили честно и бескорыстно, и для нас было немыслимо брать взятки, красть из казны или как-либо иначе пренебрегать интересами короны ради собственных.

Болтун просто напрашивался на щелчок по носу, и Харган не удержался.

– А вот то, что ты делаешь сейчас, – как это согласуется со всеми высокими словами, что ты наговорил? Долг, честь, преданность – красиво звучит. А на деле ты сейчас сидишь передо мной, предлагаешь все, что я пожелаю, чтобы спасти свою шкуру и хоть толику власти, и разговариваешь при этом, как раб с господином.

– Все воспитанные люди так разговаривают друг с другом. Вы провели достаточно времени в этом мире, чтобы понять столь простой факт, так что не передергивайте. Если передо мной оказался невоспитанный собеседник, который хамит и обращается ко мне свысока, это не причина опускаться до его уровня. Что же касается всего остального… Объясняю в упрощенном виде. Что, по-вашему, есть долг короля?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Поделиться ссылкой на выделенное