Оксана Панкеева.

Поступь Повелителя

(страница 3 из 42)

скачать книгу бесплатно

– Парень, готовься к славе. Завтра ты проснешься знаменитым.

– Это верно, – согласился маэстро Карлос. – Только ты напрасно так поторопился закуривать. Сейчас нам выходить на поклон – и, полагаю, не один раз, – а с сигарой в зубах ты будешь смотреться вульгарно, не говоря уж о запахе.

Диего хотел было сунуть дымящуюся сигару Ольге, но спохватился, вспомнив, что окуривать беременную супругу не подобает еще в большей мере, нежели публику. Он огляделся, высматривая еще кого-нибудь, кому не придется выходить на сцену, и заметил бухгалтера Лукаса, недавно заменившего шкодливую Зинь.

– Ну-ка подержи.

Непьющий и некурящий юноша с поистине королевской невозмутимостью принял в свои руки отчаянно смердящую сигару и, едва актеры во главе с маэстро направились на сцену, тоже весьма шустро куда-то направился. Ольга не стала уточнять, куда – лишь бы подальше от ее носа.

Как и предполагал опытный наставник, выходить им пришлось не раз и даже не пять, а после пяти Ольга сбилась, потому что ее отвлек король Мистралии. Его величество Орландо II в свойственной ему манере преодолел расстояние от своей ложи до сцены, нахально пролетев над восхищенным залом, сунул любимому наставнику букет с себя размером и во всеуслышание потребовал проявить хоть крупицу патриотизма и летом приехать в Мистралию на гастроли. После чего так же нагло и бесцеремонно удалился вместе с актерами за кулисы, где и остался. Ольга опасалась, что Диего огреет его этим самым букетом с воплем: «Я тебе что, дама – цветы мне совать?», но любимый супруг был настолько счастлив, что даже такое неподобающее поведение монарха не испортило ему настроение. Таким счастливым, сияющим и даже как будто светящимся изнутри Ольга его еще не видела. Не в переносном смысле – ей действительно на несколько мгновений почудился странный сверхъестественный свет, исходящий от улыбающегося Диего. Наверное, осветитель пошутил или просто переутомилась…

Наконец публика все же стала расходиться, усталые актеры, откланявшись в последний раз, поползли переодеваться и смывать грим, и тут-то Диего вспомнил про свою сигару. Оглядевшись по сторонам и не найдя доверенного держателя, он высунулся в ближайший коридор и, чтобы не утруждать себя долгими поисками, рявкнул на весь театр таким громоподобным рыком, что королю, поди, и не снилось:

– Лукас! Ты где?

Из кабинета Карлоса немедленно высунулось невинное лицо юного бухгалтера, выражавшее немой вопрос и готовность услужить.

– Сигару мне верни, – напомнил Диего.

– Прошу прощения, маэстро, но у меня ее нет.

– А где она? Не скурил же ты ее сам!

– Я ее продал, – преспокойно доложил Лукас, словно именно для этого ему и дали в руки злосчастную сигару. – Поклонникам у служебного входа.

Первым расхохотался Орландо, так как Диего на секунду заколебался – смеяться или чем-нибудь запустить в нахала.

– Это кто? – утирая слезы и постанывая, спросил король Мистралии, обретя способность говорить.

– Наш бухгалтер, – прохихикала Ольга, не в силах остановиться.

– Он Пуришу случайно не родственник?

– Родственник, – радостно подтвердил Диего. – Пуриш уверял, что троюродный племянник.

– Врет, проходимец, – уверенно заявил Орландо. – Наверняка внебрачный сын.

Или родной брат. Не иначе.

– Не извольте беспокоиться, – заверил Лукас, – я возмещу вам стоимость сигары и добавлю в качестве компенсации двадцать процентов от прибыли.

– Да ладно… – махнул рукой щедрый маэстро. – Пойдем, там народ уже, наверное, пить начал.

– Я доложу маэстрине Ольге итоги сегодняшнего дня, и мы подойдем, – пообещал Лукас, и Ольга с сожалением вспомнила, что она действительно владелица всего этого безобразия и вместо веселых посиделок с артистами должна сейчас уныло и тоскливо заседать с бухгалтером, слушая, как сегодняшние аплодисменты и цветы трансформируются в золотые монеты и ровные рядочки цифр…

Разумеется, когда они с непьющим Лукасом присоединились к вечеринке, большинство присутствующих уже были пьяны, как поросята, а Орландо успел уйти. Как объяснил трезвый наставник, некий голос из-под потолка напомнил его величеству, что забытая в королевской ложе супруга начинает гневаться, а также что через две минуты его ожидают на Международном Совете. Его величество испуганно охнул и исчез. Вот так всегда… Бедный Плакса.

Ольга поискала взглядом Диего, отметила, что супруг уже изрядно налакался без присмотра, вожжи брошены и увещевания бесполезны. Кажется, и Тарьена он споил. Насильно, наверное. Ну что ж… не начинать же теперь воспитательные нотации. И поздно, в обоих смыслах, и неуместно – в такой день, когда человек весь светится от счастья… Пусть. Ведь для маэстро Эль Драко этот день действительно особенный. День возвращения. Не тот день, когда погасший Огонь впервые шевельнулся в пустом очаге. И не тот, когда желание вернуться только возникло. И не день официального обнародования имени. А истинный день возвращения великого барда – день триумфа, цветов и аплодисментов. В кои-то веки она угадала правильно – из Диего действительно получился самый правильный, самый лучший орк.

В течение вечера нетрезвый маэстро превратился сначала опять в орка, ибо его пляски подозрительно напоминали исполненное сегодня на сцене, потом в укуренного эльфа, ибо нес такую пургу, что слушать было стыдно, потом в тролля, ибо начал натыкаться на мебель и в коляску залез только с третьей попытки…

На дальнейшие сравнения Ольгиных познаний в местном бестиарии не хватило. Но если здесь водились всякие русалки и их мужские аналоги, то именно это и последовало за тролльей стадией. Любимый муж возжелал немедленно искупаться, на полном серьезе вымыл голову, о льющейся воде напрочь забыл и, если бы Ольга не заметила подтекающий из-под двери ручеек, наверняка затопил бы бедного дяденьку-скульптора.

Пока Ольга, ругаясь и ворча, закрывала кран и собирала с пола ручьи, лужи и прочие комнатные водоемы, непутевый супруг продолжил серию трансформаций. Сомнительный образ самца русалки сменился ролью жизнерадостного привидения. Диего бродил по комнате, счастливо хохотал, то и дело отбрасывая с лица мокрые волосы, распевал финальную арию победившего добра, которую сегодня исполнял Тарьен, даже проявил намерение высунуться в окно и поставить пару окрестных кварталов в известность о своей великой радости, но, к счастью, не сумел открыть. А то ведь простудился бы, балбес, зима – не самое подходящее время для голых кабальеро, а оттаскивать пьяного Кантора от объекта его стремлений – задача не для слабой женщины… Как бы это счастливое нечто уложить спать, вот еще проблемка…

Задавив в зародыше несостоявшийся потоп, Ольга затолкала тряпку под ванну и вернулась в комнату, размышляя, как бы все-таки исхитриться и убедить дорогого муженька в необходимости сна. А то ведь, не ровен час, откроет-таки окно или через дверь выбежит в чем есть, если ему стукнет в голову мысль прогуляться…

Диего стоял у зеркала, с радостным хохотом что-то в нем разглядывая. Зеркало честно отражало счастливую физиономию в обрамлении мокрых, висящих сосульками волос и шальные, почти безумные глаза.

– Любимый, – как можно жалобнее позвала Ольга, не особо надеясь, что ее вообще услышат. – Пойдем спать, а?

– Да! – радостно ответствовало привидение и почему-то опять расхохоталось, запустив в волосы пятерню и приподняв их надо лбом.

– Что – «да»?

– Да! Именно! – С просветленным видом алхимика, совершившего открытие века, упившийся маэстро схватил валявшиеся на трюмо тупые ножницы, которые Ольга специально выложила на видное место, чтобы не забыть снести к точильщику, и одним махом отстриг себе клок волос.

Ольга подскочила и в ужасе отобрала у него режущий предмет, пока не случилось чего похуже. Диего, как ни странно, расстался с ножницами безропотно и даже согласился, что спать – это надо, это да.

Через десять секунд он уже дрых поперек кровати, продолжая счастливо улыбаться во сне.

Наутро Ольга обнаружила любимого мужа сидящим у зеркала. Кабальеро скорбно пялился на свое отражение и ощупывал спадающие на лоб пряди разной длины. Похоже, он сам не помнил, как вчера от полноты чувств пожелал своими силами восстановить бардовскую челку. А может, и помнил, но спьяну ему казалось, что все получилось обалденно красиво…

– Доброе утро, пьянчужка, – улыбнулась Ольга, наблюдая эту картину.

– Ну, можно сказать, почти доброе… – грустно вздохнул Диего и еще раз всмотрелся в свое отражение. На огрызок челки это не оказало никакого воздействия. – Я вчера не сильно буянил?

– Пытался затопить соседей и вылезти голым в окно, – злорадно поведала супруга.

– Хоть не подрался ни с кем, и то приятно, – философски заметил маэстро, честно пытаясь мыслить позитивно. Отражение в зеркале всячески этому препятствовало.

– Ну что, подровнять? – предложила Ольга.

Диего откинул назад увечную прическу, еще раз посмотрел на себя и покачал головой.

– Да нет, я лучше в парикмахерскую схожу. Мне надо съездить в Мистралию, а показываться перед своими крестьянами с прической, над которой поиздевались сначала я, а потом ты… Недостойно и не подобает.

– В Мистралию? – У Ольги сразу же испортилось настроение. – Зачем?

– Да все по тому же вопросу. Всех трех местных я уже спросил, хвала небу, ни с одной ничего не случилось. А четвертую девушку надо искать в Мистралии. Это было в трактире, где мы ночевали по дороге из столицы в мой замок. Не представляю, как я буду смотреть в глаза этой бедной официантке, я же ей три раза поклялся, что бояться нечего…

– Да погоди заранее пугаться, может, и там обошлось.

– А если нет?

– Ну, подумаешь, признаешь и возьмешь на воспитание. Плакса тебе двоих детей предсказывал, а я одного-то боюсь рожать. Кстати, смотреть в глаза мне тебе не стыдно?

– Ты же моя жена. И раз уж мы можем завести детей, мы все равно рано или поздно сделали бы это.

– Но я не собиралась заводить детей прямо сейчас!

Диего мигом услышал прерывистый трепет в ее голосе и присел на кровать, распахивая объятия.

– Ольга, не так все страшно, и не надо плакать. Разве дети – это плохо? Наоборот, это замечательно.

– Я бою-у-усь! – уже вслух всхлипнула Ольга и уткнулась в его плечо. – Это больно! И еще говорят, что по первому разу все обязательно рвутся!

– Успокойся, все будет нормально, я найду тебе самого лучшего доктора и приглашу мага, чтобы обезболил. Все будет хорошо, не надо заранее пугаться! Все женщины рожают, вот Кира скоро узнает, как оно, и тебе расскажет.

– Диего, не уезжа-а-ай! Не бросай меня одну!

– Ну хочешь, я возьму тебя с собой? Проведем пару дней у меня в замке, а между делом я быстро смотаюсь в этот трактир и вернусь. Там почти рядом, за день верхом туда-обратно обернусь. А хочешь, еще кого-нибудь пригласим, чтобы тебе не было одиноко?

Глава 2

Потому что он внезапно вспомнил, как они с Пятачком устроили Хитрую Пухову Ловушку Для Слонопотамов, и сразу догадался, что случилось. Они с Пятачком угодили в Слонопотамскую Ловушку Для Пухов!

А. Милн


Не один Кантор страдал от капризов беременной жены. От подобных неприятностей не застрахованы и коронованные особы. Его величеству, который за последние десять лун утомился так, что не мог дождаться, когда же это кончится, пришлось приложить куда больше усилий. В отличие от покладистой Ольги, которую уговорить – раз плюнуть, королева Кира была куда упрямее, а идеи, приходившие в ее голову, отличались гораздо большей оригинальностью. Слышать от женщины на сносях категорическое требование доверить ей командование военной операцией – само по себе выходит за рамки здравого смысла. Но кроме этого ее величеству пришло в голову еще и отложить операцию на день-два, чтобы она успела и родить, и войсками покомандовать.

– Кира, это бред, и ты сама это должна понять, как только отбросишь эмоции и подумаешь логически. – Хотя в период беременности поступки королевы частенько расходились не только с логикой, но и со здравым смыслом, его величество не терял надежды дозваться до ее разума и заставить его работать. – Во-первых, неизвестно точно, когда ты родишь. Во-вторых, кто тебе сказал, что через пару часов после родов ты наденешь доспехи и влезешь на лошадь? И самое главное, ты должна это сообразить, как военачальник: откладывать операцию нельзя ни на миг. Ты ведь слышала, что доложила разведка.

– Их там чуть больше пятисот, – недовольно припомнила королева. Она все еще не могла смириться, что и эта военная операция пройдет без нее. – Ну, еще день-два, сколько они успеют провести? Максимум еще столько же. Больше просто не уместится в здании. Это что, серьезная армия?

Любой другой король давно бы плюнул и в двух словах объяснил строптивой жене, кто здесь отдает приказы. Но Шеллар III отличался поистине нечеловеческим терпением.

– А теперь подумай беспристрастно, не подгоняя логику под свои желания. Ты считаешь противника полным дураком?

– Нет. Никогда нельзя считать противника дураком.

– Тогда почему они вообще приперли сюда армию, да еще такую мизерную? – Король выбрался из кресла и принялся мерить шагами кабинет, мелькая перед глазами супруги, как маятник. – На что она рассчитана? Три сотни стрелков, пяток пулеметов, примерно столько же минометов, один-единственный вертолет. Сотня тяжелых пехотинцев неизвестного науке вида, гигантские существа по шесть-семь локтей ростом. Полсотни вампиров. Все. Что может такая армия? Команда магов разнесет их на мелкие клочки за четверть часа. Неужели они этого не знают или не понимают? Кира, вот подумай: против кого может быть эффективна такая армия? На что они рассчитывают?

– Вампиры, – начала королева, вспоминая курс истории, – эффективны в бою против живой силы, в особенности в темное время суток. Днем они слабеют и вынуждены защищать от солнца глаза, но все равно способны сражаться. Будучи нежитью, вампиры бессмертны и неуязвимы для обычного оружия. Серебро ранит их, но не убивает, при скорости регенерации вампира малоэффективно в боевых условиях. Осиновые стрелы убивают вампира при попадании в сердце, но от них легко защититься обычными доспехами. Самым действенным средством против вампиров были и остаются заклинания христианских мистических школ, позволяющие упокоить любые виды нежити, как стабильной, так и призванной. Также может быть эффективен некромант как минимум на два-три уровня выше создателя нежити…

– Вот! – Король остановился и наставительно поднял палец. – А теперь давай подумаем, зачем они притащили сюда полсотни вампиров, если знают все это не хуже нас? Зачем им столь небольшое количество техники, если они уже видели магию в действии? Да в конце концов, этот храм, в котором они засели, можно просто уничтожить одним мощным локальным землетрясением, и уж Повелитель должен это знать.

– Тогда и я не понимаю, на что они рассчитывают. Такая армия может быть эффективна против обычных наземных войск при полном отсутствии магической поддержки. Разумеется, если ее будут непрерывно пополнять и увеличивать, так как даже без магии с таким количеством справиться можно. При численном соотношении не менее один к тридцати – с огромными потерями, но все же можно.

– А если принять во внимание, что в здании что-то строится? В подземном этаже, под усиленной охраной, сквозь которую не смогли проскочить даже невидимые разведчики? Усиленными темпами, под присмотром лично наместника Харгана, в строжайшей тайне даже от собственных солдат?

– У тебя есть идеи, что бы это могло быть? – Королева так заинтересовалась, что даже забыла о своих обидах на судьбу.

– Никаких. Вернее, никаких конкретных. Но подозреваю, что именно это и есть то неизвестное секретное оружие, на которое они рассчитывают. Вот почему мы не имеем права медлить ни минуты. Нужно нападать, пока они не закончили строительство, иначе мы можем получить какой-нибудь весьма неприятный сюрприз. Ты поняла?

– Да поняла… – грустно согласилась королева и добавила несколько фраз, приемлемых в казарме, но отнюдь не подобающих высокородной даме. Супруг сочувственно улыбнулся и, склонившись, обнял ее за плечи.

– Кира, пообещай мне, что, если у тебя родится девочка, ты не будешь учить ее таким словам.

– Не переживай, – ухмыльнулась Кира и, поймав его ладонь, прижалась к ней щекой. – Ее научат придворные дамы. А если тебе слова не нравятся – чего было жениться на лейтенанте гвардии?

– Так ведь это был самый лучший лейтенант! – Король склонился еще ниже и осторожно поцеловал супругу в затылок. Потом в шейку. Потом в ушко. – Кира, как я по тебе соскучился, если бы ты знала! Рожай уж скорее.

– Мы видимся каждый день, – засмеялась королева. – Лицемер ты этакий, по супружескому долгу ты соскучился, а не по мне!

– Найдем компромиссный вариант – я соскучился по супружескому долгу в твоем исполнении.

– О, вот послушай! – Кира опять изловила мужа за руку и торопливо прижала его ладонь к животу. – Слышишь, как пинается? Ревнует, наверно!

– Или на волю хочет. Ему же там тесно. Ну, так мы договорились?

Королева вздохнула.

– Это у тебя называется «договорились»? Ты мне аргументировано доказал, что я не права и что ты сделаешь все так, как считаешь нужным. Хорош «договор»! Ладно, беги уже. Я ведь вижу, что ты, как всегда, торопишься.

Шеллар III с сожалением оторвался от любимой супруги и выпрямился во весь рост.

– Ты бы знала, как мне надоело все время торопиться! Но мне действительно надо бежать. Войска уже собрались, вот-вот начнется переброска, а мне нужно видеть, что там происходит.

– А мне ты даже посмотреть не позволишь? – вскинулась Кира, и ее единственный глаз засветился обидой.

– Если ты так уж хочешь, можно и посмотреть. Я бы не хотел этого, но если ты так настаиваешь…

– Настаиваю!

– Тогда пойдем. Только пожалуйста, без комментариев и уж тем более без истерик.

– А если комментарии будут по делу? – возмутилась королева.

– Хорошо, но только по делу и лично мне тихонько на ухо. Договорились?

– Вот теперь – договорились! – довольно улыбнулась Кира и так резво выпрыгнула из кресла, словно живот и не мешал ей вовсе.

Рука об руку, как подобает примерной супружеской паре, их величества быстрым шагом направились в апартаменты придворного мага.


Король Эгины Александр стоял, облокотившись о борт колесницы, и наблюдал за высадкой десанта. Массовая телепортация большого числа людей – это и занимательное зрелище, и довольно сложное мероприятие. Главное в таком деле – как можно быстрее отойти от точки телепорта, куда минуту спустя высадится новая группа. В условиях, когда группы идут потоком, важно избежать толкотни и давки в рядах тех, кто уже отошел, поэтому воины должны двигаться непрерывно, освобождая место тем, кто следует за ними. Отходить в одном направлении, не останавливаясь, пока не высадятся последние. Только тогда перестроиться в боевой или походный порядок и дальше двигаться уже как войско, а не как толпа.

Личного участия короля пока не требовалось, младшие офицеры прекрасно справлялись со своей задачей, высадка шла быстро и слаженно. Тяжелая бронированная пехота Эгины и ортанские стрелки, вооруженные новейшим огнестрельным оружием, равномерно и четко рассредоточивались в разные стороны от места, где ежеминутно появлялись и таяли в воздухе клубы серого тумана.

Александр оглянулся на лошадей и в который раз мысленно пожалел, что пронестись на колеснице по полю битвы сегодня не удастся. И так редко выпадает возможность повоевать, так еще и сражение предвидится в здании. Единогласно решено было обойтись без кавалерии, Шеллар даже паладинов своих посылать не стал. То-то, небось, Элмар огорчился…


– Нет, вы посмотрите, он все-таки припер свою колесницу! – раздраженно проворчал мэтр Максимильяно, указывая на магическое зеркало, перед которым уже собрались зрители. Так как мэтр Истран все-таки настоял на своем присутствии непосредственно на месте, связь обеспечивал мэтр Алехандро. С ним, помимо коллеги, прибыл и король Орландо. Ждали еще королеву Галланта с придворным магом, но неожиданно и как всегда не вовремя юный принц Шарль предъявил общественно активной маменьке сопли и высокую температуру. Так что придворный маг оказался занят по самое некуда, да и матушка не решилась бросить единственного наследника на нянек в такой момент.

– Ну какая вам разница, пусть побалуется, – махнул рукой мэтр Алехандро, занятый настройкой зеркала. – Все равно он будет руководить издали, нечего королю делать в гуще боя. Хоть покрасуется парень.

– Долго еще? – коротко поинтересовался Шеллар.

– Мы куда-то торопимся? – удивился Орландо.

– Мы очень торопимся, – с нажимом произнес король Ортана, напряженно всматриваясь в зеркало. – Мэтр Максимильяно, вам такого не кажется? Ваш нюх не подсказывает вам, что если мы не успеем, то случится что-то… гм… катастрофа случится, мягко говоря? Вы же знаете, у меня с нюхом проблемы, развейте мои сомнения: это действительно нюх или я просто нервничаю?

Мистралиец помолчал, ожесточенно дергая себя за косу, и мрачно произнес:

– Я не хотел никого пугать… Но мой нюх предсказывает катастрофу еще с начала лета. И если он прав, боюсь, скорость тут ничего не решает. К сожалению, не могу уточнить, насколько глобальной будет катастрофа и когда именно она случится. Если сегодня – значит, ваше величество, это у вас прорезался нюх. Если же нет – значит, вы действительно зря нервничаете.

Шеллар III еще пару минут повертелся, поерзал и все-таки не выдержал.

– А где Мафей? – спросил он, обращаясь ко всем одновременно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Поделиться ссылкой на выделенное