Оксана Панкеева.

Поступь Повелителя

(страница 1 из 42)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

– Идиот!

– ?!!

– У меня не начинается!

– Что не начинается?

– Ничего не начинается!!!

«Масяня»


Наверное, для невинных юных девиц, крайне смутно представляющих себе грядущее замужество, свадьба действительно оказывается тем, чего они ожидают. Главное событие в жизни, великий день, переломный момент, прощание с беззаботной юностью, вступление во взрослую жизнь и прочая восторженная трепотня такого рода.

В жизни Ольги этот знаменательный день мало что изменил. Все, что произошло после свадьбы, на самом деле никоим образом не было связано с парой строк в замусоленной амбарной книге, неведомо откуда притащенной и наутро найденной где-то под столами, с явными последствиями традиционных Шариковых шалостей на обложке. Что никого не удивило, ибо, побывав в руках падре, книга стала источать такие запахи копченостей, что и человек разумный не устоял бы.

Примирение с Диего состоялось бы в любом случае, и это никак не зависело от факта бракосочетания. Некоторый опыт совместной жизни у них уже имелся, так что семейный быт для Ольги тоже не стал чем-то новым и неизведанным. Следующее испытание, которое обычно переживают все молодые семьи – рождение ребенка, – в ближайшем будущем им не грозило. Как ни посмеивался на свадьбе король Орландо, в который раз излагая свои предсказания о детях, неизлечимое бесплодие жениха оставалось для молодых супругов надежной гарантией безопасного секса. Может, когда-нибудь потом, если захочется, можно будет усыновить какого-нибудь подкидыша или, как предложил бесстыжий мистралиец, родить от кого-то другого. Он, дескать, не обидится.

Словом, когда Ольга уже замужней дамой вернулась в свою квартиру в Лоскутном квартале, ничего особенно нового в ее жизни не появилось.

Аж целый один день.

Впрочем, то светопреставление, которое началось прямо с утра второго дня, тоже можно было назвать следствием свадьбы только с натяжкой. Как верно заметил логичный Шеллар: «Это должно было случиться рано или поздно. Слишком много противоречий образовалось вокруг вопроса идентификации товарища Кантора, и они закономерно должны были решиться в какую-то сторону. Учитывая столь значительную утечку информации, шансов скрываться далее у него уже не осталось. Странно, что он сам этого не понимал».

Устраивая свою грандиозную вечеринку и приглашая всех близких ему людей, Диего не мог обойти приглашением родителей, независимо от того, перерастет это действо в свадьбу или нет. Время вынужденной конспирации прошло, а личная прихоть – не повод для подобного пренебрежения. Когда же он все-таки скоропалительно женился (пусть даже невеста при этом выглядела как ходячее позорище), родители не могли его не поздравить. Наверное, в тот момент он и понял, что выбор становится слишком жестким. Что, если он действительно хочет отказаться от прежнего имени и связанной с ним славы, ему придется всю оставшуюся жизнь публично отрекаться от отца с матерью при каждой встрече.

И на это у него не хватило сил. Маэстро Эль Драко впервые в присутствии толпы народу признал себя собой, просто поцеловав маэстрину Алламу со словами: «Спасибо, мамочка».

На следующий день о возвращении маэстро знали три столицы. Еще через пару дней – весь континент.

А молодожены на второе утро супружеской жизни обнаружили, что не могут выйти из дому, не попав при этом в лапы охочих до сенсаций тружеников пера и вдохновенных коллег, жаждущих что-нибудь воспеть в актуальных балладах.

Еще через пару дней Диего сказал, что их «медовый месяц» напоминает печально известную оборону Кастель Агвилас. Ольга сочла разумным поверить ему на слово без уточняющих вопросов. Зачем раздражать лишний раз и без того нервного человека, когда он и так готов загрызть первого, кто подвернется, а при стуке в дверь хватается за пистолет, и приходится ловить его за руку и приводить в чувство испуганным вскриком: «А вдруг это просто гости?!»

Впрочем, настоящие гости о бедах осажденной квартиры знали и навещать друзей иначе как телепортом не рисковали. Жак честно признался, что боится быть застреленным по ошибке, у Терезы вызывали отвращение осаждающие дом журналисты, экзальтированные девицы и молодые дарования, а Элмар опасался кого-то из них ненароком зашибить при попытке к общению. Что же касается их величеств, то они и прежде предпочитали самый быстрый и продвинутый метод перемещений. Как раз они и находились в гостях у молодоженов в тот момент и, в отличие от Ольги, никаких скидок на тонкую душевную организацию маэстро делать не собирались.

– Сам виноват, – бестрепетно сообщил Шеллар III, преспокойно попыхивая трубкой, словно и не замечал доносящихся с улицы криков. В здание все эти жаждущие господа и дамы больше не входили – на третий день, обозрев простреленную дверь, домовладелец подумал немного, решил, что возможность в будущем повесить на здании мемориальную табличку стоит некоторых временных трудностей, и усилил входную дверь двумя гориллообразными привратниками.

Диего только выругался в ответ на королевское замечание.

– Тебе следовало это сделать перед отбытием на войну, – как ни в чем не бывало продолжал король, коего ничуть не впечатляли ни мистралийский темперамент, ни богатый словарный запас собеседника. – Самый удобный был момент. Как раз переждал бы в лесу весь этот шум и вернулся, когда все утихнет. Да и одно твое имя отпугнуло бы от Ольги известную тебе особу.

– Задним умом мы все гении, – зло проворчал Диего, осторожно выглядывая из-за занавески. – Я до хрена всего хорошего мог бы сделать тогда перед уходом, но толку теперь об этом рассуждать? Мать его, лучше б я все-таки не распускал сопли, а промолчал… или уж назвался бы собственным братом, какая разница папе, бастардом больше, бастардом меньше…

– Да-да, – охотно согласился король с едва уловимой иронией. – Именно что задним умом и именно что гении, ты как раз великолепно свой тезис проиллюстрировал.

Диего сообразил, что сказал, и зло скрипнул зубами.

– Лучше б посоветовали, что теперь делать.

– Действительно, Шеллар, может, стоит полицию задействовать? – предположила Кира. – Они же общественный порядок нарушают? Нарушают.

Его величество пожал плечами.

– Движение транспорта по улице не нарушено. Призывов к бунту не замечено. Силком утащить маэстро и выбить из него интервью методами мастера Тедди никто не пытался. Дверь он сломал сам, без посторонней помощи.

– А соседи разве не жалуются?

– Смеешься? – вздохнула Ольга. – Тут же одни барды. Когда это они жаловались на дармовой пиар? Наоборот, поперед друг дружки делятся с прессой всем, что о нас знали или когда-либо слышали. Заодно и суслика прославили. Кстати, ваше величество, а чем там все кончилось с этим делом? Или до сих пор ведется бесконечное следствие?

– Ведется, – серьезно кивнул король. – Только не следствие, а вербовка под видом оного.

– Думаете этого лоха к тетушке заслать? – недоверчиво поинтересовался Диего. – Да он же вам все на хрен завалит! Да и тетушка его пошлет подальше, едва он на порог явится. Во-первых, он ее подставил нехило, а во-вторых, о его позоре она уже осведомлена. Любой разумный человек на его месте вовсе не рискнул бы соваться в Мистралию.

– Мы с Флавиусом как-то не глупей тебя, как ты полагаешь? – недовольно пыхнул трубкой его величество. – Разумеется, Артуро к такой работе непригоден, поэтому вербуют не его, а его матушку. А сам он не годится ни на что большее, чем быть залогом ее лояльности. А что до вашей проблемы – через пару недель все это само прекратится. Господам надоест без толку терять время под вашими окнами, когда в мире каждый день происходит что-то новое и интересное. Кстати, этот процесс значительно ускорится, если в одном из уважаемых солидных изданий появится твое интервью или толковая статья о тебе. Все жаждущие информации будут удовлетворены и тебя доставать перестанут.

– Ваше величество! – ужаснулась Ольга. – Они вас тоже подкупили?!

– Для этого я слишком дорого стою, – усмехнулся король. – А почему «тоже»? Жак не устоял перед соблазном? Или твоя подружка?

– Ага. – Ольга грустно вздохнула. – Зинь почему-то питает странную слабость к экстремальным способам заработка. Она нам предлагала встретиться с одним из «жаждущих», а потом деньги поделить. А еще лучше – договориться сразу с дюжиной, взять деньги с каждого и собрать всех в одно время в одном месте.

– Никому не рассказывай, – посоветовал Шеллар. – А то если дойдет до Флавиуса, он непременно пожелает видеть такой самородок в рядах своей службы. А тебе, Кантор, я все же рекомендовал бы самому сообщить о себе все, что так желают знать твои почитатели, а не дожидаться, когда это сделает кто-то другой в меру своей фантазии. Сам ведь знаешь, каков народ в этом отношении: если нужной информации нет, эта прореха начинает тут же самопроизвольно зарастать сплетнями, гипотезами и откровенными выдумками. Сейчас прозеваешь момент, потом всю оставшуюся жизнь будешь опровергать идиотские легенды.

Диего мрачно кивнул на окно.

– И как я должен выбрать из этой стаи голодных анкрусов… достойного?

– Если ты согласен, я сегодня же озадачу руководство «Вестника короны», и достойного тебе найдут за пределами этой, как ты выразился, стаи. Более того, с ним проведут профилактическую беседу, дабы не задавал глупых вопросов и вел себя подобающе.

Диего поломался для приличия минуты две и с тоской во взоре согласился.

Король оказался прав, как всегда. После публикации эксклюзивного интервью в «Вестнике короны» толпа действительно начала рассасываться.

Через две недели сенсация перестала быть новостью, утратила свежесть и тихонько ушла с первых страниц столичных газет.

Через луну о ней помнили только в определенных профессиональных кругах. Или вовсе забыли. Точно Ольга уже не могла поручиться, так как именно в этот период у нее появилась немного иная забота, которая была намного важнее всяких светских сплетен и прочей незначительной ерунды.

В какой именно день началась ее странная хворь, Ольга уже не помнила, так как обратила внимание не сразу, да еще поначалу отнесла тошноту и головокружение поутру на счет бессонной ночи и двух дюжин сигарет.

Когда спустя несколько дней это все повторилось и на этот раз тянулось несколько дней подряд, она долго перебирала в памяти все съеденное накануне и обвинила в своих страданиях показавшуюся вдруг подозрительной рыбу под белым соусом. Ни в чем не повинная рыба молча стерпела клевету и поношение, так как возможности оправдаться ей не предоставили.

Промаявшись где-то с неделю, Ольга посмертно реабилитировала рыбу и решила, что всему виной нездоровый образ жизни и переутомление. Диего, который как раз в тот день тоже маялся головной болью после бессонной творческой ночи, разделил ее опасения и предложил с завтрашнего дня вместе заняться этим животрепещущим вопросом. Поменьше курить, не напиваться без достойного повода, вовремя ложиться спать, да и кофе не пить в таких количествах. Ольга с радостью согласилась и даже сделала робкую попытку последовать примеру любимого мужа и хотя бы делать зарядку по утрам. Увы, с зарядкой ничего не получилось. При таком самочувствии какие-то физические упражнения были бы фанатическим подвижничеством. В остальном здоровый образ жизни дался на удивление легко. Трудно ли бросить курить, если тебя и так мутит от запаха дыма? А сложно ли отказаться от алкоголя, если ни выпивка, ни закуска в тебя все равно не лезут, а последняя к тому же, будучи впихнута силком, так и норовит выбраться обратно?

Однако Ольгин организм заботу о себе почему-то не оценил. Загадочное недомогание продолжалось и даже, кажется, начало прогрессировать. Уже и наставник заметил, что ученица стала выглядеть нездорово, и друзья стали посматривать с недоумением, и просто знакомые с чего-то начали загадочно улыбаться, словно владели какой-то великой тайной.

К величайшему Ольгиному огорчению, зловредная хворь испортила ей все удовольствие от свадьбы его величества Орландо, куда их с Диего, конечно же, официально пригласили. Единственным утешением послужили соленая скумбрия, маринованные улитки и квашеная вельба – единственные блюда с королевского стола, которые Ольгин организм принял благосклонно и запросил еще. Ольга уже начала было думать, что это есть добрый знак и что, раз уж ее желудок взялся за ум, выздоровление не за горами, но как всегда, стоило ей размечтаться – и все радужные ожидания были обрушены одним прицельным пинком.

Когда танцующие гости убежали от стола, к Ольге подсела Тереза, внимательно посмотрела на четыре рыбьих скелетика и изрядную горку хвостиков от вельбы на ее тарелке, и осторожно спросила:

– Ольга, извини, если мой вопрос покажется бестактным, но… ты беременна?

Ольга, которая как раз с упоением высасывала маринад из очередного восхитительно кисленького овоща, от неожиданности вздрогнула, повернулась и задела локтем бокал с апельсиновым соком. К счастью, до ее платья не дотекло, но королевская скатерть теперь живо напоминала песенку про оранжевый шарфик.

– Ты что! – ужаснулась Ольга, с сожалением оторвавшись от трапезы. – Откуда? Ветром надуло?

– Не знаю, просто очень похоже. – Тереза выразительно покосилась на стол, и Ольга только тут обнаружила, что практически в одиночку умяла огромную миску квашеной вельбы, литра на три, наверное, почти кило рыбы, и это еще не считая улиток…

– Ну, не знаю, может, и похоже… – растерялась она, – но ведь мне действительно неоткуда.

– А по месячным как?

Ольга попыталась вспомнить, и тут-то ужасающие сомнения впервые зашевелились в ее беззаботной головушке.

– Я так не помню, – призналась она. – Я дома в календаре посмотрю, тогда скажу…

– Да чего ты так нервничаешь, – утешила подруга. – Ты Азиль спроси, она тебе на глаз скажет. А хочешь точнее, приходи к метрессе Стелле на прием. Только не сразу, а когда задержка будет недели четыре, тогда уже можно как-то определять срок. Или вон подойди к мэтру Истрану…

– Нет, я лучше к вам приду! – испугалась Ольга и поискала глазами Азиль. Очаровательная нимфа порхала среди танцующих, и вытащить ее оттуда можно было бы разве что силком. Рядом с вихрем ярких юбок и золотых браслетов скромно мелькала черная мантия и длинная коса мэтра Алехандро. Судя по тому, что это совместное мелькание продолжалось уже не первый танец, можно было предположить, что ночевать подружка сегодня будет в Мистралии. – Хотя все-таки – ну откуда оно могло взяться?

Дома Ольга первым делом бросилась к заветному календарику и окончательно утратила представление о том, что все-таки происходит. Судя по кружочкам в календаре, последние месячные имели место семнадцатого дня Серой луны, аккурат между милым приключением с эльфом и свадьбой. Следовательно, ни Артуро, ни дивный господин Раэл не могли приложить ру… э-э… в общем, никак не могли быть причиной ее недомоганий.

Все бы хорошо. Вот только с тех пор минуло уже шесть недель.

Соваться с этим вопросом к Азиль Ольга не рискнула, зная о неспособности нимфы держать язык на привязи. Если там ничего такого – то ладно, а вдруг все-таки?… Ведь вся столица будет знать!

В тревоге и сомнениях она с трудом выждала еще две недели и отправилась к доктору Кинг.

Вердикт специалиста доконал ее окончательно.

– Этого не может быть! – в ужасе вскричала Ольга, услышав будничное и житейское «семь-девять недель». – Откуда?

– Тебе виднее, – отозвалась метресса, преспокойно намыливая руки, будто ничего особенного не случилось. Каким-то образом даже со спины было видно, что она ухмыляется. – Не веришь, спроси Азиль. Вот уж она-то тебе точно расскажет – и срок, и пол, и, может быть, даже имя потенциального отца. А чего ты, собственно, так удивляешься? От святого духа только в сказках беременеют. Раз имеем результат – значит, есть и причина.

– Вот как раз причину я и хотела бы знать! – Ольга украдкой подтерла слезинку, готовую выкатиться через край, и поспешно принялась одеваться. – Я тоже не особенно верю в святых духов, а материального объяснения не вижу!

– Радость моя, мой долг как врача – давать тебе полезные советы в течение беременности и принять роды, когда наступит срок. А уж с причинами как-нибудь разбирайся сама, тут я тебе помочь не могу. Если у тебя имеется желание устроить вечер борьбы со склерозом и выяснить, где и когда ты так славно повеселилась, обратись к его величеству. Он тебе устроит подробный допрос с попутным анализом и заставит вспомнить даже то, что ты давно и успешно забыла.

– Вы всем такие полезные советы даете? – не удержалась Ольга, обиженная пренебрежением к величайшей трагедии ее жизни. Доктор Кинг рассмеялась и потянула с крючка полотенце.

– Я совершенно серьезно. Его величество нынче заделался великим теоретиком по части акушерства и гинекологии, так что можешь смело полагаться на его компетентность. А почесать языком и найти решение какой-нибудь необъяснимой загадки – это его любимейшее развлечение.

– Что, так уж прямо и великим? – Ольга невольно смягчилась, вспомнив о беспредельной любознательности Шеллара III.

– Не поверишь, этим летом он почти луну ходил ко мне и доставал вопросами на тему «откуда берутся дети».

– А то он не знает! – невольно улыбнулась Ольга, представив себе описанный процесс доставания доктора.

– Не смеши меня. Неужели ты в свои годы до сих пор веришь, что мужчины знают об этом деле что-либо выходящее за рамки их личного (и, должна заметить, весьма незначительного) участия? Просто обычные представители сильного пола счастливы в своем невежестве и не стремятся от него избавляться, а его величество, напротив, не может спокойно жить рядом с непознанным. В конце концов я не выдержала и подарила ему учебник по акушерству, чтобы просвещался самостоятельно и не мешал жить окружающим. Судя по тому, что мне высказал потом его придворный маг, король нашел учебное пособие доступным и понятным. Так что, если тебе надо разбираться – к его величеству. А если поныть и поплакаться – в храм, к отцу Себастьяну. С чего ты вообще расстроилась?

– Вы еще спрашиваете? Что я скажу Диего?

Доктор хмыкнула и присела на край стола.

– А твой Диего пусть радуется и благодарит небо, что у вас будет ребенок. Уж ему-то с его хроническим бесплодием меньше всего подобает интересоваться личностью биологического отца. Хотя, насколько я могу предположить, эту личность вы опознаете по ушам.

Такой совет Ольгу ничуть не утешил. Ссориться с любимым мужем не входило в ее планы, а уж обижать его подобными хамскими заявлениями – тем более. Вопрос «что я скажу Диего?» оставался самым больным из всех так или иначе связанных с неожиданной беременностью. Ведь сказать все равно придется. Даже самый бестолковый муж рано или поздно заметит, что с женой чего-то не то, а Диего к бестолковым вовсе не относился. Он и так уже что-то заподозрил и даже поинтересовался осторожно, но Ольга, твердо уверенная в антинаучности святого духа, возмущенно заявила: «Да откуда?!» Хороший вопрос. Еще пару дней – и этот же вопрос будет задан ей самой. Возможно, без упрека и без осуждения, из чистого любопытства, но все же спросит любимый муж: «Ну, так откуда?…» Что ему на это ответить? «Сама не знаю, ничего такого не было»? Кто в такое поверит? Напротив, черт знает что подумает… Соврать что-нибудь успокоительное? Повесить все на кавалера Лавриса, кто там будет проверять, спала она с ним или нет? Или придумать, будто назло всему миру подцепила на улице незнакомого парня на одну ночь, пока будущий муж по Мистралии катался?

Да и самой-то тоже интересно! Откуда?

Соваться со столь деликатной проблемой к королю Ольга все-таки не решилась. Нехорошо отвлекать от государственных дел занятого человека, когда есть подруги, с которыми можно все обсудить с тем же успехом, если не эффективнее. Тереза – почти готовый врач. Кира – столь же разумная и рассудительная дама, как и ее августейший супруг, но в отличие от последнего еще и обладает личным опытом, последние недельки дохаживает. Нимфа Азиль – и вовсе бесценный консультант в таких вопросах. Все то, что врачам приходится нащупывать руками, а магам и мистикам – волшебством, Азиль просто видит, не напрягаясь. Возможно, как предрекла доктор Кинг, нимфа и в самом деле расскажет, кто, когда и как. Одно с ней плохо – все то, что она увидит, назавтра будет известно половине города. Жаль, не хватает для полного комплекта еще одной подружки. Шустрая хинеяночка Зинь уехала луну назад в родной город, навеки расставшись с мечтами покорить столицу. Узнала случайно, что дома неприятности – брат сбежал из дому и подался в наемники, папа тяжело заболел с горя, лавка потихоньку разоряется, а мама не знает, что делать… Быстренько собралась и уехала. Что тут скажешь, если такое случилось. Бывает. Обещала, правда, письма писать, да что-то не видать тех писем. Наверное, совсем замоталась подружка, спасая семейный бизнес.

«Военный совет» решили устроить у Азиль. В основном ради того, чтобы в разговор не мешались мужчины. И король Шеллар, и шут Жак, и Ольгин ненаглядный муж относились к той категории мужчин, которых не выставишь из комнаты под предлогом «дамских тайн». А принц-бастард Элмар, как человек военный, дисциплинированно удалялся, и даже любопытство его не мучило.

Как оказалось, бедного Элмара выставили зря. Как ни старалась Ольга ограничить обсуждение узким женским кругом, туда все-таки влез его величество Шеллар III, которому взбрело в голову сопровождать супругу, да и соскучился он по всем… Словом, испортил его величество намеченный девичник, как есть испортил! И ведь не выгонишь – король все-таки. Уж лучше бы придворного мага тогда с собой захватил, хоть бы польза какая была. А так – одна сплошная неловкость и стеснение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Поделиться ссылкой на выделенное