Оксана Панкеева.

О пользе проклятий

(страница 3 из 32)

скачать книгу бесплатно

– Не преувеличивай, ничего сверхъестественного не учинит. Покричит, как он мог и как это недостойно, пострадает пару недель, и на том все кончится. – Король посмотрел на часы, поднялся и убрал в сейф бутылку. – Допивай и выметайся, в четыре у меня деловая встреча.

– С Камиллой? – поинтересовался Жак.

– Нет, с Флавиусом. А с Камиллой у меня свидание в десять, если тебе так интересно. И тоже деловое. Я ей в очередной раз выскажу все, что я о ней думаю. Надо, наверное, искать себе новую фаворитку. Не выдерживаю я ее подолгу, хотя профессионалка она первоклассная.

– Лучше бы вы себе жену искали, – проворчал Жак и тоже поднялся. – Не забудьте, завтра на закате у меня. Ольгу гарантирую. Как договорились.


– Амарго, у меня к тебе будет очень личная просьба. – Предводитель повстанцев поправил красный бантик на нагрудном кармане и внимательно посмотрел на собеседника. Товарищ Амарго недовольно поморщился.

– Догадываюсь. Сорди пожаловался на моих ребят, и ты хочешь, чтобы я их заменил. Не много ли чести его торговому агенту? Чем так не угодили мои ребята? Недостаточно сильно зады на поворотах заносили? Они ему и не будут воздавать почести. Их дело охранять. А его дело – вести переговоры и не приставать к местным в каждом кабаке.

– Я понимаю… – Товарищ Пассионарио виновато вздохнул и одарил Амарго очередным просительным взглядом. – Этот Ромеро и мне не особенно нравится. Но он нам нужен, и Сорди очень просил. У них там вышел конфликт… Я не прошу заменить всех, Торо и Эспада спокойные интеллигентные люди, к ним трудно предъявить претензии, хотя Сорди и пытался. Но Рико… Я тебя очень прошу. Он со своим языком кого хочешь доведет до истерики. Они чуть не подрались там, Торо и Эспада потом растаскивали. Да и охранник он… не ахти какой. Вор, одним словом. Поставь лучше еще одного воина, желательно стрелка. И не такого языкатого, как Рико.

– Хорошо, – недобро прищурился Амарго. – Я заменю Рико. Дам тебе воина. Отличного стрелка. Молчаливого, как скала, если его не трогать. Не менее интеллигентного, чем Торо и Эспада, и столь же спокойного, опять-таки если его не раздражать специально. И если у Сорди опять будут претензии, пошли его подальше. Обрати его внимание на то, что у его бесценного Ромеро тоже вместо языка хвост собачий. По мне так Рико там был в самый раз: они бы с ним регулярно устраивали поединки на языках, и обоим было бы то, что нужно. А человек посерьезнее этого болтуна пришибет. Чтоб не строил из себя большого начальника. Тоже мне, специалист непревзойденный! Сегодня этот торгаш нам нужен, а завтра нет. Хотя сомневаюсь, что он на самом деле для чего-то нужен. Да и сама затея договариваться с голдианцами мне не нравится. Я бы лучше попробовал ткнуться в Ортан. Там можно спокойно поговорить с короной, не опасаясь, что тебя кинут.

– В Ортане нестабильно, – возразил молодой собеседник. – Там сейчас идет такая война интриг, что соваться страшно. Король с Комиссией друг другу всяческие козни строят, и встрять сейчас между ними – все равно что попасть в жернова.

Голдианцы, конечно, могут и кинуть, но в Ортане еще опаснее. К тому же его величество проявляет излишний интерес к нашей партии. Он-то человек хороший, но ты сам правильно говорил, что никому постороннему не следует знать лишнего. Впрочем, если ты передумал, я схожу к нему лично, мне это будет даже приятно…

– И думать забудь. – Амарго достал из кармана сигару и откусил кончик. – Дай прикурить. Не разучился еще?

– Нет, – чуть улыбнулся Пассионарио, поднес руку к сигаре и прищелкнул пальцами, из которых моментально взвился небольшой огонек. – Так кого ты поставишь вместо Рико?

Амарго затянулся, хитро прищурился и сообщил:

– Кантора, – и довольно улыбнулся при виде резко вытянувшегося лица собеседника. – Больше некого. Ты же сам просил стрелка. Чем тебя Кантор не устраивает?

– У тебя что, для него другой работы нет? Такого специалиста в охрану – это все равно что колоть орехи магическим кристаллом.

– Нет, – качнул головой Амарго. – Дело в том, что Кантор… Я хочу перевести его на другую работу. В полевой отряд жалко, это действительно будет, как ты сказал, орехи кристаллом, пусть побудет пока в охране. Тем более языки он знает.

– Переводишь? А почему? Он в чем-то провинился или… сорвался?

– Можно сказать, почти сорвался.

– Почти – это как?

– Если человек перестал владеть собой в обычной обстановке, то рано или поздно он сорвется и на работе. Кантор неглупый парень и сам это чувствует. Поэтому сам пришел ко мне, рассказал все как есть и попросил перевести в полевой отряд. Убийца, у которого не в порядке нервы, – это смертник.

– А когда у него были в порядке нервы? И в чем это выражается? Он хоть на наркотики-то не присел?

– Не замечал. А проблемы у него начались после той охоты на ведьму. Что-то там произошло такое, о чем они с Саэтой умолчали. Хотел бы я знать, что именно, но Кантор же не скажет, а у Саэты теперь не спросишь…

– А с ней-то что случилось? Как-то видел Гаэтано, почувствовал, что он прямо сам не свой, будто горе какое, но спросить не решился. Ты же знаешь Гаэтано, он и так меня недолюбливает, а я еще начну в душу лезть…

– То же, что со всеми рано или поздно происходит. То ли где-то ошиблась, то ли разведка подвела, но Саэта наткнулась на охрану. Первым же выстрелом наповал. Ты бы видел, что случилось с Кантором, когда он узнал! Ребята перепугались до такой степени, что не рискнули сами к нему подходить, меня позвали.

– Что с ним творилось? – осторожно поинтересовался предводитель. – И почему я об этом ничего не знаю?

– Ты… – Лицо товарища Амарго приобрело выражение беспредельной досады с некоторым оттенком брезгливости. – Как раз в это время в этой самой каморке, наевшись фанги в количестве, достаточном, чтобы нормальному человеку отравиться, ловил фиолетовых гоблинов с помощью огненных дорожек.

– Зато я все-таки научился делать огненные дорожки! – отмахнулся Пассионарио.

– Путем передозировки наркотиков, – ядовито уточнил наставник и добавил: – В деревянном помещении самое место и время баловаться с огнем! Помню, как потом вся твоя охрана носилась с ведрами…

– Амарго, ну не начинай все сначала! – жалобно скривился предводитель. – Мы про Кантора говорили. Что делал я, уже выяснили, а он чего такого натворил?

– Ты когда-нибудь видел, чтобы Кантор плакал?

Огромные темные глаза товарища Пассионарио загорелись нездоровым интересом, граничащим с восторгом.

– В самом деле? Каменное сердце нашего дорогого Кантора дрогнуло, и из этого комка холодной злости удалось выдавить слезу?

– Ты еще балладу напиши! – в сердцах плюнул Амарго. – Романтик ты наш поэтичный! Сердце, видите ли, дрогнуло! Дрогнула вся хижина, и не один раз. Хорошо, что вовсе не рухнула, потому как Кантор приложил к этому все усилия! Слезу выдавить! Да он устроил форменную истерику с битьем головой о стену и криками, что это он во всем виноват!

– Он был трезв? – уточнил вождь.

– Абсолютно. Да будь он даже пьян в стельку, никогда раньше так себя не вел. В чем Кантор виноват, он так и не смог объяснить толком. Я всерьез боялся, что он опять рехнется, но вроде обошлось. Пришлось, правда, успокоительного вкатить, а то ни слушать, ни говорить толком не мог. Проспался, пришел в себя, вроде все снова наладилось, но после этого Кантор стал как-то странно себя вести…

– Странно? По-твоему, до сих пор он вел себя нормально? Он же все эти годы…

– Что ты в этом понимаешь?! – не выдержал Амарго.

– Как раз я в этом понимаю получше твоего! – сохраняя спокойствие, продолжил товарищ Пассионарио. – Ты бы в него хоть раз заглянул, как я, и тогда бы вот такая обычная истерика тоже показалась бы переменой к лучшему!

– Не умею заглядывать, – устало вздохнул Амарго. – Будем считать, что я тебе поверил, хотя специалист из тебя, мягко говоря, посредственный. Но и это еще не все. Пару дней после этого Кантор пошатался в тоске и в печали по хижине, а потом явился ко мне сдаваться. «Что-то сломалось, – говорит, – чувствую, а словами сказать не получается. В общем, не подумайте чего дурного, но переведите в полевой отряд, потому как работать по-прежнему больше не смогу». Вот я и думаю, пусть пока в охране побудет, а там посмотрим. Может, придет в себя. А нет – будем искать ему работу.

– Кантор даже тебе так ничего и не рассказал больше?

– Почему «даже»? Он мне просто не рассказал. Ты что думаешь, я у него вместо жилетки для слез? Он ко мне приходит, только когда ему нужен совет. А жаловаться он ни к кому не ходит. Даже к священнику.

– А что, Кантор такой рьяный атеист?

– Просто узнал по голосу священника и поэтому к нему не ходит. Одно дело изливать душу какому-то абстрактному священнику, и совсем другое – своему товарищу по группе, которому потом придется смотреть в глаза. Так что о нем никто ничего не знает. И ты не узнаешь, потому что он себе где-то за границей приобрел экранирующий амулет.

– Да, он стал слишком замкнутым, – сказал товарищ Пассионарио, доставая сигарету. – Я его мало видел с тех пор, как познакомился… заново, но у меня сложилось именно такое впечатление. Замкнутый, холодный… и опасный. Как пистолет.

– Ну, ты и вправду поэт! – усмехнулся Амарго. – Осталось только сесть и написать балладу «Товарищ Кантор – человек-пистолет». Ты же у нас любитель революционные стихи сочинять. Помнится, и его собирался к этому полезному делу пристроить.

– Так ведь хотел как лучше. Я ведь знал его другим… Если честно, я не подозревал, что он таким станет. Когда он отказался работать в пропаганде, а попросился в боевики, я думал, это у него временное следствие тяжелого потрясения. Чего-чего, а злым он никогда не был…

– Я сразу знал, что он не станет работать в пропаганде. Правда, надеялся, что он просто пошлет нас куда подальше и уйдет в неизвестном направлении. То, что он попросится в боевики, никто не ожидал… Ну что ж, пойду сообщу Кантору, что для него есть работа и пусть приступает.

– Может, этот Ромеро хоть теперь поумнеет и научится уважать товарищей.

– Непременно, – согласился Амарго. – Кантор большой любитель плевать на инструкции, и если Ромеро скажет ему что-то вроде того, что он сказал Рико, то и драки, как таковой, не будет. Не забудь предупредить об этом Сорди.

– А ты предупреди Кантора, чтобы не вздумал убивать сразу. С него станется. А Ромеро нам все-таки действительно нужен.

– Невелика потеря. – Амарго недовольно поморщился и перевел разговор на другую тему. – Как твое ухо?

– Спасибо, все в порядке. Ты же знаешь, у меня регенерация так быстро проходит, что все заживает, и следов не увидишь.

– Да я-то понимаю, но все-таки будь поаккуратнее. Как можно было так обжечь ухо?

– Просто гладил рубашку, а в это время меня москит за ухо укусил…

– Утюгом гладил?

– Нет, я же умею… – Он посмотрел на свои ладони.

– Пассионарио, ты как маленький, честное слово! Вечно с тобой что-то приключается. Представляю себе, что бы от тебя осталось годам к сорока, если бы ты не умел регенерировать. Ты что, не мог гладить, как все нормальные люди?

– Ну чего переживать? Даже если бы это бедное ухо сгорело полностью, выросло бы новое. Точно такое же.

– В том-то и дело, что не такое же… И на что бы ты стал похож? Хотя бы уж уши поберег.

– А ведь верно! – Молодой человек звонко расхохотался. – Я и не подумал, что новое выросло бы такое, каким оно должно быть от природы… Хорош бы я был, с разными ушами… Да ладно, не переживай. Ничего со мной не случится!

– Хотелось бы надеяться… – вздохнул Амарго и потянулся за шляпой.

Глава 2

А кому легко?

Народная мудрость

– Ой! – испуганно вскрикнула Ольга и остановилась на пороге. Меньше всего она ожидала встретить здесь его, да еще одного, поскольку Жака видно не было.

Его величество сидел за столом, точно так же как в первый день их знакомства, и задумчиво что-то чертил на листе бумаги. Увидев ее, он отложил карандаш, скомкал лист и сказал:

– Ну вот, опять «ой»! Жак что, не сказал, что я здесь буду? Вот уж любитель сюрпризов!

Странный какой-то был у него тон, не то обиженный, не то недовольный. Ольга попыталась вспомнить, как же следует приседать перед королем согласно этикету, но, будучи в замешательстве, никак не могла собрать мысли в кучу, поэтому просто отступила на шаг, упершись спиной в дверь, и сказала с легким приседанием:

– Приветствую вас, ваше величество!

Его величество резко изменился в лице и встал из-за стола. Ольге показалось даже, что он пошел красными пятнами, но при таком освещении сложно было утверждать это наверняка.

– Ольга, скажи честно, ты это от неожиданности или издеваешься? – уже откровенно обиженно спросил он. – Не хватало, чтобы ты еще тут реверансы разводила. Позволь, я помогу тебе снять плащ.

– Извините… – пробормотала Ольга, не зная что и думать. – Я… просто не ожидала вас встретить… и…

– И не знаешь, как себя вести, – закончил за нее король, подходя и помогая ей выпутаться из плаща. – Проходи, садись к камину, давай поговорим. Чтобы между нами исчезли все недоразумения.

Окончательно озадаченная Ольга послушно присела в предложенное кресло и тут же представила себе, как она выглядит в своем идиотском чепчике и платье с передничком.

– Можно я сниму этот кретинский чепчик? – жалобно спросила она.

– Конечно, – удивленно приподнял брови король. – А зачем ты его носишь, если он тебе так не нравится?

– Потому что так положено! – проворчала Ольга, содрала ненавистный чепчик и злорадно швырнула через всю комнату. – Как он меня достал! Я в нем Золушку себе напоминаю! Умственно отсталую Золушку!

Король опустился в кресло напротив и внимательно посмотрел на нее. Как обычно.

– Причина твоего гнева действительно этот несчастный головной убор или тебя раздражает мое присутствие?

– А я думала, вы спросите, кто такая Золушка… – грустно ответила Ольга, стараясь говорить помягче, чтобы не вызывать у его величества подозрений, будто его присутствие ее и впрямь раздражает.

– Я знаю эту сказку, просто Жак никогда не рассказывал, что эта бедная девушка носила чепчик. Так все-таки что с тобой? Если ты до сих пор на меня сердишься, я пойму и не стану тебе надоедать.

– Да нет же, – поспешила уверить его Ольга, пока он действительно не надумал уйти. – С чего вы взяли, что я на вас сержусь? Меня просто достал этот чепчик, чтоб он провалился! Что за идиотская традиция – ходить в чепчике, нравится тебе это или нет!

– Честное слово, это не я придумал, – вздохнул король, сразу как-то повеселев. – Я тебя прекрасно понимаю, наши традиции кого хочешь доведут. Ты бы видела, как я выгляжу в своей короне. Как умственно отсталый грабитель могил. Мало того, она еще и уши натирает.

Ольга немедленно вспомнила бессмертные строки «только сдвинь корону набок, чтоб не висла на ушах» и невольно улыбнулась. Насколько, оказывается, житейскими бывают проблемы у королей!

– А как вы здесь оказались? – спросила она. – И где Жак? Он попросил меня прийти к нему…

– Жак сейчас развлекается с Мафеем какими-то игрушками и ночевать останется во дворце. А я пришел сюда специально, чтобы повидать тебя. Кто же знал, что Жак додумается сделать сюрприз и не предупредит тебя?

«Странно, – подумала Ольга, – с чего это его величество вдруг обо мне вспомнил? Что-то узнать обо мне нужно? Так ведь спросить и у Жака можно. Или сообщить что-то? Тогда с чего такая конспирация? Стесняется появляться в моем обществе или действительно какое-то секретное дело? Только бы не начал опять замуж звать, не дай бог…»

– А зачем я вам понадобилась? – осторожно спросила она. – У вас ко мне какое-то дело?

Король снова помрачнел.

– Дело? – медленно переспросил он, опуская глаза. – Ты полагаешь, это единственно возможная причина? Ну что ж, можно сказать, что это в некотором роде действительно дело…

Он замолчал, сгорбившись в кресле, напряженно сцепив руки, и сидел так некоторое время, словно обдумывал что-то важное. Потом поднял глаза и посмотрел на Ольгу в упор.

– Прости меня, дурака, – неожиданно просто сказал он. – Я должен был сделать это сразу, но не мог собраться с духом. Может, теперь уже поздно, но все же я должен это сказать. Прости мне беспечность, нерешительность, дремучий эгоизм и мое предложение, сделанное в столь неподобающей форме. А еще мою трусость. Не думай, будто я избегаю твоего общества из страха перед проклятием или из-за… разницы в социальном положении. Мне просто было стыдно показываться тебе на глаза. Если можешь, прости мне все это, и пусть все станет как раньше. Я, конечно, сам виноват, но все же мне больно видеть, как ты приседаешь тут в реверансах и полагаешь, что я могу желать увидеться с тобой только по делу.

Ольга едва сдержалась, чтобы не броситься ему на шею от радости.

– Да что вы! – воскликнула она. – Да зачем же вы… Я же не знала, что вы такой стеснительный, оказывается. Я думала, вы просто заняты или потеряли ко мне интерес…

– У меня не так много друзей, – перебил ее король, – чтобы не находить для них времени или терять к ним интерес. Я смею надеяться, что мы по-прежнему друзья?

Он протянул ей свою огромную ладонь, и Ольга радостно по ней хлопнула.

– Ваше величество, ну конечно! Я так по вас соскучилась! Только зачем такая конспирация?

– А что, надо было прийти к тебе домой? Чтобы твоих соседей кондратий хватил?

Ольга засмеялась и щелкнула портсигаром.

– А про кондратия – это вы тоже от Жака подцепили?

– Да нет, это наше старое выражение. Лет триста назад был в Поморье такой король – Кондратий Грозный, очень любил своих придворных посохом по головам лупить. А у вас такой оборот тоже есть? Откуда?

– Не знаю… – Ольга лихо чиркнула спичкой, прикурила и продолжила: – Бывают же совпадения! А кстати, сейчас вам еще про одно совпадение расскажу. Азиль мне говорила, что к ней недавно заходил тот мистралиец, который ведьму искал.

– Да-да, – оживился король. – Так он к ней заходил? Она мне почему-то об этом не сказала. Ну что, нашел он Арану?

– Нашел и убил, еще вам благодарность передавал, но я не о том. Я о совпадениях. Помните песню «Красное на черном»? Я вам еще рассказывала, что у этого барда такое сочетание цветов не только в этой песне встречается?

– Да, действительно совпадение, – засмеялся король, – это же цвета королевского дома Мистралии. Полагаю, товарищ Кантор слегка удивился, услышав это. А что он еще говорил интересного? Или Азиль тебе не рассказывала?

– Она в основном восторгалась, что он подарил ей ромашки среди зимы, и еще сказала, что он очень хочет со мной познакомиться.

Его величество заинтересованно приподнял брови:

– Зачем?

– Музыка ему понравилась, – пояснила Ольга. – Или вы с ним намереваетесь поступить как с бедным Лаврисом? – лукаво улыбнулась девушка.

– Ну что ты, Кантор не тот человек, которого можно напугать словами, он вообще реагирует на угрозы очень агрессивно, независимо от того кто перед ним. К тому же никаких сексуальных домогательств ты от него не дождешься, он в этом отношении такой… такой, что про него даже сплетни ходят, о которых я говорить не хочу. Зато Кантор способен одним взглядом и двумя словами насмерть перепугать твоих любвеобильных соседей, что было бы очень полезно для тебя.

– Откуда вы знаете про соседей? – помрачнела Ольга. – Жак рассказал?

– А кто же еще. Надо было сразу Элмару сказать, он бы посмотрел внушительно, поиграл бицепсами, и проблема бы отпала.

– Вы как скажете… Не буду же я всю жизнь перевешивать все на Элмара… Ну их вообще, эти проблемы, что мы все обо мне. Расскажите лучше, как вы поживаете.

– Если опустить всякие сложности, то вообще никак. Как ты насчет немного выпить?

– Положительно, – засмеялась Ольга. К ней стремительно возвращалось хорошее настроение и ощущение, что все действительно становится на свои места: милые посиделки с его любопытным величеством, беседы о чем попало и его ироничная улыбка – все, чего ей так не хватало. – А что у вас за сложности? Пожалуйтесь.

– Это государственная тайна, – серьезно отозвался король, выбираясь из кресла. – Так что о моих проблемах говорить тоже не будем. Давай вести себя как Жак. Будто все в порядке.

– А расскажите тогда про вашу знаменитую Комиссию, – попросила Ольга. – А то, кого ни спрошу, все только плюются и ругаются. Даже Тереза. Честное слово! Так и говорит: «Мать-перемать, прости Господи!»

– Договаривались же о проблемах не говорить! – поморщился король, доставая из шкафа бутылку и два широких бокала. – Придется все-таки жаловаться, хотя мне тоже хочется ограничиться парой непечатных выражений. Но раз уж больше некому тебя просветить… – Король протянул Ольге бокал. – Держи, это тебе… А это мне. Что ж, слушай печальную и поучительную историю о том, что бывает из-за небрежного отношения к документам.

Ольга с умилением полюбовалась, как его величество усаживается в кресло – сначала складываясь, как плотницкий метр, а затем расправляясь и откидываясь на спинку, – и приготовилась слушать.

– Испокон веков жертвы для дракона, если таковой заводился, отбирались по жребию. Так было и в Ортане, пока не появился на нашу голову господин Хаббард. Его притащил не Мафей, малыш тогда этого еще не умел. По-моему, как раз в то время скончался один из магистров ордена Десницы Господней, вот с ним-то и произошел обмен. Должен сказать, обмен получился равноценным – что магистр был негодник, каких поискать, что переселенец прибыл ничуть не лучше. Насколько я понял, Хаббард примерно твой современник, из какой-то страны, которая то ли воевала с вашей, то ли только собиралась, но русских не любит со страшной силой. Этот господин у себя на родине был преуспевающим юристом и был необычайно искусным во всяческом крючкотворстве. Поэтому он и смог обмануть моего доверчивого дядюшку (пусть тот спит спокойно, хоть и подложил мне свинью напоследок)… Дядюшка Деимар был человек простой и правильный, вроде кузена Элмара, и никакого подвоха не ожидал. Как ты сама понимаешь, интерес к переселенцам во все времена был велик, тем более что тогда их не так много было, как теперь, когда Мафей их таскает чуть ли не по два в год. Господин Хаббард прагматично воспользовался возникшим к своей персоне интересом короля, в отличие от тебя кстати. Ушлый юрист прибился ко двору, втерся в доверие к дядюшке и принялся давать ему всяческие советы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное