Оксана Панкеева.

О пользе проклятий

(страница 2 из 32)

скачать книгу бесплатно

– Давай об этом потом поговорим, – перебил его король. – Мне надо сосредоточиться и подумать о деле.

– Хорошо, – согласился Жак. – Будете должны.

– Что должен? – не понял Шеллар.

– Разговор.

– Как скажешь, – улыбнулся король, открывая дверь своего кабинета. – Хотя я и не хотел бы это с кем-либо обсуждать, но ты же все равно не отцепишься… Познакомься, это мэтр Силантий.

Жак уважительно пожал руку пожилому поморцу и представился. Хотя мэтр Силантий был особой известной и занимал у себя на родине почетную должность придворного мага, лично Жак с ним знаком не был. Отчасти из-за натянутых отношений между королями, а еще и из-за того, что, по официальной версии, сам королевский шут происходил из Поморья, из-за чего Шеллар III всячески ограничивал его контакты с «соотечественниками».

Мэтр Силантий величественно качнул косматой седой гривой, поправил широкий кушак, за который была засунута шапка, и приказал:

– Шапку сними, юноша. Драконы не любят.

– Почему? – полюбопытствовал король и тоже сунул шапку за пояс, так и не надев ее.

– Не любят, и все. Ты, юноша, когда его величество будет говорить, постоишь молча в сторонке. А вы, ваше величество, постарайтесь не упоминать в разговоре вашего кузена-героя, как будто его у вас вообще нет.

– Чего еще не любят драконы? – поинтересовался на всякий случай король. – Чтобы мы их нечаянно чем-нибудь не обидели.

– Не переносят малейшей непочтительности со стороны людей. Не любят они, когда людей много, когда шумят, когда говорят глупости, когда пугаются… оружия очень не любят, – и, обернувшись к Жаку, отдельно подчеркнул: – Ни в коем случае не орать, не визжать, не шарахаться и не падать в обморок.

Король молча достал пистолет и положил на стол.

– Мы готовы, мэтр Силантий. Если что-то будет не так, предупреждайте. Скажу что-то не то, поправьте при переводе.

– Обязательно, – пообещал маг и стал открывать телепорт. Жак поспешно вцепился в рукав короля. «Ну на кой мне это надо? – успел подумать он. – Зачем я согласился? Проклятое любопытство, вечно меня на подвиги тянет…» В следующий миг порыв ветра чуть не сбил его с ног, и королевский шут с трудом удержался на ногах.

Они оказались на огромном заснеженном плато, продуваемом со всех сторон, и вокруг, насколько можно было окинуть взглядом, простирались бесконечные горы. Справа белоснежные пики вонзались в ослепительно синее небо, на котором не было ни единой тучки или облачка, а слева в лазурном небе висело золотое солнце. Далеко впереди плато упиралось в отвесную скалу, а немного позади обрывалось в глубокое ущелье.

– Отойдите от края, – посоветовал маг. – Подальше, чтоб ему было где приземлиться, а то придавит или сдует. И стойте покрепче – когда драконы приземляются, поднимают сильный ветер.

Они поспешно отошли от края, после чего король остановился в указанном ему мэтром Силантием месте, а Жак отошел еще метров на двадцать.

– А как они узнают, что мы их ждем? – спросил король, осматриваясь по сторонам.

– Нас хорошо видно на снегу, – пояснил маг. – Сейчас прилетит кто-нибудь.

Мы с ними договаривались на это время.

Жак тоже завертел головой, осматриваясь, чтобы не пропустить момент, когда появится дракон, но все-таки пропустил. Огромная золотистая туша легко взмыла над краем обрыва и, тормозя крыльями, стала садиться на плато почти рядом с людьми. Поднятый крыльями ветер швырнул несчастного Жака назад, и он, не удержавшись на ногах, мягко шлепнулся в снег. Король сумел удержаться, только чуть попятился, прикрывая от ветра лицо. Скала гулко содрогнулась, дракон приземлился на задние лапы, оперся на хвост, как кенгуру, и сложил крылья. Жак, который только успел встать на ноги, невольно сделал еще несколько шагов назад и снова приземлился на пятую точку. Больше он решил не вставать, тем более что ноги его совсем перестали слушаться. Королевский шут с тихим ужасом наблюдал, как дракон встал на четыре лапы, вытянул шею так, что почти уперся мордой в короля, и что-то профыркал.

– Это Урр, предводитель стаи. Он вас приветствует, – пояснил Силантий.

– Я тоже его приветствую, – жизнерадостно откликнулся король. – Что я должен сделать для этого?

– Пока ничего, я просто переведу ваши слова.

Дракон выслушал ответное фырканье Силантия, качнул головой, приоткрыл пасть и высунул язык.

– Не бойтесь, он хочет вас потрогать, – предупредил маг.

Король спокойно кивнул. Жак, оцепенев от ужаса, смотрел, как длинный раздвоенный язык дракона обвивает человеческую фигурку, казавшуюся совсем крошечной рядом с массивной золотой тушей, и боролся с желанием зарыться в снег с головой. Шеллар с любопытством оглядел драконий язык и спросил:

– А мне его можно потрогать? Или это будет неуважение с моей стороны?

– Можно, – ответил Силантий. – Они любят, когда их трогают. Только не за язык.

Король протянул руку и осторожно погладил золотистую чешую на морде. Дракон снова коротко фыркнул и втянул язык. Потом поднял голову повыше и громко рявкнул.

– Он говорит: ваш спутник его боится, а вы – нет. Почему?

– Наверное, потому, что все люди разные, – предположил король. – Он поймет, если выразиться так?

Маг пожал плечами и зафыркал по-драконьи. Дракон повертел мордой, снова рявкнул несколько раз и опустил голову почти до земли.

– Урр понял. Сказал, что к ним часто обращаются маги, иногда – герои, но человеческих королей он еще никогда не видел. Ему интересно. Излагайте свой вопрос, он слушает.

– Спросите его… Скажите примерно так: мы знаем, что драконы – мудрые волшебные существа, они живут вдали от людей и стараются не иметь с ними дела. Почему иногда некоторые драконы прилетают к людям, нападают на них и вообще ведут себя агрессивно?

Золотистая голова Урра еще раз приподнялась, бросила взгляд на Жака и отрывисто фыркнула.

– Он говорит: потому что драконы тоже разные, – перевел Силантий.

– А чем эти отличаются от других? Они не хотят жить со своими сородичами, просто ненавидят людей или они агрессивны от природы и им все равно, на кого нападать?

Предводитель стаи внимательно выслушал вопрос и, не задумываясь, рявкнул.

– Он сказал, – переводил мэтр, – ни один дракон не станет по доброй воле жить среди людей, кроме ненормальных извращенцев или изгнанников, которых отвергла стая и которым негде больше жить.

– А к какой категории относится тот, которому мы платим дань? Он себя называет Скорм Непобедимый и живет в Зеленых горах на границе Ортана и Мистралии.

Как только Силантий перевел вопрос, стоящий до этого спокойно дракон заревел, зарычал, захлопал крыльями и несколько раз лупанул хвостом по плато, так что скала содрогнулась. Жак представил себе, что сейчас он еще и огнем плюнет для полного комплекта, и ему стало совсем нехорошо.

– Он обиделся? – забеспокоился король. – Я что-то не то сказал?

– Нет, насколько я понял, Урр просто терпеть не может этого Скорма. Если опустить нецензурные выражения, он говорит, что Скорм всегда был наглым, самоуверенным мерзавцем и самым гнусным извращенцем, какого видел свет. Они пятьдесят лет не могли от него отделаться, и, когда тот покинул стаю, это было всеобщим праздником. Урр не возражает, если люди убьют Скорма.

– Я благодарен ему за разрешение, – поклонился Шеллар, – но, может, он посоветует, как это сделать? Ни один герой до сих пор не мог Скорма победить. В чем его сила, если даже сородичи не могли с ним справиться?

Дракон, выслушав фырканье Силантия, снова замахал хвостом, на этот раз значительно спокойнее, хотя Жак уже живо представлял себе две кровавые лепешки на белом снегу. Потом Урр опять опустил голову на уровень лица короля и зафыркал.

– Он говорит, что Скорм мастер марайи и побеждает хитростью, – переводил мэтр и добавил: – Что такое марайя, я вам объяснить не могу, мне самому не объяснили, хотя я пытался когда-то это выяснить. Урр тут тоже не помощник, это понятие из области магии, а он – воин, так что спрашивать бесполезно.

– Тогда уточните, можно ли с этой самой марайей бороться? Не обязательно знать, что это такое, но, может, он даст практический совет?

Силантий старательно перевел, а дракон замурлыкал, как кошка, и выпустил из ноздрей две струйки серого дыма.

– Он говорит, марайя действует не на всех, – немного подумав, видимо стараясь правильно подобрать слова, сказал переводчик, – некоторые люди к ней устойчивы и их не удается обмануть. Если вы найдете таких героев, они смогут победить Скорма.

– Что ж, поблагодарите его, – вежливо поклонился Шеллар. – Все-таки теперь есть над чем поразмыслить… Сяду, закурю трубку и подумаю.

Маг и дракон в очередной раз обменялись серией фыркающих звуков, после чего переводчик обратился к королю с улыбкой:

– Урр спрашивает: что такое закурить трубку?

– Повелитель стаи драконов никогда не видел, как люди курят? – удивился король.

– Разумеется. Он не видел людей в их естественной… среде обитания, а при общении с драконом никто не наглеет настолько, чтобы закурить в его присутствии.

– Ему показать? Или просто объяснить принцип? – спросил король.

– Показать. Принцип я ему объяснил, теперь он хочет посмотреть.

– С удовольствием, – засмеялся Шеллар и достал из кармана трубку и кисет. – Я как раз думал о том, что неплохо бы закурить.

– Они иногда ведут себя совершенно непредсказуемо, – пожал плечами мэтр Силантий. – Видимо, Урр находит вас странным, и ему просто любопытно.

Король набил трубку и зашарил по карманам в поисках спичек. Дракон наблюдал, опустив голову и чуть склонив ее набок, словно присматриваясь. Первая спичка погасла немедленно, едва успев вспыхнуть. Король сложил ладони коробочкой и попробовал еще несколько раз, но ветер все равно задувал огонь, едва тот успевал загореться. Последовал очередной обмен фырканьем, и мэтр Силантий сказал:

– Если вам нужно для этого добыть огонь, он вам предлагает помочь.

– А не будет ли это слишком жарко? – осторожно поинтересовался король.

– Ну что вы, он же понимает, насколько мелкие и хрупкие создания люди. Он пустит самую тонкую струю пламени чуть в сторону от вас.

– Спасибо, давайте попробуем.

«У него что, совсем мульки выбило? – в ужасе подумал Жак, представив себе, что останется от его величества после такого экзотического способа прикурить. – Экстремал хренов! А потом я притащу домой горстку пепла и буду объяснять Мафею, что мэтр Истран был прав насчет вреда курения?» Шут даже попытался встать, но не успел.

Дракон повернул голову в сторону и выпустил из полуоткрытой пасти струю огня. Король поджег весь коробок, от которого и раскурил свою любимую трубку. Затянувшись несколько раз, Шеллар посмотрел на дракона, задрав голову, и, подражая ему, выпустил дым через ноздри. Дракон сел на хвост, вытянул шею почти вертикально вверх, устремив морду к небесам, и протяжно взвыл.

– Он в восторге, – перевел Силантий. – Вы ему необыкновенно понравились. Поздравляю, ваше величество.

– Он мне тоже, – ответил король. – Он… красивый. Поразительно красивый. И величественный. Передайте, пожалуйста, что я тоже в восторге от нашего знакомства.

– Урр будет рад вас видеть, если вы еще пожелаете его навестить. Просто как гость. Им нравится, когда люди не боятся.

– Я буду счастлив воспользоваться его приглашением, – и обращаясь теперь уже к Силантию, спросил: – Вы согласитесь сопровождать меня, если я соберусь в гости?

– Непременно, ваше величество. С вами легко и приятно работать. Вы не представляете, какие клиенты мне иногда попадались… – Мэтр Силантий снова повернулся к дракону и порычал. Тот порычал в ответ.

– Он прощается, – объяснил мэтр-переводчик.

– Постойте! – спохватился король. – Я забыл его спросить! Зачем Скорму девушки?

Дракон выслушал вопрос, взревел, в очередной раз ударил хвостом и сделал пару шагов к краю. Затем мягко кувыркнулся с обрыва и спустя несколько секунд взмыл вверх и сделал круг в воздухе над головами людей.

– Он сказал: извращенец, он и есть извращенец, – перевел маг. Король помахал дракону рукой и крикнул:

– До свидания! Спасибо!

Дракон что-то рявкнул в ответ, сделал еще несколько кругов, взмыл выше и направился в сторону снежных пиков, сверкая золотой чешуей на солнце.

– Жак! – позвал король. – Иди сюда! Задницу не отморозил?

Королевский шут, все еще глядя в небо, поднялся и побрел к ним, уговаривая себя, что бояться уже нечего, и пытаясь унять бешеный стук сердца, которое колотилось, как горошина в погремушке.

– Неужели настолько страшно? – засмеялся король, взглянув на несчастного друга. Лицо его величества светилось счастьем мальчишки, прикоснувшегося к заветной тайне.

– Ваше величество, – спросил маг, провожая взглядом удаляющегося дракона. – Скажите честно: вам действительно не было страшно или вы так превосходно владеете собой?

– Действительно, – пожал плечами король. – Я вообще не умею бояться. Тем более что Урр не представлял никакой угрозы. Большой, только и всего. А в остальном – приветливое и дружелюбное существо. И удивительно красивое, – повторил Шеллар. – Жак, неужели этот обходительнейший дракон показался тебе страшным?

– Очень, – признался Жак. – Но и красивым тоже, это верно. А это все правда так секретно?

– В высшей степени.

– Навсегда?

– Нет, только пока не разберемся с нашим Непобедимым. И еще кое с кем, если ты понимаешь, о чем я.

– А потом можно будет рассказывать?

– Так хочется?

– Еще бы! – Глаза Жака тоже вспыхнули. – Особенно о том, как он давал вам прикурить.

– Не вздумай! Мэтр Истран мне, как в детстве, штаны снимет и задницу надерет за такие вещи… Мэтр Силантий, а вы не могли бы узнать у кого-нибудь из ваших коллег, что же все-таки такое «марайя»? Это будет оплачено дополнительно.

– Спрошу, но вряд ли. И, ваше величество… – замялся Силантий. – Дадите мне знать, когда с этого дела будет снята секретность? Мне тоже хотелось бы поделиться с коллегами своими впечатлениями о нашем путешествии.

– Если вы так желаете, то непременно. Возвращаемся?


В кабинете Жак немедленно бросился к камину и присел в кресло, вытянув руки к огню. Он с трудом дождался, пока король закончит расчет и обмен любезностями с поморским магом и знаток драконьего языка исчезнет в сером облачке.

– Ну что, выпьешь? – спросил король, с усмешкой глядя на своего перепуганного шута.

– А как же! – отозвался Жак, который, собственно, именно этого и ждал с таким нетерпением. – Мне непременно надо что-то выпить. Вы же знаете, какой я нервный и впечатлительный. А тут такие испытания для моей хрупкой психики.

Шеллар засмеялся и достал из сейфа бутылку, а из ящика стола – серебряный стаканчик.

– Ты хоть разденься. Бери, наливай. Ну что там страшного было?

– Как вам объяснить? Вы же этого не понимаете, потому что бояться не умеете. Я вам уже много раз пробовал разъяснить… Вам наливать?

– Мне не надо. Я и так чувствую себя как будто слегка навеселе. Подумать только, я собственными руками прикасался к живому дракону! Жак, ты полжизни потерял, сидя на своей заднице в снегу. Это надо видеть вблизи, рядом, чтобы прочувствовать полностью… А ты перепугался!

– Я и на расстоянии так прочувствовал, что чуть дуба не врезал. Но ничего, все-таки я на него посмотрел. Любопытство удовлетворил. Больше вы меня туда не заманите.

– Ну и ладно, – согласился король. – В следующий раз возьму Мафея… Тьфу ты, забыл спросить, как они относятся к эльфам…

– Ольгу надо было взять, – сказал Жак, – она бы не испугалась. Еще бы и подколола начет того, какую блатную зажигалку вы себе заимели.

– Блатную – это что значит?

– Вот у нее и спросите. Она так выражается. Как увидитесь, так и спросите.

– Ты опять о том же? – нахмурился король.

– А вы мне остались должны разговор. Так что не пытайтесь уклониться. А то дождетесь, что придет Элмар и со свойственной ему варварской прямотой скажет вам, что он о вас думает. На чем мы остановились? Ах да, на девице Альбионе, о которой вы тогда так лихо отзывались. А между прочим, у нее было гораздо больше оснований прервать отношения с вашим кузеном, чем у вас в данной ситуации. Что ж так, ваше величество? Правда обиделись? Так вы же сами хотели, чтобы вам отказали. Или я не прав?

– Прав, – неохотно согласился Шеллар. – Я не хотел, чтобы она согласилась. Но совершенно не обиделся, откуда у тебя такие мысли? Мне просто перед ней… стыдно. Уверен, что Ольга простила мне мою глупость, которая ей так дорого обошлась, а от этого еще более стыдно. Если честно, я просто не нахожу в себе сил прийти к ней и общаться, как прежде. Даже если она этого хочет.

– Поищите, ваше величество. Я имею в виду – силы. Вам не приходило в голову, как ваше внезапное исчезновение выглядит со стороны?

– Не имеешь же ты в виду, что она думает, будто я не желаю с ней общаться из-за ее бедности и низкого происхождения? Вы ведь все знаете, что я совершенно не страдаю сословными предрассудками.

– А она страдает, представьте себе. Разве вы забыли, насколько она не любит больших начальников? Так что, если не хотите, чтобы вашу стеснительность принимали за снобизм и высокомерие, – бутылку в руки и к ней в гости мириться.

– Мы не ссорились.

– Тем более. Должен, кстати, высказать вам свое «фи» по поводу того, как вы с вашим кузеном провели адаптацию Ольги. Вы ее поставили в совершенно дурацкое положение. Соседи падают в обморок каждый раз, как Элмар приходит к ней в гости, и все поголовно считают, что и он ее любовник, и я. Поскольку столь приближенные ко двору лица не могут посещать безродную горожанку по какой-либо иной причине. Так что соседи относятся к ней как к содержанке, имеющей двух любовников одновременно. Мужики не дают проходу, причем никого не пугает ее проклятие – как зальют глаза с утра, им никакое проклятие не страшно.

– И что, Элмара не боятся?

– Так ведь она ни за что не пожалуется. Я сам случайно заметил.

– И что ты сделал?

– Поговорил с ним. Примерно как вы с Лаврисом. Пригрозил настучать Элмару. Но толку с того…

– Угрозы следует выполнять, только тогда от них бывает толк. Ну, свернет Элмар башку одному-двум, заплатит семье компенсацию, не разорится… Да и несчастная вдова, вероятно, будет только рада избавиться от козла-супруга и решить этим финансовые проблемы. Зато все будут бояться.

– Допустим, мужиков таким образом отвадим, а что делать с соседками? Тетки ревнуют мужей и запрещают своим порядочным дочкам с Ольгой общаться, а порядочные дочки тайком от матушек достают ее просьбами сосватать такого же любовника, как Элмар или хотя бы как я.

– Ну вот, – недовольно проворчал король. – Представляешь, что случится с соседями, если в один прекрасный вечер в ее скромное жилище заявится лично мое величество и проторчит там, как обычно, до утра? Она уже имела из-за этого достаточно неприятностей.

– Давайте Мафей вас телепортирует. Он там был. Никто и не узнает. Хотя… у нее там вечно бардак такой, что даже я пугаюсь. Лучше встретитесь у меня. У меня беспорядок только в кабинете, а в доме какая-то тетенька прибирается.

– Хорошо, давай у тебя. Только…

– Никаких «только», ваше величество, а то вы прямо как русская интеллигенция – то туда, то сюда. Неужели история вас не научила, что колебания до добра не доводят? Прикурить у дракона вам, видите ли, не страшно, а пообщаться с девушкой никак не решаетесь. Назначайте время.

– Ты кого хочешь достанешь. Завтра тебя устроит? А вообще, Жак… Как она там?

– Вот у нее и спросите.

– Нет, меня интересует, как на самом деле. Ольга ведь и мне не пожалуется.

– Не сказал бы, чтобы ей там нравилось. У нее постоянные депрессии. Одиноко, скучает по дому, полно каких-то мелких неприятностей… И друзей в своей среде она так и не завела. Пишет какие-то стихи, которые стесняется кому бы то ни было показывать. Курит по две дюжины сигарет в день и, на мой взгляд, стала многовато выпивать. Мне кажется, вы с Элмаром сделали большую глупость, что все ей рассказали о проклятии. Хотя Ольга утверждает, что это ее нормальное состояние и что в своем мире она такой и была. А здесь ей сначала только показалось, что она попала в сказку, вот и вела себя иначе. А теперь освоилась, привыкла, окунулась в обыденную жизнь, и, как она сама выразилась, «сказка кончилась». Оказалось, здесь так же паскудно, как и дома, только немножко хуже, потому что там у Ольги были родные, друзья и какое-никакое образование, а здесь Средние века, чепчики и переднички, утюги на углях и печка с дровами… А с мужиками ей не везет так же, как там. А еще Ольга носится с идеей успеть до весны пристроить куда-нибудь свою белую занавесь. «Жаба давит умереть девственницей» – как она выразилась. Но все никак не найдет кавалера по вкусу. Придурочные пьяные соседи ее не привлекают. Я сказал, что проклятия боюсь, Элмар – что с его стороны это недостойно. Может, хоть вы не откажетесь?

– Откажусь, – прервал Жака король.

– Смотрите. А то ведь если Ольга дотянет до самого отбора, то в качестве последней просьбы попросит у вас, чего доброго, ночь любви. Будете знать, – подмигнул его величеству шут.

– Она сама тебе так сказала?

– Нет, это я ей посоветовал.

– Спасибо, дорогой друг! Я ей, со своей стороны, посоветую то же самое, но про тебя. Могу поспорить, мой совет ей понравится больше.

– Не надо, ваше величество! – по-настоящему испугался Жак.

– Очень даже надо. А то совсем обнаглел. А еще я посоветую напоить Элмара до требуемого состояния и отыметь его на свое усмотрение, чтобы не выпендривался со своим «недостойно» и «не подобает», охотничек хренов…

– Ваше величество! – ужаснулся Жак. – Вы представляете, что учинит наутро Элмар, если с ним так поступить? Вам что, не дорог ваш кузен?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное