О`Санчес.

Кромешник. Книга 1

(страница 5 из 33)

скачать книгу бесплатно

   Дядя Джеймс сунул фотографии в металлическую коробку, стоящую под столом, – там заурчало и защёлкало. Через минуту он вынул из неё кучку мусора, больше напоминавшую комок пыли, нежели недавнюю стопку фотографий, и самолично отнёс в общий туалет, где и спустил в унитаз. Франк с интересом следил за его действиями:
   – Полезная штучка! Надо и мне такую же завести.
   – Тебе-то зачем? Ты ведь все равно читать не умеешь?
   – Ладно, не свисти. Так как насчёт денег, Джеймс?
   – Каких денег?
   – Ну, я же серьёзно…
   – Замахал ты меня. Представишь счёт – оплачу. Предварительно проверю, чтобы не накрутил. Только, ради бога, не сегодня! У меня сейчас дел по этому гаду – выше головы! Его ведь срочно надо на Луну откомандировать.
   – Могу чем-нибудь помочь?
   – Сам управлюсь. Кстати, спасибо за помощь и доверие. Я тут одну штуку начал обмозговывать, хочу тебе предложить в пару сработать.
   – А что конкретно? – сделал стойку Франк.
   – Потом, без спешки потолкуем. В двух словах – на кокаин хочу переключиться, на Южную Америку. Тебе хороший шанс – отделиться от своего Папы Ри.
   – Того уже года три как повязали. Тоже, кстати, штатники и тоже в Южной Америке, в Парагвае.
   – Туда ему и дорога. Потом, потом поговорим, давай, двигай! Твои люди болтать не будут? Подчищать не придётся?
   Франк поморщился:
   – Ну что ты такой людоед? Мы ведь тоже дежурили – шурин мой и я. Ты и меня с Тобиасом чистить собрался?
   – Вот так бы и говорил, а то какие-то ребята, понимаешь…
   Франк не обиделся на Дядю Джеймса за то, что тот выставляет его так бесцеремонно, – дело прежде всего, а неприятности у партнёра и впрямь большие.
   – Франк, эй, погоди!
   Франк обернулся, уже стоя в дверях.
   – Так почему ты опоздал на восемь минут, мы ведь на 19:30 договаривались?
   – Почему, почему… На светофоре задержался.
   – Надо же! Ладно, пока. Завтра подъезжай к обеду, и поговорим, есть о чем. Где-нибудь в 13:00, устроит?
   – Здесь, что ли? Ты меня опять падалью какой-нибудь накормишь. Давай «У Пьера» встретимся.
   – Подъезжай ко мне, а потом и к «Пьеру» закатимся, раз угощаешь.
   – Ну ты и жила, – рассмеялся Франк. – Если разговор интересный – угощаю!
   – Так «Пьер»-то – французский кабак, тебе не по нутру должен бы быть?
   – Кухня – очень по нутру. Остальное – нет.
   – На том и порешили. Пока. И не опаздывай… на светофоре.
   Едва закрылась входная дверь, как Дядя Джеймс набрал номер телефона:
   – Патрик, ты? В норме? Живо ко мне!… В морге побреют… Давай… Жду.
   Он положил трубку, велел Нестору принести кофе и тяжело задумался.
   Червончик был весьма доверенным лицом Джеймса.
Он держал контакты с пакистанскими поставщиками, ведал оброком с публичных домов, был хорошим стрелком и бесстрашным волевым парнем. Джеймс недолюбливал его хамство и тягу к показушным куражам, но уважал за деловые качества. Теперь придётся с ним расстаться, да так, чтобы навести власти на чужой след, а свои на первых порах не знали, что это прополка. Из-за этого сложнее будет объясняться с людьми – как, мол, допустил расправу? Да замену ему искать, но это проще, поскольку основное – Пакистан – и так вскорости отпадёт. Джеймс уже вовсю рыхлил почву на кокаиновом направлении, потому что понимал, какие возможности там откроются в ближайшие годы. Требовались дополнительные солидные деньги на раскрутку, и он решил, что пришла пора залезть в загашник. Отлучиться за деньгами сам он не мог: департамент визу не даст, да и дела ждать не будут. Вот он и решил послать за ними Малька и Червончика – эти уж точно не сговорятся. И Червончик, гад, знает, что поедет в Цюрих за деньгами; хорошо, что код, место и прочее он не ему сказал, а Геку-Мальку. И в Цюрихе теперь будут ждать гонца из Бабилона, а в Цюрих нельзя… Его размышления прервал звонок.
   – С макаронной фабрики звонят. Сам синьор Роберто.
   – Соедини.
   Вот уж поистине денёк – Гиена лично звонит. Ну-ну. В трубке раздался голос с характерным певучим акцентом:
   – Приветствую вас, господин Джеймс!
   – Аналогично. Что надо?
   – Вы как всегда – быка за рога. Вы все ещё дуетесь на нас за прошлое? (Месяца не прошло с тех пор, как случилась очередная разборка со стрельбой за рыбный рынок между бандами Дяди Джеймса и даго, в которой погибло по двое человек с каждой стороны. Часть рынка по-прежнему оставалась в руках итальянцев, что наносило ущерб престижу Дяди Джеймса.) А ведь мы решили свернуть торговлю рыбой. Хлопот много, денег мало.
   – Отрадно слышать. Я всегда подозревал, что вы разумный человек, несмотря на наши разногласия.
   – Спасибо, надеюсь, что это не дежурный комплимент. У нас к вам серьёзный разговор, но, оговорюсь сразу, отнюдь не претензии.
   – Вот как?
   – Да. Мы слышали, что вы всерьёз заинтересовались южноамериканскими полезными ископаемыми и дарами природы, не так ли?
   – Может быть. И кто же вам доложил об этом?
   – Ха-ха… Коммерческая тайна. Дело в том, что вы правы, на традиционном рынке слишком тесно и слишком душно. Вот мы и подумали: не забыть ли нам старые размолвки и не поработать ли вместе? Мы могли и хотели бы стать полезными для вас, а вы для нас.
   – Странно как-то. Вы всегда особняком держитесь, а тут дружбу предлагаете.
   – Партнёрство, господин Джеймс. Пока партнёрство, на взаимовыгодной основе.
   – И что же конкретно предлагается?
   – А встретиться для начала, поговорить без телефона.
   – Давайте встретимся, – сразу насторожился Джеймс. – И где будем встречаться?
   – Предлагайте, господин Джеймс. Хотите – у вас в офисе?
   – Ни к чему это. – Дяде Джеймсу отнюдь не улыбалось якшаться с ними на глазах у всего Бабилона. – Я предлагаю встретиться за городом. На взморье, километров этак… в общем, есть хорошая гостиница. Там все спокойно и уютно. Там и поговорим, если хотите.
   – Нам подходит, только укажите, когда и как туда добраться.
   – Завтра я занят, а послезавтра с утречка я вам позвоню и все объясню. Сколько вас будет на встрече?
   – Четверо. Но было бы желательно, чтобы мы знали чуть заранее координаты места, хотя бы часа за два. Мы бы тогда не все вчетвером подъехали, а послали бы вперёд двоих – это помощники, пусть осмотрятся да подготовят, что необходимо. Вы ведь не будете возражать против этого?
   – Нет, конечно. Мы туда подъедем, и они осмотрят. Значит, договорились: послезавтра в 9:00 я звоню, и мы все уточняем. Пока.
   Дядя Джеймс ни на волос не верил в честность сицилийцев. Он тотчас же велел Герману подобрать надёжных ребят – человек пять-шесть-восемь со стволами – и немедленно, на ночь глядя, осесть в той гостинице, чтобы уже с утра и до приезда встречающихся держать уши торчком.
   На той же стороне провода тихо радовались первому успеху. Гиена очень ловко провёл заключительную часть разговора: Дудя заглотнул наживку и сам назначил место встречи. Дело в том, что сицилийцы решили покончить и с ним, и с Франком, извечными своими конкурентами по героину. Начать решили с Дуди, понимая, что он опаснее. Не жалея денег и сил они постепенно выявляли уязвимые места в обороне Дяди Джеймса, его привычки, особенности. Ещё четыре дня назад они установили засады в нескольких местах предполагаемой встречи. И гостиница, задрипанный шестнадцатиместный отель о двух этажах, была одним из этих мест. В двух снятых номерах безвылазно засело четверо человек, с запасами курева и пищи. Их вселение прикрывал старичок-постоялец, так что охрана Джеймса, приехав на место, не обнаружила ничего подозрительного. А если бы Дудя назначил непредусмотренное место, Гиена отказался бы под благовидным предлогом. Если же и отказаться не представилось бы возможным, то сицилийцы провели бы и встречу, ожидая благоприятного расклада в будущем…
   В комнату заглянул Нестор:
   – Что-то селектор забарахлил, сигнал не проходит. Патрик прибыл.
   Через несколько секунд прозвенел звонок, и Нестор, испросив взглядом разрешение, потопал открывать. Коротко постучав, Патрик сам открыл дверь и неторопливо вошёл, пряча глаза от Дяди Джеймса. Был он бледен и хмур. Под глазами набрякли мешки, следы затяжной пьянки, рыжая щетина с проседью готовилась стать бородой, пальцы все ещё сотрясала мелкая дрожь, но в остальном он уже выглядел прежним Патриком, решительным и сильным.
   – Салют, Джеймс. Что за пожар? – Он сел, не глядя толкнув дверь, чтобы закрылась, но та затормозилась возле самого порога о комочек молотой грязи и захлопнулась не до конца.
   – Дело есть, весьма неприятные новости у нас. Червончик наш лягавым скурвился.
   – Ох ты! А насколько это правда? Он не ангел, конечно, но какой ему смысл в этом?
   – Верняк, не сомневайся, разведка донесла. Помнишь, как его с китайским героином прихватили, когда мы в подмазку почти пол-лимона талеров задвинули? Ещё радовались, что недорого встало. Так он тридцать лет получил бы, без права досрочного… Он бы их и получил, если бы не принял предложения лягавых.
   – Прокурор такую сделку опротестует.
   – А его не простые лягавые, Служба прихватила. Они – борзые, им все можно.
   – Дела… Он что, ещё жив?
   – Потому тебя и позвал. Ты его должен уконтрапупить – и не далее как сегодня ночью.
   – А почему я? Помоложе никого нет? Вон, пусть молодняк руку набивает. Нестор тот же – какую ряху наел на сидячей работе!
   – Тут дело семейное, рисковать нельзя. Все аккуратно требуется сделать и вдобавок дать ложный след. Так что захлопни пасть и действуй, не надо прений.
   – А где он сейчас?
   – В городе, где ещё. Он ничего не подозревает от нас, поскольку я сам только сегодня убедился в его гадстве.
   – Можно прямо в «Тамбуре» его оформить, он там каждый вечер торчит.
   – Хотя бы и в «Тамбуре». А если есть возможность – то лучше не на глазах, сам смотри.
   Патрик потёр указательным пальцем веснушчатый нос, посозерцал телефоны немножко и только теперь осмелился поглядеть на шефа…
   – А на китайцев подвесить – можно?
   – Было бы просто идеально, а сумеешь?
   – Сумею, чего там. Ствол я сам подберу, китайский, с глушаком, остальной реквизит тоже. Мне понадобится мотор – из тех, что китайцы предпочитают, можно краденый. И пару ботинок 38-го размера. А так – я все продумал.
   – Шофёр нужен?
   – Да, некрупный.
   – Ещё что?
   – За срочность надо бы двойной тариф.
   – Хрен тебе в затылок, а не тариф, морда! – наконец взорвался Дядя Джеймс. – Мне твои запои вот уже где сидят! Ребята другие смеются мне в лицо: «Мягкий ты, – говорят, – Джеймс, как х… после оргазма»! И правильно говорят! Распустил, понимаешь… Достал ты меня! Достал!
   – Ладно, не шуми. – Патрик виновато поднял ладони. – Я отныне в полной завязке.
   – Это я уже слышал. И не раз! Смотри, Патрик, терпежка моя – не вечная… Кофе будешь?
   – Некогда, мне ещё надо домой успеть, потом в мастерскую.
   – А в мастерскую зачем?
   – Я же Червяку дверные замки модернизировал весной, у меня про запас комплект ключей остался, я к нему на дом заявлюсь.
   – Смотри-ка, просто и удобно! Ну а не было бы ключей?
   – Дальше бы думал. Возле дома, к примеру.
   – А если он ночевать не придёт домой?
   – Придёт. Ты же ему сам сказал в прошлый понедельник, чтобы он всегда был в поле зрения – ехать, мол, куда-то надобно. А домой он девок не водит, брезгует.
   – Хм. А куда я ему сказал ехать?
   – Не помню, в Европу, что ли… В Швейцарию, точно.
   – Убедил. А ты ручаешься, что все будет тип-топ?
   – Нет, но постараюсь.
   – Сработаешь без помарок – так и быть, верну деньги за ботинки 38-го размера, но ни пенсом больше. С другого бы шкуру спустил – в буквальном смысле. Ты весь пропился?
   – Деньги есть. А что с Мальком?
   – Я его в Европу послал, морем. Ещё не доплыл.
   – Рановато ему, Джеймс, с товаром-то работать; здесь, что ли, занять нечем?
   – Не учи учёного. Я его совсем за другим товаром послал. А должен был ты поехать, голубь шизокрылый, алкаш чёртов!
   – Это в Швейцарию, да?
   – Угу. – Дудя вдруг помрачнел. – Ну, отчаливай, с богом, как говорится. Позвони домой мне, как управишься. Скажи Нестору, чтобы мне мотор запрягали, – домой поеду. Позвоню только насчёт твоей телеги. Значит – белую?…
   Патрик пожал плечами.
   – Боцман тебе позвонит, где и когда она будет. Я ему скажу, чтобы поторопился…
   Нестор полулежал в кресле и ковырял в зубах пилочкой для ногтей, когда из первой комнаты, напротив входа, высунулась лохматая голова с перебитым носом – одного из телохранителей:
   – Нестор, что там за крики такие? Из-за стены слышно…
   – Крокодилу Зеленому клизму ставят: почти неделю не просыхал, все дела побоку и никто ему не указ. Наш сначала бубнил чего-то, а потом как заорёт!…
   – За такие фортели Дудя нас с тобой уже давно бы… – Парень с перебитым носом выразительно цвиркнул. – А Зеленому как с гуся вода, – лафа!
   – Зеленому? Ты поработай с его, тогда и говори. Это пока – лафа, пока ничего серьёзного не напортачил. Когда шеф кричит – не страшно, по чайнику нахлопает, штраф наложит – и свободен. А когда о…
   Из дверей неожиданно показался Патрик:
   – Харэ лясы точить. Нестор, мотор подготовь для шефа, да путь проверьте – от чердака и до светофора. Я раньше ухожу.
   И не успел Нестор вытащить могучее тело из уютного кресла, чтобы приступить к своим обязанностям, как почувствовал дикую боль – Патрик захватил его левое ухо пальцами, словно клещами:
   – Постарайся запомнить, щенок, Патриком меня зовут. – Он дёрнул слегка, чтобы не оторвать, не удержался – дёрнул ещё раз, выпустил ухо и пошёл на выход. На пороге развернулся и добавил с улыбкой: – Ведь я не зову тебя Гиппопо, верно?
   Нестор покраснел и раздулся от злости, но ответить не осмелился.
   Дядя Джеймс вышел из квартиры и привычно прислушался. Тесный и медленный лифт старинной конструкции был заблокирован внизу, на первом этаже. Один из парней дежурил на пол-этажа выше, после того как пробежался вверх до шестого, а потом обратно, другой контролировал внизу лифт и выход из парадной (выход во двор был заколочен, по традиции, с незапамятных времён), двое стояли на улице, спиной к выходу, метрах в пяти от дверей, так, что автомобили прикрывали их почти по грудь. Когда Нестор закрыл на оба замка двойные бронированные двери, парень, дежуривший наверху, сбежал к ним на лестничную площадку и пошёл впереди. Нестор пропустил Дядю Джеймса вперёд, собой прикрывая ему спину. В свою очередь внизу Нестор обогнал патрона и вышел на улицу третьим. Он же открыл дверцу машины, а сам полез на шофёрское сиденье. Дядя Джеймс мог бы навесить на входную дверь кодовый замок или посадить официального охранника в парадной, как это делали другие воротилы бабилонского подполья, но он считал это ненадёжной мерой безопасности и к тому же весьма удобной для властей: появлялась дополнительная возможность привлекать свидетелей.
   Дядя Джеймс дождался, стоя в проёме, пока Нестор включил зажигание и сдал машину метра на полтора назад. Взрыва не последовало, поэтому Дядя Джеймс, не торопясь, но и не мешкая, забрался внутрь и там только сказал Нестору и склонившемуся возле дверцы телохранителю, тому самому, с перебитым носом, по кличке Подкидыш, маршрут следования. На этот раз никаких неожиданностей не случилось: шефа предстояло везти домой, а значит, постылое дежурство подходило к концу.
   За те пять с лишним лет, что Дядя Джеймс обосновался в этом помещении, в доме не было ни одного существенного инцидента, связанного с бизнесом. Пару раз стреляли в окна (недруги с ассирийского края и молодчики из дикой банды) да один раз приходила полиция с обыском и арестом. А за последние года три и такого не было. Однако меры предосторожности не уменьшались. Дядя Джеймс имел основания считать, что осторожность делу не вредит. Его люди, периодически заступая на дежурство, набирались ума и опыта, он имел возможность посмотреть и оценить их деловые качества непосредственно. К тому же ребята получали шанс, в крайних, конечно, случаях, непосредственно обратиться к «самому» со своими проблемами.
   – А что это у тебя ухо синее, а, Нестор? – Тот пробурчал нечто невнятное, потирая свободной рукой распухшее ухо. – Я не расслышал тебя.
   – Патрик, сволочь, надрал. Послышалось ему что-то в свой адрес – белая горячка, не иначе.
   – А ты поменьше языком трепи. Клизмы не только Патрику вставляются. С кем ты нас обсуждал, с Подкидышем? – Нестор густо покраснел, это было видно в лобовом зеркальце даже сквозь полумрак. – Можешь дать ему в морду разок, передай, что от меня.
   Нестор опасливо промолчал. Вроде шеф и не не в духе, но поддашься невпопад на шутливый тон, а потом и костей не соберёшь.
   – Я тут вот что подумал насчёт тебя. Застоялся ты на дармовых харчах, разжирел и обленился небось? Завтра с утра объясни свои обязанности Подкидышу, а сам пойдёшь к Герману. Ему передай на словах (я ему сегодня тоже позвоню), чтобы выделил тебе ребят, кого ты знаешь или по обстановке, – и дуй на рынок, будешь держать овощные ряды вместо итальяшек, я с ними договорился. И вообще – весь рынок.
   У Нестора довольно заблестели глаза – вот это жизнь! Самостоятельность, башли, телки, кореша. Оттянемся на славу. Почётно, конечно, рядом с «самим», но все время на глазах у грозного шефа – не мармелад, это точно.
   – Что надо дяде сказать?
   – Спасибо за доверие, шеф! Вы только скажите – мы этим «козам нострам» в момент рога посшибаем!
   – А ты не хвались, на рать едучи. Посшибаем, как ты выражаешься, когда пора придёт, пока же миром постарайся, без жмуриков. И ещё: поймаю на воровстве – сам знаешь…
   – Что вы, шеф, да чтоб у меня руки отсохли, если я… да ни в…
   – Заткнись. Это серьёзно. Предположим, как это часто бывает, поначалу и не будешь. Но осмотришься, угнездишься, увидишь щели – и пошло, и поехало. Но! Узнала, не важно как, но узнала об этом уголовка. Прихватить и срок подболтать – руки коротки, доказательств для суда не хватает. А мне подстучать они могут, мне ведь твои адвокаты без надобности…
   – А у меня и адвокатов-то нет.
   – Заткнись и слушай, дурак. Но зачем им мне на тебя стучать? Они и не будут, если ты согласишься с ними сотрудничать. А вот если не согласишься – стукнут. И каков твой будет выбор?
   – …
   – Плохой будет выбор, в любом случае. Покаешься мне вовремя – может, и выживешь, хотя я не уверен, а согнёшься перед ними – тоже недолго проживёшь и тяжело умрёшь. Сам ведь дятлов казнил, знаешь же…
   Нестор знал.
   – Да ей-богу, не буду я, шеф!
   – Ну, в добрый час. Кстати, сегодня ночью одним таким станет меньше. Он, правда, умрёт без мучений, но тут случай особый…
   Несмотря на гориллообразную внешность, дураком Нестор отнюдь не был.
   Он хорошо осознавал справедливость Дудиных предостережений. Прижимать в карман он все равно будет, ну никак без этого не бывает, но мера нужна. Главное – не жадничать и не зарываться. Не уголовка, так другие нашепчут, не поленятся…
   Интересно, кто из наших скурвился? Видимо, и Зеленого за этим позвал… Нестор попробовал про себя угадать – кто? Не получилось. Ладно, завтра узнает, не спрашивать же у шефа – яйца-то не лишние…
   – Приехали, шеф!
   Дядя Джеймс жил в своём коттедже в престижном северо-западном районе. Квартал был похож на гетто для богатых: располагался на островке, соединяемом с внешним миром двумя мостами, где службу несла вооружённая охрана из служащих частного сыскного агентства. Въезды на мосты перегораживались шлагбаумами, а в ночное время и цепями, натянутыми поперёк.
   Две машины сопровождения мигнули фарами и умчались, но не раньше, чем «косатка» въехала на территорию острова. Дяде Джеймсу стоило немалых денег и усилий, чтобы получить необходимые рекомендации и поселиться в этом районе. Зато здесь было куда более безопасно, чем в «городе». За себя он мог бы постоять, но с тех пор как отпала проблема хлеба насущного, Дядя Джеймс вызвал из провинции отца и мать, стариков на пенсии, и жил с ними. Кроме того, он настоял и переселил сюда бывшую жену с сыном, для которых в счёт алиментов также выстроил коттедж. На острове имелись магазины, всевозможные ателье, бассейны, кегельбаны, школы и ещё черт те что, чем Дядя Джеймс никогда сам не пользовался, но оплачивал исправно. Коттедж о двух этажах имел внутренний двор в пол-акра площадью. Кроме гаража и огородика, там стоял маленький, почти что будка, домик для охраны. В нем круглосуточно дежурил один человек из своих.
   Нестор заехал во двор, отворил дверцы гаража (шеф не терпел автоматических горизонтальных), вывел свой спортивный «ауди», а на его место загнал длиннющий «кадиллак».
   – Ну что, шеф, я поеду?
   – Спасибо за службу, сынок, ты в общем и целом неплохо себя проявил… Мама, какой ужин! Ему ещё до дому добираться, идите в дом, я сейчас… Не забыл про завтрашний день, что сделать должен?
   – Как можно!
   – И все-таки. Позавтракал, завёл машину… Дальше?
   – Встретился с Подкидышем, объяснил ему, что и как, потом к Герману за реб…
   Дядя Джеймс с разворота врезал ему в ранее пострадавшее ухо:
   – Уже забыл, морда! Подкидышу надо от меня привет передать. Не забудешь теперь?
   – Да я и так бы не забыл. Что вы меня сразу по больному-то уху! Ох!…
   Джеймс уже со злобой ударил слева в челюсть:
   – А ключи от конторы ты с собой увезёшь, да?
   Нестор обмер от ужаса: «Забыл!» Он стал поспешно шарить в кармане:
   – Виноват! Хоть убейте, шеф, черт попутал на рад… – Нестор опомнился, но опоздал до конца проглотить глупое своё слово и теперь стоял ни жив ни мёртв.
   – Да уж не буду убивать. А вот другие не упустят своего случая. Им-то все равно будет – на радостях ты или по глупости обмишурился. «Рога посшибаем!» Учиться тебе надо, а не о бабах думать. Ступай. И помни, я за тобой присматривать буду. Может, и выйдет из тебя толк, хотя… Ступай, а то поздно уже, хулиганья на улицах полно… – Нестор с готовностью захохотал…
   Близилась полночь. Нестор на всей скорости гнал в порт: надо успеть, пока ребята не разбрелись, обмыть такое дело. Завтра важный день, вставать в шесть, но по граммулечке можно! А Дудя-то, сволочь, как ловко его поймал, да ещё дважды! Вот ребятам смеху будет, если узнают… Да как не узнают – охранник-то видел. Убью Подкидыша! Как подставил, морда!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное