Алекс Орлов.

Тайна Синих лесов

(страница 5 из 28)

скачать книгу бесплатно

   Дефтирон испытывал боль и яростно топал ногами, однако ничто не помогало. В приступе отчаяния он бросился вперед, надеясь расплющить о стену хоть одного врага, однако проворный ваффен сумел вскарабкаться на покрытую слизью холку израненного чудовища и несколькими быстрыми ударами отсек его огромную голову. Отделившись от тела, она ударилась о каменный пол и откатилась к стене, разбрызгивая дымящуюся черную кровь. Мгновение спустя рухнуло и тело демона.
   – Ну что, ты доволен, маг? – спросил старший ваффен, указывая мечом на останки дефтирона.
   Туша медленно оплывала, источая жуткие запахи и едкие дымы.
   – Да, думаю, вам следует отправляться прямо сейчас, мне не терпится отпраздновать победу.
   Алвин сделал неуловимый жест, и пол подземелья снова стал чистым. Потом в стене зажегся круг света, и ваффены гуськом ушли в него.
   – Это просто невероятно, – произнес Гвистерн, ощущая запоздалую дрожь. – Так легко одолеть демона! Теперь и Фрай поплатится!
   – А мы проследим за его падением через Глаз Огра.


   На ночлег отряд остановился на небольшой полянке поблизости от дороги. Вокруг был густой березняк, а неподалеку среди дубов журчал ручей; от высыхания его спасла густая тень заповедного леса.
   За день проехали не так много, но Каспар понимал, что силы им еще понадобятся, и берег лошадей и воинов.
   – Фундинул, на тебе костер, – сказал он, когда скакуны были расседланы и привязаны. – Аркуэнон, поглядывай за дорогой, Углук, сходи за водой и подготовь все для ужина, а мы с Бертраном пойдем за дровами…
   – Почему этот обжора будет готовить ужин? – возразил гном. – Он же съест все продукты!
   – А ты все зажмешь и сваришь кашу из топора! – парировал орк. – Вы, гномы, известные скупердяи!
   – А вы, орки, – моты и гуляки!
   – А ты…
   – Прекратите! – Каспар вздохнул. – Вы что, забыли о нашем уговоре? Кто начал первым – а ну-ка быстро сюда золотую монету!
   Спорщики замолкли, сопя и буравя друг друга сердитыми взглядами. Признаваться, кто начал свару, ни тот, ни другой не желал.
   – Еще раз сцепитесь – не прощу! Понятно?
   – Понятно, ваша милость, – кивнул гном и принялся обдирать с полена бересту для растопки.
   Каспар и Бертран отправились в лес, отыскали небольшое сухое дерево и, свалив его, понесли к стоянке. Когда вернулись, костер уже потрескивал сучьями. Углук с важным видом сыпал в котел крупу, а Аркуэнон, невозмутимый, как статуя, смотрел на дорогу.
   На жарком пламени из березовых дров еда готовилась быстро, по лесу поплыл аромат густой походной каши. Углук не пожалел запасов и вывалил в нее все, что нашел, – сушеное мясо, сало, даже куски черствых галет.
   Получилось вкусно.

   Ложки скребли по стенкам котелка, орк чавкал, икал и давился, точно голодал целую неделю.
Фундинул даже отодвинулся, всем видом показывая, что он знать не знает этого обжору.
   Вскоре от каши остались только приятные воспоминания и пустой котел.
   – С востока кто-то идет, – произнес эльф.
   Это было так неожиданно, что Каспар чуть не подавился – он ничего не слышал.
   – Что-то раньше за тобой таких способностей не наблюдалось, – заметил он, поднимаясь. – Ладно, Бертран, Углук и ты, Фундинул, сидите тут, а мы с Аркуэноном пойдем встретим гостя.
   Он вложил в лук стрелу, и они с эльфом растворились в вечернем лесу.
   – Он там, – прошептал Аркуэнон, – я слышу его в полусотне шагов.
   – Хорошо. Я обхожу справа, ты – слева.
   Каспар старался двигаться как можно тише, пригибаясь и укрываясь за кустами. В какой-то момент ему показалось, что он видит впереди фигуру.
   Щелкнула тетива, послышался звонкий удар вонзившейся в дерево стрелы.
   Скрываться смысла больше не было, и Каспар ринулся напролом через кусты. Когда он подбежал к месту происшествия, Аркуэнон стоял возле старого дуба и разглядывал вонзившуюся в него стрелу.
   – Я попал, – сказал он.
   – Знаю, что ты не промахиваешься, – отозвался Каспар, выдергивая стрелу из дерева. На ее кончике остался небольшой черный клочок то ли кожи, то ли ткани. Каспар поплевал на нее и потер.
   – Похоже на кожу, но сказать наверняка нельзя. Ты зачем стрелял?
   – Он почувствовал меня и стал убегать…
   – Понятно. – Каспар огляделся.
   – Это был кто-то неуязвимый, он быстрее, чем полет стрелы. Жаль, что у меня почти не осталось настоящих, эльфийских стрел, они куда быстрее.
   – Ничего не поделаешь, приятель. Ладно, пойдем назад.
   И они стали пятиться, поглядывая по сторонам и держа наготове луки с вложенными стрелами. Царившая вокруг тишина казалась подозрительной.
   – Ну что там, ваша милость? – спросил гном, когда разведчики появились у костра.
   – Он ушел, растаял, как ночной туман. А вот кто это был, не знаю.
   – Колдовство?
   – Возможно, чей-то лазутчик.
   – Простого лазутчика вы бы враз разделали, – заметил Углук, обследуя пустой котел.
   – Теперь я слышу скрип колес, – сказал эльф. – По дороге кто-то едет.
   – С востока?
   – Нет, теперь с запада.
   – И далеко? – спросил Углук, отряхивая с меча прилипшие травинки.
   – Две сотни шагов.
   – Что-то они зачастили.
   – Да уж, – согласился Каспар. – Приготовьтесь, неизвестно, с чем они к нам…
   Фундинул вынул из чехла топор, а Бертран стал быстро утягивать доспехи.
   Едва закончили приготовления, из-за поворота выползла грохочущая телега. Ее тащила худая изможденная лошаденка, ее погонял бородатый старик, а из-за его спины выглядывали несколько женщин и целый выводок детей разного возраста.
   – Уже лучше, – сказал Каспар, опуская лук.
   Увидев вооруженную группу, старик с перепугу вскочил с козел, но, не удержавшись, свалился на обочину.
   – Ой, господа дорогие-важные, не губите сирот горемычных! Натерпелись мы, нагоревались, раздетые, как есть пустые! Пощадите!
   – Не вой и подойди сюда. И не бойся, никто вас не тронет, – сказал Каспар.
   Старик проворно поднялся с колен и подбежал к Каспару; лошадка, оставшись без возницы, остановилась и стала равнодушно пощипывать сухую траву; пассажиры телеги попрятались среди нехитрых пожитков.
   – Беженцы мы, ваша милость, из деревни в тридцати милях на запад.
   – И что заставило вас бежать из деревни?
   – Хворь неведомая идет по нашему краю, мор черный, беспощадный, – запричитал старик, и из его глаз покатились слезы. – Людей раздувает, и в два дня они уже мертвые. Все села к западу от нас уже опустели, ну а мы не стали ждать, подхватились, кто остался, и побежали.
   – Хворь, говоришь? – вмешался Бертран. – А почему в Ливене о ней ничего не знают?
   – Так она совсем недавно началась, ваша милость, и семи дней не прошло, как у нас люди помирать стали. Говорят, от засухи это, прежде ведь у нас такого не бывало.
   – Ладно, езжайте, – махнул рукой Каспар.
   Старик поклонился и проворно побежал к телеге, по-молодецки на нее запрыгнул, стеганул кнутом клячу, и та потащила телегу по дороге. Скоро ее громыхание затихло вдали.
   – М-да, эдакая хворь меняет все наши планы, – сказал Каспар.
   – Гномы не подвержены людским болезням, ваша милость! – гордо заявил Фундинул.
   – Орки тоже! – добавил Углук.
   – А эльфы вообще не болеют, – неожиданно подал голос Аркуэнон.
   – Зато мы с Бертраном очень даже болеем – ничто человеческое нам не чуждо. Так что с завтрашнего дня меняем маршрут и поворачиваем на юг.
   Каспар помолчал, ему показалось, будто он слышит в лесу треск сучьев, однако Аркуэнон ни о чем таком не сообщал.
   Решив, что ему показалось, Каспар продолжил:
   – Нужно подумать, куда теперь идти.
   – Но на юге владения лорда Кремптона, – напомнил Бертран, – вряд ли он будет рад видеть нас.
   – Он будет так рад, что даже вышлет нам навстречу взвод рейтар.
   – Мы не раз их били и разобьем еще, – сказал Углук и, поплевав на клинок меча, поскреб его ногтем.
   – Значит, поворачиваем на юг, – подвел итог Каспар. – А теперь всем спать, с завтрашнего дня нам придется двигаться вдвое быстрее. Фундинул, ты сторожишь первым, тебя сменит Углук, его – Аркуэнон.
   Себе Каспар оставил самую трудную утреннюю смену.


   Лорд Кремптон развлекался. Он стоял на балконе в окружении приближенных и смотрел, как травят собаками провинившегося слугу – тот имел дерзость посмотреть лорду в лицо, подавая полотенце.
   Огромные, натасканные на людей волкодавы недолго гоняли несчастного по двору, скоро он упал и какое-то время кричал, пытаясь сопротивляться, пока клыки одного из псов не сомкнулись на его горле.
   – Оттащите их, – велел Кремптон, – а тело бросьте в ров, пусть там гниет в назидание остальным.
   Собачники в крагах из воловьей кожи, в стеганых куртках до колен и высоких сапогах оттащили беснующихся собак и загнали их обратно на псарню. Двое рейтар ухватили окровавленное тело за ноги и поволокли со двора.
   – Вот так, – сказал лорд, на его лице появилась улыбка. – Никто не назовет меня излишне мягкосердечным господином!
   Приближенные угодливо закивали, никому не хотелось оказаться во рву.
   Во двор замка из сторожевой башни спустился рейтарский офицер, держа ладонь козырьком над глазами, чтобы укрыть их от солнца.
   – Что тебе, Альбокеррун? – спросил Кремптон, узнав своего капитана.
   – Там какой-то человек просит о встрече с вами, мой лорд, – ответил рейтар.
   – Что за человек?
   – Мне кажется, я его уже видел, мой лорд. – Голос капитана Волчьей Лиги, не боявшегося даже демонов, чуть дрогнул. – Он в черном плаще с капюшоном и похож на мага.
   – Вот как? – Кремптон заколебался. – Ладно, через десять минут проводи его в тронный зал. Я встречусь с ним наедине.
   Альбокеррун кивнул и направился к воротам.
   Приближенные лорда один за другим кланялись и удалялись. Они все хорошо поняли.
   Кремптон спустился в тронный зал, тяжело пыхтя, поднялся по ступенькам к огромному трону, скопированному с королевского трона Рембургов. Втянув живот, он с трудом уместил раздобревший зад на сиденье, думая о том, что надо сделать трон пошире, этот как будто усох.
   «Это все из-за жары», – сказал себе лорд. В том, что он располнел, признаваться не хотелось.
   Лорду Кремптону нравилось ощущать себя маленьким королем в своих владениях, он поболтал ногами, пошевелил пальцами рук на золоченых подлокотниках.
   Двери открылись, в зал робко заглянул дворецкий.
   – Гость к могущественному и славному лорду Кремптону! – крикнул он, после чего торопливо посторонился.
   В зал шагнул высокий человек в черной накидке и капюшоне, его тощая фигура в просторном одеянии показалась лорду знакомой.
   – Это вы, мессир Дюран? – спросил Кремптон.
   – Тебе не откажешь в проницательности, лорд, – ответил маг.
   – Значит, явился, – проворчал Кремптон. – И где те двести тысяч дукатов, что вы должны мне уже три года?
   Несколько лет назад мессир Дюран попросил лорда поймать Каспара Фрая, пообещав за это огромные деньги. Попытка провалилась, а Кремптон с тех пор не видел ни мага, ни обещанного золота.
   – Ты не поймал Проныру, и я ничего тебе не должен.
   – Так не пойдет! – Кремптон гневно замахал рукой. – А неустойка? Я потерял чуть ли не сотню солдат, кучу денег истратил на наемников, калхинуда прилетела с раной и теперь так воет по ночам, что содрогается замок!
   – Я ее вылечу, лорд, – сказал маг. – И заплачу тебе достаточно, чтобы ты забыл обо всех потерях. Но все это – в обмен на одну услугу.
   – И на какую же?
   – Ты должен поймать и доставить мне нашего общего знакомого – Каспара Фрая.
   – Что, напасть на Ливен? – Кремптон захохотал, гулкое эхо заметалось по залу. – Я еще не сошел с ума, маг, у герцога сильное войско!
   – Дослушай меня, лорд, – одернул маг хозяина замка. – Каспар Фрай сегодня вступил в твои владения. Я заплачу тебе сто тысяч золотых, если ты поймаешь его и доставишь мне живым.
   – Э… мессир. Вы сильный маг, я это знаю, почему же вы сами не можете поймать его?
   Дюран вздрогнул, под черной накидкой что-то сухо зашуршало, будто старая змеиная кожа.
   – Ты хочешь знать правду?
   – Ну… Гм, если можно… – развел руками Кремптон. Он боялся пришлого мага, но очень хотел золота. Много золота.
   – Его защищают древние силы, которые мне неподвластны, это магия ордена Золотого Единорога, а ее одолеть нелегко.
   – Да? Звучит не очень-то приятно, но что я могу противопоставить магии этого ордена?
   – Иногда простые способы – самые верные.
   – Ну хорошо. А что делать с остальной компанией Фрая? Ведь он, наверное, путешествует со своими зверушками, как в прошлый раз?
   – Если сумеешь пленить всех живыми, получишь сто пятьдесят тысяч. И это мое последнее слово.
   По тону мага лорд Кремптон понял, что торговаться дальше не имеет смысла, хотя ему ужасно хотелось накинуть еще сотню-другую тысяч.
   – Я согласен. Но как же тогда быть с раненой калхинудой?
   – Мы отправимся к ней прямо сейчас, – сказал маг; его капюшон качнулся, на мгновение открыв изуродованное лицо. – Это будет первым взносом с моей стороны, а потом я тебе скажу, куда посылать рейтар.


   Кремптон спустился с трона и, подойдя к узкой двери, распахнул ее, открывая доступ в небольшую комнатку – размером три на три ярда.
   Это был персональный лифт, лорд им очень гордился.
   – Прошу, – сказал Кремптон, пропуская мага вперед, после чего крикнул в слуховое окно: – А ну шевелись, дармоеды! Мне срочно нужно вниз!
   Надсмотрщики ударили бичами, находившиеся в подвале рабы навалились на тяжелые ворота, и лифт, скрипя и раскачиваясь, стал спускаться. Через некоторое время он остановился, лорд распахнул дверь и зашагал по мрачному коридору подземелья.
   Маг не отставал, придерживая край длинной, волочащейся по полу накидки.
   Добравшись до высокой, закрывающей проход решетки, Кремптон остановился.
   – Да, мой лорд! – С другой стороны показался тюремный стражник с факелом.
   – Я хочу пройти в третий коридор.
   Тюремщик повернулся и крикнул куда-то в глубь подземелья:
   – Третий коридор!
   Из темноты выскочил другой стражник, одетый в какие-то обноски. Свет факела освещал его лицо, бледное и изможденное, как у узника.
   Лишь после его появления первый стражник достал большой ржавый ключ и, сунув его в замок, дважды повернул. Решетка открылась со скрипом, похожим на стон, будто нехотя пропуская гостей внутрь подземелья.
   Второй стражник взял из стоящей у стены бочки еще один факел, запалил его и засеменил вперед, показывая дорогу.
   Лорд Кремптон следовал за ним, чувствуя прилив гордости: чтобы построить эти подземелья, он пригласил лучших архитекторов и каменщиков, а его сокровищницы были самыми неприступными, таких не имел даже король.
   Многие из хранившихся там диковин стоили целое состояние, а строители и архитекторы, построившие это чудо, навсегда остались замурованными в стенах.
   Лорд и маг спустились еще на три яруса, прошли по мрачной галерее и оказались в просторном, поражающем своими размерами гроте. В его глубине располагалась просторная ниша, забранная решеткой из толстых прутьев; особый блеск металла говорил о том, что в сплав добавляли серебро.
   Из ниши тянуло нестерпимым зловонием. Тюремщик зажег висевшие на стене факелы, свет побеспокоил находившееся за решеткой существо. Оно вздрогнуло и открыло полные злобы глаза.
   – Маг-г, – прохрипело оно, скрежеща когтями по прутьям, – вас-с-с я нен-навиж-жу больш-ше всего!
   Чудовище встряхнуло решетку с такой силой, что с потолка посыпались мелкие камешки. Калхинуда вытянула лапы в тщетной попытке добраться до незваных гостей и испустила вопль, от которого у лорда Кремптона заложило уши.
   – Что ее так беспокоит? – спросил Дюран.
   – Тот колдун, что был с Фраем, обработал стрелы «сухим заклинанием», – ответил Кремптон. – Стрелы мессир Кромб потом вынул, но этого оказалось недостаточно. Даром что демон, а почти вся сгнила. Даже летать не может, никакого от нее толку.
   – Ш-ш-штоб ты сдох… Ш-ш-штоб тебе в дерьме утонуть… – злобно прошипела калхинуда.
   – Не надо злиться, демон, – маг шагнул вперед, – я в силах справиться с «сухим заклинанием» и умерить твои страдания.
   – Что ты мож-ж-жеш-ш-шь знать о моих-х-х с-страданиях-х-х?
   – Многое. – Мессир Дюран сбросил с головы капюшон.
   Калхинуда зашипела, а тюремщик свалился без сознания. Лорд Кремптон поспешно отвернулся.
   – Итак, если вопросов больше нет, приступим, – произнес Дюран, поднял руки, и в его пустых глазницах зажегся синий огонь. Между ладонями заискрили синие стрелы, они слились в единый поток и, закручиваясь, потрескивающими жгутами потекли в сторону демона. Синее пламя осветило калхинуду, и Кремптон снова отвернулся – пораженная «сухим заклинанием» калхинуда выглядела ужасно.
   Под полом что-то тяжело ухнуло, и стало тихо.
   – Все, теперь мы можем идти, – сказал маг, и лорд осторожно повернулся к клетке. Калхинуды видно не было, она забилась в темноту и не подавала признаков жизни.
   Тем же путем они вернулись к лифту, Кремптон отдал новый приказ, и рабы вновь принялись за работу. Подъем занял чуть больше времени, но через несколько минут лорд и маг снова были в тронном зале.
   – Это был аванс, – напомнил мессир Дюран, и его голос показался лорду более зловещим, чем прежде. – Надеюсь, ты отработаешь его.
   Пространство перед магом с треском разошлось, он шагнул в черную трещину, и она захлопнулась.
   – Альбокерру-у-ун! Альбокерруна ко мне! – завыл Кремптон, зная, что у дверей тронного зала обязательно кто-нибудь подслушивает.
   За дверями послышался шорох, потом удаляющийся топот.
   В ожидании капитана лорд минуты две мерил зал широкими шагами, потом взгромоздился на трон.
   – Вы звали меня, мой лорд? – спросил капитан рейтар, быстро входя в зал.
   – Да, – кивнул Кремптон. На троне он ощущал себя настоящим владыкой, правителем огромной страны. – Немедленно поднимай твоих дармоедов, и двигайтесь к северо-западной границе!
   – Что-то случилось, мой лорд? Нападение?
   – Нет. Просто на нашу территорию проник твой давний знакомый, Каспар Фрай со своей командой. Нужно их всех поймать и привезти живыми.
   – И гнома?
   Маленького широкоплечего гнома Альбокеррун помнил очень хорошо – именно он обманул рейтар и позволил Каспару Фраю выскользнуть из заготовленной ловушки, перебив чуть ли не весь отряд капитана.
   – Его тоже живым. – Кремптон нахмурился. – Но если что-то пойдет не так, можешь убить всех, кроме Фрая, – он мне нужен живым! И запомни, ошибешься, как тогда, – не сносить тебе головы. Прошлый раз я тебя простил, в этот – не помилую. Все понял?
   – Да, мой лорд! – отчеканил Альбокеррун. Он знал, что Кремптон не шутит, несколько его предшественников – капитанов Волчьей Лиги окончили свои дни на колу, один пошел на корм демонам, и только первому повезло погибнуть в бою.
   – Иди, – величественно махнул рукой Кремптон и откинулся на спинку трона, думая о том, как утомительно быть правителем.
   Альбокеррун вышел из зала и миновал толпу шушукающихся придворных, не обратив на них внимания. Спустившись по лестнице, он вышел во двор, кликнул конюха и приказал тому привести лошадь.
   Капитана ждал лагерь Волчьей Лиги, где томились в ожидании дела рейтары – несколько сотен отъявленных головорезов, готовых за жалованье лорда Кремптона зарезать любого.


   Дорога, по которой двигался отряд Каспара Фрая, выглядела заброшенной, глубокие колеи позаросли травой, в наступавших с обочин кустах пели птицы.
   – Давненько тут никто не ездил, ваша милость, – сказал гном, когда им попалась стоявшая поперек дороги старая телега, почти целиком сгнившая.
   – Это трусливые гномы тут давно не бывали, – заметил Углук, не упуская случая уязвить Фундинула, – а мы ходили по этим дорогам, когда я воевал за Сингалийское королевство.
   – Ну тогда ясно, почему здесь никого нет, здесь все сожрало стадо голодных орков.
   – Тихо! – приказал Каспар, обрывая склоку. – Чем меньше здесь свидетелей, тем лучше. Может, лорд Кремптон и вовсе не узнает, что мы здесь бывали.
   – Да уж, не хотелось бы мне встречаться со здешними рейтарами, в прошлый раз мы с ними повздорили, – вздохнул гном.
   Впереди затрещала сорока.
   – Там люди! – сказал Аркуэнон.
   Каспар едва успел придержать лошадь, как у дороги ярдах в сорока затрещали кусты и на дорогу выскочили верховые рейтары.
   Щелкнула тетива на луке Аркуэнона – скакавшего первым отбросило на обочину. Но уже через несколько мгновений враги оказались рядом.
   Пришпорив коня, Каспар быстрым выпадом выбил из седла одного и полоснул по лицу второго, пригнулся, избегая удара следующего, и снова дал мардиганцу шпоры, чтобы не создавать свалки.
   Фундинул впервые бился верхом, он отчаянно дергал Шустрика за повод и ухитрялся парировать сыпавшиеся на него удары. Времени на замах у него не было, приходилось все чаще пускать в ход деревянную рукоять топора.
   У Аркуэнона не было возможности занять стороннюю позицию, он оказался в самой гуще боя, ему ничего не оставалось, как уворачиваться, откидываться назад, уходя от верного удара, и, когда выпадала возможность, стрелять из лука.
   На Бертрана насели сразу трое, но он пока отбивался, держа их на дистанции. Углук первым же ударом размозжил противнику голову вместе со шлемом, другие шарахнулись прочь, избегая столкновения с неудобным орком. Щелкнул замок арбалета, и ему в бедро вонзился болт.
   – У-у, ненавижу! – взвыл Углук и направил коня в кусты, где прятался арбалетчик.
   Пыль вокруг стояла столбом, храпели кони, звенела сталь. Каспара сильно теснили, ведь он был объявлен главным трофеем. Приходилось работать на износ, отбиваясь то мечом, то кривыми кинжалами с заклинивающим крюком. Очень подошел бы «Железный дождь», но дотянуться до него не было времени, рейтары налетали, словно заводные, и выстраивались в очередь, чтобы нанести удар.
   Захватив крюком клинок, Каспар разрубил противнику наплечник – рейтар с рычанием повалился из седла, но на его месте возник другой.
   Над ухом прошла стрела и ударила противника в шею.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное