Алекс Орлов.

Сезон королевской охоты

(страница 3 из 30)

скачать книгу бесплатно

   – Три! А знаете, сколько сейчас бумага-то стоит? – начал было трактирщик и тут же осекся. – Сейчас все принесу, господин орк.
   – И побыстрее, – напомнил Углук и вернулся во двор, где лежала еще недоеденная треть свиньи.
   Трактирщик скоро возвратился и принес необходимые принадлежности – бумагу, чернила из болотных ягод и перо из потсдамского гуся, правда, совсем стертое – стоили такие перья недешево.
   – А где же я буду писать? – спросил трактирщик, остановившись посреди двора, – Стола нет, да и холодно очень.
   – В дом пойдем, там и согреешься.
   – В доме у вас тоже не больно тепло, печку не топите, – стал жаловаться трактирщик.
   – А чего ее топить, это ж не морозы, просто пасмурная погода, а когда солнышко выглянет, так хоть купаться иди.
   – Это для вас погода теплая, а для людей – зима.
   Углук усадил трактирщика к столу и набросил ему на плечи единственное шерстяное одеяло, сняв его с топчана.
   – Ну что, так лучше?
   – Лучше, господин орк, но при одном взгляде на вас озноб пробирает.
   – Не обращай внимания, мне в моей жилетке очень даже тепло, – сказал Углук и погладил голый живот.
   Трактирщик разложил бумагу, окунул перо в чернила и вопросительно посмотрел на Углука.
   – Пиши так: «Дорогой братец Фундинул».
   – Имя какое странное, нечеловеческое.
   – Ну, конечно, нечеловеческое – это же гном. Итак, «Дорогой братец Фундинул пишу тебе чтобы сообщит что его милость Каспар Фрай…»
   – Это который живет на Бычьем Ключе?
   – Не твое дело, пиши дальше: «…Каспар Фрай собирается устроить торговое дело в столице… в городе…»
   Углук задумался. Он понимал, что ненароком может выдать секреты, и не знал, как эти секреты обойти.
   – Ладно, пиши: «…торговое дело в королевстве Рембургов».
   – А я уже написал «…в столице».
   – Зачеркни.
   Вскоре письмо было закончено, и Углук приказал писать второе.
   – Пиши: «Дорогой братец Аркуэнон с приветом к тебе пишу я Углук. Я сейчас проживаю в городе Ливене да и ты я слышал где-то здесь обретаешься…»
   – Что за странное имя? Он тоже гном?
   – Нет, он эльф, но это тоже не твое дело.
   – Эльф! – поразился трактирщик. В здешних краях видели только гномов, которые занимались оружейным и кузнечным делом, а вот эльфы были большой редкостью.
   Когда второе письмо тоже было написано, Руперт вздохнул и отложил перо.
   – Ну все, я могу идти?
   – Иди и письма прихвати, помозгуй, каких побыстрее отправить.
   – Я что, и отправлять их тоже должен? Это уже форменный грабеж!
   Углук вздохнул, ему не нравилась жадность трактирщика.
   – Руперт, если кто-нибудь узнает, что ты из объедков варишь суп…
   – Ладно-ладно, я все понял.
Письма я отправлю, куда прикажете.
   – Вот и отлично, первое в Коттон, на побережье.
   – Знаю, – вздохнул трактирщик. – К счастью, мой брат туда каждые два дня обозы гоняет.
   – Вот и отлично. А второе – для эльфа на хутор, это прямо здесь, в лесу, к северу от города.


   Не ведая о том, чем занимается Углук, Каспар отправился в Купеческое собрание. Попасть в это здание, минуя Скотную площадь, было невозможно, и Каспар зашагал между загонами, слушая надрывные крики привезенной на продажу скотины.
   Свиньи, овцы, лошади, мулы, коровы – все кричали на свой лад и пахли тоже по-своему. Кое-где навозная жижа вытекала из загонов прямо на мостовую, и Каспару приходилось перепрыгивать с пятачка на пятачок, чтобы не запачкать сапоги, за которые он отдал четыре дуката. Не замечая грязи, между загонов прохаживались покупатели, в основном владельцы городских живодерен. Они внимательно присматривались к товару и жестко торговались за каждую голову, заранее сговорившись не поднимать цену.
   Вот и знакомое здание, Каспару дважды приходилось заглядывать на его чердак в поисках эльфа Аркуэнона, по другим делам он сюда никогда не заходил.
   Пройдя мимо вытянувшегося стражника, Каспар вошел в большую приемную залу, однако в этот час здесь никого не было, лишь в питейном углу возле длинного дубового стола отдыхали несколько приезжих негоциантов – в длинных одеждах и высоких валяных шляпах. Каспар направился к ним.
   Купцы о чем-то переговаривались, но, завидев Каспара, замолчали.
   – Чего изволите? – спросил хозяин, узнав гостя и заискивающе глядя ему в глаза.
   – Мне бы пива.
   – Белого или медового?
   – Белого, – сказал Каспар, чтобы сделать трактирщику приятно – белое стоило дороже.
   – Откуда прибыли, люди торговые? – степенно начал он.
   – С юга идем, – ответил один из них, с длинной золотистой бородой, черты лица выдавали в нем уроженца халифата. Другие купцы молчали, настороженно поглядывая на дорого одетого господина и гадая, уж не налоговый ли это сутяга, вынюхивающий, сколько прибыло возов.
   – Приходилось мне бывать на юге, – сказал Каспар, принимая фаянсовую мерку с пивом.
   – Где же бывали? – спросил рыжий.
   – Проходил Кремптон, бывал в халифате и даже до моря дотягивался.
   – Мы тоже прошли Кремптон, – угрюмо заметил один из купцов. – Лорд ихний сам к возам выходил, чтобы налог назначить, едва штаны у него не оставили, разбойники и то дешевле обходятся.
   Другой купец дернул его за рукав, дескать, неизвестно, перед кем открываешься.
   – Не бойтесь меня, лорд Кремптон мерзавец и враг нашего герцога. Что же сейчас возят на север – ткани, серебро, ароматное дерево?
   Купцы переглянулись и еще ниже наклонились над своими кубками.
   – Да вы не бойтесь, люди торговые, я ведь в департаменте не служу, вон и хозяин подтвердит, он меня знает.
   – Так точно, – поклонился трактирщик. – Это господин Фрай, человек в городе уважаемый, трудящийся только на свой живот, постоянной службы не имеет.
   – Спасибо, братец. Я ведь чего расспрашиваю, господа негоцианты, ремесло мое для человека молодого, неспокойного, а мне уже не хочется головой рисковать, вот и подумал в торговлю податься. Правда, умения никакого, только желание. Не подскажете, с какого товара начать лучше? Какой сейчас самый выгодный?
   Купцы стразу отвечать не стали, помолчали, поглядывая друга на друга, затем заговорил рыжий:
   – Это смотря какую торговлю выбрать. Если в городе лавку открыть – прибыль небольшая, зато дело спокойное, а если доставлять товар возами, то разбойники донимать будут, охрана нужна хорошая, зато, если довез товар, тут уж барыш будет отменный.
   – Получается, если прибылей захочется, все равно мечом махать придется? – уточнил Каспар.
   – Выходит так, – кивнул рыжебородый.
   – А товар лучше в Харнлон везти?
   – Ну, в Харнлоне хорошие деньги дают, – вынужденно согласился рыжий. – При дворе короля много богатых людей, им и шелк, и серебряная посуда нужны, такие покупатели почти не торгуются.
   – А какой товар самый выгодный? – не отставал Каспар. – С какого самый большой барыш?
   – Ну… – рыжебородый вздохнул, – шелка хорошо берут, оружие с позолотой – тоже.
   – А шоколад?
   – Шоколад? – Купцы быстро переглянулись и снова уткнули носы в пиво.
   – Мы таким товаром на занимаемся, – нараспев произнес рыжий, но Каспар ему не поверил.
   – А почему не занимаетесь? Я слышал, за него бешеные деньги предлагают.
   – Так-то оно так, только убьют за него, если только узнают, что такой груз на дороге появился. С шоколадом не пройти.
   – Нет, не пройти, – подтвердили остальные негоцианты. – Лорд Кремптон возы собаками проверяет, если найдет шоколад, отберет, а перевозчиков в замок уводит, поговаривают, у него там калхинуда живет – демон с нижнего мира и он его человечиной кормит.
   – Это вряд ли, – усмехнулся Каспар, хотя видел эту калхинуду собственными глазами. – Значит, шоколад возить самое выгодное?
   – Именно так, ваша милость, в золоте купаться будете, если, конечно, голову в дороге не сложите.
   Не ограничившись единственной беседой с купцами, Каспар еще раз пришел в Собрание вечером. Теперь он вел разговоры уже с местными ливенскими барышниками, с которыми был знаком. Всем им, с напускной грустью в голосе, он признавался, что устал от своей работы и хотел бы уйти в торговлю.
   Про свои дела купцы молчали, не хотели выдавать секретов, когда же Каспар спросил, что лучше возить в Харнлон с юга, они осмелели и стали давать советы – сколько брать, как везти да где лучше продавать, от каких разбойников можно откупиться, а с которыми нужно в сечу вступать.
   С женой по поводу нового задания Каспару тоже пришлось объясняться, и он честно соврал, что герцог поручил ему создать в Харнлоне торговое представительство.
   – Его светлость изрядно поиздержался во время недавних беспорядков, вот и решил восстановить казну за счет своего неприятеля – короля Ордоса.
   Генриетта не очень-то верила россказням мужа, однако возразить ей было нечего, ведь Каспар заказывал портным новую одежду, никак не связанную с военными походами – ни новых лат, ни стрел, ни мечей. Только зимние плащи да валяные шерстяные шляпы, что носили люди купеческого сословия.
   «Неужто и правда за ум взялся?» – не могла поверить Генриетта.


   Утром четвертого дня после возвращения Каспара из замка Ангулем в его ворота громко постучали.
   Распахнув окно, он выглянул на улицу, и каково же было его удивление, когда он увидел у ворот потряхивающего ушами Шустрика – бравого мула гнома Фундинула. Сам Фундинул стоял у ворот и лупил по ним изо всех сил.
   – Кто там еще? – спросила мужа Генриетта.
   – Гости, – со вздохом ответил он и, накинув плащ, пошел открывать.
   Отперев ворота, Каспар сделал радостную мину и воскликнул:
   – Фундинул, какими судьбами? Как ты тут оказался?
   – Я по письму приехал! – не менее радостно ответил гном, втаскивая во двор Шустрика.
   – По какому письму?
   – А вот. – Гном протянул засаленный клочок бумаги.
   Каспар развернул его и прочел: «Дорогой братец Фундинул пишу тебе чтобы сообщит что его милость Каспар Фрай…»
   Все стало ясно, письмо было послано Углуком, он звал гнома поучаствовать в очередном деле «его милости», которое обещало быть бескровным – все заработают много денег и не прольют ни капли крови. Разумеется, гном не мог пропустить такой поход.
   Удивляла Каспара только одно: Углук с Фундинулом уживались плохо, дня не проходило, чтобы они не устроили пару скандалов, а тут орк сам вызывал гнома в поход. С тем, что Углук сделал это самовольно, Каспар уже смирился, ведь орк был уверен, что помогает его милости. Каспар действительно собирался связаться с Фундинулом и Аркуэноном да еще попросить его светлость отпустить с ним Бертрана фон Марингера, однако прежде он намеревался закончить подготовку к необычной экспедиции, чтобы его не отвлекали бойцы, томящиеся без дела в «Коте и Ботинке».
   – Ну, все правильно? – спросил гном.
   – Правильно, – согласился Каспар.
   – И вы действительно собираетесь торговать в Харнлоне?
   – Собираюсь.
   – Значит, я верно сделал, что приехал, этот зеленый монстр ничего не напутал?
   – Не напутал, Фундинул, только письма эти должен был рассылать я, а не Углук.
   – Ничего страшного, ваша милость, впервые это чудовище сделало что-то правильно – не стоит его за это упрекать.
   – Согласен. Постой, а на кого ты оставил мастерскую в Коттоне?
   – На двух подмастерьев – один гном, другой – человек. Парень справляется со всеми заданиями, умеет тонко чеканить серебро, глядя на него, я начинаю менять свое мнение об этих варварах.
   Каспар молчал.
   Тут до Фундинула дошло, что он разговаривает с человеком.
   – Извините, ваша милость. Ну так мы едем в Харнлон?
   – Едем, но не так скоро.
   – Жаль. – Гном вздохнул.
   – А ты надеялся по-быстрому добыть золота? – пряча усмешку, спросил Каспар.
   – Вот именно. Мастерскую я открыл, однако она не та, что была прежде – станки, что я покупал в королевстве, были испорчены безвозвратно, вот я и подумал: заработаю дукатов да прямо в Харнлоне их и потрачу, возможно, даже дешевле получится. Как вы думаете, ваша милость?
   – Уверен, что дешевле, но чтобы получить дукаты, нам придется поработать.
   – Я всегда рад поработать, ваша милость, это только орку лишь бы подраться.
   – Ну хорошо, до отправления поживешь в гостинице.
   – «Кот и Ботинок»?
   – Конечно.
   – Тогда я сначала пристрою Шустрика к лошаднику господину Табрицию, и сразу к вам.
   – А зачем ко мне?
   – Ну как же, разве вы не пригласите меня на обед, ваша милость? – На лице гнома читалось удивление.
   – Конечно, приглашу, только сейчас время завтрака, да и нехорошо тебе одному приходить, позабыв Углука.
   – Где же я его найду?
   – Пройдешь через Рыночную площадь, потом выйдешь на Угольную улицу, а там тебе любой подскажет, – других орков в городе нет.
   – Хорошо, тогда я его найду.
   – Только сделай еще одно доброе дело.
   – Какое же?
   – Своди орка в баню, как в прошлый раз вы ходили, помнишь?
   – Конечно, помню, ваша милость, я помню о всех походах в баню, такое не забывается.
   – Вот и отлично, а потом милости просим ко мне на обед.


   Гном ушел, а Каспар поднялся в дом.
   – Кто там был? – спросила Генриетта.
   – Сегодня в обед у нас будут гости.
   – Кто такие?
   – Гном и твой любимец – орк-обжора.
   – Вот как! Значит, нужно побольше наготовить!
   – Да, можешь прямо сейчас и начинать.
   Генриетта считала стряпню своим призванием и очень огорчалась, что муж кушает не так много, как бы ей хотелось.
   Отдав распоряжения об обеде, Каспар решил не терять времени даром. Он спустился в арсенальный чулан, где хранил доспехи, мечи, арбалеты, коллекцию стрел из разных земель и Трехглавого дракона – удивительное оружие, которое сконструировал по его просьбе гном-оружейник Боло.
   Трехглавый дракон представлял собой скрепленные вместе три медные трубки, заряжавшиеся стальными дротиками. Стоило нажать пальцем спусковую скобу – и дротики выталкивались из трубок тугими пружинами. Каспар не раз применял это оружие в решающие моменты.
   Положив в сумку деревянный ящичек, в котором хранилось это оружие, Каспар сказал:
   – Я пойду на Оружейную улицу, к Боло. К обеду вернусь.
   – Иди! – ответила Генриетта, грохоча на кухне медными кастрюлями.

   На улице Каспар столкнулся со старшиной городских стражников Виршмундом.
   – Здравствуйте, сосед! – поздоровался тот.
   – Здравствуйте, старшина.
   – Ой, чую, недолго мне занимать эту должность, – проскрипел Виршмунд с деланой грустью.
   – На пенсию уходите?
   – Нет, господин Фрай, полагаю, против меня интриги плетутся – герцогу наговаривают, будто я стражников распустил, будто пьянствуют они у меня. А вы, я слышал, решили покинуть герцогство?
   Быстрая смена темы не удивила Каспара, он знал, что Виршмунд любопытен, как базарная торговка.
   – Нет, мой дом и семья остаются в Ливене.
   – Но вы ведь собрались заняться торговлей?
   – Была такая мысль, но уж очень это непривычно для меня, нужно еше раз все хорошенько взвесить.
   – Ага, – кивнул Виршмунд, делая свои выводы. – Ну, не буду вас задерживать, всего хорошего.
   И они разошлись.
   Решив не толкаться на Рыночной площади, Каспар проулком вышел на Ткацкую улицу и поразился царившему на ней оживлению. У домов стояли телеги, а из подвалов выносили и складывали на них пропахшие едким тимьяном – от прожорливой моли – тюки с шерстяными одеялами, одеждой и валяными вещами. Не один год ткачи и валяльщики откладывали излишки товара и вот наконец дождались спроса. Пользуясь тем, что снег не таял, а с каждым днем его все прибавлялось, они вывозили вещи за город, чтобы, поваляв их в чистом снегу, придать шерсти мягкость.
   – Здравствуйте, ваша милость! – поздоровался какой-то пожилой ткач.
   – Здравствуй, – ответил Каспар, пытаясь вспомнить, кто это. И лишь когда дошел до Оружейной улицы, в его памяти всплыл случай, когда в лавку этого бедняги вломились грабители. Каспару даже не пришлось вынимать меч, увидев, кто перед ними, злодеи тут же разбежались. О нем ходили страшные легенды, будто, когда он дрался, у него отрастали еще две руки и на одну стрелу он мог нанизать троих. Разумеется, это было преувеличение, но в прежние времена Каспару с городскими подонками приходилось сталкиваться довольно часто.


   На Оружейной улице было необычно тихо. Прежде здесь допоздна стучали молотки и жужжали точила, но, видимо, с приходом зимы уменьшилось и количество заказов.
   Стоило Каспару открыть двери в мастерскую Боло, как он услышал привычный шум работы.
   На скрип двери в просторную прихожую выглянул Боло.
   – Каспар Фрай, сожри меня огры! Как же давно мы не виделись, наверное, целый год! Как жаль, что ты редко у нас бываешь.
   «Конечно, – подумал Каспар. – Мое золото вы любите».
   – Здравствуй, Боло. – Он пожал маленькую ручку. – Давно не был, потому что мирными делами занимался.
   – А теперь что, снова война? – встревожился гном.
   – Нет, просто собрался в дальнюю дорогу и решил перебрать Трехглавого дракона. – Каспар стал вынимать из сумки шкатулку.
   – Ах, вон оно что. Как работает, не ломался?
   – Не ломался, я его иногда смазываю.
   – Это правильно, за такой сложной машиной нужно следить, это тебе не меч. Да, кстати, ты ведь хотел приделать к нему рукоять – помнишь, мы с тобой говорили?
   – Да, хотя я привык носить его на шнуре.
   – Забудь про шнур, я придумал, как приспособить к нему арбалетную рукоять и какую сшить сумку.
   – Сумку? Из сумки его неудобно будет доставать.
   – Это будет что-то вроде ножен, ты все поймешь, когда ее увидишь.
   – Хорошо, делай как считаешь нужным. Когда за ним зайти?
   – Надеюсь, он нужен тебе не к завтрашнему утру?
   – Нет, у тебя есть неделя.
   – Приходи через четыре дня – все будет сделано.
   – Хорошо, Боло, буду через четыре дня.
   Проводив Фрая, Боло спустился в подвальный этаж, где находилась его мастерская.
   – Кто это был, отец? – спросил мастера сын.
   – Его милость Каспар Фрай.
   – Принес большой заказ?
   – Заказ не очень большой, но я сейчас думаю над тем, как сделать его большим, да так, чтобы господин Фрай с радостью согласился его оплатить.


   Когда Каспар вернулся домой, из кухни по всему дому распространялись удивительные запахи. Он даже подумал, не перекусить ли ему до прихода гостей, но, словно услышав его мысли, Генриетта сказала:
   – Ты без гостей за стол не садись.
   – Как скажешь, дорогая.
   Громыхая деревянными конем, в гостиную выбрался Хуберт. Он уже отобедал и размахивал леденцовым петушком на палочке. Нянька шла следом, кутаясь в шаль, хотя в доме было тепло.
   Каспар пригрелся возле печи и задремал, а очнулся, когда услышал гулкие удары в ворота.
   «Это Углук, – догадался он. – Должно быть, проголодался и уже не может ждать».
   Спустившись во двор и открыв ворота, Каспар не смог сдержать улыбки – друзья-противники стояли рядом, высоченный Углук и низенький, но широкий, похожий на укороченный шкаф Фундинул. Оба сияли чистотой, и даже на расстоянии от них пахло распаренной вербой, из которой делали грубые мочалки.
   – Только что из бани! – с гордость объявил Углук.
   – Да ты никак в обновке? – заметил Каспар.
   Под традиционной кожаной жилеткой орка была пододета льняная рубаха.
   – Просто неприлично с голым пузом перед имдресс Фрай показываться.
   – Он эту рубаху в лавке за так забрал, – тут же наябедничал гном.
   – А вот и нет! Все ты врешь, гном, вы ему не верьте, ваша милость, лавочник сам разрешил взять товар, какой приглянется, а он за это мною воров стращать будет, дескать, если обидят его, я приду, найду и покалечу.
   – Ну, значит, все по-честному. Проходите.
   Орк вошел во двор налегке, у гнома была котомка и топор в чехле, с ним Фундинул не расставался ни при каких обстоятельствах.
   – Зачем вы его за мной послали, ваш милость? – спросил Углук, едва они оказались в доме. – Он к каждому прохожему приставал с вопросом: где здесь прячется беглый орк? Столько народу перепугал, скандалист, одно слово.
   – Потом я назвал твое имя, и мне сразу указали этот хлев.
   – А что, ты сразу не мог имя назвать?
   – Откуда я знал, под каким именем ты тут обитаешь? Вот и начал с простого – где живет беглый орк. Рожу-то твою всякий запомнит, а скажи – Углук, сразу и не разберешься. Мало ли на свете Углуков.
   – Я в Ливене единственный Углук! – начал закипать орк. – И в моей деревне тоже не было больше ни одного Углука!
   – Ладно, успокойся, – вмешался Каспар. – Проходите на кухню, думаю, обед уже готов.
   – Подождите с обедом, ваша милость, – вмешался гном скорее для того, чтобы позлить Углука. – Хотелось бы взглянуть на вашего сынишку, он же совсем крохотный был, а теперь небось подрос.
   – Конечно, подрос! – ухватился за эту тему орк. – Небось побольше тебя вырос, недомерка бородатого!
   – Ничего, что подрос, главное – чтобы не вымахал в огромного пожирателя свинины, а то родителям такого не прокормить!
   – Проходите в детскую, гости дорогие! – прервал обоих Каспар, подталкивая их вперед.
   – А где тут маленький мальчик? – просюсюкал Фундинул и вошел в детскую, таща с собой топор и котомку.
   Перебиравшая пеленки тетка Каролина так и села.
   – Мамочка моя, да что же это такое!
   – Хуберт, парень, привет! – сказал появившийся следом орк. Каролина икнула и закрыла глаза.
   – Не обращайте внимания, тетя, – попытался успокоить ее Каспар. – Это наши гости, господин Углук и господин Фундинул.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное