Алекс Орлов.

Штурм базы

(страница 5 из 29)

скачать книгу бесплатно

   – Скутер!.. Я их сразу узнаю!..
   – Но это не может быть наш?
   – Откуда здесь наши, Джим? Мятежники – однозначно!
   Тони начал снимать автомат, но в этот момент с громким всплеском из воды вынырнул зураб и стал карабкаться на ящик, царапая его острыми когтями. Воцарившись на своем трофее, зураб распахнул пасть и глухо зарычал, полагая, что Джим и Тони покушаются на его добычу.
   Между тем до скутера было уже не более полутора сотен метров, и с его борта открыли автоматный огонь. Пули веером прошлись по веткам, сбив несколько листьев, а Джим с Тони бросились на землю и стали отползать под прикрытие деревьев.
   – Давай, связывайся с базой, – сказал Тони, проверяя автомат.
   Джим нажал на рации кнопку экстренного вызова и тотчас услышал ответ:
   – Диспетчер слушает…
   – Диспетчер, это разведчики Симмонс и Тайлер! Мы находимся у рукава Калпеты – в километре к западу от базы. У нас тут стрельба, мы наткнулись на скутер мятежников.
   – Сколько их?
   – Неизвестно, но, судя по всему, не более пяти.
   – Хорошо, вертолет вылетает. Минуты три-четыре придется подождать, держитесь, ребята…
   – Ну что? – спросил Тони, выглядывая из-за дерева.
   – Сказали, что вертолет будет через три-четыре минуты.
   – Даже если через пять – это будет нормально.
   – Где они, ты их видишь? – спросил Джим, убирая рацию.
   – К берегу пристали и сюда идут – я видел, как бабочки с кустов взлетали.
   – Значит, им этот ящик очень нужен, – подвел итог Джим и оглядел близлежащее пространство, опасаясь ядовитых гадов, которые ухитрялись нападать в самое неподходящее время. Затем устроился поудобнее и стал ждать.
   Вот промелькнула тень, потом другая. Затем один из мятежников открыл огонь, скорее всего просто провоцируя, поскольку пули прошли в стороне. Враг двигался слишком быстро, и его требовалось остановить.
   Джим сделал короткую очередь. Тони его поддержал.
   Должно быть, пули легли рядом с целью, потому что враг затаился. По ветке щелкнула граната и улетела в воду. Ее взрыв не принес вреда и здорово напугал зураба, который спрыгнул с ящика и ушел на глубину.
   До противника оставалось еще метров сорок, но, несмотря на то, что джунгли за время дождей оказались заметно прорежены, ничего разглядеть было невозможно. Впрочем, Рихман, Шульц и другие разведчики неоднократно повторяли, что самая ходовая дистанция – пятнадцать метров. В таких случаях практиковалась стрельба на шорох и даже запах.
   Тони что-то заметил и выдал короткую очередь.
   – Попал? – с надеждой спросил Джим. Тони был признанным стрелком и от него можно было ждать результата.
   – Боюсь, что нет.
Это я их провоцирую.
   – Может, гранату швырнуть?
   – Да пока некуда.
   Неожиданно враг себя проявил и открыл по разведчикам огонь с двух сторон. Пули ложились довольно близко, срывая кору и разбрызгивая древесный сок.
   Когда обстрел прекратился, Джим выглянул из-за дерева и, заметив качнувшуюся ветку, дернул спусковой крючок. Автомат отстучал короткую очередь, и горячие гильзы улетели в воду.
   – Их трое, один перебежал к нам поближе. Вон туда, – сказал Тони и произвел одиночный выстрел.
   Джим увидел, как пуля ударила в черный ствол дерева, оголив белую сердцевину.
   «Двадцать метров – не больше», – отметил он про себя и снял с пояса гранату. Противник спешил сократить дистанцию, и его следовало образумить.
   Брошенная граната пробила кустарник и легла как надо. Затем раздался взрыв, который запросто мог угробить спрятавшегося врага.
   Упреждая наступление двух других противников, метнул гранату Тони.
   «Я бы так не сумел», – подумал Джим, увидев, как далеко забросил гранату его друг. Раздался взрыв, который сразу охладил боевой пыл мятежников.
   – Не понравилось сволочам, – негромко произнес Тайлер, который не мигая караулил самого ближнего из противников.
   Наконец тот выглянул. Тони сделал выстрел, но не попал, однако сильно напугал мятежника – тот слишком сильно отпрянул и сделал шаг назад, выставив ногу.
   Тони выстрелил снова – на этот раз удачно. Раненый закричал, и Тайлер сказал:
   – Есть.
   – Куда попал?
   – В ногу!..
   – Отползай! Отползай! – стали кричать мятежники своему раненому. Тот громко стонал, должно быть ранение оказалось болезненным.
   – Кость перешиб, – прокомментировал Джим.
   В воздух взвилась гараната. Джим понял это, когда она зашелестела в листьях.
   – Граната! – предупредил он, и в нескольких шагах впереди раздался взрыв. Осколки разлетелись по лесу, однако разведчики не пострадали.
   Подстреленный Тони мятежник продолжал отползать. С того места, где находилась позиция Джима, были видны колышущиеся травинки и подрагивающие кусты.
   Джим сделал несколько выстрелов, но куда стрелять, точно не знал.
   – Ты их видишь? – спросил он Тони.
   – Ни хрена.
   Противник затаился, должно быть, соображая, как изменить тактику.
   – Хорошо бы им скутер повредить, – заметил Тайлер.
   – Хорошо бы, – согласился Джим. – Только нам нельзя подниматься – они только того и ждут.
   – Это точно, – согласился Тони, просеивая через прицел заросли.
   Джим приметил едва заметное движение – сначала шевельнулась ветка, а затем метнулась тень.
   Взяв упреждение, он начал методично обрабатывать кусты из автомата. Патроны закончились, и послышался отчетливый звук падения тела.
   – Есть, – сказал Джим и торопливо поменял магазин. Затем снял с пояса еще одну гранату, сорвал кольцо и, выдержав паузу, метнул ее в кусты.
   Бросок был точен, и взрыв произошел как раз над предполагаемым местом падения раненого.
   – Толково, – похвалил друга Тони. Затем приметил цель и сделал несколько одиночных выстрелов.
   – Кажется, мы их прижали, – сказал он, прислушиваясь к неясным звукам, то ли шелесту, то ли треску.
   Завелись и сразу взревели на полную мощь двигатели. Скутер начал отходить от берега.
   – Смываются! – воскликнул Тони. Напарники вскочили с земли и помчались к воде.
   Мятежники знали, что могут попасть под обстрел, поэтому держались ближе к прибрежным кустам, однако у Джима и Тони еще было время. Они открыли шквальный огонь, не жалея патронов, и скоро расстреляли по целому магазину, но, пока их меняли, скутер скрылся за поворотом.
   В небе начал нарастать гул «Си-12». Рация Тони ожила и заговорила голосом сержанта Рихмана:
   – Тайлер, как там у вас дела?
   – Они уходят, сэр! Уходят вверх по реке! У нас был бой!
   – Хорошо, оставайтесь на месте! Мы прошвырнемся за ними, потом вернемся за вами.
   – Может, нам проверить берег?
   – Никаких проверок. Сидите на месте!
   – Есть.
   Вертолет с ревом пронесся над деревьями и пошел вдоль речного рукава.
   – Хана им, – сказал Тони, глядя на роторную пушку и подвешенные к бортам вертолета ракеты.
   – Сами виноваты. Чего они думали, направляясь к самой базе?
   Приятели вернулись на свои позиции и стали ждать, посматривая в ту сторону, куда ушли враги. Возможно, там остался кто-то из раненых, который собирался подороже отдать свою жизнь.


   Как и следовало ожидать, все испортил Джуз.
   Он добежал до указанного дерева и вовремя за ним спрятался. Он был очень доволен собой и, обернувшись, подмигнул Квасневскому, показывая, что все в порядке. Через мгновение недалеко от него плюхнулась граната и с ног до головы забрызгала его грязью, едва не нашпиговав осколками.
   Несколько мгновений после взрыва Джуз стоял скрюченным, и Квасневский подумал, что тот ранен, однако пока все обошлось. Джуз снова повернулся и показал большой палец, хотя улыбка на его грязной роже смотрелась уже не так убедительно.
   Продолжая демонстрировать, какой он смелый, Джуз быстро выглянул из-за дерева, и точно пущенная пуля едва не срезала ему ухо. Джуз не ожидал от противника такой прыти и шарахнулся назад, выставив из-за дерева ногу.
   Последовал одиночный выстрел, и Джуз сполз вдоль дерева. Мужество его оставило, и он взвыл от боли.
   – Придурок, – прокомментировал Квасневский и повернулся к Ранкеру. Еще можно было обойти противника с правого фланга и выдавить его к воде… Однако солдаты будто читали его мысли. Новая граната пробила листву и упала между деревьями, за которыми прятались Квасневский и Ранкер. Им пришлось рухнуть на землю, чтобы остаться в живых.
   Затем позицию Ранкера обстреляли, и все стихло, только продолжал выть Джуз.
   – Отползай! Отползай! – крикнул ему Квасневский. Между тем Ранкер показал рукой, что хочет начать обход с фланга.
   Квасневский кивнул.
   Ранкер рванулся вперед, но тут застучал автомат и пули срезали несколько веточек совсем рядом с ним. Ранкер словно споткнулся и сгоряча пытался подняться, но снова упал и, перевернувшись на спину, схватился за бедро.
   – Вот дерьмо! – выругался Квасневский. Его наступление захлебнулось. Оставалось только уходить, вне всяких сомнений, сюда уже спешили солдаты и времени не оставалось даже на то, чтобы отбуксировать ящик в безопасное место.
   Квасневский низко пригнулся и стал подбираться к Ранкеру, стараясь не задевать кустов. Неожиданно в воздухе рванула граната, и Ранкер вскрикнул, получив несколько осколков.
   Квасневский припал к земле, размышляя, стоит ли идти к Ранкеру или тот уже готов.
   «Видимо, я переоценил свои силы. Или, может, это действительно разведчики?» – думал он, продолжая ползти к раненому.
   Ранкер оказался жив. У него было пулевое ранение бедра, и несколько небольших осколков засели в ребрах.
   – Нам их не одолеть… – морщась от боли, произнес Ранкер.
   – Теперь уж точно. Я потащу тебя, а ты помогай мне здоровой ногой, понял?
   Ранкер кивнул. Квасневский, после секундного раздумья, бросил в траву разгрузку с боекомплектом и оставил себе только автомат. Затем ухватил Ранкера за шиворот и поволок к берегу.
   Раненый хрипел, его душил воротник, однако он терпел, понимая, что другого выхода нет.
   Подтащив Ранкера к скутеру, Квасневский наконец отпустил его и, тяжело переводя дух, сказал:
   – Ползи на палубу… Я – за придурком.
   Между тем придурок успел отползти довольно далеко. Квасневский нашел его метрах в тридцати от скутера. На беднягу было больно смотреть. Его перебитая нога оказалась неестественно вывернута и оставляла кровавую дорожку. Лицо Джуза было серым.
   Не говоря ни слова, Квасневский уже отработанным способом потащил второго раненого. Он понимал, что причиняет тому нестерпимую боль, однако следовало спешить. В противном случае они могли остаться здесь все втроем.
   Когда Квасневский доволок Джуза до скутера, Ранкер уже лежал на перепачканной кровью палубе и пытался сделать себе перевязку. Квасневский перевалил Джуза через борт и, не обращая внимания на его стоны, оттолкнул скутер от берега. Потом запрыгнул на нос и, перебежав к корме, с ходу ударил по кнопке старта.
   Оба двигателя схватились сразу. Квасневский вывернул рулевые плоскости до упора и дал полный газ. Судно развернулось на месте, подняв на воде целую бурю, и помчалось вперед.
   Моторы работали ровно, и пропеллеры деловито рубили воздух. Квасневский пригибался к палубе, но не от страха, просто ему казалось, что так скутер идет быстрее. Приходилось держаться ближе к береговой линии, чтобы не давать солдатам прицелиться, однако те знали свое дело. Рядом с бортами взлетали фонтаны воды и пули щелкали по надстройкам.
   Смерть проносилась на головой Квасневского, но он был твердо уверен, что сегодня еще не умрет. Быть может, завтра или на следующей неделе, она давно охотилась за ним и за последний год подобралась вплотную. Но не сегодня, не сегодня…
   От тряски очнулся Джуз. Он повернулся и что-то сказал Квасневскому, но через секунду сильный удар в спину свалил его на палубу.
   «Все», – подумал рулевой и, оглянувшись, заметил над джунглями точку. Можно было не сомневаться, что это вертолет.
   Ранкер пытался приподнять Джуза, чтобы посмотреть, что с ним.
   – За борт! – заорал ему Квасневский. – Бросай его за борт, иначе нам не уйти!..
   За гулом моторов Ранкер ничего не слышал, но понял, что от него требовал рулевой. Видел он и приближавшийся вертолет, а также то, что Джузу было не помочь – его открытые глаза смотрели в небо, а изо рта вытекала тонкая струйка крови.
   Неимоверными усилиями Ранкер перевалил его через борт, и скутер прибавил скорости.
   Квасневский сделал правый поворот, выходя на середину рукава и провоцируя огонь вертолета. Затем резко бросил судно влево. Как оказалось вовремя – по его прежнему курсу прошла цепочка пушечных попаданий.
   – Держись! Будем выпрыгивать! – прокричал Квасневский. Ранкер вопросительно взглянул на рулевого, и тот указал рукой вперед. Теперь все стало ясно, Квасневский выбрал подходящий пологий участок берега и разгонял скутер, чтобы выскочить на сушу.
   Снова заработала пушка, и дорожка фонтанов понеслась скутеру наперерез. Квасневский взял чуть левее, и судно влетело в кусты. Затем подпрыгнуло на илистом берегу и с треском врезалось в заросли молодых деревьев.
   Вертолет еще раз прошел над этим местом и, развернувшись, пошел обратно.


   Джим и Тони слышали, как, отстрелявшись, вертолет стал возвращаться. Звук его турбин становился все громче, а затем из рации Тони послышался голос сержанта Рихмана:
   – Ну как вы там, все спокойно?
   – Да, сэр. Все без изменений, – отозвался Тайлер.
   – Сейчас мы вам Шульца спустим. С ним осмотрите берег, а потом вернетесь на базу.
   – Хорошо, сэр, но тут у нас еще ящик.
   – Какой ящик?
   – Возле берега плавает, вы должны его видеть. Метрах в пятнадцати от кустов… Думаю, мятежники на скутере именно за ним сюда и направлялись.
   – Вот как? Я сейчас взгляну.
   Вертолет развернулся над противоположным берегом рукава и уже медленнее пошел в сторону Джима и Тони.
   – Точно, – сказал сержант. – Мы этот ящик тоже видим. Шульц спустится прямо на него.
   – Только пусть будет осторожнее, на ящике совсем недавно сидел зураб.
   – Ничего, с зурабом Шульц разберется.
   Вскоре вертолет завис на ящиком, ветер от лопастей создавал рябь и срывал с поверхности реки водяную пыль.
   Джим и Тони не решались подходить к берегу и продолжали оставаться на своих позициях. За деревьями они ничего не видели и только по усиливающемуся реву турбин догадывались, что «Си-12» снижается.
   Вскоре появился Шульц. Он спускался на раскачивающемся тросе, сосредоточенно глядя вниз.
   Вертолетчик был асом и аккуратно опустил разведчика прямо к ящику. Шульц уселся на него верхом, зацепил крюк за стальную петлю и сделал пилоту знак рукой.
   Вертолет взревел еще сильнее и стал вытягивать ящик вместе с сидевшим на нем человеком. Водяная пыль поднялась непроницаемым туманом, за которым скрылось все.
   «Си-12» стал уходить выше, постепенно разматывая трос, и вскоре буря стихла.
   Шульц ловко спрыгнул с ящика, не долетев до берега метра три. Впрочем, это его не смутило. Разведчик быстро выбрался на берег и сообщил по рации, что он на суше. Висевший над водой ящик качнулся и стал подниматься.
   – Ну что, стажеры, все живы? Что тут у вас случилось? – спросил Шульц, снимая автомат.
   – Был короткий бой, – доложил Джим, – потом они отступили, но мы не уверены, что в кустах не остались раненые.
   – Где они были, помните?
   – Вон там – за деревом и чуть левее в лесу – сорок метров…
   – Хорошо, я пойду туда, а вы присмотрите за деревом. Обращайте внимание на высокую траву, раненые обычно забиваются туда, где она гуще.
   С прибытием Шульца Джим и Тони стали чувствовать себя куда увереннее. За деревом они обнаружили брошенный автомат «битл» и следы, оставленные отползавшим раненым. Примятая трава была густо полита кровью. Потом то ли раненый наложил себе жгут, то ли прямо здесь и умер, но дальше следы изменились – кто-то тащил его, грубо и бесцеремонно.
   – Ну что там? – спросил вышедший навстречу Шульц.
   – От дерева раненый уполз, а потом его потащили, – сказал Джим и указал на следы. – Вот…
   – И оттуда такой же след к берегу тянется. Тоже раненого тащили, – сказал Шульц. – Видимо, вы их тут хорошо прижали. Воронки от гранат очень правильно разбросаны – тут я вами доволен, разведчики.
   Джим и Тони заулыбались. Шульц впервые назвал их разведчиками, а не стажерами, тем самым признавая равными себе.
   Чтобы удостовериться, что на берегу никого не осталось, они дошли до самой воды, а затем отправились домой – на базу.


   Возвращались без всякой спешки. Джим и Тони не переставали удивляться тому, как все изменилось за какие-то полтора часа, прошедшие с момента, когда они были на этой тропе.
   Вытянулись побеги молодых лиан, шире расползлись грибницы споровых грибков, распрямилась трава. Лес возвращался к жизни буквально на глазах. Извечные враги разведчиков, ядовитые насекомые, уже не были такими сонными и медлительными, как некоторое время назад. Теперь они прятались между листьев и зорко следили за людьми, оттачивая жала и копя злость.
   Джим и Тони показали Шульцу, где штурмовала мусорный вал армия муравьев, а он, в свою очередь, рассказал им о своих встречах с этими насекомыми.
   – В сухой сезон они живут под корнями деревьев, строят целые подземные дворцы. Туда они и возвращаются после дождей.
   – А где же они прячутся от ливней? – спросил Тони.
   – Я об этом и сам не знал, пока однажды мы не заплыли на «казуаре» между деревьями. И увидели на дереве огромный, около метра в диаметре, зеленый шар. Оказалось, это и были муравьи-рейтары. Они сбиваются вокруг своей царицы в клубок, а те, которые в наружном слое, еще и срезанные листья держат, чтобы прикрыть все сообщество от дождя. Те муравьи, которые не входят в число приближенных к царице, просто вцепляются челюстями в кору дерева и пребывают в оцепенении до конца дождей. Они даже не двигаются и оторвать их от дерева руками невозможно, разве только гвоздодером.
   Когда разведчики вышли из леса, они встретили солдат с базы, которые прикрывали дорогу. Ее приводили в порядок, и мины на ней были отключены.
   Дорогу чистили небольшим аэродромным бульдозером, позади которого с лопатами шли солдаты. Они подчищали остававшуюся грязь и водоросли, которые аккуратно укладывали на обочине. Бросать их дальше было нельзя – минное поле по-прежнему оставалось активизированным.
   Когда вся троица оказалась на территории базы, Шульц свернул в сторону вертолетной площадки, Джим и Тони последовали за ним. Возле вертолета стояли несколько разведчиков, капитан Саскел и представитель Службы Безопасности на базе – капитан Мур. Перед ними лежал раскрытый ящик, и все недоуменно смотрели на его содержимое.
   – Ну и чего это? – спросил подошедший Шульц.
   – Это? – переспросил Рихман и, присев на корточки, потрогал гладкую блестящую поверхность неизвестно чего. – Разные есть мнения.
   – Может, часть собирающей антенны?
   – Ну-ка вынимайте ее, – приказал Мур, и двое разведчиков вынули железяку из ящика. Лица всех без исключения вытянулись. Теперь, когда трофей достали из ящика, он стал выглядеть еще непонятнее.
   – Мне кажется, я знаю, что это, – сказал вдруг Джим.
   – И что же?
   – Мне кажется, это элемент крыла.
   – Ну, – Мур поглядел на неведомую деталь с одной стороны, потом с другой. – Ну, можно предположить, конечно, однако если продолжить его линии – по профилю, так сказать, то крыло получится очень небольшое. Я не знаю таких маленьких самолетов. Может, это от вертолета? Может, обтекатель для кронштейна, куда пушки вешают?
   – Нет, – отрицательно покачал головой вертолетчик Байрон. – Таких деталей на вертолете не бывает. Вертолеты из люминита сшивают, а это титанит, сразу видно. – И для наглядности он постучал по железяке пальцем. – Эта деталь авиационная, – подвел итог Байрон.
   Мур вздохнул. Ему предстояло послать в Антверден отчет, однако пока он не знал даже, с чего начинать.
   – Надо на торцах, в местах крепления, посмотреть, там иногда тавро бывает, – снова пришел на помощь Байрон. – Ма-аленькие такие буковки, – вертолетчик свел два пальца, чтобы показать, насколько малы эти буквы.
   – Так, – приободрился Мур. – Это мы сейчас можем проверить. – С этими словами он достал раскладную лупу, и внимательно осмотрев один торец, скомандовал: – Переверните.
   Деталь перевернули, и Мур осмотрел второй торец.
   – Так, – сказал он, убирая лупу. – На обоих торцах выгравирована одна и та же надпись – «Эдельвейс-Бельков-Блом».
   – Но это государственное военное предприятие, – заметил капитан Саскел.
   – Вот именно.
   – Значит, они где-то сперли самолет, – пришел к выводу Рихман.
   – А зачем им в джунглях самолет? – спросил Байрон. – Ни посадки, ни взлета. Если площадку расчистят, летчики из-за речки сразу ее разглядят. Вы же знаете – они разведку проводят ежедневно.
   – Это так, – согласился Саскел. – А если с воды?
   – Военный самолет с воды не взлетает – турбины зальешь. А если такой самолет и появится, так его тоже прятать нужно. Мятежники очень «соммеры» уважают – они маленькие, как стрекозы. «Соммер» сделан из пластика, его можно за десять минут разобрать и спрятать под деревьями, а здесь, посмотрите, болтовые крепления с контргайкой и шплинтом. Такие вещи закручиваются раз и навсегда, а профиль сделан из титанита, значит, температура тормозящего потока очень высокая.
   – Чего температура? – переспросил Мур.
   – Я этого сам толком не понимаю, – признался Байрон. – Но эта штука сделана для скоростной машины. Титанитовый сплав даже пистолетная пуля не возьмет.
   – Да-а, – протянул Саскел и пощелкал по гладкому металлу. – Эта штука крепкая.
   – Ну ладно, – вздохнул Мур, – поскольку у нас нет специалистов по военной авиации, я сделаю съемку и обмер этой штуки и пошлю в Антверден. Там есть лаборатория, пусть они думают. Если понадобится, пусть ее вообще заберут, здесь она не нужна.
   – Не нужна, – согласился Саскел.
   – Вот и поставьте этот ящик пока у себя в Девятнадцатом строении.
   – У нас места нет, – стал отказываться Саскел.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное