Алекс Орлов.

Западня

(страница 3 из 29)

скачать книгу бесплатно

– Может, поищем какую-нибудь работу?

– Да какую работу, Джек? – отмахнулся Барнаби. – Если хочешь, я свожу тебя на «черную биржу». Там за гроши нанимают рабочих без квалификации и бандитов. Я уже слишком стар для этого, а ты подойдешь…

– И это все?

– Ну… есть еще ворох старых газет с объявлениями. Иногда я собираю их в сквере на скамейках, это помогает мне быть в курсе мировых событий. Например, так я узнал, что Союз Компаний захватил Саргоссу.

Барнаби открыл один из ветхих шкафов и достал с нижней полки кипу запыленных газет.

Положив их на стол, он взял верхнюю и стал ее перелистывать.

– Вот, на предпоследней странице есть раздел «вакансии». Так… «Выгул собак» – не желаешь?

– Отметь на всякий случай.

– Отметил. Далее… «Требуется младший парикмахер со своим инструментом, оплата сдельная»…

– Давай дальше.

– «Водитель восьмиосного грузовика с опытом работы».

– Нет, я кроме бронемашины ничего не водил.

– Ты еще пилот, кажется, – вспомнил Барнаби.

– Это только название одно. Я заканчивал курсы при комитете гражданской гвардии.

– Но ты же летал на боевой машине, «Гризере», кажется.

– Да, летал. И на «Гризере», и на «Стиллхаммере», но сейчас толку от этого мало. Давай дальше.

– Ладно, идем дальше. Это уже совсем для дураков: «институт всеобщей эрекции нуждается в людях, желающих помочь науке. Питание и скромное денежное вознаграждение гарантированы».

– Нет, это нам тоже не подходит. Что-нибудь еще осталось?

– Осталось предложение для совсем ненормальных: «Крупная компания нуждается в услугах группы людей, не боящихся опасной работы, вознаграждение очень высокое».

– Очень высокое? Это нам подошло бы, – оживился Джек и взял газету из рук Барнаби. – Посмотри-ка, здесь даже номер диспикера есть. Давай пока отложим ее и посмотрим другие газеты. Может, найдем что-то более понятное.

– А чего тут непонятного? Такие объявления дают для придурков, которых можно подставить. Профессионалов, сам понимаешь, через газеты не ищут, для этого другие каналы имеются.

– Согласен.

9

Они просмотрели остальные газеты, однако так и не нашли ничего стоящего. Только предложения посидеть с ребенком, потанцевать в костюме сыра в витрине магазина или поездить на педальном автомобильчике, разукрашенном рекламными лозунгами. Мало того что предложения казались идиотскими, так и достойного вознаграждения никто не предлагал.

– Итак, нужно хвататься за то, что есть, – подвел итог Джек, отряхивая пыль с ладоней. – Здесь где-нибудь диспикер есть?

– У меня нет. Он никогда не был мне нужен… А ты что, хочешь отозваться на это объявление?

– А почему нет? Ты до самой смерти собираешься жить на чердаке или на помойке?

– Не хотелось бы, конечно. Ну хорошо, давай перейдем через улицу и попытаемся позвонить из бара. На тебе приличный костюм, тебе разрешат.

– Так мы и сделаем, Рон, только нет ли у тебя чего-нибудь поесть, а то у меня от голода уже желудок подвело?

– Я могу угостить тебя копченым мясом.

– Копченым мясом? – обрадовался Джек. – Это было бы здорово.

Барнаби открыл холодильник.

Джек увидел там лишь пару бутылок молока и несколько листочков копченостей – очень тонких, разложенных в отдельные пакетики.

– Да-а, негусто у тебя.

– Густо – негусто, но это мясо мы сможем съесть уже минут через пять.

– Почему через пять? – удивился Джек.

– Потому что у меня нет денег, чтобы воспользоваться подземным переходом, а топать до бесплатного очень долго.

– Да, долго, – согласился Джек, который знал об этом не понаслышке. – А ты что же, думаешь, переход можно оплатить копченым мясом?

Джеку показалось, что от долгого сидения в подвале Барнаби повредился умом.

– Вот что значит богатство, – усмехнулся тот. – Оно оболванивает. Ладно, пойдем, я все тебе покажу.

Барнаби быстро собрался, сменил драную майку на рубашку, которая выглядела немногим лучше.

Джек пригладил перед зеркалом волосы и смахнул щеткой пыль с дорогих ботинок. От его внешнего вида зависело, удастся ли им позвонить.

Барнаби достал из холодильника говяжью нарезку и положил в карман.

– Ну, лейтенант, теперь мы во всеоружии. Идем.

Когда они оказались на улице, Джек первым делом стал озираться, опасаясь, что Фиглер не удержался от соблазна вызвать полицию, однако ни одной черной машины с красно-синей мигалкой не было. По улице пролетали гражданские автомобили, а со стороны развлекательного центра доносилась музыка.

– Говорю тебе, ты его сильно напугал, – сказал Барнаби, заметив беспокойство Джека. – Пошли в переход.

– То есть ты сейчас собираешься расплатиться с помощью мяса? – еще раз уточнил Джек, когда они уже спускались по ступеням.

– Да, с помощью мяса.

– Но там же лазерные датчики, Рон.

– Правильно. Если нет платежной карточки, ты обязан сунуть в глазок датчика руку, чтобы с тебя списали твою ДНК или чего-то там еще, я в этом не особенно разбираюсь…

Подгадав, чтобы рядом не оказалось свидетелей, Барнаби достал из кармана два ломтика говядины и, вскрыв пакетики, один ломтик передал Джеку.

– Смотри и делай как я, – сказал он и, подойдя к турникету, показал датчику кусок мяса. Тот считал информацию и включил на панели зеленую надпись «Проходите».

Шедший следом Джек в точности повторил действия Барнаби и предъявил датчику свою говядину. Снова загорелась надпись «Проходите», и довольный Джек присоединился к Барнаби.

– Теперь мы можем это съесть, – сказал Рон. Джек моментально сжевал тонкий ломтик.

– Ну как тебе?

– Вкусно, но мало.

– Я про мою систему – говядина как платежное средство.

– Очень здорово придумано. А за что еще можно так платить?

– За что угодно, главное, чтобы стоило не больше десяти батов.

– Как же это получается?

– Машинка эта – дура. Она считывает показатели, пропускает нас через турникет, а потом ищет нашей коровке соответствие в своем архиве. Ничего не находит и заносит коровку в «черный список» как неплательщицу, чтобы потом больше никуда не пропускать. Ей, машинке, и невдомек, что корову-нарушительницу давно уже съели.

– Подожди, но почему система пропустила меня, ведь я показывал мясо той же коровы…

– Нет, братец, – довольно усмехнулся Барнаби. – Ты предъявлял другую корову. Когда я получал это мясо в уплату за уборку территории перед лавкой, мясник по моей просьбе отрезал для меня мясо от кусков разных партий поставки. Он, понятное дело, посчитал это глупой блажью, откуда ему было знать, зачем мне это надо.

– Кто же тебя научил такому фокусу?

– Бродяжка один. Филиксом звали. Он когда-то программистом был, оттуда и познания.

– А где он теперь?

– Замерз прошлой зимой по пьянке.

10

Джек ни разу не бывал в торгово-развлекательном комплексе, так что Барнаби пришлось подробно его инструктировать.

– На второй этаж пускают только приличную публику, а я могу попасть только на первый.

– Так нам на второй этаж надо? – уточнил Джек, разглядывая посетителей, слонявшихся между рядами игровых автоматов. В основном здесь были подростки и сонные мужчины неопределенного возраста.

– Нет, бар на первом этаже – вон там, видишь, под вывеской «Касабланка» девка стоит крашеная?

– Ну вижу.

– Это проститутка, ее зовут Лили.

– И что?

– Ничего. Просто она удобна как ориентир. Ты зайдешь в бар, там в углу есть кабинка.

– И что я должен сказать?

– Ну, Джек, придумай сам. В конце концов тебе нужно только позвонить…

– Хорошо. Жди здесь, я пошел…

Джек собрал всю свою прежнюю уверенность и направился ко входу в бар с таким видом, словно у него в кармане лежала пара тысяч батов.

Видимо, это сработало, стоявшая «на часах» Лили сразу подобралась, готовясь прыгнуть на потенциальную жертву.

Она загородила Джеку дорогу, с чарующей улыбкой взяла его руку и прижала к своему бедру.

– Пойдем со мной, милый, я очень теплая и нежная…

– Охотно верю, дорогая, но сначала хотелось бы промочить горло.

– Поедем ко мне, там промочишь, – не отставала Лили.

– Я не люблю делать это днем, я стесняюсь.

– У тебя маленький?

– О, если бы так, – со вздохом произнес Джек и, отстранив навязчивую проститутку, вошел в зал.

Народу пока было немного, и бармен усиленно натирал стаканы, готовясь к вечернему наплыву публики. Впрочем, он сразу среагировал на костюм Джека, на его ботинки за восемьсот батов и замер, прикидывая, какие с этого клиента можно сорвать чаевые.

– Что будете пить, сэр? – спросил бармен вкрадчиво.

– Ну… – Джек окинул взглядом полки и чуть сморщил нос, словно мучительно выбирая, чего же ему хочется. – Вот что, э-э… Сначала я должен сделать звонок по городской линии.

Про городскую линию он сказал специально, ведь никто бы не поверил, что у такого представительного человека не оказалось с собой диспикера.

– Конечно, сэр, пожалуйте вон туда – в уголок. Там есть кабина.

– Но ведь там, наверное, нужна платежная карточка? – слегка капризным тоном поинтересовался Джек.

– Нет, для вас не нужно никаких карточек, – сказал бармен, полагая, что вернет своей предусмотрительностью все затраты на связь.

Джек вошел в кабину, достал клочок газеты с объявлением и набрал номер.

Ответили сразу.

– Компания «Юлиус Майнел», слушаю вас, – прощебетал приятный женский голосок.

– Я звоню по объявлению, мисс.

– По какому объявлению?

– Третьего дня вы давали объявление в разделе вакансий.

– Одну минуту, я переключу вас на мистера Рейнольдса…

Через мгновение в трубке раздался другой голос:

– Рейнольдс слушает.

– Мистер Рейнольдс, я звоню по объявлению…

– Напомните мне, пожалуйста, о чем там говорилось.

Джек был уверен, что его собеседник все помнит и просто лишний раз проверяет соискателя.

– Там говорилось, что вы ищете людей, которые не боятся опасностей. Я как раз из таких.

– Вы один?

– Нет, нас двое.

– В объявлении было написано – «группа».

– Мистер Рейнольдс, я и мой напарник можем выполнить то, что не под силу иной группе.

– Ну хорошо, в вашем голосе я слышу решимость, думаю, мы должны с вами поговорить. Записывайте адрес, мистер…

– Зовите меня Джек.

– Отлично, Джек. Вы приготовили карандаш?

– Я запомню, сэр.

– Надеетесь на свою память? Это очень хорошо. Сейчас, знаете ли, все помешаны на этих вживляемых чипах, расширителях емкости, ускорителях… Итак, Канберра-стрит, двести сорок восемь. Спросите у охраны офис мистера Рейнольдса, и вас проводят прямо ко мне. Когда вас ждать?

Джек начал лихорадочно соображать. Он знал, где находится Канберра-стрит. На машине даже с дневными пробками на дорогу потребовалось бы минут двадцать, однако пешком – верные полтора часа.

– Мистер Рейнольдс, думаю, не раньше чем через полтора часа.

– Почему так долго?

– К сожалению, нужно еще уладить кое-какие личные дела.

– Ну что же, ничего страшного, жду вас через полтора часа.

11

Закончив разговор, Джек вышел из кабинки, улыбнулся выжидательно смотревшему на него бармену и направился к выходу, где дежурила трудолюбивая Лили.

– Сэр, а как же выпивка?! – в расстройстве крикнул бармен.

– Выпивка подождет, дружок! Срочный вызов!

Проскочив мимо Лили, Джек заметил Барнаби у автомата, торговавшего шоколадными шариками. Рон жевал шоколад и выглядел совершенно счастливым.

– Ты снова расплатился говядиной? – спросил Джек.

– Да. Ничего не смог с собой поделать, очень люблю сладкое.

– Не стоило мешать говядину с шоколадом, – наставительным тоном заметил Джек, с завистью глядя на жующего Барнаби.

– Я не мешал. Я оставил ее тебе, – улыбнулся тот и протянул пакетик.

– Спасибо, дружище, – просиял Джек, едва сдерживаясь, чтобы не съесть мясо сразу. – Пойдем отсюда.

Они вышли на улицу, и Джек, прикрыв от удовольствия глаза, сжевал тонкий ломтик.

– Ну и какие у нас успехи? – осведомился Барнаби.

– Пока что успехи – успешные. Нас вызвали для беседы, через полтора часа мы должны быть на Канберра-стрит, двести сорок восемь.

– Мамочки родные, это же центр!

– Ну и что?

– Я паршиво выгляжу, смотри, какие на мне штаны и рубашка…

– Да ладно, я тебя прикрою, – уверенно пообещал Джек, хотя могло случиться и так, что ему и самому понадобится прикрытие от полиции.

– Ну пойдем, – согласился Барнаби, пожимая плечами.

Как и предполагал Джек, они добирались до офиса долгих полтора часа. Солнце клонилось к закату, жара спадала, зато пешеходов становилось все больше. Люди покидали рабочие места и спешили домой, образуя потоки, хаотично текущие в противоположных направлениях. Это усложняло продвижение, и Джеку начало казаться, что они запаздывают.

– Я уже давно не видел столько людей, – признался Барнаби. – И в центре я давно не был. Это те самые штуки, что разгоняют дождь? – спросил он, указывая на блестевшие на вершинах небоскребов излучатели.

– Да, этот район находится под зонтиком.

– Но народу здесь слишком много, – покачал головой Барнаби, глядя на бегущих мимо пешеходов.

– Народу много – это хорошо. Так нас не заметит полиция.

– У тебя проблемы с полицией?

– Да, у меня проблемы с полицией.

– Ты что-нибудь украл?

– Нет, это у меня украли. Любовницу, ту, с которой ты меня видел на ярмарке.

– Ах вот как! Жаль, она смачная бабенка.

– Смачная, – угрюмо кивнул Джек. – Я пришел к ней попросить немного наличности. Думал, что имею право: я ведь перетаскал ей столько драгоценностей, нарядов, купил машину – всего не вспомнить.

– А у нее дома оказался новый парень, который затеял с тобой скандал? – догадался Барнаби.

– Да. И этот парень – полицейский.

– О! – Барнаби невольно огляделся и вжал голову в плечи. – Я так понимаю, ты его ударил, Джек? – тихо спросил он.

– Ударил. Несколько раз.

– И все? – с сомнением спросил Барнаби.

– Еще пистолет забрал.

– Пистолет? Джек, ты таскаешь с собой пистолет? – Барнаби снова стал оглядываться.

– Нет, конечно. Я выбросил его в мусорный бак.

– Уф… – Барнаби покачал головой. – Ты не пугай меня, пожалуйста.

– А вот и номер двести сорок восемь, – произнес Джек, останавливаясь возле зеркального фасада высотного, этажей на пятьдесят, здания.

– Хорошая башня, – заметил Барнаби. Он прочитал вслух название над парадным входом: «Юлиус Майнел. Торговые сети развивающихся стран». Наверное, нас поставят торговать просроченными йогуртами.

– Да, причем за очень высокое вознаграждение, – согласился Джек и, взглянув на висевшие у входа часы, добавил: – Идем, кажется, мы не опоздали.

12

Они миновали две пары стеклянных дверей, вошли в холл и приблизились к сверкающей пластиковой стойке, за которой стояли двое представительных охранников.

– Я могу вам помочь, сэр? – спросил один из них, внимательно глядя на Джека. Второй тем временем следил за помятым и разукрашенным синяками Барнаби.

– Мне назначил встречу мистер Рейнольдс.

– Одну минуту… – Охранник заглянул в записи. – Вы мистер Джек?

– Да. А это мой партнер – мистер Рон, – сказал Джек, указывая на Барнаби.

– Проходите, пожалуйста, к лифту, мистер Рейнольдс ждет вас на двадцать восьмом этаже.

– А дальше там куда?

– Никуда. Мистер Рейнольдс занимает весь этаж.

– Понятно.

Джек и Барнаби прошли между двух высоких тумб – это были «ворота безопасности», выявлявшие спрятанное оружие и взрывчатку.

«Хорошо, что я выбросил пистолет», – подумал Джек, почти физически ощущая, как тонкие лучи системы безопасности заглядывают ему в карманы.

Скоростной лифт взлетел к верхним этажам и остановился на двадцать восьмом.

Открылись створки, Джек с Барнаби вышли из кабинки, ступив на бежевый палас, которым была выстлана огромная приемная.

Вся мебель здесь была цвета кофе с молоком. За широким овальным столом сидела секретарша с пышным бюстом и неожиданно умным для такой должности взглядом.

– Мистер Джек и мистер Рон? – спросила она.

– Да, мисс, это мы, – ответил Джек.

– Присядьте, пожалуйста. – Девушка указала на кожаный диван. Затем она нажала кнопку интеркома и доложила: – Сэр, мистер Джек и мистер Рон уже в приемной.

– Что ж, пусть заходят, я приму их.

Одна из стен приемной неожиданно начала раздвигаться, обнаруживая скрытый дверной проем.

– Прошу вас, проходите, – сказала секретарша и улыбнулась. Она не впервые видела удивление посетителей.

Джек и Барнаби прошли в кабинет, который оказался еще больше, чем приемная.

– Прямо спортзал какой-то, – заметил Барнаби.

Хозяин кабинета встал из-за стола и пошел навстречу гостям.

Мистер Рейнольдс оказался худощав, невысокого роста, глаза его смотрели хитро и снисходительно. Наверное, ему казалось, что он все про всех знает, ведь на объявления подобного рода откликались только отчаявшиеся, попавшие в тяжелое финансовое положение люди. Или сумасшедшие, возомнившие себя суперменами.

– Итак, господа, кто из вас Джек, а кто Рон?

– Я Джек, – сказал Зиберт, хотя был уверен, что Рейнольдс прекрасно во всем разобрался.

– А я Рон, сэр, – ответил Барнаби.

– Вы, Рон… – Рейнольдс стал подбирать подходящие слова. – Короче, сколько вам лет?

– Сорок пять, сэр.

– А вам не кажется, что в сорок пять поздно начинать карьеру? Вот Джек – совсем другое дело. Сколько вам лет, Джек?

– Мне тридцать два, сэр, но мой товарищ в хорошей форме. Он провел на войне в Саргоссе долгих восемь лет и кое-чему там научился.

– Ну, я допускаю, что могут быть исключения. Почему бы и нет?

Рейнольдс внимательнее посмотрел на Рона, однако опухшее лицо и синяк под глазом не внушали потенциальному работодателю доверия.

– А сколько пробыли на войне вы, Джек?

– Три года.

– Что-то говорит мне, что вы были офицером…

– Я бы не хотел заострять на этом внимание, если, конечно, в этом нет острой необходимости.

– Острой необходимости нет, – легко сдался Рейнольдс. – На мой взгляд, вы выглядите убедительно, однако и вам, и Рону придется пройти небольшое испытание. Надеюсь, вас это не оскорбит, ведь на нас обрушивается целая лавина звонков, и основную часть желающих приходится отсекать еще в холле – с помощью охраны. Вы не представляете, сколько к нам приходит одноглазых, безногих и больных самыми разными болезнями, названия некоторых даже произносить неприлично. Все эти ловкачи полагают, что можно получить аванс и сбежать. Необыкновенно наивные люди.

– У нас с напарником серьезные намерения, сэр, – сказал Джек.

– О, в этом я не сомневаюсь. Вы же бывшие солдаты – верность, честь, отвага… – Рейнольдс замолчал, словно забыл, о чем идет речь, но тут же очнулся и, вздохнув, сказал: – Ну что же, идемте, вы продемонстрируете вашу силу, ловкость и умение.

После этих слов ближайшая стена кабинета стала бесшумно раздвигаться, как до этого в приемной. Джек подумал, что в детстве Рейнольдс, наверное, обожал фокусы.

За стеной оказался небольшой коридор. Мистер Рейнольдс шагнул в него первым, Джек и Барнаби за ним.

Рейнольдс толкнул вращающуюся панель и прошмыгнул в образовавшуюся щель. Соискатели последовали его примеру и оказались в длинном вытянутом помещении, являвшемся чем-то средним между тиром и спортзалом.

Здесь стояло множество тренажеров, стопкой лежали маты, имелась площадка с татами и несколько боксерских груш.

На одной стене располагались стеллажи с оружием, холодным и огнестрельным. У дальней стены, обшитой панелями-пулеуловителями, стояли картонные мишени.

Кроме вошедших, в зале оказался еще один человек. Он не удивился гостям, наверняка знал заранее об их приходе.

По мнению Джека, выглядел этот парень неприятно: все в нем – от взгляда и до осанки – предупреждало об опасности.

– Это Альберт, – представил своего помощника Рейнольдс. – Он помогает мне проводить отбор кандидатов. Итак, – Рейнольдс энергично потер ладони, – с чего мы начнем? Может, рукопашный бой или стрельба?

– Как скажете, сэр, – отозвался Барнаби, понимая, что основные сомнения направлены в его адрес.

– Хорошо, мистер Рон. Пожалуй, начнем с вас, так проще. Проведите с Альбертом пару раундов. Не испугаетесь?

Барнаби пожал плечами:

– Как скажете, сэр.

– Это еще не все. Вы будете драться без перчаток и без правил. Что на это скажете? – Мистер Рейнольдс с торжествующей улыбкой на лице ждал реакции Барнаби.

Альберт тоже смотрел на него со спокойствием хищника.

– Сэр, раз уж правил все равно не будет, я предлагаю дуэль на ножах.

– Что, холодным оружием до смерти?

– Нет, обещаю вам, что только немного подколю его, но убивать не буду.

Удивленный Рейнольдс посмотрел на Джека. Тот лишь пожал печами. Он не был уверен, что Барнаби после пятилетней спячки в подвале может что-то противопоставить Альберту, однако марку требовалось держать.

– Ну хорошо, мне ничего не остается, как только разрешить вам дуэль, смелый мистер Рон. Можете выбирать оружие.

Барнаби подошел к стеллажам и остановился, рассматривая откалиброванные по весу и длине ножи.

Наконец он выбрал себе один – не слишком длинный, с обрезиненной рукояткой и широким лезвием. Взвесив нож в руке, Барнаби остался им доволен, а Альберт задержал на противнике оценивающий взгляд.

Для себя Альберт выбрал нож с узким лезвием и торчавшим из рукоятки трехгранным стилетом.

– Зря ты взял эту штуку, – заметил ему Барнаби. – Таким ножом не выполнить «перегиб».

Альберт ничего не ответил и пошел к площадке с татами.

– Ваш приятель выглядит уверенно, – заметил Джеку Рейнольдс.

– Было время, сэр, когда подобную работу ему приходилось выполнять ежедневно.

– Вот как! – покачал головой Рейнольдс. – Ваш товарищ удивляет меня все больше.

Альберт и Барнаби уже встали друг напротив друга и ждали команды Рейнольдса.

Джек волновался за своего друга, боясь, что Барнаби погорячился, однако, как только прозвучала команда «Начинайте», Рон мгновенно изменился. Он подал вперед левую руку, уравновешивая нож в правой и, чуть пригнувшись, начал наступать короткими шагами то влево, то вправо, раскачивая противника и проверяя его реакцию.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное