Алекс Орлов.

Ультиматум

(страница 6 из 30)

скачать книгу бесплатно

   Шедший перед генералом солдат украдкой бросил на него взгляд.
   – Только силуэты, сэр. У них большие головы.
   «Дело дрянь, это похоже на резекторов», – подумал Ламберт и снова огляделся. Эти твари определенно были где-то здесь, и стоит им решить, что солдаты им надоели, хлопот не оберешься.
   Шесть лет назад Ламберт впервые столкнулся с этими обитателями тропических лесов, и случилось это на Эльбере. Его отряд преследовал группу урайских диверсантов, которые были отлично подготовлены и мотали людей Ника, как малых детей. То, что преследователи не теряли след, можно было объяснить только везением.
   Местный проводник-пехотинец несколько раз предлагал Нику оставить урайцев в покое, они и так сильно рискуют, забираясь в странные места с молчаливой природой. Однако Ламберт, охваченный азартом, продолжал гнать своих людей по следу.
   И тогда проводник в первый раз произнес это слово: «резекторы».
   – Я не знаю этих мест, и здесь пахнет резекторами, майор (тогда еще Ник был майором). Если мы не повернем назад, умрем так же, как и эти дерзкие урайцы.
   – Но урайцы живы! – возразил Ник.
   – Не думаю, – загадочно произнес проводник, а через семь часов, под вечер, они наткнулись на двенадцать изуродованных трупов. У некоторых тел отсутствовали руки, у других ноги или голова, а срезы были такими аккуратными, что невозможно было определить, что за страшный инструмент при этом использовался.
   Ламберт не решился остаться там на ночевку, и взвод всю ночь шел в обратном направлении. Нервозность передавалась от солдата к солдату, и, когда после восхода солнца Ник разрешил привал, никто не смог заснуть.
   Люди находились в какой-то прострации и сидели на земле с открытыми глазами, однако и это не помогло уберечься от беды. Когда Ламберт приказал идти дальше, оказалось, что половина солдат взвода мертвы и их тела разрезаны на части. Стоило до них дотронуться, как они распадались точно крепость из кубиков.
   Оставшиеся в живых почти бежали еще целые сутки и, казалось, не чувствовали усталости, однако возле реки, где уже встречались автоматизированные посты слежения, Ламберт потерял еще троих солдат, включая проводника.
   В расположение своих вышли только четверо, да и то один из них все же лишился кисти. Каково же было удивление Ламберта, когда через полгода он встретился с этим парнем в одном из своих подразделений – бывший калека вернулся на службу полностью восстановившимся.
   «Вы не поверите, сэр, – сказал он Нику, когда они остались наедине. – Отсеченная рука отросла у меня за три месяца. Отросла, вы понимаете?»
   Убедившись, что примарские пехотинцы форсируют гиблые места без потерь, с ближайшей опушки ударил пулемет.
   В ответ несколько раз хлопнули гранатометы, и огневая точка была подавлена, однако шестеро солдат остались лежать в траве.
Послышались команды батальонных офицеров, в том числе и командира подразделения майора Катаоми, и колонны стали рассыпаться в цепь.
   Теперь, когда начинался штатный бой, Ник уже не вмешивался. Его занимала судьба роботов-разведчиков, которые ушли далеко вперед. Впрочем, вызывать пилотов по радио он не стал. Даже обмен несколькими фразами мог демаскировать эти бесшумные машины.
   Короткими перебежками солдаты батальона продвигались вперед, и скоро за первыми же рядами деревьев на опушке леса произошла отчаянная схватка. Непонятно зачем, рота сепаратистов бросилась на пехотинцев врукопашную – на взгляд Ламберта это было неоправданно. Бойцы Ламберта знали о штыковых боях не понаслышке, и вскоре с группой смелых партизан было покончено. Если бы не взрыв случайно оброненной гранаты, батальон обошелся бы в этой схватке без потерь.
   Когда генерал и сопровождавший его Бакстер подошли к месту недавнего боя, с Ламбертом связался майор Кац.
   – Мы все еще связаны этой группой, сэр, – пожаловался командир второго батальона.
   – Надеюсь, ты побеждаешь, Поль?
   – Побеждаю. Но очень медленно. Эти парни очень умелые и сознательно уводят нас подальше от бункеров.
   – Не беда, Поль. Твое дело разобраться с ними, похоже, это одно из лучших их подразделений.
   Успокоенный Кац продолжил преследование дерзкого отряда, а первый батальон снова стал продвигаться к подземной базе.
   Через двести метров пехотинцев встретил плотный огонь, который усиливался по мере продвижения батальона.
   – Похоже, мы подобрались к самому логову! – заметил Бакстер, не поднимая головы от земли. Разрывные пули звонко хлопали в ветвях, и приходилось быть крайне осторожным, чтобы не нарваться на такой подарок.
   Вскоре на правом фланге начался прорыв. Солдаты побежали вперед, и Ник предложил Бакстеру последовать их примеру.
   – А то что ж мы тут с тобой прохлаждаемся?!
   – Это небезопасно, сэр, – напомнил Бакстер, который считал себя ответственным за жизнь генерала. Впрочем, его и самого так и подмывало броситься в гущу свалки.
   Выбрав направление для удара, оба «корсара» рванули вперед. В воздухе запели пули, но «корсары» уже успели залечь.
   – Неплохо получилось, а, сержант?
   – Да, генерал, кое-что еще можем. Прикрывай, я до той ямки пробегусь.
   – Пробегись, – согласился Ник, тщательно прицеливаясь в просвет между двумя деревьями.
   Как только Бакстер побежал к выбранной ямке, в прицеле генеральского «МС» появился человек. Ник плавно нажал спуск, а затем перевел огонь на кусты, в которых заметил какое-то движение.
   Посыпались ветки и листья, однако падающих тел видно не было.
   «Опять резекторы?»
   – Давай, генерал! – позвал Бакстер.
   Ник подхватил «МС» и рванулся вперед. В кустах снова задвигались силуэты, неясные из-за тени, создаваемой деревьями верхних ярусов.
   «Резекторы?» – снова спросил себя Ламберт, однако Бакстер ответил на его вопросы. Он выпустил из своего «МС» несколько коротких очередей, и полдюжины партизан повалились в траву.
   – Хороший ты стрелок, Бакстер, – похвалил товарища Ламберт, поправляя сползавший на лоб шлем.
   – Стараемся, мой генерал.
   С позиции, которую они теперь занимали, уже были видны крышки стальных люков, венчавшие бетонные полусферы.
   – Давай до первой «кочки»? – предложил Ник.
   – Но только я первый.
   – Нет – вдвоем.
   – Уговорил, – махнул рукой Бакстер. – Побежали!
   Расстояние до первой «кочки» – бетонного колпака, через который можно было попасть в бункеры, – превышало «корсарский» норматив безопасности вдвое, а потому двух дерзких примаров успел взять на мушку снайпер.
   Выстрели он в Ника – не миновать бы генералу смерти, однако первым снайпер поразил другую мишень – сержанта Бакстера.
   Крупнокалиберная пуля ударила в сертифицированную «корсарскую» кирасу и увязла в ее слоях, однако сержант Бакстер получил такой страшный удар, что улетел обратно к кустам и потерял сознание.
   Первой мыслью Ника было бежать к Бакстеру, однако он понимал, что снайпер только и ждет, когда очередная мишень выйдет из-под прикрытия бетонного колпака.
   – Смарт! – позвал Ник майора Катаоми, прислушиваясь к усиливающейся перестрелке. – Смарт, ты меня слышишь?!
   – Слышу! – отозвался комбат. – Хорошо, что вы живы, сэр! Нас тут прижали так, что не подняться, да и снайперы бьют!
   – Сами справитесь?
   – Справимся, но время нужно.
   – Времени у вас сколько угодно, – успокоил майора Ник и отключил связь.
   «Итак, помощи ждать неоткуда», – понял он и, осторожно вытянув руку, нащупал границы люка. Затем снял с пояса фаеркоп, взвел его и, подняв над головой, выстрелил.
   Кумулятивная струя сорвала крышку люка, и та улетела далеко вперед.
   Над деревьями совсем низко прошло звено штурмовиков. Это были мощные боевые машины, однако в дуэли Ника со снайпером они помочь не могли.
   Между тем перестрелка пехотинцев с партизанами становилась все ожесточеннее, а батальон как будто оставался на месте. Нику подумалось, что они с Бакстером погорячились, вырвавшись слишком далеко вперед.
   Решившись наконец на отчаянный бросок, он оттолкнулся ногами и, бросив перед собой тяжелый «МС», нырнул следом за ним в горловину люка.
   Впереди была только темнота, и Ник, интуитивно определив, с какой стороны находится лесенка, зацепился за нее рукой – внизу мог оказаться тридцатиметровый колодец, и лететь до самого дна не хотелось.
   Наверху с запозданием ударили в бетон две пули. Видимо, снайперов было двое, и они, без сомнения, уже обходили его с флангов.
   «Успел», – отметил Ник и начал осторожно спускаться.
   После некоторых колебаний он на короткое время включил установленный на «МС» фонарик. Оказалось, что до бетонного пола совсем близко и можно было не хвататься за лестницу, рискуя сломать себе руку.


   Хотя вокруг было темно, Ник чувствовал себя уверенно – узкие коридоры бетонного убежища напоминали ему запутанные переходы космических судов. И легкое гудение вентиляционных коробов под потолком лабиринта только добавляло сходства.
   Тут он наступил на кучу дерьма и негромко выругался. На этом сходство с судном прекращалось – за всю свою карьеру генерал не помнил, чтобы кто-то гадил в корабельных переходах.
   Посветив на зловонную субстанцию, Ник отметил, что дерьмо свежее, а стало быть, дисциплина в подземном бункере стала хромать только недавно.
   Ник прошел еще шагов пятьдесят, когда впереди послышался шум. Он сейчас же выключил фонарик и прижался к стене.
   Торопливые шаги приближались. Шли двое, они очень спешили и переговаривались на ходу.
   – А если он уже где-то здесь, Панчитто? – спросил один.
   – Не пори чушь, этот парень нырнул в люк вниз головой. Все, что нам остается, – это просто добить его или убедиться, что он уже издох.
   – Ах, чтоб тебя! – поскользнувшись, вскрикнул первый уже в воздухе и грохнулся на спину. – О-о-о! – исторг он новый вопль, полный боли и негодования.
   – Да что ты падаешь, как старая лошадь, Куппол?!
   – Я поскользнулся на дерьме, придурок!
   – Ты поскользнулся на дерьме? – переспросил Панчитто и зашелся счастливым смехом. – Камрад Куппол грохнулся на собственном дерьме, вот так штука! На собственной куче подорвался! Ребята будут смеяться до коликов, Куппол! – Панчитто сложился пополам от хохота и даже выронил автомат.
   – Это не моя куча, придурок! – едва не плача, воскликнул Куппол, с трудом поднимаясь с пола. – Моя куча дальше, а эта – твоя.
   – У-у-у-у, – с трудом успокаиваясь, протянул Панчитто. – Ну насмешил ты меня, камрад. О-о-о-о. Не нужно было нам здесь гадить, вот и все.
   – Кто же знал, что нас снова в это крыло пошлют!
   Загоревшийся во тьме фонарь заставил обоих замереть. Панчитто потянулся было за автоматом, но строгий голос сказал:
   – Стой! И ты тоже, положи свой автомат на пол!
   – Конечно, мистер, конечно, – охотно закивал Куппол. – Не стреляйте в нас, мистер, мы мирные фермеры.
   – Да-а, – запел Панчитто. – Мирные.
   – Снимай давай куртку, – потребовал Ник.
   – Пожалуйста, мистер, – стаскивая куртку, пролепетал Панчитто. – Конечно, мистер, если она вам понравилась. Куртка еще новая, это мне брат из города привез, потому что…
   – Заткнись! Бросай сюда, только медленно!
   Панчитто бросил куртку, и Ник с удовольствием вытер о нее перепачканные дерьмом ботинки.
   – Кто же вас учил в проходах гадить, ребята?
   – Мы больше не будем, мистер! – плачущим голосом пообещал Куппол. Оттого, что он не видел лица этого человека, ему казалось, будто он говорит с призраком.
   – Где позиции снайперов? – спросил незнакомец. – Где они находятся?
   – Это не снайперы, мистер, это Ливварт и Робеспьер Жабин, наши ребята! – сообщил Куппол, как будто это все объясняло.
   – Я спросил, где они находятся?
   – В седьмом и двадцать четвертом люке, – дополнил товарища Панчитто. – А схема бункеров находится здесь недалеко, на развилке. Там и свет есть.
   – Там и свет есть, – повторил Куппол. – Проводить вас, мистер?
   – Не нужно, – ответил Ник и нажал спусковой крючок.


   До развилки он добрался быстро. Здесь действительно горела тусклая лампочка, а на стене был прикреплен щит с подробным планом подземелья. Оно оказалось одноуровневым, и это облегчило Нику задачу – он с одного раза легко запомнил все отводы.
   Выяснив, что седьмой люк находится ближе всего, Ник быстро пошел в нужном направлении кратчайшей дорогой. Где-то на середине пути он наткнулся еще на одного партизана, который был крайне удивлен, обнаружив в коридоре незнакомого человека.
   – Мне послышалось, кто-то стрелял, камрад, – неуверенно произнес бородатый.
   – Да, я тоже слышал, – подтвердил Ник.
   – Кто же это был?
   – Я, – честно признался Ламберт и выстрелил еще раз.
   Перешагнув через бородатого, он отправился дальше и, сделав последний поворот, вышел к лестнице седьмого люка.
   Падавший через горловину свет позволил Нику различить пару новых ботинок, желтые кожаные штаны и широкий ремень. Судя по всему, это был обещанный Ливварт.
   Ламберт подошел ближе и, приставив ствол «МС» к самому уязвимому месту партизана, сказал:
   – Привет.
   – Кто здесь? – Ливварт попытался спуститься, но Ламберт ткнул стволом посильнее, и снайпер ойкнул.
   – Хочешь, чтобы я отстрелил тебе хозяйство?
   – Нет, не хочу!
   – Ты видишь Робеспьера?
   – Жабина-то? – переспросил Ливварт и громко икнул.
   – Ты знаешь другого Робеспьера?
   – Я… я его вижу очень хорошо.
   – Целься ему в голову, если, конечно, тебе дороги твои собственные яйца. Прицелился? – Ник снова посильнее надавил стволом.
   – Да, мистер, прицелился!
   – Теперь аккуратно жми на крючок и постарайся не промахнуться.
   Спустя мгновение наверху прогремел выстрел. Упавшим голосом Ливварт доложил:
   – Я попал. Теперь вы не застрелите меня?
   – Не застрелю, – пообещал Ник, бесшумно вытягивая «корсарский» нож.
   Покончив со снайперами, он отправился дальше, намереваясь проверить помещения, обозначенные на плане подземелья как боксы «А» и «В».
   Чем дальше он продвигался в глубь ответвлений, тем больше партизан ему встречалось. Их было слишком много, а потому Ник либо прятался, либо бодро проходил мимо, забросив на плечо свой «МС».
   В одном месте на его оружие даже обратили внимание.
   – Ну и пушка у тебя, камрад! – восхитился детина с выгоревшими волосами и веснушками на молодом лице. – Как называется?
   – «Эмэс», – ответил Ник и, подойдя ближе к конопатому и его приятелю, снял оружие, чтобы те лучше его разглядели. Ламберт был готов к любым сюрпризам, однако эти фермеры не разбирались даже в знаках различия и не понимали, что перед ними враг.
   В другом месте Ник столкнулся с низкорослым партизаном, который тащил на большом подносе целую гору бутербродов с ореховым маслом, сыром и ветчиной.
   Заметив огромного офицера имперских войск, партизан растерянно остановился, однако Ник спокойно подошел к нему и, выбрав пару бутербродов, пояснил:
   – Я люблю с ветчиной.
   И он пошел своей дорогой, а удивленный сепаратист только пожал плечами, решив, что все в порядке.


   Последний пулеметный рубеж никак не давался, и Смарт Катаоми бездарно терял людей. Пулеметы били из двух бронированных колпаков, против которых пехотные гранатометы были бессильны.
   Несколько раз Катаоми пытался обойти эти позиции с флангов, но пулеметы дотягивались и туда. Майор даже поймал себя на мысли, что восхищается работой вражеских пулеметчиков. В отличие от большей части прикрывавших базу партизан, эти были, безусловно, мастерами своего дела.
   «Хорошо бы взять их в плен, может, они согласились бы работать с нами», – планировал Смарт поначалу, но потери все росли, и ему ничего не оставалось, как пойти на крайние меры.
   – Отвертка, ответьте Кроту! Отвертка, ответьте Кроту!
   – Слушаю тебя, Крот. Проблемы?
   – Проблемы, – вынужденно согласился Катаоми, глядя, как закапываются в мох его солдаты. От тяжелых пуль не спасали даже стволы деревьев, их прошивало, словно они были из картона.
   – Что будем делать, ракету или «стрельбу по маяку»? – уточнил Отвертка.
   – По маяку, – ответил майор, укладывая в ствол гранатомета синий цилиндр с радиопередатчиком.
   – Номер маяка – первый? – поинтересовался пилот.
   – Нет-нет, второй! Первый я где-то обронил! Напоминаю, Отвертка – второй, а никак не первый.
   – Понял, не бойся. Подхожу к вашему району.
   – Хорошо, я быстро.
   Катаоми поднял штурмовую винтовку и тщательно прицелился в ближайший бронированный колпак, до которого было метров пятьдесят. На таком расстоянии применение бомб и ракет могло быть опасным для своих, а вот авиационные пушки годились вполне.
   Хлопнул вышибной заряд, цилиндр с маяком прилип к колпаку. Через пять секунд генератор активизировался, и маяк стал излучать радиоволны на частоте, обговоренной как частота «номер два».
   Словно почувствовав, что его песенка спета, пулеметчик в помеченном колпаке сделал перерыв в стрельбе.
   А где-то на высоте в десять тысяч метров, качнув крыльями, начал пикировать тяжелый восьмипушечный штурмовик «тетрикс». Сигналы маяка устойчиво легли на его прицельные рамки, и системы наведения рассчитали темп стрельбы с наименьшими погрешностями.
   Наконец компьютерные сигналы подняли механические собачки, и полторы тысячи снарядов огненным хвостом понеслись к земле.
   Пилот увидел быстрое мелькание оранжевых шаров и вывел машину из пике.
   Крот не отзывался, и пилот забеспокоился, уж не накрыл ли он своих.
   – Отвертка, – наконец послышался голос наводчика с земли. – Все отлично, спасибо за помощь!
   – На здоровье. Третий маяк будет?
   – Будет, – подтвердили с земли.
   – Ну, тогда я готовлюсь.
   Пилот «тетрикса» прибавил двигателям тяги, и машина стала набирать высоту.


   Надежды Перси Авелиана на стойкость его солдат не оправдались. Впрочем, удивляться было нечему – лучшие его люди под предводительством камрада Кришпера уводили от базы второй батальон имперских солдат, чтобы дать возможность спастись самому Перси.
   Поначалу все шло неплохо. Едва пехотинцы вырвались из Горячих Ям, как их встретили шквальным огнем пулеметчики Зефа Шиммера, которые ежемесячно обходились казне сепаратистов в десять тысяч империалов каждый. Деньги немалые, но эти ребята того стоили. Они заставили солдат Ламберта грызть землю зубами, однако вмешательство штурмовой авиации поставило на пулеметчиках крест.
   Бронированные колпаки «гнезд» разлетелись оплавившимися обломками, когда на них обрушился самый настоящий огненный водопад. Зрелище было таким эффектным, что Перси застыл на месте завороженный. Он даже не заметил, как рядом вонзился в землю острый осколок, а второй прошил стоявшего неподалеку камрада.
   Почувствовав облегчение, обученные солдаты Ламберта тотчас рванулись вперед, и камрады начали беспорядочно отступать. Перси еще надеялся на двух снайперов, которых натаскивал майор Конвей. От них требовалось выбивать офицеров противника, но и они куда-то запропастились и не отвечали на позывные.
   – Стой, куда бежишь?! – остановил Перси камрада, тащившего автоматический гранатомет. Его удивило, что боец бежит откуда-то с правого фланга.
   – Они там! – махнул рукой гранатометчик. – Зеленая саранча! Они порезали Друда, Хафри и Чича.
   – Не бойся. Они уже далеко. Видишь имперских солдат?
   – Да, камрад Авелиан! – приходя в себя, кивнул гранатометчик.
   – Приказываю тебе задержать их! Ты же не трус?
   – Не трус, камрад Авелиан.
   Над макушками деревьев с ревом пронеслись два штурмовика, и вся смелость гранатометчика моментально испарилась. Он упал на землю и закрыл голову руками.
   – Стреляй, ур-род! – потребовал Перси, пинками заставляя бойца подняться. Солдаты генерала Ламберта были уже близко, и все чаще их пули вышибали искры из бетонных полусфер, обдавая Перси пыльной крошкой.
   Гранатометчик поставил свое оружие на сошки и дал пристрелочную очередь.
   Гранаты шипящей цепочкой пронеслись высоко над головами наступавших имперцев и разорвались в кронах деревьев, осыпав вниз целый дождь зеленых листьев и мелких веточек.
   Вторая очередь легла более прицельно, разметав в куски одного из случайно подвернувшихся солдат. Остальные тотчас залегли.
   – Молодец, парень! – поддержал партизана Перси и, попятившись, навскидку выпустил из автомата короткую очередь. В ответ в сторону гранатомета разрядили фаеркоп. Расстояние было слишком велико, чтобы нанести серьезный вред, однако Перси все же сбило с ног.
   Падая, он крепко ударился головой и пожалел, что не захватил шлем. Совсем рядом прогремели выстрелы, а затем из-за бетонного основания десятого люка выглянул знакомый партизан.
   – Скорее сюда, камрад Авелиан! – позвал он, и Перси скорее понял его по губам, чем услышал – гранатометчик за его спиной бил не останавливаясь, словно спешил поскорее израсходовать весь боезапас.
   Перси метнулся к десятому люку, и в этот миг в его левую ногу как будто впилась речная оса. Перси вскрикнул, но выскочившие из-за укрытия камрады подхватили его и потащили прочь. Их было около десяти человек и, сменяя друг друга, они довольно грамотно прикрывали отход группы.
   Возле восемнадцатого люка к ним присоединилось еще тридцать человек. Напуганные стремительным наступлением имперцев, они обрадовались, получив хоть какое-то руководство.
   – Камрад Авелиан, вы ранены? – сочувственно воскликнул долговязый партизан.
   – Он ранен легко, – поспешил сообщить один из тащивших предводителя бойцов. Быстро достав нож, он ловко распорол Перси штанину, и тот увидел, что рана действительно не опасная – пуля прошила икру далеко от кости, и хотя крови было много, немедленная смерть Авелиану не грозила.
   Рану залили дешевым ромом, а затем наложили повязку, однако едва сборная группа собралась идти дальше, как из-за ближайшей бетонной полусферы появилось непонятное существо.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное