Алекс Орлов.

Конвой

(страница 4 из 29)

скачать книгу бесплатно

   Оставив Ламберта одного, Аткинс вышел в коридор и, осмотревшись, быстро завернул за угол и направился в аварийно-спасательный отсек. Там, в отдельном боксе, стояли эвакуационный катер и два челнока, на которых в случае необходимости можно было добраться до любого судна в конвое.
   Это были небольшие надежные суденышки, вмещавшие до пяти человек, однако запас топлива у них был небольшим, поскольку они не уходили далеко от своей базы.
   Впрочем, Аткинс и не собирался совершать длительных путешествий, и запаса топлива в челноке ему было вполне достаточно.
   Открыв дверь бокса универсальным капитанским ключом, Генри сорвал пломбы с удерживавших челнок замков и максимально ослабил крепления, чтобы облегчить себе последующую задачу.
   После этого он вернулся в основной коридор и пошел инспектировать службы, проверяя их готовность к походу.


   Старт кораблей конвоя и сход их с орбиты Бронтзее происходил довольно буднично. Никаких восторгов и скучные голоса докладывавших о готовности офицеров. Этим людям предстояло неинтересное двухмесячное путешествие, поэтому они сразу настраивались на монотонную работу с бесконечной чередой вахт и скупых обменов казенными фразами.
   Только нервная дрожь, передававшаяся стенкам от разгонявших судно двигателей, заставляла почувствовать само начало этого далекого похода. Ник внимательно следил за действиями Генри и по-своему анализировал все происходящее.
   – Что, немного разочарован? – спросил Аткинс. – Думал, что все будет грандиознее?
   – Да, – признался Ник.
   Он сидел в кресле помощника капитана-пилота и сейчас фактически выполнял его обязанности. Правда, ничего делать не приходилось, ведь еще двое-трое суток кораблям предстояло идти по накатанным курсам, где всем управлением транспортов занимались диспетчеры с навигационных станций.
   Это потом, когда начнется «дикий» космос, корабли перейдут на крейсерские скорости, штурманы возьмутся за прокладку курса, а капитан-пилот будет следить за каждым из подчиненных.
   Теперь же штурман Быковский просматривал книжку комиксов и совершенно не обращал внимания на экран.
   Даже стоявший в углу рубки Ламброзо и тот спустя час начал зевать, а потом совсем ушел, успокоенный скучностью всего происходящего.
   – Ну вот, еще часов восемь нас будет тащить компьютер, и только потом придется кое-что подправить, – сказал Генри, поднимаясь со своего кресла. – Я пойду подремлю пару часиков, а ты тут сиди за главного. Если будет что-то неясно, спроси у Быковского…
   – Но как-то боязно, Генри, – признался Ник.
   – А ты ничего не трогай, и все. Побудь немного пассажиром.
   – Кстати, – вдруг заметил Ник, указывая на экран. – В каком-то из отсеков непорядок – разомкнут крепежный узел.
   – Это, наверное, в спасательном боксе.
Случается, там раскрываются замки. Я проверю.
   Сказав это, Генри покинул рубку.
   Его сердце громко стучало, а ноги выпрыгивали вперед, пытаясь бежать без команды хозяина. И если бы появился Ламброзо, пришлось бы врать, что отлучился в туалет.
   Впрочем, капитан-пилот не обязан был отчитываться перед каким-то охранником.
   Не встретив в коридорах ни одной живой души, Генри Аткинс благополучно добрался до аварийно-спасательного отсека.
   Снова вскрыв дверь, он вошел в бокс и, не в силах больше сдерживать себя, стремглав бросился к кабине.
   Запрыгнув на неудобное сиденье, Генри начал лихорадочно включать все пусковые датчики, быстро нажимая кнопку утвердительной команды на каждый из запросов.
   Наконец этот полуминутный ритуал был закончен, можно было стартовать, и тут в последний момент Генри вспомнил, что он забыл сделать.
   Неуклюже выбравшись из кабины и сильно ударившиь при этом головой, Аткинс, не чувствуя боли, подскочил к одной из опор и, достав из кармана заготовленный накануне кусок проволоки, заблокировал им кнопку датчика.
   Теперь даже после старта челнока компьютер покажет лишь открытие трех замков, но не оповестит рубку о выходе челнока за борт. Правда, через каждые два часа на экран поступал отчет о действиях автоматики, но к этому времени Генри надеялся быть уже достаточно далеко.
   Вернувшись в кабину, он еще раз проверил запускающие механизмы, затем глубоко вздохнул и нажал кнопку «Сброс». Челнок тотчас освободился от захватов, скользнул по направляющим и оказался в переходном шлюзе.
   Сзади захлопнулись створки, и началась откачка воздуха. Казалось, это длится бесконечно, хотя Генри знал, что операция занимала несколько секунд.
   Наконец на панели загорелась кнопка «Отменить», позволявшая вернуться в бокс, если пилот передумает. Однако Генри не собирался передумывать. Он повторил команду «Сброс», и катапульта вытолкнула челнок через открывшиеся в борту ворота.
   Сразу исчезла привычная искусственная гравитация, и Генри уперся рукой в потолок, поскольку забыл пристегнуться. В таком неудобном положении он пытался запустить двигатели, однако те молчали. Генри был уже близок к панике, когда корма шаттла вздрогнула и нагнетатели начали подачу топлива.
   – Ну как же ты мог забыть, идиот?! Ведь на запуск дается двадцать секунд! – вспомнил наконец Генри и, включив тягу, начал разгонять судно, стараясь подальше убраться от вытянувшейся колонны транспортов.
   Безусловно, кто-то из пилотов мог увидеть эту удалявшуюся точку, однако никому бы и в голову не пришло запросить капитана-пилота и поинтересоваться, что за судно он выпустил с левого борта.
   Каждый в этом конвое знал свое место и не лез в чужие дела. На это и рассчитывал Генри Аткинс, и, как видно, расчет оказался верным.


   Нику снился сон. Сон был хороший. В нем чудесная девушка – Мэри Хорнс, с которой он познакомился на четвертом курсе, – не бросила его ради капитана Трентона, как это случилось на самом деле, а, наоборот, оставила блистательного офицера ради еще не состоявшегося пилота Ламберта.
   Они шли по городскому парку, держась за руки, а люди останавливались и, глядя на них, говорили: «Какая красивая пара…» В какой-то момент Ник осознал, что это сон и Мэри уже два года как стала миссис Трентон, однако он продлевал полет сонной фантазии, наслаждаясь коротким и ненастоящим счастьем.
   К реальности его вернуло нудное попискивание монитора, на экране которого появлялся отчет о действиях автоматики. Машины и компьютеры были чрезвычайно умны, однако их постоянно проверяли люди.
   Ник открыл глаза и поначалу не сразу разобрался, где он находится. Уж очень сильно увлекла его видимость счастливой любви.
   Задремать на управляющем посту да еще увидеть сон – это, конечно, очень стыдно. Хорошо, что сам Аткинс не застал его за этим свинством.
   Желая как-то исправиться, Ник впился глазами в экран, шепотом проговаривая те сухие фразы, которые нехотя отображал компьютер.
   «Продувка штуцера БМ-8346-МЮ – по правому борту», – прочитал Ник, сразу прикидывая, где может находиться эта штука.
   «Зарядка батарей в кормовом ПАРЛ».
   «Закачка в биоприемник фекалодеинтегратора». Тут Ник нахмурился. Слово было знакомым, вот только…
   «Так это же туалет!» – обрадовался он и повернулся к штурману, который продолжал листать комиксы, однако, вспомнив, что сидит на месте помощника капитана-пилота, Ник вернулся к перепроверке.
   «Сброс аварийного челнока с левого борта».
   «Протяжка магистрали Б-3856-Б6».
   – Стоп! – сказал себе Ник и еще раз вслух перечитал показавшуюся ему странной запись. – Сброс аварийного челнока с левого борта…
   Испугавшись, что слегка запутался, Ник решился спросить у штурмана:
   – Мистер Быковский, что бы это значило?
   – Что, сэр? – переспросил Быковский, с уважением относясь к человеку, сидевшему на месте помощника.
   – Вот это. – Ник ткнул пальцем в строчку отчета. – Как это понимать?
   – А так и понимайте, сэр. Сбросили аварийный челнок, и точка.
   – Но кто сбросил?!
   – А что говорит капитан-пилот?
   – Ничего. Он в своей каюте отдыхает.
   – Нужно его срочно вызвать, – обеспокоенно заметил Быковский и, аккуратно свернув книжку комиксов, засунул ее в карман. Затем подошел к стене, на которой была схема корабля, и, ткнув несколько кнопок, позвал:
   – Сэр, будьте добры прибыть в рубку. Нештатная ситуация!
   Сделав паузу, штурман подождал ответа. Ждал его и Ник, позабыв про отчет, который продолжал выдавать аккуратный компьютер. Однако никакого ответа от Аткинса не последовало, и сам он в рубку не явился.
   – Наверное, крепко спит, – предположил Ник.
   – Я сбегаю за ним сам, – сказал Быковский и, сорвавшись с места, выскочил из рубки, будто на корабле уже начался пожар.
   – Да что же это такое?! – вслух произнес Ник и автоматически прочитал еще одну строку отчета:
   «Письменное поздравление механику Куману с днем рождения. Ему исполнилось тридцать семь лет. Составление меню вечернего праздника. Составление списка гостей с применением методов линейного отсечения и одновременная продувка узла УАТА-133-МОЦ».
   – Ужас, какая путаная машина, – пришел к выводу Ник и вдруг услышал отчаянные крики, будто кого-то удавливали живыми руками прямо в коридоре. При этом слышались громкие ругательства:
   – Сволочи! Шефа сдали! Отца родного подставили!
   Ник вскочил со своего места и бросился в коридор, но тут же наткнулся на десяток автоматных стволов, которые были направлены на разные части его тела.
   – Так! Хотя бы этот еще здесь! – воскликнул главный охранник, агрессивный субъект с лысой головой. Отпустив изрядно побитого штурмана, он указал на Ламберта пальцем и отдал распоряжение своим солдатам: – Пусть идет на место, а вы держите его на мушке. Караульте, пока я доложу шефу. И будьте внимательны – парень здоров, так что ухи на макухе… Флатц – ты за главного…
   – Понял, Люк, – ответил охранник с красными выпученными глазами.
   Толкнув Ника в грудь стволом автомата, он заставил его отступить обратно в рубку. Ник не стал сопротивляться, тем более что был совершенно обескуражен всем происходящим. Мало того – он не понимал, что же все-таки случилось.
   Оставшись наедине с хныкающим побитым штурманом, Ламброзо достал прибор транслинейной связи и позвонил в офис мистера Хубера.
   Тот ответил сразу.
   – Слушаю тебя, Люк…
   – Сэр! Случилось непредвиденное! Аткинс сбежал!
   – Как сбежал?! Что ты мелешь? Ты пьян?
   – Нет, сэр, трезв как стеклышко. Он на аварийном челноке смылся! У него же ключ! Открыл бокс и смылся!
   – Но на аварийном он далеко не убежит, – стал размышлять Хубер. – К тому же все его деньги… Стоп, а где все его деньги?! Будь на связи!
   – Есть, сэр! – ответил Люк, слыша, как в далеком офисе сэр Эдгар разносит своих подчиненных вдребезги. – Уволю-у-у! – вопил он так громко, что Ламброзо казалось, что и его тоже немедленно увольняют.
   Наконец из трубки донесся шорох, а затем тяжелое дыхание Хубера.
   – Хотел я тебе, Люк, задницу надрать…
   – Так точно, сэр!
   – Но он и нас тут вокруг пальца обвел, сволочь… А я-то его как сына родного, – начал было жаловаться сэр Эдгар, однако, вспомнив, что отправил лучшего пилота на верную смерть, заткнулся.
   – У нас его друзья остались, сэр! – напомнил Люк. – Можем их запросто в расход пустить.
   – Молодец, Ламброзо, – с горьким сарказмом произнес Хубер. – А кто суда поведет? Прикажешь возвращать конвой обратно?
   – А и правда, ешкин кот…
   Возле ног зашевелился избитый штурман, Люк хотел врезать ему еще, однако передумал.
   – Ты вот что – передай-ка прибор этому новенькому…
   – Зачем, сэр? Он же может разбить его об пол специально. Они же с Аткинсом друзья закадычные!
   – Я тебе сказал – передай трубку, значит, передай, придурок!!! – что есть силы заорал Хубер. И уже тише добавил: – Ты подумай башкой своей побитой, разве друзей так подставляют?
   – А и правда, ешкин кот, – согласился Ламброзо.


   Ник Ламберт сидел за пультом в кресле помощника капитана-пилота и тупо смотрел на экран, стараясь не думать о десяти головорезах, наставивших на него автоматы.
   Что у них было в головах, Ник не знал, но догадывался, что ничего хорошего. Сам он пытался понять, куда подевался Аткинс, – ведь если он не появлялся в рубке, значит, его или убили, или он тяжело болен. Никаких других версий Ник просто не допускал.
   – Флатц, у меня палец занемел… – неожиданно произнес один из охранников, который стоял к Нику ближе других.
   – Какой палец? – спросил Флатц.
   – Который на спусковом крючке – я его не чую…
   Услышав подобное признание, Ник задержал дыхание и осторожно покосился на говорящего. Тот выглядел каким-то нездоровым, а автомат в его руках заметно подрагивал. Ник невольно представил, что с ним случится, если палец этого парня все-таки дрогнет. Между лопатками стало жарко.
   – Ну так убери палец с крючка, Ричи, – посоветовал Флатц.
   – Не могу… Я же сказал – занемел он. – Воцарилась тишина, было слышно лишь напряженное сопение несчастного Ричи да громкий стук сердца Ника. На экране стали появляться дублированные сигналы ближайшей навигационной станции, из которых следовало, что вот-вот произойдет левый поворот на семнадцать градусов. Это означало неожиданный толчок и почти наверняка выстрел этого придурка – Ричи.
   – Мистер Ламберт! – донеслось из коридора, а затем уже громче: – Мистер Ламберт, с вами хочет поговорить мистер Хубер!
   Ламброзо остановился у входа в рубку, поняв, что здесь не все в порядке.
   – У Ричи палец на крючке занемел, – сообщил Флатц. – Не знаем, что делать. Он как бомба на взводе – неизвестно, от чего сработает…
   Люк молчал, глядя то на вспотевшего Ричи, то на прибор транслинейной связи, на другом конце которой дожидался самый главный босс.
   А между тем Ник не мог оторвать взгляда от дублированных на экране сигналов и цифр отсчета последних секунд, за которыми должен был последовать маневр судна.
   «Такая вот нелепая смерть, – сказал себе Ник и прикрыл глаза, прощаясь с жизнью. – Такая нелепая…»
   Корабль дрогнул, и вслед за толчком прогрохотала автоматная очередь, от чего у Ника заложило уши.
   Справа посыпались осколки разбитых панелей, и все стихло.
   – Пронесло… – выдохнул кто-то рядом, а затем Нику сунули переговорную трубку.
   – Алле! Вы там что – воюете?
   – Кто это? – не понял Ник, все еще не пришедший в себя после стрельбы над его головой.
   – Это мистер Ламберт?
   – Да, это я.
   – С вами говорит Эдгар Хубер.
   – Тот самый? – начал понимать Ник.
   – Да, мистер Ламберт, тот самый. Я хочу предложить вам работу.
   – Но у меня уже есть работа. Меня берут в «Пасифик-Лайн».
   – Наплюйте на это, Ник. Я предлагаю вам пятьсот тысяч в год. Таких денег вы ни в каком «Пасифике» не получите.
   – Пятьсот тысяч в год? – не поверил Ник. Однако тут же вспомнил ресторан, в котором он обедал с Аткинсом, и оркестр, и фонтанчик с чистым рэлси. Правда, у Генри не было такой красивой формы, как у пилотов «Пасифика», но толщина кошелька легко компенсировала этот недостаток.
   – Ну так что скажете? – напомнил о себе Хубер.
   – Я должен подумать, сэр.
   – Это исключено, Ник. Вы должны немедленно приступить к обязанностям, поскольку, кроме вас, в конвое нет ни одного дипломированного пилота.
   – Но, сэр! – В Нике начали просыпаться дух противоречия и высокоразвитое чувство собственного достоинства. – Но, сэр, вы обязаны дать мне время подумать! Согласно Кодексу транспортных и иных перевозок.
   Хубер не знал, что ответить. С одной стороны, он мог приказать умертвить этого молокососа, но за подобное потакание собственным эмоциям пришлось бы занести немалую сумму в статью убытков. А этого сэр Эдгар вовсе не хотел.
   – Хорошо, мистер Ламберт. Даю вам подумать один месяц, а пока будьте добры – исполняйте обязанности капитана-пилота. На время замещения Аткинса вам будет выплачиваться жалованье в уже указанных пределах… А теперь передайте трубку мистеру Ламброзо.
   Ник настолько ошалел от всех этих предложений, выстрелов и шума, что просто выполнил просьбу вежливого мистера Хубера.
   – Мистер Ламброзо, – позвал Ник, и тот сейчас же откликнулся, перестав пинать в живот несчастного Ричи.
   – Я слушаю, сэр! – громко ответил он, морщась и потирая колено.
   – Люк, начало очень плохое… Я бы сказал, просто дерьмовое начало…
   – Так точно, сэр!
   – Однако я думаю, что ты сумеешь взять ситуацию в руки.
   – Непременно, сэр!
   – Да не ори ты так… Просто слушай, что я говорю. Мальчишку нужно заставить работать. Я сделал ему хорошее предложение – место капитана-пилота, но он может попытаться качать права. Тогда вы его немножко попрессуйте, только чтобы не калечить. Ты понял?
   – Понял, сэр! – с готовностью подтвердил Ламброзо, хотя не очень хорошо представлял, как можно прессовать, чтобы не калечить. Лично у него так не получалось.
   «Значит, буду над собой работать», – решил Люк.
   – Ну, раз понял, отбой связи. И смотри не подводи меня…
   – Так точно, сэр!
   Закончив переговоры, Ламброзо медленно, чтобы было время подумать, убрал прибор транслинейной связи в чехол, подошел к Нику и, протянув ему руку, громко объявил:
   – Поздравляю с назначением, сэр! Желаю успехов в личной жизни!
   – Спасибо, – ответил на рукопожатие Ник. Затем поднялся, оглядел присмиревших охранников и добавил: – Надеюсь, мы сработаемся.
   В голове Ника Ламберта начало проясняться, и он понял, чем ему грозит отказ от пилотирования этого конвоя.


   Треугольник Судак – Червонец – Зуфар был печально известен как место, где очень часто пропадали торговые суда. Этот Треугольник мог поглотить целые караваны, если их владельцы экономили на хорошей охране и надеялись только на купеческую удачу.
   Обойти это неспокойное место было трудно, поскольку приходилось делать крюк, удлиняющий путь в несколько раз. К тому же периферийные области этого треугольника были нестабильны и помимо огромных скоплений мигрировавших астероидных масс изобиловали гравитационными ямами и РН-ловушками. Вот почему многие все же шли на риск, прорываясь на скоростных уиндерах, напичканных аппаратурой создания помех.
   Несколько раз отдельные соединения флотов тех или иных государств пытались наказать местных разбойников и обезопасить переход для торговых судов, однако даже после поражений грабители быстро восстанавливали силы, а случалось, и сами атаковали военные корабли и захватывали их в качестве трофеев.
   Пострадавшие жаловались правительству Союза Двадцати Семи, в которое формально входили эти три планеты, но там только беспомощно разводили руками. Руководство разбойничьего анклава не поддавалось никакому контролю, а при случае напоминало, что может вдребезги разнести силы безопасности Союза. На этом все разговоры о принятии мер и заканчивались.
   Тайные операции, ставившие целью физическое уничтожение лидеров Треугольника, тоже не давали результатов, поскольку генералы разбойного бизнеса жили не на планетах, а на своей главной базе «Революшн-II», где были сосредоточены немалые силы Треугольника.
   Жизнь на базе не замирала ни на секунду, военные чины всех уровней постоянно принимали информацию, отдавали распоряжения, совещались и уходили спать, когда заканчивалась их смена.
   Сотни тысяч служащих пониже рангом обслуживали приходящие из походов корабли, осматривали привезенные трофеи и сортировали пленников, часть которых шла на обучение курьерской работе, а остальных спускали на планеты Треугольника. Там, среди бескрайних полей и болотных пустошей, выращивались миллионы тонн наркосодержащих культур, которые перерабатывались на месте и поставлялись во всех направлениях.
   Специальный департамент разбойничьего анклава разрабатывал маршруты доставки наркотиков, а также отслеживал конъюнктуру рынков и потребительский потенциал тех или иных планет. Он располагал мощнейшей сетью тайных агентов, которые осторожно управляли процессами сбыта и устраняли возникавшие на местах проблемы.


   Команданте Йоган Нагель любил это время года. Осенью база как-то преображалась, в ней появлялись незаметные прежде краски и даже запахи.
   Корабли приходили с большим количеством трофеев, а поставки наркотиков увеличивались, что и позволяло команданте проводить аналогии с временем обильной осенней жатвы.
   В дверь негромко постучали.
   – Входите, камрад, – разрешил Нагель, и в его богато обставленный кабинет вошел камрад-майор Ульрих Шанц.
   Шанц ведал отделением технической разведки, его усилиями Треугольник перехватывал даже самые «невидимые» корабли, оснащенные генераторами отрицательной S-полярности.
   – Ну так что у нас новенького? – спросил команданте. – Кажется, какие-то очередные невидимки? – добавил он, вспоминая недавнее сообщение Шанца.
   – Так точно, команданте Нагель. В районе планет Новая Каледония и Деркач наш поисковый зонд обнаружил несколько судов. Вначале мы приняли это за гравитационную аномалию, но позже, после дополнительной расшифровки сигналов, получили кое-какие результаты. Я принес этот файл.
   И Ульрих продемонстрировал дискетку.
   – Хорошо. Прошу вас, – сказал Нагель, указывая на развернутый во всю стену демонстрационный экран.
   Камрад-майор вставил дискетку в приемное устройство, и на белом экране появились сгустки черного цвета.
   – И это все? – удивился команданте.
   – Нет, это первоначальная картина, до обработки ее дешифратором с параллельным дифракционным сканированием второго порядка, которое…
   – Хорошо, хорошо, майор, – перебил его Нагель, – продолжайте дальше.
   – Одним словом, команданте, вот полученная картина.
   Шанц покрутил ручки настройки, и черные пятна постепенно приобрели формы боевых кораблей несколько нетрадиционной формы.
   – Интересно! – громко произнес Нагель и, поднявшись из-за стола, подошел к экрану ближе. – Это чьи же красавцы? И как они оказались у нас в тылу?
   – Судя по эффективности маскирующих технологий, это корабли Объединения Англизонских Миров. Только им по силам сделать что-то подобное.
   – Однако корабли не такие уж и большие, а, майор?
   – Полностью с вами согласен, команданте. Нужно показать им, что мы все видим и обмануть нас невозможно. К тому же неплохо бы захватить эти суда в качестве трофеев. Представляете, как упростился бы процесс поставки наших товаров?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное