Алекс Орлов.

Наемник

(страница 3 из 30)

скачать книгу бесплатно

   «Очень хорошо», – подумал Клаус. Такое развитие событий его устраивало. Теперь ходячих среди бандитов оставалось только двое – Курц и один из четверки.
   – Бизон! Доумэн! Барсук! – срывающимся голосом закричал Курц. – Кто остался, выходи – сматываться будем!
   Однако уцелевшему байкеру совсем не хотелось попасть под горячую руку босса.
   Прокравшись позади построек, он, громко хлюпая по грязи, побежал к мотоциклам прямо через болото. Клаус подумал было его перехватить, но потом вспомнил про две опасные канавы. Если о них не знать, то живым из болота не выйти.
   Наконец из темноты послышались отчаянные ругательства, потом плеск воды, барахтанье, сдавленный крик и – тишина.
   «Не нужно было дрыгать ногами – там же водоросли…» – Клаус знал, что, попадая в такие ямы, надо действовать только руками, иначе ты обречен. Видимо, байкер об этом даже не догадывался.
   – Солдат, выходи! Выходи – договоримся! – неожиданно предложил Курц. Он понял, что остался один. Лежавшие у его ног раненые были не в счет.
   – О чем нам договариваться? – крикнул из-за угла Клаус. – Или ты еще претендуешь на свои сто кредитов?
   – Да нет, забудем об этом. Я вижу, ты крутой парень, а такие люди мне нужны.
   – Поздно договариваться, – ответил Клаус.
   Услышав такой ответ, Курц стал медленно отступать к причалу.
   – Не бросай нас, Курц! Не бросай! – завопил один из раненых. – Ку-урц!
   Однако вожак уже не обращал на своих раненых товарищей никакого внимания, беспокоясь только о собственной шкуре.
   Курц продолжал пятиться, но Клаус не спешил. Он знал, что бежать Курцу некуда. Если он прыгнет в воду и поплывет к байкам, догнать его по берегу будет просто.
   – Не уходи, Курц! – отчаянно заверещал раненый и, поднявшись, из последних сил выстрелил в своего вожака. Казалось, Курц не заметил попавшей в него пули. Развернувшись, он побежал к каналу.
   Раненый выстрелил еще два раза, и последняя пуля ударила Курцу в спину. По инерции он пробежал еще несколько шагов, а затем свалился в канал.


   Шериф Базер спал и видел сон, как его назначают начальником полицейского участка в Гринсвилле, самом престижном районе Эль-Гео.
   Жалованье – семьдесят тысяч в год, высокая пенсия и автоматически присваиваемый титул почетного гражданина города манили на это место очень многих заслуженных полицейских. Однако только у него, шерифа Герберта Базера, был такой покровитель, как Солейн Гутиерос.
   Это была красивая и деловая женщина, вдова Энрике Гутиероса, контролировавшего треть игорных заведений всего Эль-Гео и его пригородов.
   Энрике убрали чисто и без шума. Со стороны все выглядело обычным несчастным случаем на канале, однако его безутешная вдова знала, откуда дует ветер.
   В последовавшие за смертью Энрике два месяца в городе при разных обстоятельствах погибли несколько весьма состоятельных людей, и усиленная дележка наследства Энрике Гутиероса прекратилась.
   Наступило недолгое затишье, после чего кто-то попытался похитить шестнадцатилетнюю дочь Солейн – Люцию.
Завязалась пятиминутная перестрелка в центре города, телохранителям удалось отбиться, и Люция вернулась домой. А Солейн Гутиерос вскоре нанесла ответный удар – через два дня яхта помощника прокурора города взлетела на воздух вместе со всеми участниками ночной оргии.
   Удар был нанесен в самую точку, и полиция перестала быть слепой и глухой, когда дело касалось проблем Солейн Гутиерос.
   Вот с какой женщиной посчастливилось познакомиться шерифу Базеру, а помогла ему в этом случайность.
   Как-то раз плавучая вилла мадам Гутиерос заплутала среди загородных каналов и едва не села на риф. Только своевременное вмешательство шерифа Базера помогло избежать неприятностей.
   Базера пригласили на борт, и мадам Гутиерос лично выразила ему свою признательность. А вскоре вдова занялась расширением своего бизнеса в пригороде и вспомнила о седовласом шерифе. Он был недалек от пенсии и, конечно, мечтал перебраться в город.
   Базер пригодился, Солейн поручала ему улаживать небольшие проблемы, с которыми порой сталкивалась в его районе. Он работал на совесть, и размеры его премий стали в несколько раз перекрывать основное жалованье.
   В доме Базера появился заметный достаток. Он купил новую лодку на газовой турбине и стал захаживать к дорогим девочкам, оставляя жену коротать вечер наедине с телевизором.
   Такая жизнь нравилась шерифу, но пост начальника городского отделения полиции обещал жизнь еще более интересную и богатую.
   Шериф считал, что имеет на это право, недаром тридцать лет прослужил за одно только жалованье.
   Несколько раз к нему принюхивались агенты отдела внутренних расследований, однако его денег они не раскопали. А услуги, которые Базер оказывал Солейн, не выходили за рамки закона и служебных обязанностей шерифа. Просто он делал все вовремя и по первому требованию своей покровительницы, а иногда ухитрялся даже предупреждать те или иные неприятности.
   «Первым делом куплю дом. Прямо в Гринсвилле, – думал шериф, проснувшись и сладко потягиваясь. – А с Эммой разведусь. Детей у нас нет, ну и пусть себе живет одна. Алименты я ей заплачу, а сам возьму себе молодую…»
   Базер улыбнулся. Он уже представлял свой новый медовый месяц с какой-нибудь двадцатилетней блондинкой. Однако ему тут же вспомнилось дело Джо Моргана, шестидесятилетнего торговца тритоновым мясом. Бедняга был отравлен своей молодой женой уже через две недели после их пышной свадьбы. Эта стерва утопила труп Джо прямо в канале недалеко от дома, а в полиции сказала, что муж не вернулся из конторы. Все выяснилось, когда стало известно, что у этой крошки был любовник.
   Когда Джо Моргана достали из воды, он выглядел ужасно.
   «Нет, жениться я не стану, – решил Базер. – Лучше буду менять девчонок как перчатки. Недельку с одной, недельку с другой…»
   Поток радужных мыслей был прерван противным зуммером дежурного телефона. А это означало, что Гэри Базер все еще находился на патрульном судне, в каюте, провонявшей табаком, плохим кофе и чесночным соусом, который так любил его помощник – Дэниел Арнольди.
   Телефонный сигнал продолжал мучить Базера, но подниматься с дивана он не хотел из принципа. На что тогда помощник?
   – Дэнни! Возьми трубку, павиан болотный!
   – Уже иду, – отозвался откуда-то издалека Арнольди.
   Хлопнула дверь гальюна, и помощник вбежал в дежурную каюту, придерживая незастегнутые штаны.
   – Помощник шерифа Арнольди слушает, – представился Дэнни и умолк, слушая, что ему говорит невидимый собеседник. – Так, все ясно, мы выезжаем…
   Арнольди бросил трубку и, повернувшись к Базеру, уставился на него выпученными глазами.
   – Чего случилось? – спросил шериф, приподнявшись с продавленного дивана.
   – Мужской голос сообщил, что на дом Ландеров совершено нападение.
   – На дом Ландеров? Да там никто не живет, олух! Пора бы знать! – Базер злился на своего помощника, на свою жизнь и на то, что ему до сих пор приходилось самому выходить на ночное дежурство.
   – Ну так мы идем к дому Ландеров?
   – Ладно, давай заводи, – махнул рукой Базер.
   Арнольди привел в порядок одежду и, встав за штурвал, запустил двигатель.
   Патрульное судно стало быстро набирать скорость, а шериф сидел на диванчике и, почесывая макушку, вспоминал, на кого могли напасть в доме Ландеров. Он знал, что после смерти Дирка Ландера его дочь Габи иногда приезжала туда с семьей, но это случалось только по выходным.
   «Может, вернулся их сын? – предположил Базер. – Кажется, его звали Клаус…»
   Позже, когда голова шерифа прояснилась, он вспомнил, что этот самый Клаус Ландер уезжал на какую-то войну. А теперь он, судя по всему, вернулся домой.
   – Сколько сейчас времени, Дэнни? – спросил шериф, выглядывая в окно. Над болотами уже рассветало.
   – Три ноль пять…
   – Ох, какая рань. – Базер потянулся, зевнул и, нахлобучив на голову форменную фуражку, подошел к помощнику.
   – Хотите повести, босс? – спросил тот.
   – Да нет, просто смотрю вперед. Сколько ты даешь узлов?
   – Почти двадцать.
   – Тогда через четверть часа будем на месте.
   – Интересно, кто же мог совершить нападение?
   – Не знаю, – пожал плечами Базер. – Наверное, дураки какие-нибудь. Грабить там нечего – это я точно знаю. Покойный Дирк Ландер много денег тратил на разные глупости. Все о своем рифе заботился…
   – Однако его дом стоит, а другие ушли под воду. Кораллы погибли, и все…
   – Ну и что? Зато люди хоть пожили по-человечески, а Дирк и денег не скопил, и сам помер, а потом и жена его.
   Навстречу патрульному судну двигалась баржа с торфом. Она была очень широкой, и Арнольди пришлось прижаться к самому берегу.
   – Ненавижу я эти корыта, – признался он. – Всякий раз боюсь, что она меня зацепит.
   – Что поделать, городским электростанциям нужно топливо, – философски заметил Базер. Он уже считал себя горожанином.
   – Топливо им нужно. И так уже все рифы уничтожили. Из-за этого черви ушли на запад, а тритоны совсем перевелись.
   – Ничего не поделаешь, Дэнни. Городу рифы не нужны – он стоит на сваях.
   – Да, на сваях. А под ним мертвый океан – ни света, ни жизни. О, кажется, это уже дом Ландеров.
   – Да, он и есть.


   Арнольди мастерски пришвартовал катер и, соскочив на причал, накинул веревочную петлю на деревянный столб.
   Базер кряхтя перелез через борт и постоял, прислушиваясь, но никаких выстрелов и криков слышно не было. В окнах дома горел свет, и оттуда доносилась еле слышная музыка.
   «Должно быть, все уже уладилось», – подумал шериф, однако все же достал пистолет и осторожно направился к дому. Арнольди тоже достал оружие.
   Пройдя совсем немного, шериф едва не наткнулся на какую-то темную груду.
   – Ты не видишь, что это, Дэнни?
   – Нет, босс, темно, но выглядит неприятно…
   Они подошли ближе и в свете, падающем из окон дома, рассмотрели пять мертвых тел, лежавших в разных позах. Они были одеты в черную кожу и походили на речных байкеров. Рядом валялись пистолеты и множество стреляных гильз.
   На доме тоже были видны следы повреждений. Два окна на втором этаже оказались выбиты напрочь, а остальные были испещрены пулевыми отверстиями и только чудом еще не осыпались. Вдоль фасада валялась колотая черепица, а возле входной двери болтались расщепленные пулями перила.
   – О, – наконец произнес Арнольди, – едва ли там кто-нибудь уцелел.
   – Но музыка-то играет, – заметил шериф.
   – Это не музыка, – шепотом сказал помощник, – это ночной канал Эс-ти-эс.
   Осторожно обойдя трупы, полицейские приблизились к крыльцу и снова остановились.
   – Сдается мне, что я чувствую запах жареного тритона, – сказал Арнольди.
   – Да, на растительном масле.
   Собравшись с духом, шериф поднялся по скрипучим ступенькам и толкнул дверь. В нос ударил аппетитный запах жареного мяса. Базер пошел на шум скворчащей сковородки и оказался на кухне.
   – Руки вверх! – скомандовал он, направив пистолет на стоявшего у плиты человека.
   – Все в порядке, шериф. Это я вас вызвал. Я Клаус Ландер, хозяин этого дома. Одну минуту, я только сниму мясо.
   Ландер ловко разгрузил сковородку и бросил ее в мойку. На горячий металл капнула вода, сковорода злобно зашипела.
   Шериф опустил пистолет, однако убирать его в кобуру пока не стал. Этот парень вел себя очень странно, и Базер решил быть начеку.
   Между тем Клаус вытер руки тряпкой и, вытащив из шкафчика электрический фонарик, сказал:
   – Ну вот, я готов все вам показать.
   «Точно, у него не все дома», – подумал Базер.
   – Ну хорошо, – сказал он вслух и, пятясь, вышел из кухни. И только под прикрытием вооруженного Арнольди решился повернуться к Ландеру спиной.
   Все вместе они вышли на улицу.
   – Ну вот, шериф, это первая группа, – сказал Ландер, осветив фонариком тела, которые полицейские уже видели. – Отсюда вся банда открыла огонь по моему дому, а когда я стал отстреливаться, они решили обойти дом с обеих сторон. Туда пошли трое, – Клаус посветил в сторону сарая, – а сюда четверо.
   – Так здесь еще не все? – осторожно уточнил Базер.
   – Нет, не все. Пойдемте задами, – предложил Клаус, и полицейские последовали за ним.
   Осторожно ступая по покосившимся плиткам, они обошли дом и увидели еще два трупа.
   – Это ты их застрелил? – спросил шериф.
   – Нет, они затеяли перестрелку с той группой, что обходила со стороны сарая. В итоге – здесь убито двое, а на той стороне все трое.
   – А куда делись еще двое, которые уцелели здесь? – спросил Арнольди.
   – Да, – поддержал его Базер.
   – Один вернулся к крыльцу и стал оскорблять своего вожака, а тот его пристрелил. Тогда второй уцелевший из этой группы решил добраться до водного мотоцикла самостоятельно и побежал туда. – Клаус махнул рукой в сторону предрассветного серовато-свинцового марева.
   – И что? – спросил Арнольди.
   – Он попал в рифовую яму и утонул. Я слышал, как он кричал.
   – А кто убил вожака? Ты? – задал вопрос шериф, надеясь хоть в чем-то уличить Ландера. Он уже понял, что убиты те самые байкеры из банды Курца, которые работали на Солейн Гутиерос.
   – Нет, в вожака стрелял один из раненых, когда понял, что тот их бросает. Вожака звали Курц, и, получив пулю в спину, он свалился в канал.
   – И утонул?
   – Почти утонул, но я вовремя подхватил его и привязал за ногу, а то бы его утянуло течением, – невозмутимо пояснил Клаус.
   Полицейские помолчали, потом шериф убрал пистолет в кобуру и сказал:
   – Ладно, пошли в дом. Будем составлять протокол, господин Ландер.
   – А на тех троих смотреть не пойдете?
   – Нет, и так все ясно. А ты, Дэнни, иди вызывай бригаду экспертов и все такое прочее… Будем сличать показания мистера Ландера с реальной картиной.
   – Вы что же, шериф, не верите мне?
   Базер промолчал, игнорируя вопрос, а когда они вышли к крыльцу, спросил:
   – Небось все деньги угрохаешь на ремонт, а, солдат? Или бросишь дом?
   – Нет, сэр, не брошу. Мне здесь нравится…


   Прогулочные лодки, которые обычно с шиком проносились мимо, теперь притормаживали у причала Ландеров и проходили на самом малом ходу, чтобы лучше рассмотреть, что там происходит.
   А посмотреть было на что. Катер шерифа, два красавца на подводных крыльях – из полиции города, два санитарных ботика и еще одно судно неизвестного происхождения.
   Поскольку маленький причал не мог принять всех, суда стояли вдоль берега на якорных стоянках.
   Тела двенадцати бандитов были уже сфотографированы, собраны и уложены в ряд перед домом. Удалось найти даже того, который угодил в яму. Клаус точно указал место, и полицейские с помощью багров сумели достать тело.
   Клаус выдержал уже несколько допросов, которые поочередно снимали полицейские, прокуратура и еще какие-то господа в штатском, к которым все относились с подчеркнутым уважением. И все это, не считая подробного письменного объяснения для шерифа Базера, дежурство которого закончилось три часа назад.
   Солнце стояло уже высоко, однако из-за этого чрезвычайного случая уехать домой шерифу было никак нельзя.
   – Итак, мистер Ландер, давайте последний раз – устно, но с самого начала, – сказал человек в штатском, к которому все обращались «сэр» или «полковник Ирвин».
   – Вчера утром я сидел на причале и ловил тритонов. Мимо проезжали эти парни и остановились, чтобы взять у меня в долг сто кредитов.
   – Они так и сказали – «в долг»?
   – Точно сказать не могу, сэр. Или так, или как-то иначе. Поначалу я не обратил на это внимания.
   – И что же вы им ответили?
   – Я отказал им, сэр.
   – А на каком основании?
   – У меня здорово клевало, сэр, а чтобы дать им сто кредитов, мне пришлось бы идти в дом. В общем, мне не хотелось прерывать ловлю. – Понятно, и что потом?
   – Потом один из них стал, извините, мочиться на мой поплавок. Зачем он так поступил, я не знаю, но на всякий случай я пресек это дело.
   – Каким же образом?
   – Удилищем, сэр. Взмахнул и раз – концом по концу…
   – О! – Брови полковника Ирвина взлетели на лоб. – Довольно жестоко…
   – Что делать, сэр, это мой причал. Я ловлю здесь тритонов, которых буду есть, и поэтому не потерплю, чтобы кто-то справлял нужду прямо в воду.
   – Я вас понимаю, мистер Ландер. Ну и что же было дальше?
   – А дальше, сэр, эти парни на меня здорово разозлились. Они даже достали пистолеты и хотели меня застрелить, но дело происходило при дневном свете, и они решили приехать ко мне к десяти часам вечера.
   – Хорошо, с этим все понятно. Объясните мне одно: когда шериф Базер приехал сюда, вы жарили тритона. Так?
   – Так точно, сэр. Отличный тритон, у меня осталось еще немного…
   – Я не об этом, мистер Ландер. Вы, убив двенадцать человек, преспокойно взялись за жаркое.
   – Ну, я застрелил, может быть, трех из них – не больше. Остальное они сделали сами. А за жаркое я взялся не сразу, сэр. Сначала я позвонил шерифу, а уж потом пошел на кухню.
   – Извините, сэр, – к полковнику Ирвину подошел один из его подчиненных, – распишитесь вот здесь и здесь.
   Полковник взял протянутую авторучку и, поставив свои закорючки, вернулся к беседе.
   – Значит, стрелять в людей и после этого преспокойно кушать – это нормально?
   – Ах, вот вы о чем, – понял наконец Клаус. – С этим все просто, сэр. Я был на войне целых четыре года и приехал только позавчера. Видимо, привычки еще остались.
   – Наемник?
   – Ну конечно, сэр. Бристоль ведь ни с кем не воюет.
   Полковник помолчал. То, что ему не сообщили о Клаусе Ландере такой важной информации, было явной недоработкой его службы.
   «А я-то, как дурак, пытаю его, ожидая, что он окажется психом. А тут все просто – четыре года на войне».
   – Ну что же, мистер Ландер, раз вы прибыли домой прямо с фронта, это многое объясняет. Извините меня, я-то думал, вы шизик.
   Полковник Ирвин улыбнулся. Этот парень ему нравился, хотя и было в его глазах что-то неуловимо пугающее.
   – Я ведь в молодости тоже провел полгода в наемниках, – признался Ирвин. – А потом ушел. Ночью к нам подобрались истребители, и из всего взвода уцелел только я.
   Полковник грустно улыбнулся.
   – Сэр, вертолет! – крикнул полицейский в форме, указывая куда-то на горизонт.
   – Это пресса, немедленно запакуйте трупы! – распорядился полковник Ирвин.
   – Мы не успеем, сэр!
   – Тогда хотя бы накройте.
   Все полицейские бросились накрывать тела пластиковыми мешками, в этом им помогали эксперты. Они успели сделать все вовремя, так что, когда вертолет завис над домом Ландеров, фотографировать было нечего.
   Вертолет повисел в воздухе, а затем резко спикировал к спрятанным телам и мощным потоком воздуха разметал мешки в разные стороны.
   Сверху зачастили вспышки фотоаппаратов, стало ясно, что битва проиграна.
   Осыпаемый яростными ругательствами представителей всех служб правопорядка, вертолет отошел на пятьдесят метров и завис над болотом. Из открытой двери высунулся человек и стал махать рукой.
   – Нет-нет, этому здесь делать нечего! – крикнул Ирвин. – Кто-нибудь, напугайте его!
   – Сейчас сделаем, сэр! – вызвался Базер.
   Он выхватил пистолет и выстрелил в сторону журналистского вертолета. Махавший рукой человек вывалился наружу, а вертолет начал спешно набирать высоту.
   – Ты что наделал, шериф?! – каким-то замогильным голосом завыл Ирвин. – Да за убийство этого шута нам не сносить головы! Это же Пертье!
   – Этого не может быть, сэр. Моя пуля прошла в нескольких метрах от него, – оправдывался побледневший Базер.
   – Скорее, может быть, он еще жив! – крикнул кто-то, и все побежали на болото спасать Эгона Пертье, самого известного ведущего скандальных хроник.
   «Хоть бы он был жив, хоть бы он был жив…» – повторял про себя полковник Ирвин, пока бежал к месту происшествия.
   Впереди показалась большая лужа, где на подстилке из плотных водорослей лежало тело журналиста. Не жалея ботинок, люди полезли в воду, но, едва дотронулись до неподвижного тела, оно ожило.
   – Не… надо… – прохрипел Пертье.
   – Он жив! Он еще жив! – загалдели все.
   – Пропустите меня! – потребовал полковник. Все тут же расступились, и Ирвин, склонившись над журналистом, спросил: – Куда вас ранило, Эгон?
   – Пусть все… отойдут… – слабо отозвался несчастный.
   – Выйдите все из лужи! – приказал полковник. «Спасатели» тотчас разбежались, и он остался с умирающим один на один.
   – Полковник, я не буду пускать в ход те снимки, что успел сделать… – все так же тихо сказал Пертье.
   – Не думайте об этом. Куда вас ранило?
   – Но только с одним условием, – продолжил Пертье уже громче, – если вы дадите мне поговорить с Клаусом Ландером. Короткое интервью, и все…
   – Так ты не ранен, мерзавец?!
   – Я предлагаю дело, сэр, – сказал Пертье, поднимаясь из лужи.


   Все тела были погружены на санитарные боты, и следственные бригады стали возвращаться на свои суда.
   Карабкаясь по хлипким аварийным трапам, полицейские чиновники держались за свои портфели и неловко перелезали через борта. Они радовались, что дело оказалось простым и очевидным.
   Возле дома остались только Эгон Пертье и Клаус. Они беседовали, сидя на крыльце, в то время как вертолет Эгона поджидал его на болоте.
   – Ну, Дэнни, пора наконец и нам уходить, – сказал шериф Базер и, сплюнув на дощатый настил, направился к своему патрульному судну.
   – Подумать только – убить двенадцать человек и остаться при этом совершенно чистеньким, – удивлялся Арнольди.
   – Ну, положим, они и сами были еще те дурни – это раз. А насчет чистенький или нечистенький – это мы еще посмотрим.
   Тем временем полицейские суда подняли якоря и начали разворачиваться. Выстроившись одно за другим, они включили мигалки и помчались, осыпая брызгами пристроившиеся позади них санитарные катера.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное