Алекс Орлов.

Особый курьер

(страница 2 из 28)

скачать книгу бесплатно

   Лифт остановился, и начальница вышла. Следом выскочил Джек.
   – Курить можно только в специально отведенных местах, но это еще не означает, что там можно харкать на пол. – Марша остановилась и взглянула Джеку в глаза: – Ты меня понял?
   – Да, мэм.
   – Отлично. Пойдем дальше. Эй, Бичер! Ну-ка стой! – неожиданно крикнула баба Марша и, сорвавшись с места, погналась за убегавшим субъектом. – Стоять, я сказала! – рявкнула она своим полковничьим голосом, хватая нарушителя за шиворот.
   – Марша, я больше не буду! Клянусь, Марша! – кричал неизвестный субъект.
   – Нет, Виктор, пора нам подвести черту.
   – Ты же знаешь, Марша, что я не злостный нарушитель.
   – Не злостный, говоришь? А ну-ка дыхни на меня!
   – Нет, Марша, так же нельзя, мы же цивилизованные люди… – хныкал Виктор.
   – Дыхни, я сказала, или сегодня же вылетишь на улицу.
   Бичер выпучил глаза и, собравшись с силами, сделал выдох. Запах перегара был таким сильным, что его почувствовал даже Джек.
   – И ты говоришь, что не злостный нарушитель?
   – Марша… – виновато начал Бичер.
   – Выбор! – произнесла баба Марша слово, тайный смысл которого был еще неизвестен Джеку, однако привел Виктора в состояние, близкое к шоку.
   – Марша-а, прошу тебя… – зарыдал он, падая на колени.
   – Выбор, гадина! В морду или замечание?! – неожиданно заорала Марша, да так громко, что у Джека заложило правое ухо.
   – Пе… первое, – прошептал Виктор.
   Из кармана полинялого халата баба Марша извлекла пару тонких кожаных перчаток и, натянув их на руки, поиграла пальцами. Затем повернулась к Джеку:
   – Если боишься вида крови, подожди меня возле лифта.
   Джек не знал, что ответить, и только пожал плечами.
   – Ну, как знаешь, парень. Посмотри, может, и тебе будет наука, – сказала Марша и внезапно обрушила на нарушителя Бичера град сокрушительных ударов.
   Тот пытался закрываться и что-то кричал, но чугунные кулаки били во все открытые участки, вышибая кровавые сопли и оставляя длинные ссадины.
   Избиение продолжалось около трех минут, по истечении которых Виктор еще дышал.
   – Не бойся, – перехватив взгляд Джека, сказала Марша. – Я бью не для того, чтобы убить, а для поучения.
   Даже не глядя на распластавшееся на полу тело, она сняла перчатки и убрала их в карман, затем будничным движением поправила прическу и повела Джека дальше показывать его жилье.
   – Ну, вот твоя комната, – сказала баба Марша, указывая на выкрашенную коричневой краской дверь с номером пятьсот четыре.
   Замок легко открылся, и Джек вслед за Маршей вошел в новые апартаменты.
   В комнате стояли четыре кровати, однако все они были аккуратно заправлены и выглядели нетронутыми.
   – Ты пока первый.
Остальные жильцы будут позже, – сказала баба Марша. – А может, и не будут, и ты останешься тут один, как фон-барон какой-нибудь.
   Джек кивнул. Он был озадачен такими резкими переменами в настроении местной управительницы. Теперешний приветливый тон бабы Марши никак не вязался с тем страшным избиением, которому подвергся несчастный Бичер.
   – Шлюх водить сюда тоже не рекомендую, – продолжила инструктаж Марша.
   – Но ведь внизу охранник?
   – А… – махнула рукой Марша. – Охранник! Он за пять кредитов порт взорвет, а уж пропустить проститутку – это не вопрос. Это только я одна служу здесь за идею. Как с-собака.
   – Простите, мэм, а в чем провинился этот Виктор Бичер?
   – Что, потрясен? – ухмыльнулась Марша. – Это хорошо, что потрясен. На то и урок, чтобы доходило. Чтобы до каждой косточки, до кишок и печенки доходило, – потрясая кулаком, с чувством произнесла Марша.
   – За что вы его? – снова спросил Джек.
   – За что? А за то, что антифриз пьет из отопительных батарей.
   – Антифриз? – удивился Джек.
   – А ты думал, у нас там молоко? Он пьет, сволочь, а в трубах потом воздушные пробки. Зима приходит, а у нас холодно. Это как, по-твоему?
   – Он не прав, – согласился Джек.
   – Так ты, значит, не куришь? – вспомнила Марша.
   – Нет, мэм. Не курю.
   – Может, хоть пьешь?
   – Только не антифриз.
   – Ну, это понятно, – улыбнулась баба Марша. – Я к чему спрашиваю – иногда с кем-то выпить хочется, поговорить. А кругом одни только гады. Понимаешь проблему?
   – Да, мэм. Понимаю.
   – Ну и чудненько, сладкий мой, – вздохнула баба Марша. – Думаю, мы поладим. Вещи-то где?
   – В порту, в камере хранения.
   – Ну, тогда дуй туда побыстрее, а то твои вещички поделят.
   – Как – поделят? – не понял Джек.
   – Но ведь ты их в ручную камеру хранения сдавал?
   – Ну да.
   – Замки у чемоданов не опломбировал?
   – Нет.
   – Ну вот, тогда дуй туда сейчас же, а то останешься без белья.


   Послушавшись совета мудрой женщины, Джек что есть духу помчался на вокзал, чтобы предотвратить надругательство над своими чемоданами. Задевая прохожих и привлекая внимание полицейских, он несся как ветер – и это себя оправдало.
   Когда Джек подбежал к приемному окошку, стекло было опущено, а на кривом ржавом гвоздике висела бумажка с надписью: «Технический перерыв». Чтобы получше выяснить, что это за перерыв, Джек требовательно постучал в окно.
   – Чего ломитесь, молодой человек? – отделившись от противоположной стены, пробурчала какая-то женщина. – Они на учет закрылись. И вообще, если вам нужно в камеру хранения, становитесь в очередь. Я крайняя буду.
   Однако Джек не встал в очередь и начал тарабанить в дверь. Поначалу это привлекло внимание только нескольких пассажиров. Потом полицейского. Он вытащил из-за пояса дубинку и направился для выяснения обстоятельств.
   Заметив недружественный жест полицейского, Джек перестал стучать, и в этот момент из-за двери донесся незнакомый голос:
   – Что за пожар?
   – Открой, мне к Захарии нужно, – вспомнил Джек имя приемщика.
   После минутного замешательства дверь все же открыли, и перед Джеком предстал небритый человек, жующий кончик деревянной зубочистки.
   – Ты кто? – спросил он.
   – Где Захария? – вопросом на вопрос ответил Джек.
   Небритый не ответил. Он повернулся и пошел в глубь территории, заставленной стеллажами с чужой поклажей.
   Здесь были чемоданы, перепоясанные кофры, коробки и узлы – словом, все, что можно было найти на обычной городской свалке. И тут до Джека дошло, почему его чемоданы вызвали живой интерес приемщика – среди этого хлама они смотрелись как королевские вещицы.
   Небритый проводник завернул за угол и, кивнув на следовавшего за ним Джека, сказал:
   – Эй, Бустер, тут к тебе пришли.
   Захария оторвался от содержимого чужой сумки и, увидев Джека, изменился в лице:
   – Ты чего его пустил, придурок?! Это ж клиент!
   – А он сказал, что тебя знает, – недоуменно пожал плечами небритый.
   – Ну вот, ты сам сюда пришел, – угрожающе произнес малорослый Захария и поднялся с пола. – Теперь у тебя сплошные неприятности, парень. Клод, Дикси, обработайте его как следует и сдайте в полицию.
   Клодом оказался тот самый субъект, что открыл Джеку дверь, а Дикси сидел неподалеку от Захарии и шуровал в вещах Джека.
   Опознав свои чемоданы, Джек не на шутку рассвирепел:
   – Ну все, козлы, теперь я вас буду натурально уродовать.
   – Ну-ну, поглядим, – сказал Захария, а Дикси выдернул из-под стеллажа бейсбольную биту.
   Махнув своим оружием, он смело шагнул вперед и, сплюнув на пол, предложил:
   – Давай, можешь начинать уродовать прямо сейчас.
   Джек бросил взгляд на Клода. Тот хотя и выглядел миролюбивее Дикси, однако тоже достал фризер – вещь не смертельную, но весьма болезненную.
   Расстановка сил складывалась не в пользу Джека. Он мгновенно остыл и уже подумывал о том, чтобы убраться подобру-поздорову, однако замигавшая на фризере лампочка говорила о том, что бежать поздно.
   Джек огляделся в поисках подходящего оружия, но не нашел ничего, кроме четырех грязных стаканов и торчащей из чьей-то сумки теннисной ракетки.
   Он подбросил стакан и, взмахнув ракеткой, сделал мощную подачу на половину противника. Стакан врезался в деревянную полку и рванул, как оборонительная граната, осыпав команду Бустера Захарии острыми осколками. Не давая врагу опомниться, Джек произвел еще две хорошие подачи, и Клод в панике разрядил фризер в спину Дикси. Тот плашмя грохнулся на пол, и его бита откатилась к ногам Джека.
   Он завладел трофеем и отбросил ракетку в сторону. Затем в три прыжка оказался возле Клода и без труда отправил его в глубокий нокаут.
   – Договоримся, парень, – проверещал Захария, закрываясь руками, однако Джек не сдержался и пнул подлеца в живот.
   – Собирай мои вещи, гнида! Живо! – скомандовал он, и Захария без дальнейших напоминаний стал лихорадочно запихивать в чемоданы все, что попадалось под руку.
   Когда все было собрано, Захария обмахнул чемоданы носовым платком и, подобострастно улыбаясь, сказал:
   – Вот.
   – Молодец, – похвалил его Джек. – Теперь неси их к двери.
   Захария кивнул и, подхватив чемоданы, перешагнул через истекавшего мочой Дикси.
   Джек пошел за ним. Они вышли из камеры хранения, и приемщик тут же поставил багаж на пол.
   – Я не понял, Бустер, ты чего, уже устал? – поигрывая битой, спросил Джек.
   – А я просто не знаю, куда нести, – заулыбался тот.
   – Эй, вы сегодня будете работать или как? – высказала недовольство та самая дама, которая заставляла Джека встать в очередь.
   – Ты чего, дура, не видишь, что написано? – внезапно заорал на женщину Захария. Он хотел бы поорать и на Джека, но у того в руках была тяжелая бита.
   – А ты на меня не ори, сморчок! – огрызнулась дама. – Все сроки ваших перерывов уже вышли! Сказали, на пятнадцать минут, а уже скоро час будет!
   – Да ты… да ты знаешь, что мы там нашли? – сделал страшные глаза Захария.
   – Что? – невольно подалась вперед неугомонная дама.
   – Ящур.
   Что такое «ящур», дама не знала, но то, как это слово произнес Захария, подействовало на нее должным образом. Дама тут же замолчала и больше не сказала ни слова, уважительно глядя вслед сгорбленному носильщику чемоданов.
   – Видишь, парень, какой у нас народ? Вот с кем приходится работать. Слушай, подкинь-ка баул, а то мне ремень на горло давит.
   Джек помог Захарии перевесить сумку поудобнее, и тот пошел дальше.
   – Слышь, а далеко тебе вещички тащить, а то, может, лучше такси возьмем?
   – Да нет, тут рядом, – успокоил носильщика Джек. – Метров семьсот, не больше.
   – Какие-нибудь проблемы, Захария? – спросил дежуривший у выходных дверей полицейский.
   Он еще издали приметил ссутуленного приемщика и парня с бейсбольной битой. Эта пара вызвала у него подозрения.
   – Да нет, Ганс, просто земляка встретил и решил помочь, – через силу улыбнулся Захария и прошел через двери, любезно открытые Джеком.
   Выйдя из здания порта, Бустер Захария остановился передохнуть и, взглянув на Джека, укоризненно покачал головой:
   – Разве можно так с пожилыми людьми поступать, парень? Нехорошо это.
   – Я куплю тебе пирожок, – пообещал Джек.
   – Я люблю с повидлом, – сделал заявку Бустер и поднял чемоданы.
   За все время похода Захария, сопровождаемый сочувственными взглядами прохожих, останавливался больше десяти раз и съел пять пирожков с повидлом. Раскрасневшийся и потный, он к концу дистанции уже отпускал веселые шуточки и рассказывал Джеку похабные анекдоты. Когда они дошли до общежития, Бустер хотел смыться, но Джек настоял, чтобы он донес вещи до поста охранника.
   – Уф, зараза! – выдохнул Захария, отделавшись наконец от тяжелых чемоданов. – Ну ты меня и прихватил, парень. Ну и преподал мне урок. Больше я такого не допущу. – Бустер с трудом разогнулся и присел на облезлую скамейку.
   – Что, перестанешь воровать из чемоданов? – спросил Джек.
   – Да ну, скажешь тоже. Как тут перестать, при такой-то работе? Ты не поверишь, какой у меня иногда соблазн разыгрывается, – ну прямо бы все взял да и украл.
   – Ну так перейди на другую работу.
   – С работой у нас трудно, да и люблю я свое дело.
   – Понимаю, – кивнул Джек. – Любимая работа – это все.
   – Правильно говоришь. Да, чуть не забыл, – хлопнул себя по лбу приемщик, – квитанцию-то отдай.
   – И правда, – спохватился Джек. Он пошарил в карманах и достал смятый клочок бумаги. – Вот, пожалуйста.
   – Ага, очень кстати, – кивнул Захария, разглаживая квиточек. – А то как же я без квитанции? Без квитанции у нас нельзя – мы организация солидная.
   – И палку свою возьми – она мне теперь ни к чему, – сказал Джек, возвращая биту.
   – Спасибо, что вернул. Дикси ею очень дорожит.
   – Передай им с Клодом привет. Пусть скорее выздоравливают.
   – Передам, – кивнул Захария и, поднявшись со скамьи, заковылял на улицу.
   Охранник проверил у Джека удостоверение и, кивнув в сторону уходившего Захарии, спросил:
   – Что, родственник?
   – Земляк, – ответил Джек и, подхватив чемоданы, понес их к лифту.


   Свой первый день на новой работе Джек Холланд начал со знакомства с напарником, чернокожим парнем по имени Байрон ди Каприо де Бонкур де Плиер. Джек поначалу даже не поверил, что Байрон имел такое длинное имя, но тот показал удостоверение, где все было прописано четко и без ошибок.
   – Но ты можешь называть меня просто Бэри или док Байрон, – улыбнулся напарник.
   – А почему «док»? – спросил Джек.
   – Да потому, что у меня степень доктора философии.
   – Философии?
   – Да, парень. А ты думал, что черные могут только автомобили угонять?
   – Да нет, я ничего такого не думал.
   – Ну и зря. Чтобы заработать деньги на учебу, я два года угонял ценные тачки. Так увлекся, что забыл, какая у меня была первоначальная цель, но потом вспомнил и пошел учиться.
   – Но почему именно философия?
   – Ты давай собирайся, Джек, – напомнил Байрон. – Через пятнадцать минут мы уже должны качать дерьмо на восьмом причале.
   Байрон помог Джеку облачиться в прорезиненный комбинезон ярко-оранжевого цвета и показал, как лучше надевать защитные очки, чтобы они не съезжали на нос и не натирали лоб.
   – Ничего, скоро всему научишься. Если, конечно, не свалишь, как те, что приходили до тебя.
   – Не держатся здесь люди? – спросил Джек, расправляя на комбинезоне складки.
   – Не держатся, – подтвердил Байрон. – Чуть дерьмо попадет в морду, так сразу и убегают.
   – А ты, значит, держишься?
   – Положение обязывает. Я черный доктор философии, – важно пояснил Байрон и неожиданно расхохотался, демонстрируя два ряда белых зубов.
   Спустя пятнадцать минут они вдвоем толкали бочку, катившуюся на четырех надувных колесиках, и Байрон объяснял Джеку суть их работы:
   – На самом деле, парень, ничего здесь сложного нет. Подгоняем нашу бочку к причалу, разворачиваем шланг, заходим в уиндер и разыскиваем там сортир. Если сортир находим, ищем в нем штуцер, если нам повезло и мы нашли штуцер, смело подсоединяем к нему шланг и скачиваем дерьмо в бочку. И все дела.
   – Эй, вонючки, куда путь держите? – крикнул какой-то субъект.
   – Да, чуть не забыл, – добавил Байрон, – нас постоянно будут звать вонючками, и, если ты страдаешь комплексом Эйпсера, тебе лучше сразу застрелиться.
   – Нет, Бэри, пусть называют как хотят. Тем более что от нас действительно заметно пованивает.
   – А вот тут ты прав, приятель, – улыбнулся Док и начал разворачивать экипаж к восьмому причалу.
   Не успели они с Байроном приготовилть шланги, как возле уиндера объявился пилот. На кармашке его кителя золотыми буквами по синему сукну было вышито: «Чизер О. Панам».
   – Ну-ка, засранцы, шевелитесь живее. У меня через полчаса погрузка.
   – Да, сэр, – поклонился Байрон и подмигнул Джеку.
   – Конечно, сэр, – подхватил тот и поклонился еще ниже.
   Видя, что над ним издеваются, пилот ушел в кабину.
   – Видишь, Джек, совсем необязательно бить его по морде, достаточно просто показать ему, кто он такой. Пилоты народ понятливый, хотя, в сущности, каждый пилот сволочь.
   – У меня диплом пилота, – заметил Джек.
   – Эй, парень, но ведь надо предупреждать.
   И «вонючки» расхохотались. Из кабины показалось свирепое лицо Чизера О. Панама, и Байрон тут же побежал в туалет. Он присоединил шланг и скомандовал:
   – Жми на желтую кнопку, Джек! Ай, нет, лучше на красную!
   Пилот опять высунулся из кабины и проорал:
   – Эй, дебилы! Вы там разберитесь, на какую кнопку жать, а то весь сортир мне дерьмом зальете!
   Когда сеанс скачивания фекалий был закончен, Байрон свернул шланги и, обращаясь к своему напарнику, заметил:
   – Видишь, Джек, что может сделать пара вонючек, если отрепетировать номер заранее.
   – Здорово, – кивнул Джек. – А есть в твоем арсенале что-нибудь более радикальное?
   – Конечно! Особенно нудным ребятам я сливаю на брюки остатки дерьма.
   – Правда? И как же это происходит?
   – А очень просто. «О сэр, что тут у вас случилось?» – «А? Где?» – «Да вот же, сэр. Ой, извините, я нечаянно, наверное, штуцер неисправен». – «Мерзавец! Ты испортил мне брюки!» Примерно так.


   До обеденного перерыва Джек и Байрон успели обработать двенадцать судов. Они сделали бы и больше, но их бочка заполнилась и ее необходимо было освободить.
   – Ну что, сольем бочку и рванем к двадцать четвертому? – предложил Джек.
   Его лицо раскраснелось, и ему, в общем-то, понравилось работать с Байроном, если, конечно, не вдаваться в подробности самой работы.
   – Не спеши, Джек. Не пытайся до обеда сделать то, что можешь сделать после него, – изрек Байрон. – Сейчас мы сольем горшок, и у нас останется только полчаса на то, чтобы снять с себя робу, помыть руки и с достоинством свободных людей проследовать в столовую. Там я покажу тебе одну из достопримечательностей нашей фирмы.
   – Какую достопримечательность?
   – Посторонись, вонючки! – крикнул водитель электрокара, тащившего на тележке какой-то сложный агрегат.
   – Проваливай, Позитрон! – крикнул в ответ док Байрон.
   – А это кто?
   – Бригадир электриков Сони Дадл.
   – А почему ты зовешь его Позитроном?
   – Он не знает, что это такое, и очень злится, – улыбнулся Док.
   Напарники дотолкали бочку до положенного места, где Байрон занялся сливом, а Джек стал глазеть на спешивших на обед холеных пилотов.
   На них была красивая синяя форма, украшенная знаками различий и флажками, указывающими на количество благодарностей. Пилоты шли с высоко поднятыми головами и не обращали внимания на снующих между боксами механиков, электриков, заправщиков и «вонючек» вроде Джека и Байрона.
   «Эх, буду ли я когда-нибудь сидеть за штурвалом уиндера?» – вздохнул Джек.
   – Эй, коллега, хватит страдать. Пошли переодеваться.
   – А бочка? – спросил Джек.
   – Ну, можно, конечно, пристегнуть ее к трубе, но я сегодня забыл цепочку, – серьезно ответил Байрон. – Ладно, пошли. Авось пилоты ее не упрут.
   Напарники вернулись в раздевалку, где в специальной комнате окатили другу друга хлорированной водой и только после этого сняли защитные комбинезоны.
   Уже выходя из раздевалки, Байрон хватился:
   – О, чуть не забыл, – и, вернувшись к шкафчику, достал оттуда небольшую коробочку. Он показал ее Джеку и спросил: – Ну, белый брат, как ты думаешь, что там у меня?
   – Запонки с брильянтами, – улыбнулся Джек.
   – А вот и не угадал. У меня там настоящая боевая награда.
   – Правда, что ли?
   – Смотри сам. – Док открыл коробочку и вынул небольшую медальку золотистого цвета. С гордым видом он нацепил ее на грудь и после этого позволил Джеку прочитать надпись.
   – «Почетный ассенизатор», – прочитал Джек и удивленно посмотрел на Байрона: – Это тебе здесь выдали?
   – Ну да, – усмехнулся тот. – Дождешься от них. Сам заказал у знакомого гравера за шестьдесят кредитов.
   – А зачем она тебе?
   – Пойдем в столовую, сам увидишь, – сказал Байрон, и напарники покинули раздевалку.
   До столовой было совсем недалеко, через пять минут они уже входили в зал. В присутствии множества служащих фирмы Байрон сразу изменил походку и вошел в столовую с гордо поднятой головой, будто посол некоей могучей державы. Сидевшие за столиками сотрудники невольно обращали на него внимание и, естественно, замечали его медаль.
   Даже пилоты не выдерживали своей надменной невозмутимости и внимательно вглядывались в неизвестную им награду.
   – Вот видишь, Джек, зачем нужна эта медаль, – тихо обронил Байрон и, встав в общую очередь, добавил: – Это еще не все, смотри, что будет дальше.
   Люди двигались вдоль раздачи, ставя на подносы салаты, лапшу, котлеты – что кому по вкусу. В отличие от них Байрон почти ничего не брал, а, поравнявшись с парнем в поварском колпаке, сказал:
   – Вот что, боец, сооруди-ка мне порцию гуляша, только попостнее – я не люблю жирного. – При этом Док глубоко вздохнул и уставился куда-то вдаль, словно погрузившись в бездну воспоминаний.
   К удивлению Джека, раздатчик не послал Байрона подальше и подал тарелку, нагруженную самым лучшим гуляшом.
   – Спасибо, дружище, – произнес Док тоном уставшего ветерана и, ткнув пальцем в Джека, добавил: – Этот парнишка со мной.
   И Джеку сделали такую же королевскую порцию.
   – Ну ты силен, Док, – покачал головой Джек, когда они садились за стол.
   – Подожди-подожди, сейчас начнется самое интересное, – сказал Байрон, кивнув в сторону замаячившего неподалеку Позитрона.
   Сони Дадл осторожно приблизился к «вонючкам» и, заглянув Байрону в лицо, улыбнулся:
   – Привет, Бэри. Ничего, если я к вам подсяду?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное