Алекс Орлов.

Застывший огонь

(страница 5 из 30)

скачать книгу бесплатно

   – Это очень кстати, я уже проголодался. Осталось только бросить жребий, кто будет пробовать еду первым.
   – Боишься яда?
   В дверь снова постучали.
   – Что, неужели она так быстро? – удивился Горовиц. Мэнсон пожал плечами и пошел открывать.
   – Здравствуйте, сэр. Не желаете что-нибудь заказать? – спросила женщина лет сорока, одетая в форму горничной.
   – А я уже заказал.
   – Кому? – удивилась женщина. – В этом крыле отеля я единственная горничная. Если только…
   – Что?
   – Это была девчонка со смазливой мордашкой в очень короткой юбке, так? – уточнила горничная.
   – Да, вы точно описали. Она взяла у меня сто кредитов и пошла в ресторан за заказом.
   – Мне очень жаль, сэр, но она не служащая нашего отеля. Она просто воровка и, случается, проникает в отель, чтобы обмануть кого-нибудь.
   – Ну и что же теперь делать? – спросил Мэнсон.
   – Я вызову шефа безопасности отеля мистера ван Ланда, – сказала горничная.
   – А может, не надо? Примите лучше новый заказ, и дело с концом.
   – Нет-нет, сэр, так не положено, – не согласилась горничная и быстро пошла по коридору.
   Мэнсон озабоченно вздохнул и закрыл дверь. Затем подошел к окну, из которого был виден вход в отель, и осторожно отвел край занавески.
   Несколько машин, входившие и выходившие люди. Швейцар, охранник в мешковатом мундире и больше ничего интересного.
   – Что такое? – спросил Горовиц.
   – Да предчувствие у меня какое-то.
   – Объясни.
   – Даже не могу сказать, что именно. Судя по состоянию номера, здесь работают горничными спившиеся проститутки. Однако та, что приходила только что, выглядит как вышколенная прислуга из летнего пансиона.
   – Если есть подозрения, нужно уходить, – решительно проговорил Горовиц.


   Не дожидаясь, когда придет шеф безопасности отеля, Мэнсон и Горовиц вышли в коридор и поднялись на один этаж. Через несколько секунд к их номеру подошли пятеро: «горничная», ван Ланд с обвисшими усами и трое крепких парней в добротных костюмах. На содержание таких молодцов у местного отеля средств вряд ли хватило бы.
   – Быстро вниз, – скомандовал Мэнсон, и они с Горовицем начали спускаться.
   Миновав свой этаж, они побежали и перешли на шаг только в тесноватом вестибюле.
   Напряженно косясь по сторонам, агенты направились к выходу, а от столика, заваленного грязными журналами, за ними наблюдали двое одинаково стриженных мужчин.
   – Джеф, сзади, – предупредил Горовиц.
   – Я понял, – отозвался лейтенант.
   Выйдя на улицу, Мэнсон решительно двинулся к одной из машин.
Поняв, что он задумал, Горовиц пошел следом. Бежать здесь было некуда, и без автомобиля их шансы равнялись нулю.
   Возле самого выезда со стоянки был припаркован синий «Берти» с шипованной резиной. За рулем сидел неприятный тип с лоснящейся толстой мордой. Его напарник, напротив, выглядел худым и болезненным. Эти двое тоже следили за Джефом и Фрэнком и, можно было не сомневаться, держали руки на рукоятках своих пистолетов.
   Горовиц обогнал лениво шагающего Мэнсона и, словно бы угождая ему, вскрыл дверцу универсальным ключом. Он опасался, что сработает сигнализация, однако хозяин драндулета, видимо, полагался на охрану отеля.
   – Заводи, приятель, – прошипел Мэнсон.
   – Да я уж и так, – напряженно улыбнулся Горовиц, путаясь в пучках выпотрошенных проводов.
   Наконец он соединил нужные концы, и мотор, громко чихнув, начал нехотя набирать обороты.
   – На таком дерьме мы далеко не уедем, – заметил Горовиц и медленно тронул автомобиль с места.
   В этот самый момент со стороны отеля послышался крик:
   – Стой, сволочь, это моя машина! – От парадного входа к ним мчался человек в потертом фермерском комбинезоне. Он бежал в одних носках, держа свои туфли в руках. – Стой!
   Не долго думая, Горовиц прибавил газу, и машина помчалась к выезду с огороженной стоянки. Синий «Берти» рванул с места и перекрыл выезд на улицу.
   Горовиц резко крутанул руль, чтобы протаранить джип в одну треть корпуса, но тяжелый «Берти» легко принял удар и не сдвинулся ни на сантиметр.
   – Эх, скорость мала! – крикнул Горовиц, переключаясь на заднюю передачу. Старый рыдван заскрипел, однако подчинился управлению и начал разгоняться назад.
   – Тарань ограду! – крикнул Мэнсон, и в этот момент с крыльца отеля прозвучал первый выстрел. Пуля чиркнула по крыше и ушла в небо.
   Горовиц остановил машину, со скрежетом переключился на первую передачу и дал полный газ. Визжа по асфальту дымящимися покрышками, автомобиль помчался на ограду, однако в последний момент подпрыгнул на высоком бордюрном камне и вместо тарана едва не перелетел ограду по воздуху.
   От сильного удара мотор заглох, Горовиц начал лихорадочно соединять растрепавшиеся провода. Раздалось еще несколько выстрелов, и заднее стекло разлетелось дождем осколков.
   – Смываемся, Фрэнк! Выпрыгивай! – крикнул Мэнсон и, приоткрыв дверцу, два раза выстрелил в сторону джипа.
   – Подожди. – Горовиц нашел нужные провода, и двигатель автомобиля снова заработал.
   – Моя машина! – донесся трагический крик фермера. Когда началась стрельба, он благоразумно укрылся среди других автомобилей и теперь отчаянно вопил, не покидая безопасного места.
   Украденная колымага снова помчалась вперед, и уже десятки пуль били в ее проржавевшие бока, вырывая из сидений куски искусственной шерсти. Среди стрелявших была и «горничная», любезно предлагавшая позвать ван Ланда.
   Мэнсон отчаянно ругался, пригибаясь к самой панели, а Горовиц напряженно ждал, когда взорвется бензобак. Машина еще раз протаранила джип, на этот раз отбросив его на пару метров. Однако это была слишком дорогая победа, поскольку у колымаги сорвался с креплений мотор и заклинило обе передние двери. Ситуация была критической.
   Водитель синего «Берти» выбрался из своей машины, чтобы добить беглецов, однако Горовиц прострелил его дважды, прежде чем он успел к ним приблизиться. Оба агента выскочили из истекавшего маслом авто и попытались прошмыгнуть мимо джипа, однако второй его владелец занял удобную позицию, и бежать этим путем означало нарваться на верную пулю.
   От крыльца отеля короткими перебежками приближались агенты «Би-Экс»». Их было не меньше десяти человек, некоторые из них были вооружены автоматическим оружием.
   «Теперь все», – равнодушно подумал Мэнсон, старательно ловя на мушку женщину в форме горничной. Лейтенант нажал на курок, и та упала, выронив автомат, но одновременно с этим прилетевшая пуля пробила Мэнсону плечо.
   Неожиданно послышался рев форсированного двигателя, затем сильный удар в витую металлическую изгородь. Выбитое звено ограды вылетело на середину двора, и во двор отеля вкатился мебельный фургон с надписью «Бонико сервис» на кузове.
   Боковая дверь фургона отъехала в сторону, и оттуда ударил длинный факел крупнокалиберного пулемета «барьер-Т5». Мэнсон узнал его по всхлипу, раздававшемуся в промежутках между длинными очередями. Пулеметчик был опытный, пули ложились очень кучно, шинкуя стоявшие на стоянке автомобили и разбивая дешевые гипсовые барельефы. Двор сразу наполнился известковой пылью и трупами агентов «Би-Экс».
   – Вы чего, вашу мать, ждете? – послышался крик из нутра мебельного фургона. – Быстро в машину!
   И «барьер» снова залился злобным лаем, поливая выскакивавших из-за угла новых стрелков. Забыв про ссадины и ранения, Мэнсон и Горовиц вскочили на ноги и, сопровождаемые неприцельным огнем, побежали к фургону.
   Стараясь не задеть пулеметчика, они запрыгнули внутрь, и машина начала сдавать назад.
   – Нани, давай быстрее! – крикнул пулеметчик, и лейтенант понял, что голос принадлежит женщине.
   Пробуксовав задними колесами, фургон выскочил из западни и развернулся почти на месте. Затем рев мощного двигателя заглушил все звуки, и грузовик понесся по невидимой дороге, притормаживая на поворотах и снова набирая скорость на прямых участках.
   – «Кросс-560», – определил Горовиц, заматывая куском рубашки кровоточащую руку.
   – Чего? – не понял Мэнсон.
   – Я говорю, двигатель «Кросс-560», для спортивных грузовиков.
   – А-а, – протянул лейтенант Мэнсон, разглядывая профиль их спасителя.
   – Зита, засада!!! – раздался вопль водителя, и фургон пошел юзом. Зита тотчас распахнула дверь, и ее пулемет ударил в неизвестное пространство, озаряя факелом пустой салон мебельного фургона.
   В ответ тоже стреляли, но пули не могли пробить борта, по всей видимости усиленные броневыми пластинами. Некоторые залетали внутрь, но Зиту они не трогали, предпочитая плющиться о противоположную стенку.
   Отстрелянные гильзы дождем сыпались под ноги девушке, но она не замечала их обжигавшего прикосновения, стиснув зубы и сосредоточив свое внимание только на невидимых Мэнсону целях.
   – Давай, Нани! – крикнула Зита и захлопнула дверь.
   Фургон снова взревел, как дикий буйвол, и помчался дальше по пригородам Понтиери.
   Так продолжалось еще с полчаса, пока машина наконец не сбавила скорость и не остановилась. Зашипели пневмотормоза, грузовик слегка качнулся. Двигатель заглох, и Зита откатила в сторону тяжелую дверь.
   Она спрыгнула в высокую траву и, заглянув в фургон, спросила:
   – Вы там живые?
   – А чего нам сделается? – отозвался Горовиц и первым полез к выходу.
   Следом за ним выбрался Мэнсон.
   – Привет, – сказал он девушке, в которой узнал молоденькую «горничную» из отеля. – А где мои сто кредитов?
   – Это чаевые за работу, – усмехнулась та и отерла кулаком запыленное лицо. – Или тебя это не устраивает?
   – Меня устраивает. Обслуживание было по высшему классу.
   Из кабины выбрался молодой кудрявый парень – Нани, как звала его Зита. Он вынес аптечку и начал обрабатывать рану Горовица.
   Тем временем Зита вытащила из-за корсажа туго свернутый лист бумаги и протянула его Мэнсону.
   – Тут все, – сказала она.
   – Понятно. – Лейтенант развернул бумагу и погрузился в изучение инструкции.
   Перевязав Горовица, Нани подошел к Мэнсону:
   – Теперь вас, сэр.
   – А, очень кстати, – кивнул тот и подставил простреленное плечо. – Но почему «сэр»?
   – Нам сказали, что вы очень важные ребята и к вам нужно проявить максимум внимания и уважения, – сообщил Нани.
   – Ну спасибо. – И Мэнсон снова вернулся к описанию предстоящего задания.
   – А где это мы? – спросил Горовиц, оглядываясь по сторонам. – Лес какой-то…
   – Это самый отдаленный район городского парка. Приют для убийц и любителей первобытного леса, – объяснила Зита.
   – А сколько тебе лет? – не удержался Горовиц.
   – А сколько дашь?
   – Если честно, то не больше пятнадцати.
   – Столько и есть, – улыбнулась Зита.
   – Но почему?
   – Ты тоже считаешь, что я могла бы учиться в школе?
   – Конечно. Совсем необязательно палить в людей из пулемета в твоем-то возрасте.
   – Зато я могу легко ввести в заблуждение любого вражеского агента.
   – Это точно, – согласился Горовиц. – И вражеского, и не вражеского.
   – Ой! – вскрикнул от боли Мэнсон.
   – Ничего, сэр. Я почти закончил, – успокоил его Нани.


   Пассажирский лайнер компании «Лайз-миллигер» сделал очередной поворот и лег на курс.
   «Тридцать восемь часов, и я буду на месте», – подумал лейтенант Мэнсон, погружаясь в легкую дрему. Сиденье в салоне первого класса было очень удобное, в режиме «релакс» на нем расслаблялась каждая косточка.
   В соседней каюте отдыхал Горовиц. Агенты специально взяли места в разных купе, чтобы не бросаться в глаза.
   «Как хорошо», – еще раз подумал Мэнсон. Чуть-чуть побаливало раненое плечо, но эта боль почти не беспокоила, и лейтенант начал мысленно перебирать пункты своего задания.
   «Во-первых, добраться до Пиканезо. Во-вторых, отыскать объект. И в-третьих, уничтожить его».
   Объектом, который требовалось уничтожить, была генераторная станция; что она генерировала, Мэнсон не знал. Главным было то, что станция располагалась внутри охраняемого периметра, пробраться на который было не так легко.
   Тихо зашелестела откатившаяся дверь купе.
   Мэнсон приоткрыл глаза и улыбнулся.
   «Да, сервис тут что надо», – подумал он, не без интереса рассматривая стюардессу. Такая вполне могла взять первый приз на любом конкурсе красоты.
   Девушка заботливо подоткнула выбившийся плед, и Джеф улыбнулся еще шире.
   – О сэр, я вас разбудила? – как будто ужаснулась девушка.
   – Нет-нет, мисс, я уже проснулся, – поспешил успокоить ее Джеф и поставил кресло в нормальное положение. Стюардесса нравилась ему все больше. «Ну еще бы! Я заплатил за первый класс полторы тысячи кредитов».
   – Я принесла легкий ужин, сэр, – прощебетала девушка, подкатывая к пассажиру легкий столик.
   – Хорошо, я, пожалуй, чего-нибудь съем, – кивнул Мэнсон и, покрутив пальцем, ткнул в стоявшее на столике блюдо: – Я возьму творог со свежими сливами, фруктовый салат и… Что это такое?
   – Гурьевская каша, – улыбнулась девушка и склонилась над столиком, демонстрируя глубокий вырез на форменной блузке.
   – О! – оценил Мэнсон. – Выглядит очень неплохо.
   – Да, у нас и внешнему виду придается большое значение, – по-своему истолковала слова Мэнсона стюардесса. – Ну и, конечно, все, что вы видите, совершенно свежее.
   – Не сомневаюсь, – кивнул Джеф и вдохнул исходивший от девушки пьянящий запах духов и нежной кожи.
   «Интересно, мне всегда нравились стюардессы?» – попытался припомнить лейтенант.
   – Приятного аппетита, сэр. Я вернусь через полчаса, чтобы убрать ваш столик.
   – Конечно. А моего соседа вы кормить не будете?
   – Но ведь он спит, – возразила девушка.
   – Сейчас мы его разбудим.
   – Нам запрещается навязывать клиентам услуги, сэр. Я не могу его разбудить.
   – Ничего страшного. Я разбужу его сам. – Джеф перегнулся через стол и похлопал своего соседа, полного мужчину средних лет, по плечу.
   – А? Что? Уже прилетели? – не понял тот спросонок.
   – Ничуть не бывало, сосед. Просто принесли ужин.
   – Ужин? Отлично! – приободрился пассажир и зафиксировал спинку кресла в нормальном положении. – Это первый ужин или второй, мисс? – спросил он.
   – Это легкий ужин, сэр. То есть первый. Что возьмете?
   – Все возьму, я голоден, как тапирийский волк.
   Стюардесса пожала плечами и поставила перед голодным пассажиром целую дюжину тарелок.
   – Стоп-стоп, – остановил толстяк девушку, когда она уже собралась уходить. – Это что, гурьевская каша?
   – Да, сэр.
   – Тогда оставьте мне еще пару тарелочек. Надеюсь, я могу себе это позволить?
   – Конечно, сэр. Ведь это первый класс. – Стюардесса поставила перед пассажиром две дополнительные порции.
   – До чего же хороша эта гурьевская каша, – почти пропел толстяк и, поднеся тарелку к носу, с чувством вдохнул аромат.
   Мэнсон проводил фигуру стюардессы печальным взглядом и принялся за еду.
   – Куда направляемся, приятель? – приветливо спросил толстяк, отставив в сторону первую пустую тарелку.
   – На Клекс, – отозвался Мэнсон.
   – На Клекс? Но мы доберемся только до Тархуна.
   – Да, – кивнул Джеф. – Придется пересаживаться на служебное судно.
   – Жуткое неудобство. Такого вам там не подадут, – толстяк кивнул на свои тарелки.
   – Да уж, – вздохнул Мэнсон.
   – Меня зовут Арнольдо Плутто. – Толстяк протянул Мэнсону свою перемазанную белым соусом руку. – Я торгую трикотажем.
   – Очень приятно, мистер Плутто, – подал руку Мэнсон. – Я Смит Беккер, инженер-строитель.
   Перепачканную руку он спрятал под стол и вытер салфеткой.
   – Что же вы там строите, на этом пыльном булыжнике, Клексе?
   – Сеть навигационных станций.
   – А-а… Тогда понятно, – кивнул толстяк. – А вы раньше бывали на Клексе?
   – Нет, мистер Плутто, не доводилось.
   – Отвратительное место. – Торговец трикотажем умолк и захрустел жареными рыбками тагу-тагу. – И это они называют первым классом, – заметил он.
   – Вы о чем?
   – Я о жареной рыбе. Тагу-тагу жарят на смеси оливкового и верескового масла.
   – Правда?
   – Будьте уверены. Мне сорок три года, и тридцать пять из них я ем, ем и снова ем. Я могу различить сотни вкусовых оттенков и запахов. И поверьте мне, мог бы работать экспертом в «Старфудс».
   – Ничуть не сомневаюсь. Что же вам мешает стать таким экспертом?
   – Что мешает? – Мистер Плутто собрал с тарелки остатки гурьевской каши и отправил в рот. – Что мешает? Да, конечно же, деньги. От торговли я имею больше, чем имел бы на месте эксперта, с его-то жалованьем.
   – Вы имеете в виду, трикотажные дела сейчас на подъеме?
   Мистер Плутто выплюнул сливовые косточки, чуть помолчал и ответил:
   – Делами нужно заниматься, тогда они пойдут. А что это будет – трикотаж или резиновые куклы, не важно. Но Клекс – ужасная планета. – Плутто поднял указательный палец.
   – Чего же там ужасного?
   – Там только камни, сухая трава и стада одичавших коз. И жара. Изнурительная круглосуточная жара. Второй спутник Клекса – Джордан – окутан зеркальными облаками, поэтому ночи такие же светлые, как и дни. Днем вас палит сама Мерседо, а ночью ее отражение. Не поверите – я бывал там несколько раз, и мне не удалось увидеть ни одной зеленой травинки.
   Сказав это, мистер Плутто взял стакан с апельсиновым соком и начал пить его так, будто только что вырвался из пекла планеты Клекс.
   Дверь открылась, и появилась стюардесса.
   – Я могу убирать? – спросила она своим мелодичным голоском.
   – Да, мисс, – ответил Мэнсон. Мистер Плутто молча кивнул, давясь дюжиной крупных абрикосов.
   Девушка взялась за тарелки, а лейтенант любовался ею, воображая разные смелые картины.
   «И откуда берут таких красавиц?» – думал он. Но, взглянув на стюардессу еще раз, обнаружил, что это другая девушка. Почти копия первой, но все же другая.
   Мысли о совершенстве природного творения отошли на задний план, Джеф вспомнил об острых скальпелях хирургов, об аппаратах для деформации костей, о скинопластике и многом другом. Он слышал, что люди, работающие в шоу-бизнесе, подписывают контракты, предусматривающие изменение внешности и формы тела. Видимо, и здесь имело место что-то похожее.
   «Какая гадость, – промелькнула у Мэнсона брезгливая мысль, но тут же он вспомнил о себе самом. О методе психоморфоза и о том, как выглядел сам агент Смышленый, превращаясь из аудитора Ленни Фрозена в лейтенанта Джефа Мэнсона. – Должно быть, это была еще та картинка. И вообще, последняя ли это мутация?»
   От таких мыслей Джефу стало жарко.
   Может, изначально он был не лейтенантом Мэнсоном, а кем-то третьим? Что он вообще знает о психоморфозе? Только то, что в него вложили. Да, он, Джеф Мэнсон, уверен, что трехступенчатый психоморфоз невозможен, но так ли это? Не являлась ли эта уверенность одной из лабораторных уловок?
   «Кто же я на самом деле?» – спросил себя Мэнсон и не нашел ответа.
   – Я заметил, что вы обратили внимание на эту красотку, – заговорил мистер Плутто, поглаживая свой раздувшийся живот.
   – Да, эта девушка очень красива.
   – Красива-то она красива, только это контрабандный товар.
   – В смысле? – не понял Мэнсон.
   – Это В-гуманы. Их по-прежнему тайно поставляют из Финх-Недд и с многочисленных подпольных ферм.
   – Но от этой девушки исходило тепло, я чувствовал это физически, – возразил Мэнсон. – А В-гуманы, я слышал, холодны как лед.
   – О, нет ничего проще, чем сделать из В-гумана тепленького человечка! – Мистер Плутто улыбнулся с видом знатока. – Например, в публичных домах на Любице или Револьте «холодных» девочек накачивают реперной кислотой и глюкозой. Они косеют, становятся румяными и горячими. Это все равно что пирожки разогревать. В таком виде их и подают клиентам. Правда, от такой эксплуатации В-гуманы загибаются через месяц-другой, но кого это интересует? За это время девушка отработает и свою цену, и расходы на пластическую операцию. Одним словом, выгодный бизнес.
   – Но я слышал, их еще кормят человеческой печенкой. Если, конечно, это не вранье.
   – Нет, это не вранье. Это правда. Только это очень дорогой способ, как правило, его применяют для получения солдат, телохранителей, одноразовых шпионов и диверсантов.
   – Да вы знаете об этом едва ли не больше, чем о трикотаже, мистер Плутто.
   Торговец тряхнул головой.
   – Сказать по правде, первоначальный капитал я сколотил на производстве сидатина, а его получают из живых тканей В-гуманов. Вместе с несколькими компаньонами мы держали небольшую перерабатывающую фабрику. – По лицу толстяка расплылась мечтательная улыбка. – Чудесное было времечко!
   – А что случилось потом? Почему вы решили заняться трикотажем?
   – Да потому, что на нас вышел один суровый департамент Метрополии. Национальная служба безопасности, может, слышали?
   – Слышал.
   – Это был кошмар, скажу я вам. Они убивали всех подряд. Они не ставили своей целью захватить нас для суда, нет, все было просто – как с бешеными собаками.
   Плутто замолчал, теперь на его лице отражался давно пережитый ужас.
   – Мне повезло, я уцелел, вот и решил заниматься только легальным бизнесом. Это не так прибыльно, зато спокойно. – Мистер Плутто внезапно ойкнул и озабоченно ощупал свой живот.
   – Что такое?
   – Кажется, у меня намечается диарея.
   – Что намечается? – не понял Мэнсон.
   – Диарея. Попросту – понос. Нужно принять лекарство. Да и вообще сходить на горшок.
   Толстяк поднялся со своего места и достал из шкафа дорожную сумку. Несколько минут он копался в ней, пока не нашел то, что искал: баночку с разноцветными капсулами и рулон туалетной бумаги.
   Убрав сумку в шкаф, Плутто взял из баночки две таблетки и забросил их в рот.
   – Вот так. Теперь ждем, пока подействует, – сообщил он и сел на место.
   – Зачем вы возите с собой туалетную бумагу? Здесь же все есть, – удивился Мэнсон.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное