Алекс Орлов.

Застывший огонь

(страница 4 из 30)

скачать книгу бесплатно

   Вернувшись к тахте, Ленни поудобнее устроился на взбитых подушках и профессиональным движением отбил горлышко ампулы. Наполнив первый шприц, он отложил его в сторону. Потом взялся за остальные и стал наполнять их, пока перед ним не оказалась целая батарея из двадцати заряженных сидатином шприцев.
   Схема уколов уже давно была в памяти, и, не медля ни секунды, Ленни начал делать себе инъекции.
   Первые четыре укола он сделал в вены на обеих руках, остальные – в мышцы по всему телу. Последние уколы Ленни уже не чувствовал, отбросив пустые шприцы, он сразу же погрузился в глубокий сон.
   Время понеслось с немыслимой скоростью. Во время коротких проблесков сознания Ленни слышал треск собственных костей и ощущал конвульсивные сокращения мышц.
   Наконец он проснулся и открыл глаза так легко, будто ложился вздремнуть на какие-нибудь полчаса. Поднявшись с тахты, Ленни прислушался к своим внутренним ощущениям – голова была ясная, дыхание без хрипов, сердце билось ровно.
   Войдя в свой маленький кабинет и открыв стенной шкаф, он начал выкладывать на пол стопки справочной литературы. Когда дно стенного шкафа обнажилось, Фрозен увидел дверку давнего тайника.
   Мобильный аппарат субволновой связи, пара комплектов гражданской одежды, новые документы, кредитные карточки, несколько универсальных ключей, пистолет и две запасные обоймы. Все остальное: пароли, позывные, схемы движений, адреса явочных квартир – все было в памяти.
   Ленни быстро скинул ставшую короткой пижаму и оделся в другую одежду, которая была ему впору. Затем взял расческу и аккуратно снял с головы вылезшие старые волосы, вместо которых теперь красовался густой ежик новых волос. Ленни Фрозен больше не был лысым.
   Когда все было готово, Ленни надел миниатюрные наушники и связался с «Трестом».
   – Говорит агент серии 0-18.
   – Минуту, – отозвался дежурный, – я переключу вас на основной коммутатор.
   – Говорите, – раздался знакомый голос.
   – Здравствуйте, сэр. Лейтенант Мэнсон готов к выполнению задания.
   Последовала пауза, затем послышался снова потеплевший голос полковника Кельвина:
   – Рад слышать тебя, сынок. У тебя все хорошо, Смышленый?
   – Да, сэр.
   – У нас никаких изменений нет, поэтому отправляйся по старой схеме. И будь осторожен, сеть вскрыта.
   – Я понял, сэр, – ответил лейтенант Мэнсон и отключился.
   Разместив устройство связи в потайных карманах куртки, Мэнсон спрятал пистолет за пояс и выпустил рубашку. Затем зашел в ванную и проверил свой внешний вид перед большим зеркалом.
   Неожиданно в дверь позвонили.
   Мэнсон бросил последний взгляд на свое отражение и пошел открывать.
   Нежданным гостем оказалась Франка.
   – Ой, здрасьте, – сказала она, смутившись при виде незнакомого человека.
   – Вы, наверное, Франка? – изобразив радушие, осведомился Мэнсон.
   – Да.
А Ленни дома?
   – Увы, – развел руками агент Смышленый. – Ленни срочно уехал в Виннисбрук. У него скончался дядя Берк.
   – А вы…
   – А я брат Ленни. Двоюродный. Меня зовут Сибил де Близер. – Мэнсон широко улыбнулся, надеясь обаять девушку. – Заходите, Франка, выпьем чаю, – не переставая улыбаться, предложил агент Смышленый. Девушку нужно было ликвидировать, но делать это на лестничной площадке он не хотел – соседи могли увидеть это через дверные «глазки».
   Симпатичный широкоплечий парень сразу понравился Франке, отсутствие Ленни было очень кстати, но… Что-то в поведении «двоюродного брата» настораживало.
   – Раз нет Ленни, я пойду, – наконец сказала Франка. – Передавайте ему привет, и пусть позвонит, когда приедет.
   – Обязательно, Франка, но, может быть, – не отступал Мэнсон, – ты все-таки останешься? Тебе будет хорошо со мной, крошка.
   Возможно, Франка и поддалась бы на уговоры – заняться любовью с таким шикарным парнем было так заманчиво, – если б не это слово, «крошка». Девушка его терпеть не могла.
   – Нет, э, Сибил. Может, в другой раз.
   – Извините, Франка, если я был излишне навязчив…
   – Извиняю. Всего хорошего. – Девушка повернулась и пошла вниз по лестнице, а лейтенант Мэнсон вытащил пистолет и стал ждать, когда она выйдет из зоны видимости дверных «глазков».
   Наконец это случилось, и он поднял пистолет.
   Внезапно сумочка выскользнула из рук Франки, она нагнулась, чтобы ее поднять, и в этот момент с угла обрушился довольно приличный кусок штукатурки.
   «Надо же, – подумала Франка, – а если бы по голове?»
   Уже выйдя на улицу, она продолжала мысленно негодовать против нерадивых домовладельцев, которые берут с жильцов большие деньги, а ремонт в подъездах не делают.
   «Эта шлюха родилась в рубашке, не иначе», – решил Мэнсон, возвращая пистолет за пояс. Он поискал выброшенную гильзу и отнес ее в туалет.
   Мощная струя подхватила опасное свидетельство и отправила в плавание по бесконечным коллекторам, а Мэнсон захлопнул дверь квартиры и спустился по лестнице.


   Гастон Ресар слушал старшего оперативника и кивал головой. По его лицу нельзя было понять, доволен он создавшейся ситуацией или, наоборот, считает ее критической.
   – В мусорном ведре найдены двадцать шприцев, на десять миллилитров каждый. Анализ остатков препарата показал, что это сидатин из семейства биодинамиков.
   Старший оперативник сделал паузу и посмотрел на Ресара. Тот кивнул.
   – В двух шкафах обнаружены потайные полости. Совершенно пустые. В одной следы оружейной смазки. Опрос соседей никаких результатов не дал, зато удалось обнаружить свежий след от пули.
   – Где? – оживился Гастон.
   – Прямо напротив двери Леннарда Фрозена. Можно сделать вывод, что он в кого-то стрелял, но промахнулся.
   – И этот «кто-то» не заявил в полицию?
   – Не заявил, сэр. Мы проверяли. Видимо, этот человек был сильно напуган, – предположил оперативник.
   – Либо он просто не заметил, что в него стреляли.
   – Промахнуться с пяти метров едва ли возможно, сэр.
   – И тем не менее он промахнулся, – заключил Ресар и поднялся со стула. – Итак, Праймерс, вражеский агент благополучно скрылся. Моя вина в этом или ваша, мы обсуждать не будем. Пока существует вероятность, что он пойдет по одному из раскрытых нами адресов. Смогут ли ваши люди нейтрализовать этого, э, человека? Кто он, кстати, был по профессии в своей прошлой жизни?
   – Аудитор, сэр.
   – Отлично. Отныне мы так и будем его называть – Аудитор. Итак, Праймерс, нужны ли вам дополнительные люди? У вас достаточно сил?
   – Можно было бы и добавить, сэр, но тогда мы станем слишком заметными.
   – В таком случае оставим все как есть. Еще вопросы, Праймерс?
   – Никаких, сэр.
   – Тогда идите.
   Оперативник вышел, а Гастон повернулся к молчаливому гостю.
   – Ну и как вам, сэр, это безобразие?
   – Да я думаю, что все нормально, Гастон.
   – А по-моему, они просто саботажники. Упустить Аудитора, когда он минимум трое суток находился в коме.
   – Ты уверен, что он менялся?
   – Уверен на сто процентов, сэр. Наличие шприцев и остатки сидатина говорят о факте психоморфоза.
   – Необязательно. Он мог колоть сидатин, чтобы восстановиться после тяжелого ранения. Но в нашем случае я с тобой согласен. Это психоморфоз в чистом виде.
   – Я боюсь, что ребята Павлева навредят нам, сэр, – заметил Ресар.
   – Думаю, ты перегибаешь палку, Гастон. Они нас не любят, но не настолько, чтобы изменить присяге.
   – Если Аудитор уйдет на коммерческие магистрали, сэр, наша репутация будет подмочена. До сих пор мы справлялись…
   – Не переживай так, Гастон. Если Аудитор уйдет на задание, он уйдет с подконтрольной Павлеву территории. Вести агента – это наша работа, но местные должны нам помогать. А если последует неудача – мы все свалим на плохую поддержку с их стороны.


   Под номером первым у агента Смышленого числился адрес Роя Нимана, торговца подержанными автомобилями. Он не был законсервированным агентом и жил реальной жизнью Роя Нимана.
   «Улица Саймак, дом двадцать пять, второй этаж», – повторил лейтенант Мэнсон, проходя перекресток улиц Саймак и Руджиери.
   Было время обеда, и движение на улице Саймак оказалось оживленным. Тротуары были заполнены служащими, спешащими в кафе и рестораны.
   Женщины направлялись в молочные и диетические столовые, мужчины, напротив, к заведениям, где подавали жареное мясо и острые подливки. Возле цветочного магазина дремал смотритель автоматов для чистки обуви. Чуть поодаль разговаривали двое полицейских. Мэнсону пришлось купить пирожок, чтобы не слишком отличаться от толпы. Он прошел мимо нужного ему дома и бросил беглый взгляд на открытый балкон. Тонкая занавеска слегка покачивалась от нагретого воздуха, но на балкон никто не выходил, что казалось вполне естественным.
   Необходимо было выбрать наблюдательный пункт, и агент Смышленый поднялся на небольшую террасу возле старого дома, где разместилось уютное кафе.
   Определив самое лучшее место, он сразу увидел человека с газетой, на столике которого стояло несколько пустых чашек. Лейтенант Мэнсон заказал слоеный пирог со сливками и начал в упор рассматривать подозрительного любителя кофе. Тот почувствовал на себе взгляд и оглянулся.
   Корча из себя идиота, лейтенант Мэнсон повернул голову набок и улыбнулся. Любитель кофе тотчас отвернулся и уткнулся в газету.
   Мэнсон встал и пересел к незнакомцу ближе. Тот настороженно выглянул из-за газеты, затем бросил на стол деньги и покинул место наблюдения.
   Желая проверить свою догадку, лейтенант последовал за любителем кофе дальше. Он застал незнакомца в момент, когда тот говорил в микрофон, спрятанный в наручных часах.
   «Докладывает обо мне», – решил Мэнсон.
   Наблюдатель повертел головой и, снова увидев Мэнсона, начал быстро переходить улицу. Агент Смышленый последовал за ним.
   Незнакомец нервно оглядывался, а Мэнсон, не переставая улыбаться, подгонял беглеца.
   Уже почти бегом наблюдатель влетел в подъезд дома номер двадцать пять. Мэнсон последовал за ним, но ему тут же преградили дорогу двое рослых оперативников.
   – Тебе чего, парень? – спросил один из них.
   – Ничего, наверное, я ошибся номером. – Мэнсон сделал вид, что удивлен и напуган.
   – Ну тогда иди ищи свой номер.
   – Извините, – буркнул Смышленый и вышел на улицу.
   На агенте Рое Нимане можно было ставить жирный крест. Мэнсон прокрутил в памяти следующий адрес: «Район Лиловые холмы, дом тридцать четыре. Робер Доре».


   Доре жил в небольшом особнячке, выстроенном в колониальном стиле. Дом стоял посреди ухоженной лужайки. От ворот к дому вела посыпанная гравием дорожка, обрамленная множеством маленьких фонтанчиков.
   Примерно четвертую часть участка занимали молодые плодовые деревья. Сейчас, в пору плодоношения, на них висело по два-три крупных яблока или по десятку пиквинских слив, покрытых матовым фиолетовым налетом.
   Увидев идущего к дому незнакомца, Робер Доре вышел навстречу и, приветливо улыбнувшись, спросил:
   – Чем могу помочь?
   – Мне сказали, что вы продаете дом, – сказал Мэнсон.
   – Я продаю дом? – Доре усмехнулся. – Кто вам сказал такое?
   – Прочитал в «Вестях Дрикслера».
   – Самая глупая газета, – пренебрежительно сказал Робер Доре. – Вас ввели в заблуждение, мистер. Я не продаю свой дом, иначе зачем бы мне было сажать новый сад?
   – Да, я уже заметил, – кивнул Мэнсон. – Ваш новый сад действительно выглядит неплохо.
   – Вы в этом понимаете? – Доре протянул гостю руку, и тот ее крепко пожал.
   – Совсем чуть-чуть. Лишь настолько, чтобы отличить канзийскую черешню от соленого огурца.
   Оба рассмеялись.
   – Хотя я и не продаю свой дом, мистер…
   – Коттальд. Савва Коттальд, – представился Мэнсон.
   – Да, мистер Коттальд, тем не менее я не отказался бы с вами выпить. Прошу на мою веранду.
   – Почему не выпить с хорошим человеком, раз я все равно приехал? – улыбнулся Мэнсон.
   Хозяин провел гостя на отделанную бамбуковой щепой веранду и, опустив жалюзи, направился к высокому, в рост человека, холодильнику.
   – О, да вы тонкий ценитель! – воскликнул Мэнсон, когда хозяин открыл заставленный бутылками холодильник.
   – Жизнь в пригороде скучна. Приходится учиться устраивать себе маленькие праздники, – развел руками Доре. – Предлагаю отведать «Бината», а потом «Ли Эдвардеса».
   – «Ли Эдвардес» белый или золотой? – поинтересовался Мэнсон, демонстрируя осведомленность.
   – Еще немного, мистер Коттальд, и я соглашусь продать вам свой дом, – улыбнулся Доре. Он расставил на столе бутылки, потом принес бокалы. – Вам как? Один к четырем?
   – Да, я всегда пью именно такой, – кивнул агент Смышленый.
   – Южные вкусы?
   – Да, до последнего времени я жил в Виннисбруке.
   В проеме двери появилась женщина. Она натянуто улыбнулась и подняла руку с тонким платочком. Однако Мэнсон среагировал быстрее – он упал со стула и успел выстрелить три раза. Две пули попали в женщину и одна – в мистера Доре.
   Хозяин был еще жив и, тяжело дыша, безразлично смотрел на лейтенанта Мэнсона.
   – Кто еще работает на «Би-Экс»? Кто из агентов работает на «Би-Экс»? – спросил Мэнсон, поднимая пистолет.
   – Стреляй, я все равно ничего не скажу, – ответил Доре, и Мэнсон добил его двумя выстрелами.
   Следовало бы осмотреть дом, но у Смышленого совсем не было времени. Нельзя было исключать, что женщина вызвала помощь. Лейтенант перешагнул через ее тело, отметив, что оголившиеся ноги очень красивы. Повинуясь какому-то внутреннему позыву, Мэнсон наклонился и одернул подол платья, тем самым придавая трупу более благочестивый вид.
   «Хотя ей, наверное, уже все равно», – подумал Мэнсон и, пройдя через весь дом, вышел на участок через черный ход.
   Оглянувшись по сторонам, лейтенант прошел через сад, легко перемахнул изгородь и оказался на улице. Добравшись до перекрестка, он поймал такси и поехал по следующему адресу.


   Невысокий человек лет сорока с небольшим внимательно посмотрел на лейтенанта и сказал:
   – Конечно, мистер. Можно и на словах, но лучше, если вы пригоните свой драндулет прямо в мастерскую.
   – Я бы пригнал, мастер Горовиц, но старушка «Бернарди» совсем не фурычит. А мне хотелось бы поучаствовать в гонках ветеранов.
   Мастер задумался, а лейтенант Мэнсон внимательно изучал его лицо, пытаясь предугадать очередной предательский удар.
   – О’кей, мистер…
   – Коттальд. Савва Коттальд, – представился Мэнсон.
   – О’кей, мистер Коттальд. Рассказывайте, что у вас за проблемы. Да вы присаживайтесь.
   Мэнсон благодарно кивнул и сел на замазанный машинным маслом стул.
   – Во-первых, мастер Горовиц, хотелось бы сменить все диски, чтобы подошла новейшая резина.
   – «Дункастер», «Блоу Боб»?
   – Да, что-то в этом роде, – кивнул Мэнсон. – Заменить подвески на что-нибудь вроде этих новинок от «Саски».
   – Не «Саски», а «Санския», – поправил мастер.
   – Ну, наверное. Я не очень в этом разбираюсь.
   – В каком состоянии корпус, мистер Коттальд?
   – Корпус в удовлетворительном состоянии. Отец хранил машину в гараже. Только покраска.
   – Понятно, – кивнул Горовиц.
   Мимо проследовал древний «Олдвазмобил». На его задний бампер налегали пятеро слесарей.
   – Магнус, гоните его на яму. Сейчас я приду посмотрю, – распорядился Горовиц.
   – Он мертвый, мастер, – отозвался Магнус.
   – Это не тебе решать, мертвый он или живой, – раздраженно проворчал мастер Горовиц.
   – Я отвлекаю вас? – спросил Мэнсон.
   – Пока не очень, мистер Коттальд, – сказал Горовиц. – Вы отдаете себе отчет, во сколько обойдется ремонт вашей «Бернарди»?
   В ответ Мэнсон только пожал плечами.
   – Примерно в двенадцать тысяч кредитов. Как вам такая сумма?
   – Мне это подходит. Отец хотел, чтобы я прокатил его старушку на пробеге ветеранов.
   Со стороны ямы послышался скрежет железа и ругательства.
   – Одну минуту, мистер Коттальд. – Мастер Горовиц вскочил со своего места и помчался к ремонтной яме, в которую угодило колесо «Олдвазмобила».
   Мэнсон с интересом наблюдал, как мастер отдавал приказания слесарям и подмастерьям. Наконец колесо машины было извлечено из ямы, и механики приступили к осмотру.
   Горовиц вернулся к Мэнсону.
   – Пройдемте в мой офис, мистер Коттальд. Составим договор, и вы внесете аванс, а потом я вышлю по вашему адресу эвакуатор.
   – Да, конечно, мастер, – согласился агент Смышленый и пошел следом за Горовицем.
   Они поднялись по винтовой лестнице и оказались в небольшом помещении, висевшем под самым потолком ангара наподобие скворечника.
   – А вот сюда, мистер Коттальд, вставьте вашу кредитную карточку. Прошу меня простить, но мы обычно сразу проверяем кредитоспособность новых клиентов.
   – Никаких обид, мастер, я понимаю, – сказал Мэнсон. Он достал карточку, поместил ее в приемное отверстие и почти в ту же секунду ощутил на своем затылке прикосновение пистолетного ствола. – И на чем я засыпался? – поднимая руки, спросил лейтенант.
   – У нас в городе есть только четыре «Бернарди», и я их все знаю.
   – А я думал, мастерская для вас только прикрытие.
   – Нет, парень, я на самом деле неплохо разбираюсь в машинах.
   – Приятно слышать, мастер, – не опуская рук, проговорил Мэнсон. – Что будем делать дальше?
   – Скорее всего, я тебя пристрелю.
   – Хотите верьте, мастер, хотите нет, но я умру с чувством удовлетворения от того, что хоть один агент не провалился, не продался и не ведет двойную игру. А вообще у меня в куртке субволновой передатчик, по которому вы можете связаться с Кельвином.
   – С полковником Кельвином?
   Давление пистолета на затылок Мэнсона ослабло.
   – Да, с ним самым. Надеюсь, ты знаешь его голос?
   – Голос можно смодулировать.
   – Если у тебя есть ионная лампа, можешь просветить мою голову.
   – Ты психоморф?
   – Да.
   – Ладно. – Горовиц опустил пистолет. – Теперь верю.
   – С чего вдруг? – удивился Мэнсон.
   – Мои данные были известны только психоморфу. Если бы пришел кто-то другой, я бы его шлепнул.
   – Нам нужен еще хотя бы один человек.
   – Если ты имеешь в виду булочника с Садовой улицы, то его взяли полгода назад. Взяли очень тихо, но я узнал.
   – Как?
   – У меня был клиент, очень болтливый полицейский. Он всего-то стоял в оцеплении, но хотел выглядеть суперменом. Рассказал мне все, что знал и видел, причем несколько раз.
   – Выходит, мы остались вдвоем, мастер Горовиц?
   – Зови меня Фрэнк.
   – Хорошо, Фрэнк. А я Джеф Мэнсон.


   Горовиц обошел номер, придирчиво оглядел старые обои и брезгливо пощупал выцветшие занавески.
   – Тебе что-то не нравится? – спросил Мэнсон.
   – Зачем ты взял такой поганый номер?
   – В этом отеле большинство номеров именно такие. Нам лучше не выделяться, Фрэнк. Все люди селятся в таких номерах, и мы тоже поживем, не развалимся.
   – Можно было взять номер поприличнее, – не сдавался Горовиц.
   – После этих апартаментов у них сразу следует «президентский». Ты хочешь, чтобы эти папуасы занесли нас в книгу почетных гостей?
   – Можно было выбрать отель ближе к центру.
   – Но ты сам сказал, что с тобой в городе иногда здороваются, а в центре вероятность встречи со знакомыми гораздо выше.
   Горовиц ничего не сказал и, подойдя к окну, приоткрыл занавеску. На улице были припаркованы автомобили, молодость которых уже давно миновала.
   «Не следят за машинами, свиньи», – подумал Горовиц.
   Он перешел ко второму окну и снова посмотрел вниз. Среди неухоженных кустов валялись бумажки и пара разбитых шкафов.
   «По пьянке выбросили из окна», – решил Горовиц и, повернувшись к Мэнсону, спросил:
   – Ты не против, если я выберу ту кровать?
   – Пожалуйста, – пожал плечами Мэнсон, занимавшийся чисткой своего пистолета. – А что такое? Вид из окна не нравится?
   – Вид хреновый, но самое неприятное, что водосточная труба в полутора метрах от нашего окна.
   – Придется сдвинуть кровать.
   – Придется, – согласился Горовиц.
   Он прошел на выбранное место и, осторожно присев, заметил:
   – Матрас не сушили года три.
   – Откуда ты знаешь? – спросил Мэнсон.
   – Он весь в кочках.
   – Ничего, пару ночей проведем здесь, а потом двинем дальше.
   – Лишь бы нас курьер не засветил, – сказал Горовиц и, заглянув под кровать, добавил: – О, да сюда не ступала нога человека. Настоящая археологическая пыль. Ей больше лет, чем этому отелю.
   В дверь постучали. Агенты переглянулись.
   – Одну минуточку! – крикнул Мэнсон и, быстро собрав пистолет, спрятал его за поясом. Затем подошел к двери и щелкнул замком: – Слушаю вас.
   – Мистер, наш ресторан открывается через пятнадцать минут. Если желаете, можете спуститься, – сказала прехорошенькая девчушка лет пятнадцати.
   – А вы не могли бы принести заказ в номер, мисс?
   – Вообще-то у нас это не принято. Вы должны дать мне деньги вперед, иначе ничего не получится.
   – О’кей, солнышко. Вот тебе сто кредитов и принеси нам стандартный ужин на две персоны, ну, вроде набора «Восточный пир» или «Туристический». Надеюсь, у вас такие есть?
   – Да, мистер, – с улыбкой ответила девушка и, повернувшись, пошла по коридору слегка подпрыгивающей походкой. Короткое форменное платье и полные бедра ненадолго привлекли внимание лейтенанта.
   «Еще та девочка», – машинально отметил он и закрыл дверь на замок.
   – Кто это был? – спросил, выйдя из угла, Горовиц.
   – Горничная. Довольно привлекательная девчушка и очень молоденькая, совсем еще ребенок. Я заказал ей стандартные блюда.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное