Алекс Орлов.

Двойник императора

(страница 6 из 29)

скачать книгу бесплатно

   – Пожалуйста, нет проблем. Вот только джемпер переставлю и получишь нормальную частоту. Все, готово. Теперь нужно подождать, пока процессоры остынут. Хочешь, пока чайку сделаю – у меня кипятильник есть.
   – Давай, – согласился Эдди и присел на перевернутый кожух.
   Спотыкаясь на каждом шагу и ругаясь, Леон начал пробираться через наваленные куски проводов и россыпи радиодеталей. В конце концов он добрался до угла, где стоял пластиковый сосуд, в котором кипятил чай.
   – Ну и беспорядок тут у тебя, – заметил Шиллер.
   – Я его не замечаю – он мне не мешает, – отмахнулся Леон.
   – Мне мешает. Сегодня вечером все уберешь. Если хочешь, я приду тебе помочь, но убрать нужно сегодня. – Все это Эдди произнес, не повышая голоса, но Леон понял, что это приказ, и этот приказ должен быть выполнен.
   – Ну хорошо. Сделаем, какие проблемы.
   – Как ты думаешь, процессоры уже остыли?
   – Да. Эдди. – Леон поймал себя на мысли, что едва не сказал юнге «сэр». – Да, Эдди, можно включать.
   – Включи, пожалуйста.
   Оператор с такими же трудностями пробрался к числителю и включил его.
   – Что, сразу на поиск? – спросил Леон.
   – Давай на поиск.
   – Только учти, мы еще недалеко отошли от заправочного дока, поэтому могут быть помехи.
   – Включай.
   Леон-Очкарик включил числитель, и на экране появилась таблица параметров.
   – Это что?
   – Здесь мы задаем параметры поиска – в данном случае массу искомого объекта.
   – А почему здесь стоит ноль?
   – Да потому, что нам не до жиру, – усмехнулся Леон, – любая мелочь сгодится.
   – Нет, так не пойдет. Вписывай сюда две тысячи тонн – размениваться по мелочам мы теперь не будем.
   Оператор покосился на Эдди, но ничего не сказал. Он послушно ввел новые данные и запустил поиск.
   – Теперь он минут пять будет «тарабанить». Ты жди, а я пойду чай заварю – вон вода уже бурлит.
   Пока он возился с чаем, числитель выдал первые результаты.
   – Ну, сколько там, Эдди? – спросил из угла Леон.
   – Девяносто шесть вариантов, – ответил Шиллер.
   – Вот то-то и оно, что девяносто шесть. Теперь бы надо их отсортировать, но «F-100» делать этого не могут, а если их разогнать, числитель начинает «глючить» и давать такие адреса, что закачаешься, – продолжал говорить Леон и, неожиданно оступившись, вылил кипяток себе на ногу.
   – А-а-аа!!! Ма-ма!!! Уй, как печет! А-аа!..
   – Быстро снимай штаны и присыпь ожог солью, – посоветовал Эдди.
   Леон последовал совету, и уже через минуту боль стала стихать.
Леон осторожно дотронулся до обожженного места, но, вопреки его ожиданиям, кожа осталась на месте.
   – Старый бабушкин рецепт, – угадав его мысли, сказал Шиллер.
   – А ты прав, пора бы здесь и прибраться.
   – Сегодня же вечером приберемся. А сейчас пролистай, пожалуйста, мне все варианты.
   Леон стал нажимать на клавиши, и на экране начали сменяться цифры координат.
   – Нет… Нет… Нет… – отрицательно качал головой Эдди. – Можешь побыстрее. Нет, нет, нет, нет. Стоп! – остановил оператора Шиллер. – Отметь эту точку и пошли дальше.
   – Нет, нет, нет. Стоп! Эту тоже. – Когда все варианты были перебраны, отмеченных точек оказалось четыре.
   – Давай теперь эти еще раз, – сказал Эдди. Леон пролистал выбранные точки, и среди них Шиллер выбрал только одну.
   – А почему именно эта, а не другая? – спросил оператор.
   – Меня от нее больше всего трясет.
   – А другие что, пустые?
   – Нет, все с уловом, но в этой он особенно большой.
   – Особенно большой? – переспросил Леон.
   – Да, – подтвердил Эдди, – особенно большой.
   – Эх, хорошо бы! Но должен тебе заметить, Эдди, что нюхачи работают по-другому. Я знал одного нюхача, так вот он…
   – Пусть работают, как умеют, Леон, но зачем мне делать ту работу, которую умеет делать машина? Числитель делает свое дело, я свое, а вместе мы сила. Сколько он перебрал вариантов, чтобы выдать нам первоначальные девяносто шесть?
   – Миллиарды.
   – Вот, а то бы эту работу пришлось делать мне. Усекаешь?
   – Усекаю, – уважительно кивнул Леон.
   – Тогда надевай штаны, а я пойду докладывать начальству.


   В капитанской рубке было прохладно и тихо. Попискивал радар, время от времени недовольно ворчал сканер. Шкиза и Спилберг, доверив судно автопилоту, мирно беседовали, погрузив утомленные тела в пилотские кресла.
   – Так вот, за один раз таких червяков можно провезти пятьдесят штук, и за каждого получаешь по тысяче монет, – продолжал свой рассказ Шкиза.
   – Так как же их на себе провезти? – спросил Спилберг.
   – Элементарно. Смазываешь их оливковым маслом и проглатываешь… – со спокойной уверенностью объяснил Шкиза, как будто проделывал это десятки раз.
   – Но это же черви, – скривился Фриц.
   – Просто надо думать не о том, что это черви, а о том, что это черви по тысяче кредитов за штуку, и тогда дело пойдет. А по прибытии на место ты выпиваешь рвотного и делаешь «форсмажор обратно».
   – А они в животе не шевелятся?
   – Брат говорил, что их усыпляют в каком-то растворе.
   – В растворе? Это как?
   – Ну, наверное, наливают снотворное в тарелку и бросают туда червяка. И он там лежит, пока не наглотается. Не будешь же ты каждому пипеткой этот раствор вводить. Да и куда эту пипетку вставлять? Разве разберешь, где у этих червяков рот, а где наоборот?
   – Все равно противно, – подвел черту Фриц.
   – Ну, не нравятся червяки, можно возить жемчужных жуков «бабануки».
   – Как-как?
   – «Бабануки». В переводе это звучит как «летящий ночью над пустыней, освещенной зеленой луной».
   – Иди ты.
   – Точно тебе говорю, мне брат переводил. – Эдди неслышно вошел в рубку и постучал по большому корпусу бортового компьютера.
   – А, это ты? Настраиваешься? – спросил Шкиза.
   – Нет, уже все сделали. Я принес координаты «окна», – сказал Шиллер.
   – Ты шутишь? – недоверчиво проговорил Фриц, поднимаясь с кресла.
   Эдди, ничего ему не ответив, протянул листочек с цифрами. Шкиза подошел к Спилбергу и, посмотрев на координаты, сказал:
   – Это совсем близко – часа три, и мы на месте. И еще ждать придется.
   Они с Фрицем переглянулись.
   – О’кей, вводим новые координаты, – кивнул Фриц.


   Минута проходила за минутой, и весь экипаж, уже осведомленный о первом предсказании нового нюхача, с нарастающим нетерпением ожидал появления астероида.
   Обычно сонные и ленивые стропальщики за полчаса до установленного срока облачились в рабочие скафандры и уже ожидали возле выходного шлюза. Трезвый Изи Каспар стоял возле гарпунного орудия и не отводил взгляда от монитора.
   Механик Райх озабоченно проверял перегонные диски и тщательно выдерживал их температуру.
   Никто и не надеялся на удачу, и все же, впервые за последнее время, экипаж был по-настоящему готов к погоне за астероидом.
   Эдди находился в капитанской рубке – рядом со Спилбергом и Шкизой. Истекала последняя минута перед предсказанным Эдди появлением астероида. По мере того как цифры обратного отсчета стремились к нулю, Эдди испытывал все усиливающееся головокружение и тошноту.
   – Эй, парень, с тобой все в порядке? – обратился к нему Фриц, однако Шиллер ничего не ответил и повалился на пол.
   – Эдди! – кинулся к нему Фриц, но в это время корабль довольно сильно тряхнуло сопровождающим появление астероида магнитным импульсом. Громко защелкал радар, спотыкаясь лучом об огромную метку, и отчаянно запищал сканер, выпуская длинную бумажную ленту.
   – Фриц, ты посмотри какая громадина! Сканер не может определить массу! – закричал Шкиза.
   – Надо убрать ограничитель! – догадался Спилберг. Когда это удалось сделать, сканер выдал параметры измерений: десять тысяч триста тонн.
   – Мама родная, да разве такие бывают? – почесал затылок Шкиза.
   – Разворачивайтесь вслед за ним, – выдохнул Эдди, поднимаясь с пола. – Он слишком быстрый.
   – И то верно! – Шкиза бросился к штурвалу и, дав двигателям максимальную тягу, погнал корабль вслед за гигантом. Однако догнать астероид было не так легко. Он мчался как бешеный, вращаясь и демонстрируя острые края кратеров.
   Захват такой добычи представлялся делом нелегким, но весь экипаж был готов рискнуть жизнью ради денег и славы удачливых добытчиков. Расстояние сокращалось. «Прима» подбиралась все ближе, готовя точный выстрел гарпуна.
   И вскоре он прозвучал. Гарпун прочертил правильную траекторию и угодил точно в «десятку».
   Однако астероид продолжал движение. «Прима» начала готовиться к его остановке. Шкиза определил на астероиде точку полюса и начал посадку. Едва корабль забурился в породу, на астероид высадились стропальщики и начали ставить дополнительные крепления. Когда дело было сделано, Шкиза попытался остановить бешено мчащуюся добычу. Но масса астероида была настолько велика, что он не замечал работающих в форсированном режиме двигателей «Примы» и лишь слегка изменил скорость вращения.
   – Все, ребята, – сказал Шкиза. – Горючего осталось только на обратный путь.
   – И что теперь? Бросать такое богатство? – спросил Фриц Спилберг.
   – Да вы с ума сошли! – возразил Шиллер. – Давайте свяжемся с «Айк-Металл» и вызовем два мановара. Они сладят даже с таким астероидом. Ну, заплатим мы за буксировку тройную цену – это же пустяк.
   – Эдди прав, – согласился Фриц. – Давай, Шкиза, запрашивай диспетчера.
   Однако в этот момент на открытой волне прозвучал голос Главного арбитра:
   – Судно «Прима», поскольку вы не в состоянии контролировать загарпуненный объект, он объявляется «дикарем» и на него будет объявлена свободная охота.
   – Но это же наша добыча! – неожиданно закричал в микрофон Эдди. – Это мы ее нашли, и мы ее загарпунили!
   – Эй, Эдди! – Фриц отобрал у Шиллера микрофон и отключил его. – Ты что? Разве можно так говорить с Главным арбитром?
   – Конечно-конечно, – в голосе Главного арбитра слышалось неприкрытое раздражение, – вы его загарпунили, и вам уже принадлежит половина астероида. Все, даю вам полчаса на отстыковку.
   – Но это же наш астероид! – снова начал возмущаться Шиллер.
   – Не спорь с Главным арбитром, Эдди! Это может нам дорого обойтись, – погрозил пальцем Фриц. Он связался с Оноре Клоцем и распорядился, чтобы бригада стропальщиков начала срочную расстыковку. В отличие от Эдди, Оноре сразу понял, в чем дело, и спорить не стал.
   – Ты же слышал, нам отходит половина, – улыбнувшись, напомнил Шкиза. – А пять тысяч тонн – это хорошие деньги.
   – Все равно это произвол, – продолжал упрямиться Шиллер. – И почему нельзя спорить с Главным арбитром?
   – Потому, что он сидит на роботе «Y-7», – пояснил Фриц. – Ты знаешь, что это такое?
   – Нет, – честно признался Эдди.
   – То-то и оно. Это такая бронированная громадина с сотней туннельных двенадцатидюймовых орудий. При этом скорости «Y-7» может позавидовать любой уиндер. К тому же у Главного арбитра есть право решать, кто прав, а кто виноват. Потом он наводит прицел, и от «виноватого» остается только пыль.
   – Без всякого следствия? – удивился Эдди.
   – О чем я тебе и толкую. Главный арбитр – это и следствие, и суд, и палач.
   В этот момент корабль качнулся и освободился от астероида, после чего тот продолжил свободное падение в бездну космоса.
   Вскоре радар начал выдавать метки собирающихся, словно стая хищников, промысловых судов. Определив массу «дикаря», некоторые суда убирались восвояси – их капитаны правильно оценивали возможности своих кораблей.
   В конце концов осталось только пять больших судов с мощными силовыми установками. Среди них были «Калигула» и «Джанг». Следом за своими добытчиками, словно приклеенные, двигались группы истребителей-штурмовиков «сарацин».
   – Ну, ребята, сейчас начнется такая рубка! – сказал Фриц.
   Один за другим промысловые суда устремились к «дикарю» и с дальней дистанции начали выпускать десятки гарпунов. Корабли мешали друг другу и закрывали сектор обстрела. Гарпуны попадали в борта кораблей, оставляя на обшивке глубокие вмятины. Вскоре в сутолоке уже ничего нельзя было разобрать. Однако Главному арбитру было виднее, и он в конце концов объявил:
   – «Дикарь» одновременно поражен «Калигулой» и «Шевроном III». – Арбитр сделал паузу, но все понимали, что это означает.
   «Джанг» и два других корабля, забрав с собой суда прикрытия, начали покидать опасную зону, а «Калигула» и «Шеврон III» вместе со своими маленькими армиями заняли исходные позиции.
   – Драться будут? – спросил Эдди.
   – И еще как, – ответил Фриц.
   – Спор… – скомандовал Главный арбитр, и противники рванулись в лобовую атаку.
   «Сарацины» начали осыпать друг друга ракетами и пушечными снарядами, а промысловые суда – обмениваться залпами из гарпунных орудий.
   Гарпуны вонзались в бока судов, пробивая борта насквозь. Здесь использовались свои приемы, и для споров применялись специальные гарпуны, которые наносили сопернику наибольшие повреждения. Главный арбитр этому не препятствовал, однако выдвинул условие: гарпуны не должны были оснащаться разрывными боеголовками.
   – По-моему, люди Байка теснят команду «Шеврона», – сказал Шкиза.
   – Похоже на то, – согласился Спилберг.
   «Сарацины» «Шеврона» один за другим выходили из боя. Несли потери и истребители «Калигулы». Наконец на «Шевроне» поняли, что проиграли, и выпустили белую сигнальную ракету.
   – Спор закончен. Право за «Калигулой», – объявил Главный арбитр. «Сарацины» «Шеврона» начали отходить. Один из истребителей «Калигулы» помчался вслед за отступающими, ведя огонь из всех пушек. Сверкнул туннельный разряд, и «нарушитель» превратился в облако газа.
   – Вот что такое Главный арбитр, парень, – прокомментировал Фриц. – А ты еще пытался с ним спорить.
   – Все равно, я еще доберусь до него, – упрямо заявил Шиллер.
   – Ну ладно, это будет потом, а пока большое тебе спасибо за астероид, Эдди. Пожалуй, нам пора двигать к «Айк-Металл». Будем ждать, когда буксиры приведут нашу с Байком добычу.


   «Приме» пришлось ждать более десяти часов, пока наконец два пыхтящих мановара доставили десятитысячник к заводу. Все это время Эдди спал в гарпунном помещении, которое считал на «Приме» своим домом. Он не видел, как астероид раскололи на четыре части и только таким образом сумели протащить сквозь приемные ворота.
   Наконец взвешивание было закончено, и диспетчер объявил результат:
   – Эй, на «Приме», вам с «Калигулой» по пятьсот тридцать четыре тысячи записали. Устраивает?
   – Вполне, – довольно улыбнулся Шкиза.
   – Это не Крепс? – спросил диспетчер.
   – Нет, не Крепс.
   – Позови мне капитана, парень, скажи, что Ник Тэтчер хочет его поздравить с удачной охотой.
   – Увы, Ник, это невозможно. Джулиана Крепса убили.
   – Убили?! Кто?
   – Люди Микеле Байка. Знаешь такого?
   – Кто же эту сволочь не знает? А чего же вы с ним добычу делите?
   – Так решил арбитр.
   – Понятно. – Было слышно, как Ник Тэтчер вздохнул. – Ну ладно, «Прима», удачи вам.


   Промысловое судно «Калигула» стояло в ремонтном доке «Спейс индастриз», и многочисленная команда ремонтников занималась пробоинами, полученными кораблем во время спора с «Шевроном III».
   Капитан судна Микеле Байк, кличка Фельдшер, сидел в своей каюте и выслушивал гостя, который, судя по тону, делал ему выговор:
   – Я повторяю, Байк, пока ты не выполнил ни одной поставленной перед тобой задачи. Некоторые из них были не столь уж существенны, но прокол с «Китобоем» – это уже провал.
   – Прошу прощения, сэр, но я работал с людьми, которых дали мне вы. И именно вы говорили мне, что абордажная команда состоит из профессионалов.
   – Своих специалистов я дал после того, Байк, как ты заявил, что у тебя никого нет, – в голосе гостя послышалось раздражение, – хотя мы договаривались, что людей для заданий ты будешь подбирать сам. Именно за организацию акций мы и платим тебе такие деньги, да еще покрываем накладные расходы.
   Байк недовольно засопел, всем видом показывая гостю, что этот разговор его тяготит.
   – Мистер Буш, вчера я добыл вам полмиллиона кредитов.
   – Ох, не надо было тебе напоминать об этом, Байк. Не надо было, – с угрозой в голосе произнес Буш. – Полмиллиона ты заработал, но при этом угробил четыре истребителя по пятьсот тысяч каждый, да еще счет за ремонт «Калигулы» составит около шестисот тысяч. Деятель!
   – Сэр, если я вам не подхожу, пожалуйста, можете меня уволить! – с обидой в голосе выкрикнул Фельдшер.
   Он ожидал, что мистер Буш разозлится еще сильнее, однако тот неожиданно рассмеялся:
   – Нет, Фельдшер, увольнять мы тебя не станем. У нас увольняются только на тот свет. Это, во-первых. А во-вторых, вторую такую сволочь нам будет найти очень сложно, да и денег в тебя уже вбухали будь здоров. Так что работай. Главной по-прежнему является задача полного захвата промысла. Поэтому продолжай хамить другим капитанам и создавать для них невыносимые условия – пусть уходят. А охоту за нюхачом с «Китобоя» надо продолжить.
   В дверь каюты постучали.
   – Входите! – крикнул Байк.
   Дверь отворилась, и показался представитель «Спейс индастриз».
   – Прошу прощения, господа. Вы должны выбрать состав для цементирования пробоин.
   – А какие у вас есть? – спросил мистер Буш.
   – Их всего два: «БС» и «феррамон».
   – И в чем разница?
   – «БС» застывает в течение семидесяти двух часов, а «феррамон» – практически мгновенно.
   – Какова будет разница в цене? – задал вопрос Буш.
   – Восемьдесят четыре тысячи.
   – Тогда нам то, что подешевле.
   – Как скажете, господа, – поклонился представитель и вышел.
   Когда за ним закрылась дверь, Байк с кривой усмешкой сказал:
   – Я думал, Промышленный Союз достаточно богат, чтобы позволить себе не экономить на мелочах.
   Буш выразительно посмотрел на Байка, но на его выпад не ответил. Вместо этого он поднялся со своего места и пошел к двери.
   – В ближайшее время готовь захват нюхача с «Китобоя».
   С этими словами Буш вышел из каюты, оставив Фельдшера наедине с невеселыми мыслями.
   Байк встал со стула и, подойдя к шкафчику, достал из коробки сигарету. Крепкий табак помогал ему сосредоточиться, хотя и выжигал мозг. Байк вспомнил, как в детстве отец водил его в Центр пропаганды, где показывали фильм о вреде курения. Увеличенные картины гибнущих мозговых клеток производили сильное впечатление, особенно на маленького мальчика.
   «Видишь, Микеле, – говорил отец, – пристрастие к табаку делает из людей идиотов. Постепенно, год за годом, незаметно для себя, они превращаются в простейшие машины – наподобие карманного фонарика».
   «То есть они светятся, папа?»
   «Да, сынок, если их включить, они светятся».
   Фельдшер глубоко затянулся, и мозги стали проясняться.
   «Так, повторять попытку абордажного захвата не стоит. Нужно брать нюхача на отдыхе. А бывает ли у команды «Китобоя» отдых? Или, пока им удача, они не останавливаясь куют «бабки»?
   Фельдшер потянулся к микрофону и, включив его, позвал помощника:
   – Дрейк, зайди ко мне… – И стал ждать, пуская к потолку кольца дыма. Прошло минуты три, но Дрейк не появлялся.
   – Дрейк, скотина! Я долго буду ждать тебя?
   Такая форма обращения подействовала, и спустя десять секунд Дрейк влетел в каюту Байка.
   – Звал, босс?..
   – Чего у тебя такая харя потная? Опять, что ли, бабу притащил?
   – Да так, – махнул рукой Дрейк, – не баба, а одно недоразумение.
   – Тогда веди ее сюда. Я сам посмотрю, что это за недоразумение.
   – Да не стоит, босс…
   Фельдшер посмотрел на своего помощника таким взглядом, что тому ничего не оставалось, как выполнить приказание и привести девушку, с которой он был.
   Она оказалась совсем молоденькой и выглядела наивной школьницей.
   – О, Дрейк, какое же это недоразумение? Это как раз то, что мне сейчас нужно. Как тебя зовут?
   – Клубничка… – ответила девушка.
   – Давай-ка, крошка, приляг на мою кровать.
   Девушка без колебаний улеглась на койку Фельдшера. Оценив на глаз ее прелести, он повернулся к Дрейку:
   – Ты что же, мотался за ней на «Айк-Сити»? На нашем катере?
   – Нет, Микеле, ты что? Разве я не понимаю? Я взял катер у этих парней из дока… – ответил Дрейк, уверенный, что босс восхитится его сообразительностью. Однако сильный удар в пах показал, что босс не оценил находчивости Дрейка.
   – За… что… босс?.. – еле выдавил тот и сполз по стене.
   – А за то, скотина, что «Спейс индастриз» вставит твою поездочку в наш счет. Ты, небось, обещал ее и обратно доставить? – Байк повернулся к девушке. – Обещал?
   – Ага, обещал, – кивнула та, – с ветерком…
   – Нет, ну с кем приходится работать, а? – сокрушался Байк, снимая штаны. – Не поверишь, Малинка, и все остальные мои ребята такие же, как он… Ну а теперь давай проверим, что ты за ягодка…


   Когда «Китобой» наконец прочно встал к причалу, капитан Макриди поднялся с пилотского кресла и, сладко потянувшись, сказал:
   – Все, Стэн, часиков семь-восемь мы просто обязаны ничего не делать. Шутка ли, доставить восемнадцать тысяч тонн за сорок восемь часов.
   – Сейчас встану, вот только с силами соберусь, – отозвался Кроуфорд. – У меня такое ощущение, что я уже сросся с этим креслом.
   – Алло, капитан? – раздался голос бригадира швартовой команды, работающей на «Айк-Сити».
   – Слушаю вас.
   – «Китобою» нужны какие-нибудь ремонтные работы или заправка?
   – Заправка – да, а ремонт не нужен. Хотя нет, посмотрите левый борт, там должна быть небольшая вмятина.
   – Больше ничего?
   – Больше ничего.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное