Алекс Орлов.

Двойник императора

(страница 3 из 29)

скачать книгу бесплатно

   – «Мал» – значит, совсем мал и никуда не годится, – пояснил Райх и положил в рот целый ворох соленой соломки. При этом ему в рот попал кусок упаковки, однако механик этого не заметил и продолжал хмуро смотреть на юнгу.
   – О, вон Миллард и капитан появились, – сказал Гарман. – Помаши им рукой, Шиллер, а то они упрутся в другую сторону.
   – Зачем нам здесь капитан? Мне его рожа и на корабле надоела, – пробурчал механик.
   Гарман осуждающе посмотрел на него и принялся отчитывать, точно ребенка:
   – Почему ты такой злой, Райх? Не нужно быть злым, дружище, ведь мы все здесь друзья, понимаешь? Ты понимаешь меня? Вот Бонус – он не злой, и Фриц тоже не злой. И я не злой, а вот ты…
   – Если бы ты не наширялся, Гарман, ты бы тоже был злым, – возразил Райх.
   – Так наширяйся и ты, Райх. Хочешь, я тебя угощу? У меня с собой и шприц есть.
   – Да пошел ты, – ругнулся Райх и проглотил разжеванный пластик.
   Миллард подошел к столику и, не говоря ни слова, залпом выпил панку из стакана Гармана.
   – Мог бы и спросить, Гэс, – буркнул Гарман.
   – А ты что, не дал бы?
   – Конечно, дал бы…
   – Ну тогда все в порядке. – Гэс Миллард пожал плечами.
   – Привет, ребята, – поздоровался капитан.
   – Присаживайтесь, сэр, – проговорил Спилберг, вставая.
   – Нет-нет, Фриц, спасибо. Я сейчас ухожу. – Капитан повернул голову в сторону элитной части зала: – А вон и наши оппоненты.
   Все посмотрели туда, куда показал капитан. Группа людей рассаживалась за столики. Это был капитан «Калигулы» Микеле Байк со своей свитой. Их было не меньше двенадцати человек, и они заняли три столика.
   – Ого, целых три столика, и за каждый по две сотни, – сказал Гарман.
   – За что по две сотни? – заплетающимся языком спросил Шкиза.
   – Только за то, что сели. Безо всякой выпивки.
   – Вот сволочи! Мы тут, можно сказать, последние сухари доедаем, а они…
   – Вы с ними поосторожнее, ребята, – предупредил капитан. – У них и так на нас зуб за этот кусок. Это настоящие бандиты, причем богатые бандиты. А богатый бандит чувствует себя безнаказанным.
   О людях Микеле Байка на время забыли. Шиллер и Бонус сходили к стойке и принесли еще выпивки и легкой закуски. Капитан Крепс выпил и уже забыл, куда собирался идти.
   – Сэр, они идут сюда, – сказал Бонус, указывая за спину капитана.
   – Кто «они»?
   – Люди Фельдшера.
   Грубо расталкивая посетителей бара, все двенадцать человек направлялись к столику, за которым сидели капитан Крепс и его матросы.
   Микеле Байк по кличке Фельдшер шел чуть позади своих слуг, расчищавших для босса дорогу.
   Когда до команды «Примы» осталось несколько шагов, свита Байка расступилась и вперед вышел сам Микеле.
   – Приветствую удачливых охотников, – сказал он и изобразил на лице кривоватую улыбку.
   – Для тебя охота была не менее удачной, Байк, – заметил Крепс.
   – Да, охота была удачной, но… Одно маленькое «но»! Ты украл часть моей добычи, Крепс, и это сильно меня огорчило.
   – Не слишком большой повод для огорчения, при твоих-то доходах.
   – Ты что, считаешь деньги в моем кармане? А может, я гуляю на последние? Короче, так. – Фельдшер подошел к Крепсу и взял его за пуговицу. – За то, что ты загарпунил мой кусок, я налагаю на тебя штраф.
   – Я действовал в рамках закона, Байк, и Главный арбитр…
   – К черту Главного арбитра! – перебил Крепса Фельдшер, резким движением оторвал у Крепса пуговицу и бросил ее одному из своих людей. – Проверь на крепость, Дрейк.
   Тот, кого Байк назвал Дрейком, кинул пуговицу в рот и с треском разгрыз ее, как будто это был орех.
   Упреждая реакцию Крепса, Фельдшер отскочил назад и спрятался за спинами своих телохранителей.
   – Ну-ка, «волки», размажьте их по стенам! – приказал он.
   «Волки» выхватили ножи и бросились на матросов «Примы».
   Фриц Спилберг мгновенно перевернул стол, и вся его сервировка посыпалась на упавшего Шкизу.
   – Наших бьют! – заорал Бонус и спрятался за Райхом.
   Гарман начал швыряться бутылками, а Миллард сцепился с Дрейком, и они повалились на пол.
   Визгливо закричали проститутки, однако охранники элитной части зала не покинули своих мест, поскольку их клиентам ничего не угрожало.
   К людям Фельдшера подошло подкрепление, и они стали сильно теснить матросов «Примы».
   Миллард злобно ругался и пинал противников своими тяжелыми ботинками.
Гармана ранили в плечо, но он яростно отбивался горлышком от бутылки. Даже Бонус рвал зубами чье-то ухо, и его жертва – бритоголовый качок – орал, как подпаленная свинья.
   Отдельную войну вел механик Райх. Вооружившись ножкой от стола, он бил всех, кто попадался на его пути. Жившая в Райхе злоба все никак не кончалась, и он продолжал избивать правых и виноватых, рассыпая удары во все стороны.
   Один только Эдди Шиллер не участвовал в драке. Враги не воспринимали его как бойца и не обращали на него внимания. Юнга пытался хоть как-то помочь своим, но его оттолкнули в сторону, и он попал под ноги мечущихся в панике проституток.
   Неожиданно прогремели два выстрела, и в зале тотчас появились охранники.
   – Прекратить драку! Немедленно! – раздался усиленный мегафоном голос. – Кто стрелял?
   Телохранители Фельдшера мгновенно ретировались, прихватив с собой своих раненых. Они просочились через ряды угрюмых охранников, и их никто не задержал.
   – Ага, так, значит, это вы затеяли драку, да еще со стрельбой? – грозно cпросил полицейский сержант.
   Ему, однако, никто не ответил.
   Гарман сидел у стены и, зажимая рану в плече, тупо смотрел перед собой. Миллард прикладывал к рассеченной щеке разорванную майку, а Бонус судорожно всхлипывал и размазывал кровь по разбитому лицу.
   – Заберите у этого дубину, – приказал сержант, указывая на механика Райха, продолжавшего стоять возле стойки в той же оборонительной позе. Рукава его рубашки были оторваны, и на предплечье красовалась вытатуированная надпись «Поймаю – убью».
   – Отдай дубину, дурак! – потребовал полицейский, но механик только тяжело дышал и бросал по сторонам безумные взгляды.
   – Сэр, он, кажется, того, – сказал полицейский, обращаясь к сержанту. – Крыша поехала.
   – Э, да у них здесь трупы! – сказал один из полицейских, сдвигая обломки мебели с тел Крепса и одного из людей Фельдшера.
   В груди капитана «Примы» торчал нож, а его руки застыли на горле врага, которого он, умирая, сумел утащить с собой.
   – Убийство, – сказал сержант. – Всех участников драки я забираю в участок. Крайчек!
   – Да, сэр. – К сержанту подскочил полицейский.
   – Поднимайте тех, кто не может идти, и тащите их в участок. Пусть доктор окажет им помощь, а потом я приду, и мы всех допросим.
   – Понял, сэр, – кивнул Крайчек, и полицейские стали поднимать избитых матросов с пола.


   Голубоватое пламя светильника едва освещало стены и обстановку каюты. На единственном стуле в напряженной позе сидел человек. Он смотрел прямо перед собой, в темный угол, куда не попадал свет тусклого светильника.
   Картины сменялись одна другой. То это было бегущее стадо диких буйволов, то взлетающая стая розовых птиц, то атакующие льва гиены. Но все было не то. Одарес продолжал всматриваться вдаль, ожидая того, единственно нужного видения – «где?» и «когда?».
   «Право!» – Одарес всем телом почувствовал эту легкую, но вполне отчетливую вибрацию.
   – Право! – повторил нюхач, и в его голове само собой родилось продолжение. – Право, три градуса, пятнадцать секунд. Дистанция – пять тысяч пятьсот четыре.
   Дежуривший под дверью каюты матрос тотчас передал услышанное в капитанскую рубку. «Китобой» мгновенно повиновался и встал на новый курс.
   – Пока не увижу астероид – не поверю, – сказал Кроуфорд.
   – Ты говорил это десятки раз, – заметил капитан Макриди.
   – Да, – кивнул помощник, – и всякий раз я отказываюсь верить во все происходящее с нами.
   – Нам лучше подумать о том, как сохранить голову.
   – То есть?
   – За такого нюхача, как Одарес, некоторые люди готовы положить тысячу жизней.
   – Неужели это так серьезно, сэр?
   – Более чем серьезно. Вспомни – когда все помчались на поимку «дикаря», мы отправились на плановую охоту. Теперь об этом знают все. Внимание, Ник!
   Радар пискнул и нарисовал на экране контуры астероида.
   – Свыше четырех тысяч тонн, – сказал капитан, оценивая массу добычи на глаз. – Ну как, поверил?
   – Да, сэр. Сейчас поверил, но в следующий раз снова буду сомневаться.
   – Клаус! – позвал капитан.
   В рубке появился дежурный матрос.
   – Скажи Одаресу – пусть отдыхает. И позови ко мне боцмана.
   Клаус исчез, и через минуту появился боцман Пелитье:
   – Звали, сэр?
   – Да, Андрэ, звал. На этот раз «камушек» тяжелый, поэтому пусть стропальщики возьмут новые тросы.
   – Из той бухты, что брали в порту Габона?
   – Именно. И еще одно.
   – Слушаю, сэр.
   – Андрэ, кто из наших людей умеет стрелять?
   – Каневич, Лацис, Беккер и Линникер, все они когда-то были в наемниках. А в чем дело, сэр?
   – Да это я так – на будущее.
   Раздался выстрел гарпунной пушки, но это было лишь соблюдением формальностей, поскольку никаких других кораблей поблизости не было.
   – Даже скучно как-то, – заметил помощник. – Как в магазине.
   – Да, Одарес не делает ошибок, если не устает. Но мы его и не напрягаем. Он работает, только когда может. Я знал много хороших нюхачей, которые потеряли свой нюх из-за жадности капитанов. Им все было мало – давай, давай. А специалиста нужно беречь. Помнишь, Одарес не работал три недели, но я ему не сказал ни слова. И что же? В первый же заход он привел к четырехтысячнику.
   Заработали лебедки, и, когда тросы натянулись, корабль слегка тряхнуло. В коридоре раздались топот и возбужденные голоса – команда стропальщиков шла снимать тяжелые скафандры.
   – Ну что? Вызвать буксир? – спросил Кроуфорд.
   – Конечно, добыча схвачена, теперь дело за тягачом.
   Помощник набрал код службы доставки «Айк-Металл», послышался голос диспетчера:
   – «Айк-Металл-доставка», диспетчер Хорн слушает.
   – Говорит «Китобой», хотим сдать вам камушек.
   – Ну, ребята, вы нас просто загоняли. Два дня назад притащили один, а теперь и второй. Другие экипажи тратят на это дело пару недель, да и то собирают мелочь, а вы…
   – Короче, вы отказываетесь брать?
   – Это что, шутка? А куда вы повезете товар, если не к нам? – Это была чистая правда. «Айк-Металл» был монополистом и, пользуясь этим, покупал сырье по заниженным ценам.
   – Повезем к «Глисс и K°», – соврал Кроуфорд. – Правда, это чуть подальше, зато цены там повыше.
   На другом конце воцарилась тишина. Наконец диспетчер пришел в себя и забормотал:
   – Все нормально, ребята. Какой тягач вам нужен?
   – У нас больше четырех тысяч.
   – Ну, «леди» будет слабоват. Передавайте на компорт ваши координаты и ждите мановар.
   – Спасибо, диспетчер Хорн. До свидания.
   – Э, одну минуту, сэр. Как, вы сказали, называется та фирма?
   – «Глисс и K°».
   – Спасибо, сэр, – поблагодарил диспетчер.
   – Пожалуйста, – вежливо отозвался Кроуфорд и отключил связь.
   – Зачем ты ему соврал? Он же теперь всю администрацию на уши поставит, и все будут искать эту несуществующую компанию.
   – Ничего страшного, сэр. Пусть побегают, а то они слишком много себе позволяют, – сказал Кроуфорд и начал передавать координаты местонахождения «Китобоя». Через несколько секунд компьютер зарегистрировал отзыв – координаты приняты.
   В ожидании тягача Кроуфорд и капитан Макриди обсудили ценовую политику «Айк-Металл» и воинственные заявления Нового Востока.
   – Я думаю, сэр, что будет война.
   – Почему это?
   – Посудите сами. Первый правитель Нового Востока – Абдулла IV – присоединил к своей империи восемь миров. Второй правитель – Хасан II – завоевал еще пять, третий правитель – Реваз Великий, который убил принца Рихима и захватил трон, – завоевал планеты Ордена Масе и захватил сырьевой район WET-134. Теперь на троне Нового Востока Джон Ясноликий. Ему минуло двадцать девять лет, но он еще не развязал ни одной сколько-нибудь серьезной войны. Мелкие стычки не в счет.
   – И ты считаешь, что теперь он начнет войну с Промышленным Союзом?
   – Промышленный Союз слишком сильный противник. Император Джон может ударить по остаткам империи Финх-Недд.
   – Я думаю, что ему сподручнее напасть на Ученый Дом.
   – Это невозможно. Ученый Дом поставляет императору Джону новейшие технологии, – возразил Кроуфорд. – Вот если бы…
   Его прервал вырвавшийся из динамиков недовольный голос водителя тягача:
   – Эй, на «Китобое», вы чего там, уснули? Куда мне ехать-то? Где координаты?
   Капитан и помощник переглянулись, Кроуфорд взял микрофон.
   – Я «Китобой», извини, браток, накладочка вышла. Принимай цифры: «север» – 10-14-47.
   – О’кей, «Китобой», вас понял. Ждите через два часа, – сказал водитель тягача и отключился.
   – Кто же тогда принял наши координаты в первый раз? – удивился капитан Макриди. Кроуфорд пожал плечами.
   – Клаус! – позвал капитан.
   – Да, сэр, – явился на зов Клаус.
   – Зови сюда боцмана, Каневича, Лациса, Беккера и…
   – Линникера, – подсказал Кроуфорд.
   – Да, – подтвердил капитан, – и Линникера тоже.
   Спустя минуту все вызванные были в рубке.
   – Кто-то перехватил наши координаты, – начал капитан. – Возможно, произошла ошибка, но, может, и нет. Короче, к нам могут прибыть непрошенные гости. На случай абордажа вам выдадут оружие.
   – Я не понял, босс, – подал голос Каневич. – Они хотят наш астероид?
   – Боюсь, что нет.
   – А тогда чего же им надо?
   – У нас на борту есть значительно более ценная вещь.
   – Наш нюхач, – догадался Линникер.
   – Да, – кивнул капитан. – Так что если нападут, это будет абордаж. Вам как людям бывалым боцман выдаст оружие. На остальных членов экипажа я не очень-то надеюсь.
   – Когда ожидать нападения, сэр? – спросил боцман.
   – Не знаю, Андрэ.
   В этот момент запищал радар, предупреждая об обнаружении неизвестного объекта.
   – Боцман, быстро раздать оружие! – приказал капитан и кинулся к экрану радара.
   Метка была небольшой, но она двигалась очень быстро и уверенно держала курс прямо на «Китобой».
   – Спешат, – сказал помощник.
   – Да, хотят управиться до появления тягача.
   – Куда они пристанут?
   – Брюхо у нас прикрыто астероидом. Скорее всего на борт – удобно вскрывать, легко выходить, да и коммуникаций там немного.
   – Тогда вопрос – какой борт?
   – Сейчас узнаем, – ответил капитан, глядя на все увеличивающуюся в размерах метку. Когда агрессор оказался совсем рядом, включился сканер и на экране появилось изображение судна.
   По виду оно напоминало черепаху, на «панцире» которой стояли новейшие двигатели на ионной тяге. Приблизившись к корпусу «Китобоя», судно выпустило реверсные струи и начало тормозить.
   Покрутившись вокруг корабля, словно надоедливая муха, «черепашка» двинулась к левому борту.
   – Побежали! – скомандовал капитан, и они с Кроуфордом помчались по корабельным ярусам.
   Когда они прибежали в левый коридор, там уже находились четыре вооруженных матроса, боцман и два ремонтника. Боцман ощупывал руками стену, а рабочие держали наготове длинные шланги, уходившие концом в большую емкость, похожую на сосуд Дьюара.
   – Что в бочке? – спросил боцмана запыхавшийся Кроуфорд.
   – Пока все тихо, – сказал тот, не поднимаясь с четверенек. – А в сосуде жидкий азот, сэр. Как только они начнут резать борт, мы начнем его охлаждать. Они греют, мы охлаждаем.
   – Молодец, боцман. Здорово придумал, – похвалил его капитан.
   По борту что-то негромко стукнуло.
   – Ага – дугу устанавливают. Ай-яй! – отдернул руку Пелитье. – Давайте сюда, ребята!
   Один из рабочих подбежал ближе и выпустил на стену струю жидкого азота. Весь коридор заполнился молочным туманом, а по ногам пробежал арктический холод. Однако нужный эффект был достигнут, и большой участок стены покрылся инеем. Прямо посередине заиндевевшего пятна начала появляться первая проталинка. Она росла и увеличивалась в размерах, пока наконец от нее не пошел пар.
   – Давай еще, – скомандовал боцман, и снова весь коридор заволокло молочным туманом.
   – У нас еще много азота? – спросил капитан второго рабочего.
   – Еще одна бочка, сэр, – ответил тот.
   – На сколько мы это все растянем?
   – Если лить, как сейчас, то около часа, сэр. Может быть, чуть больше.
   Капитан подумал, что хорошо было бы продержаться до прибытия тягача.
   «Только чем он нам поможет? Пушек у него нет. Стоп! Пушка!» Обрадовавшись пришедшей ему в голову мысли, капитан крикнул в конец коридора:
   – Эй, кто-нибудь, позовите Кухарда!
   – Я уже здесь! – отозвался тот, выскакивая из-за тающего облака азотных паров.
   – Джозеф, нужна твоя помощь! Срочно беги в левую кабину и посмотри, можно ли попасть гарпуном в эту тварь!
   – Я уже смотрел, сэр. Попасть можно, только нужно сломать поворотный ограничитель, а он стоит больших денег.
   – Ломай немедленно и стреляй! Бегом! – И капитан что было силы толкнул повернувшегося гарпунщика в спину. От сильного толчка Кухард едва не растянулся на полу, однако устоял на ногах и, не теряя приданного ему ускорения, скрылся в тумане.
   – Ну, что там? – спросил капитан, повернувшись к боцману.
   – Дуга не гудит, сэр. Но может так случиться, что они придумают другую гадость.
   Противное жужжание, отдававшееся по всей стене, подтвердило опасение Пелитье.
   – Это алмазная турбина, сэр! – крикнул один из ремонтников. – Через двадцать секунд они вскроют борт.
   Четверка вооруженных ветеранов решительно двинулась к стене. В этот момент раздался выстрел гарпунной пушки, и жужжание прекратилось. Через десять секунд Кухард выстрелил еще раз.
   – Сэр! Сэр, они отцепились от нас! – закричал прибежавший из рубки Клаус. – После второго выстрела они отошли от борта.
   – Ура, мы победили! – объявил Кроуфорд. Однако не успел он это произнести, как стук магнитных захватов послышался ближе к хвосту.
   – Вот сволочи, они просто пересели в более безопасное место, – сказал боцман. – Ребята, тащите туда азот… Хотя стойте, не надо. Теперь они сразу начнут с турбины.
   В кармане у капитана запищала рация.
   – Макриди слушает! – закричал в трубку капитан, думая, что на открытой волне с ним связываются пираты.
   – Капитан, как будем камень крепить – «крестом» или «восьмеркой»?
   – Кто это? – не понял капитан.
   – Вот те раз. А вы кого ждали? Я борт «1476» – тягач-мановар.
   – Слушай, парень, у нас к левому борту присосалась какая-то дрянь. Видишь?
   – Да, что-то вроде черепахи.
   – Ты не мог бы ее раздавить?
   – А что это за штуковина? – подозрительно спросил водитель тягача.
   – Что-то вроде магнитного мусорщика, – соврал капитан.
   – Тысяча монет.
   – О’кей, я согласен.
   – Ну тогда, ребята, держитесь. Только давить я его не буду, а то он у вас в трюме окажется. Попробую его срезать.
   – Тебе виднее.
   Угловатый корпус мановара медленно развернулся и двинулся вдоль линии борта «Китобоя».
   Кэдди Янгер сидел в кабине и радостно подпрыгивал на своем месте, радуясь, что нашел такую легкую халтуру. По радио передавали его любимую песню «Три стройные ножки», и Кэдди, сделав музыку погромче, стал подпевать очень сексуальному голосу Трейси Фишер:
   – И ты меня спроси-и-шь, ла-ла, каво я люби-ла-а, и сразу услыши-и-шь…
   На дисплее выровнялись две красные линии. Это означало, что правый буфер пройдет в двадцати сантиметрах от борта «Китобоя».
   – Кэдди все понял, – сказал сам себе водитель и дал двигателям полную тягу. Мановар завибрировал и начал набирать скорость.
   – И ты меня спроси-и-шь, ла-ла, каво я… лю-била-а, и сразу услыши-и-шь…
   Раздался громкий удар, и сорванная с борта «Китобоя» «черепашка», кувыркаясь, полетела в космос.
   – Bay! Работа сделана! – крикнул Кэдди Янгер и включил открытую волну. – Хозяин, дело сделано.
   – Спасибо, друг. Ты нам здорово помог!
   – Но вы должны мне «штуку», не забыли?
   – Нет, парень, не забыл. Как только придем в «Айк-Металл», ты сразу же получишь свои деньги.


   Звездная карта занимала весь демонстрационный стол, и, чтобы достать указкой до того или другого ее участка, докладчик переходил с места на место.
   – Вот здесь и здесь находятся основные форпосты Ученого Дома. Это Трент и Шеврон. На них базируются генераторные станции, питающие орбитальные «стопгварды». Если нанести удар по этим планетам и вывести из строя генераторные станции, ворота к мягкому телу Ученого Дома будут открыты.
   – Но «стопгварды» ведь останутся боеспособными, – заметил император Джон.
   – Да, сэр, – подтвердил адмирал Саид-Шах, – но их эффективность уменьшится до двадцати процентов. Флот вашего величества легко сомнет их, и в эту брешь мы пустим десантные боты.
   – Хорошо, – кивнул император Джон. – Крайс, что говорят ваши расчеты? Сколько пехоты нужно для подавления сопротивления на планетах Любиц, Револьта и Крым?
   – Мы делали расчет на четыре планеты. К тем, что вы назвали, ваше величество, мы добавляли Зиги-Боб.
   – Хорошо, пусть будет четыре, – согласился император.
   – Любиц и Револьта потребуют по двадцать миллионов пехоты. Хотя планеты и аграрные, но тамошние крестьяне очень драчливы. Вряд ли они сдадутся просто так.
   – Дальше.
   – Крым населен не слишком плотно. Там будет достаточно пяти-шести миллионов, а вот Зиги-Боб потребует много ресурсов.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное