Алекс Орлов.

Основной рубеж

(страница 2 из 28)

скачать книгу бесплатно

   Поеживаясь от непогоды, полицейский нагнулся к лежащему на шоссе человеку и пощупал пульс.
   – Эй, Реми! Он еще жив, вызывай «Скорую помощь»! – крикнул он своему напарнику.
   Пока Реми вызывал «Скорую», Ганс Пайпер, так звали первого полицейского, сходил к машине и принес запасной дождевик. Он накрыл им лежащего человека и, посчитав, что сделал все возможное, вернулся в машину.
   – Сказали, что через семь минут будут здесь, – сообщил Реми, убирая передатчик. – Чего он босой-то?
   – А кто его знает? Может, долбануло машиной так сильно, что ботинки соскочили. Такое случается. Помнишь того, на Окружной дороге? Он вообще в одних трусах остался, когда его протащило сквозь лобовое стекло.
   – И выжил…
   – Да, выжил и подал на нас жалобу, что сперли его бумажник… Дай закурить.
   – Кури свои.
   – У меня кончились. Не жадничай, Реми, дай сигаретку…
   Реми достал из кармана смятую пачку и протянул напарнику.
   – Какой позор, Реми, курить «Кан-Кан». Ты же сержант…
   – Не нравится, не кури. – Реми протянул руку, чтобы забрать свои сигареты.
   – Ладно-ладно. Ты хороший товарищ, Реми, спасибо.
   В темноте одна за другой щелкнули две зажигалки.
   – Не похоже, чтобы его сбили, Ганс, – вернулся к прежнему разговору Реми, глядя через лобовое стекло на прикрытое дождевиком тело. – Если бы его стукнули так, что он даже разулся, тело лежало бы в кювете метрах в тридцати от дороги.
   – Ну ты, грамотей, – покачал головой Ганс. – Его могли сбить, а потом ограбить… Слушай, – Ганс потянул носом, – а чем это пахнет?
   – А чем пахнет? Я не чувствую…
   – Пахнет хорошим табаком… Мы курим твое дерьмо, а пахнет хорошим табаком… Ах ты, сукин сын, – начало доходить до Ганса Пайпера, – мне дал «Кан-Кан», а сам курит «Каравеллу»! Пошел вон из машины, жмот! – Ганс стал выталкивать Реми под дождь.
   Появление «Скорой помощи» спасло сержанта от расправы.
   Полицейские вышли из машины и помогли санитарам загрузить пострадавшего в «Скорую».
   – Наверняка его ограбили, – глядя на отъезжающую машину, сказал Реми. – Он же в одной пижаме остался…
   – Ладно, Реми, забудь. Теперь это уже не наше дело, и вообще давай-ка покурим твою «Каравеллу»…


   В больничной палате было тихо. Дежурный светильник едва освещал помещение и неподвижно лежащего на койке человека.
   Пациент был облеплен датчиками, тянущими свои хвосты к большой железной коробке.
   Коробка мигала лампочками и время от времени попискивала, выдавая бумажную ленту со сложными значками.
   Дверь открылась, и в палату вошли трое – молодая медсестра и два врача.
   – Тэкс-тэкс, – сказал тот, что был постарше, и посмотрел на бумажную ленту. – Оч-чень любопытно.
Полюбуйтесь, коллега.
   Второй врач, помоложе, тоже взглянул на ленту и пробормотал:
   – Ага… Действительно любопытно…
   Дверь в палату приоткрылась, раздался голос старшей медсестры:
   – Доктор Перес, вас просят зайти в ординаторскую. На минуточку…
   – Уже иду, – ответил тот, что постарше, и, обращаясь к своему коллеге, сказал: – Подождите меня здесь, Гийом. Я вернусь, и мы продолжим.
   Едва за Пересом закрылась дверь, молодой врач обнял медсестру и с жаром прошептал:
   – Ну так как, Сюзи, насчет поездки за город? Я обещаю тебе водопад наслаждений… – Доктор Гийом привлек Сюзи к себе, намереваясь поцеловать.
   – Ой, кажется, он приходит в себя… – Сюзи вывернулась из его объятий, и в это время послышались шаги Переса. Он вошел в палату и пробубнил:
   – Идите и вы, Гийом. Нужно подписать обращение.
   – Что за обращение?
   – Ну из-за того миллионера, что умер неделю назад… Его родственники подали на нас в суд.
   Как только Гийом вышел из палаты, доктор Перес подскочил к медсестре и, схватив ее за грудь, зашептал:
   – Ну так как насчет моего домика у озера, Сюзи? Жена уехала на целый месяц. Я обещаю тебе прибавку к жалованью и самый удобный график дежурств… – Доктор Перес привлек девушку к себе и попытался поцеловать.
   – Пациент, сэр, он приходит в себя… – повторила свой прием Сюзи.
   В коридоре послышались шаги, и вместе с доктором Гийомом в палату вошел санитар со сканером.
   – Надо снять показания для идентификации, мистер Перес, – объяснил санитар. – Из полиции звонили уже два раза…
   – Не возражаю. Сюзанна, помогите ему.
   Медсестра наклонилась над пациентом и приподняла его веко. Санитар, поднеся сканер поближе, сфотографировал радужную оболочку.
   – Все, спасибо. – Санитар выпрямился и вышел в коридор.
   Добравшись до своего поста, он протянул сканер человеку, сидевшему перед компьютером.
   – Что, принес?
   – Да, Лео, можешь скачивать.
   Лео перенес информацию в компьютер и вывел изображение на экран.
   – Так, отлично. Сейчас узнаем, что это за птица. Он вообще как?
   – Они сами не знают. То говорят, у него пневмония, то гематомы от ушибов. Короче, посередине Сюзи, а по бокам два этих жеребца, какая уж тут работа…
   – Понятно, – улыбнулся Лео. – Ага, вот. Можешь звонить в полицию. Вот его данные: Тони Гарднер… Так… Так… Что за бред? Постой, Макс, не звони. Тут накладочка…
   – Что за накладочка? – спросил Макс, кладя трубку обратно.
   – Тут написано, что он горбатый…
   – Какой?
   – Горб у него. Большой горб. Должно быть, информацию в базу данных заносил какой-нибудь кретин…


   Доктор Майер сидел в своем кабинете. После второго завтрака он пребывал в хорошем расположении духа. Положив ноги на стул для пациентов, врач курил сигару, пуская к потолку красивые кольца дыма.
   Зазвонил телефон. Майер поморщился и снял трубку:
   – Доктор Майер у телефона.
   – Привет, Венус, как дела?
   – А, привет. Ты отвлекаешь меня от дела, так что давай покороче.
   – Хорошо. К нам поступил пациент без документов. По анализам крови и радужной оболочке он числится Тони Гарднером. Это твой парень?
   – Да, я наблюдаю его уже давно.
   – Тогда объясни, почему в истории болезни написано, что этот парень горбатый.
   – Потому что так оно и есть.
   – Венус, ты должен приехать к нам, чтобы разобраться, что это за человек, а то полиция нас уже замучила. Они подозревают, что кто-то специально ввел в компьютер неверные данные и выдает себя за другого человека…
   – Вообще-то я сейчас на работе… – напомнил Майер.
   – Ты хочешь, чтобы за тобой приехали на полицейской машине?
   – О’кей, Перес, ты меня уговорил. Я еду…
   Когда доктор Майер вошел в палату, пациент был уже в сознании. Он узнал Майера, послышался его слабый голос:
   – Здравствуйте, доктор.
   – Здравствуй, Тони, – сказал в ответ доктор Майер и, сделав еще несколько шагов, остановился у койки. – Что вы с ним сделали? – удивленно спросил он, поворачиваясь к Пересу.
   – Да ничего мы с ним не делали, – пожал плечами врач. – Несколько восстановительных инъекций, вот и все. Парня подобрали на дороге. Его сбила машина.
   Доктор Майер наклонился над больным:
   – Тони, что с тобой произошло? Куда подевался… ну то, что было…
   – Меня лечил какой-то старик… Он сказал, что может помочь, и вот…
   – Какой ужас, опять эти знахари без лицензий! Перес, нужно немедленно сообщить в Ассоциацию врачей! Мы привлечем этого мерзавца к суду! – не на шутку рассердился доктор Майер.
   – За что же его судить, доктор? – подал голос Тони. – Он же помог мне…
   – Да какое это имеет значение? Он подрывает устои нашей медицины! Тони, ты должен сообщить нам его адрес.
   – Я бы сообщил, но я сам не помню. Я даже не помню, как попал в больницу.
   Майер вопросительно посмотрел на доктора Переса. Тот утвердительно кивнул. Венус Майер тяжело вздохнул и сел на стул рядом с кроватью Тони Гарднера.
   – Ну ладно. Поскольку преступление уже совершено, давайте хотя бы осмотрим жертву. Как ты себя чувствуешь, парень?
   – Спасибо, доктор, хорошо. Вот только спина и грудь сильно болят. Даже дышать тяжело.
   – Что со снимками? – опять повернулся к Пересу доктор Майер. Тот молча протянул ему папку со снимками. Майер долго их рассматривал, затем вернул папку Пересу.
   – Сэр, теперь вы перепишете результаты медкомиссии? – с надеждой в голосе спросил Тони.
   – Какой комиссии? – не понял Майер. Он никак не мог избавиться от легкой растерянности.
   – Ну я же закончил теоретический курс Школы армейского резерва, а на практику меня не выпустили из-за горба! Теперь горба нет…
   – Послушай, Тони, ну зачем тебе это? Ты знаешь, куда посылают команды из этой дурацкой школы? – раздраженно воскликнул доктор Майер. У него было такое ощущение, словно Тони обманул его, своего врача, избавившись от горба.
   – Куда?
   – Спроси у доктора Переса. Его клиника занимается ранеными с пограничных застав на Анеоне.
   – В прошлом году, молодой человек, – заговорил доктор Перес, – у нас на излечении был практически весь выпуск вашей школы. Банда контрабандистов стерла их заставу в порошок. Из восемнадцати раненых выжили семеро, и только двое из них оказались в состоянии продолжить службу. Самому старшему из выпуска было двадцать три года.
   – Где это было? – спросил Тони.
   – На Сакефе, – ответил за Переса доктор Майер. Он посмотрел на своего теперь уже бывшего пациента. – Я вижу, наши слова не произвели на тебя должного впечатления. Что ж, – он развел руками, – мы с доктором Пересом напишем, что ты здоров как бык, двигай на свою практику…


   Начальник учебного отдела ШАР майор Хирш долго рассматривал принесенный бланк врачебного обследования курсанта Гарднера и качал головой:
   – Надо же, как наука-то шагнула вперед. Помню, при захвате пиратского корвета я получил контузию позвоночника, и что ты думаешь? Лежал на вытяжке три недели. А тут, – майор снова посмотрел на документ, – вырезали целый горб, и через три дня парень уже здоров.
   – Его не вырезали, сэр, его просто выпрямили, – пояснил Тони.
   – Вот я и говорю, – продолжал майор, – был урод уродом, а теперь стал таким красивым и стройным парнем… Да, курсант, я преклоняюсь перед наукой. Такие чудеса творят. – С этими словами майор, взяв из стопки чистый бланк направления, поставил несколько закорючек.
   – Спасибо, сэр, – искренне поблагодарил Тони и спрятал драгоценную бумажку в нагрудный карман. События развивались с такой быстротой, что он, Тони Гарднер, даже не успевал на них реагировать должным образом.
   Вот наконец с ним произошло то, о чем он мог только мечтать, понимая, что в реальной жизни такое невозможно. И где его радость?
   Тони сам себе удивлялся. Он не скакал от радости, не издавал диких криков, он не стремился познакомиться с первой же попавшейся девушкой. Нет, он как автомат проходил по всем этапам подготовки к выезду на полигон: получал направление на практику, выписки из диплома, комплекты обмундирования и гигиенические принадлежности.
   – Все, парень, вот тебе мешок, кидай в него свои шмотки. – Толстый кладовщик сунул Тони стандартный солдатский рюкзак.
   Действуя в соответствии с правилами укладки вещей, движениями, доведенными до автоматизма, Тони сложил свои пожитки и закрыл рюкзак. Щелкнули ременные застежки, и все было готово. Кладовщик удовлетворенно кивнул и с размаху шлепнул на рюкзак заготовленный ярлык: «Тони Гарднер, рядовой. 1-й взвод».
   – Завтра в восемь ноль-ноль. Смотри не проспи, а то машина ждать не будет…


   Учебный лагерь «Дубрава» располагался в самом центре унылого плоскогорья. Это место называлось Маранская пустыня.
   Блуждающие барханы раскаленного песка чередовались с утрамбованными и горячими, как сковородка, глиняными полями. На одном из таких полей и находился лагерь «Дубрава».
   Военный грузовик подпрыгнул на очередном ухабе и начал спускаться к лагерю.
   – Вот это да! – вырвалось у Тони, когда после нескольких часов тряски среди песка и глины он увидел высокие деревья, пушистые ухоженные кустики и асфальтированные дорожки.
   – Что, впечатляет, курсант? – заулыбался шофер. – Не было еще человека, который не раскрыл бы рот от удивления, увидев в пустыне такую красоту. Это не база, а курорт…
   – Да такую практику можно целый год проходить, – заметил Тони.
   – Вот именно, – кивнул шофер и, круто повернув руль, вывел пыльный грузовик на асфальтовую дорогу. Ужасающая тряска прекратилась, и Тони глубоко вздохнул, предвкушая скорый отдых.
   На КПП машину остановил чистенький постовой и сразу завернул ее на мойку. Пришлось Тони выбираться из кабины.
   – Извините, вы не подскажете мне, где здесь канцелярия? – обратился он к постовому.
   – Да вы что, курсант, устава не знаете? – высокомерно спросил постовой, и тут только Тони обратил внимание на его капральские нашивки.
   – Прошу прощения, сэр, – поправился Тони и стал по стойке «смирно». – Я ищу канцелярию.
   – То-то, курсант. На практику, что ли?
   – Так точно, сэр.
   – Ладно. Смотри – видишь вот эту аллею, с тополями?
   – Да, сэр.
   – По ней пройдешь до большой круглой клумбы и повернешь налево. Там увидишь двухэтажное здание, это штабной корпус. В его правом крыле на первом этаже находится канцелярия. Все понял?
   – Да, сэр.
   – Можешь идти.
   Тони пошел в указанном направлении, вдыхая прохладный, пахнущий цветами воздух. Кое-где на подстриженных газонах были установлены небольшие фонтаны. На краях фонтанных чаш сидели маленькие птички и пили воду, смешно макая в чашу свои клювы.
   Был разгар учебного дня, и на аллеях почти никого не было. По дороге к штабу Тони встретил только двух лейтенантов и капитана. Помня полученный возле КПП урок, он прошел мимо офицеров строевым шагом и отдал честь. Получилось не очень красиво, поскольку, будучи инвалидом, Тони не мог заниматься строевой подготовкой.
   Офицеры ответили на приветствие, но подозрительно покосились на неуклюже марширующего курсанта.
   Наконец Тони нашел штабной корпус и, избегая встреч с офицерами, пробрался в канцелярию.
   – Почему в таком виде?! – строго спросил штабной сержант, к столу которого подошел Тони.
   – Восемь часов ехал по пустыне, сэр! – прокричал Тони.
   – Понятно… – кивнул сержант. – Ты откуда?
   – Местный, с Кириоса, сэр. – Тони подал сержанту свои документы.
   Сержант прочитал бумаги, сличил их со своими записями и, повернувшись к сослуживцу, сидевшему за соседним столом, сказал:
   – Клаус, ты знаешь, что здесь написали эти му… чудаки? Они написали, что этот курсант горбатый и не имеет возможности проходить практику! Каково?
   – Да, такого я еще не слышал, – расплылся в улыбке Клаус, невольно окидывая взглядом рослого курсанта. – Если он горбатый, то я молочная шоколадка…
   – Ты сам-то в курсе, Гарднер, чего они тебе здесь накалякали? – спросил сержант. Помедлив секунду, Тони отрицательно покрутил головой. – Следи за тем, что тебе пишут, парень, а то это может здорово помешать. Тебя же могли запросто списать со службы…
   Тони сделал встревоженную мину.
   – Да-да, не удивляйся. У нас проще оформить человеку пенсию, чем убрать ложную информацию из всех баз данных. Так что смотри, чего тебе пишут…
   – Да, сэр.
   – А почему задержался и не приехал вместе со всеми?
   – Подозревали грипп, сэр, – соврал Тони.
   – А где справка?
   – Да ведь гриппа не оказалось, сэр.
   – Ладно, это не мое дело. Выписываю тебе, курсант Гарднер, место в жилом комплексе «В». Но, если хочешь жить поближе к своим ребятам, сходи к коменданту.
   – Да ничего, сэр, обойдусь.
   – Ну смотри.

   Комплекс «В» оказался четырехэтажным зданием, с одной стороны которого располагался пятидесятиметровый бассейн, а с другой – плац роты охраны учебного городка.
   Комендант поселил Тони на третьем этаже. Окна комнаты выходили на плац.
   – Не бойся, парень, окна здесь звуконепроницаемые. Так что, когда Лизард будет гонять своих ребят, закрой створки, и ты ничего не услышишь.
   – Благодарю вас, сэр. Я крепко сплю и шума не боюсь, – заверил коменданта Тони, и тот ушел.
   Курсант огляделся. По сравнению с тем, что он ожидал увидеть, это был просто номер-люкс. Не очень много места, зато полная свобода.
   Тони присел на кровать. Она была довольно мягкой. Рядом с кроватью стоял небольшой стол с настольной лампой. Напротив – стенной шкаф с вмонтированным в дверку будильником. Будильник был поставлен на половину шестого утра. Он попытался представить того беднягу, которому приходилось вставать в такую рань.
   Вытащив вещи из своего рюкзака, Тони разложил их по полкам. Затем заглянул в душ. Мыло, зубная паста, щетка, полотенце – все уже было приготовлено.
   – Чудесно… – довольно произнес Тони. Ему вспомнились слова коменданта, что в городке нет казарм и даже рота охраны размещается в просторных номерах. Офицеры, курсанты и вольнонаемные инструкторы живут в одинаковых комнатах, таких, какая досталась курсанту Гарднеру.
   Приняв душ и переодевшись в полевой комбинезон, Тони взял свою учебную карту и посмотрел график занятий. На сегодня было запланировано представление инструктору и визит в местную санчасть.
   Часы на шкафчике показывали два часа дня. Время обеда уже прошло, но есть пока не хотелось, и Тони решил, что спокойно дотерпит до ужина.
   Представление инструктору – в пятнадцать двадцать пять.
   Впереди была куча времени, и Тони решил сходить в санчасть, поскольку часы посещения врачей точно определены не были.
   По всей территории на каждом углу торчали доски с планом военного городка, медицинский корпус курсант Гарднер нашел без труда. Пациентов не было, и врач сразу принял Тони.
   – Раздевайтесь до пояса, молодой человек, – сказал он. – Я вас немного послушаю.
   Он достал какой-то допотопный прибор и, прислонив его к груди курсанта, сказал:
   – Дышите…
   От прикосновения холодного металла Тони вздрогнул и начал старательно дышать.
   – Так, молодой человек, – через минуту сказал доктор. – У вас плохое наполнение легких. И хрипы посторонние…
   – Да, сэр. Из-за этого я и задержался. Все мои одногруппники уехали на практику, а я…
   – Но ничего страшного, – перебил его доктор, – если уж вас не снабдили никакими справками с результатами обследований, значит, все в порядке… Здесь у нас сухо, и простуда скоро пройдет, вот только…
   – Что, доктор?
   – Легкие слабоваты. После практики вас направят в «поле», а там нагрузки очень большие. Если не хотите попасть оттуда в больницу, а потом на списание из армии, набирайте форму.
   Доктор заполнил требуемые бланки и, приложив их к документам, вернул Тони.
   – По утрам вам необходимо совершать пробежки. Иначе в «поле» придется туго… – напомнил доктор.
   Тони вышел из медицинского корпуса, довольный, что доктор «ничего не заметил», и одновременно озадаченный сообщением о выезде в «поле». Ни о чем таком им раньше не говорили. Однако надо было спешить к инструктору, и Тони прибавил шагу.


   К ангарам, обозначенным на плане как «учебная панорама», Тони пришел с запасом в десять минут.
   Громадное пространство словно вздулось гигантскими пузырями – это были выкрашенные ослепительно белой краской ангары. «Что же там может быть?» – подумал Тони, оглядываясь вокруг. Около ангаров он заметил скучное длинное строение с множеством дверей. Тони направился к нему. На каждой двери была табличка с фамилией.
   «Джон А. Буш», «А. Рум», «Бадди Ройцер», «Ленни-Барроу Фердинанд»… – читал Тони, переходя от одной двери к другой.
   Ему был нужен Боби Маршалл.
   Неожиданно дверь с табличкой «С. Каспар» распахнулась, и из нее вышел человек в куртке военного техника. Он окинул Тони подозрительным взглядом и спросил:
   – Ты случайно не Буч?
   – Нет, сэр, я Гарднер, – ответил Тони.
   – А Буча не видел?
   – Нет, сэр, не видел.
   – А ты кого ищешь?
   – Инструктора Боби Маршалла, сэр.
   – Тогда зайди в комнату Ван Хо. Он там… – посоветовал С. Каспар и снова исчез в здании.
   – Спасибо, сэр, – буркнул Тони в закрывшуюся перед его носом дверь и пошел искать табличку «Ван Хо».
   Она оказалась предпоследней. Тони осторожно постучался и, услышав «войдите», открыл дверь.
   После солнечного дня здесь было довольно сумрачно. В углу за письменным столом сидел лысый человек и увлеченно разгадывал кроссворд. Подняв на вошедшего глаза, лысый спросил:
   – Ты случайно не Буч?
   – Нет, сэр, я Тони Гарднер…
   – Гарднер? – переспросил лысый.
   – Да, сэр.
   – Никакого Гарднера не знаю, – пробурчал лысый и снова уткнулся в кроссворд.
   – Мне нужен Боби Маршалл, сэр, – напомнил о себе Тони.
   Лысый поднял глаза на курсанта и удивленно переспросил:
   – Боби Маршалл? – Он замер, глядя на Тони с недоумением.
   Тони решил, что сейчас лысый скажет «никакого Боби Маршалла не знаю», но тот произнес:
   – А вот тут, парень, ты попал. Я и есть Боби Маршалл. Добро пожаловать в учебный центр «Дубрава», сынок. – Маршалл вышел из-за стола и пожал курсанту руку. После этого взял у Тони документы и стал их изучать. – Значит, теорию ты сдал на «отлично»?
   – Да, сэр.
   – И тебя направили ко мне, Боби Маршаллу?
   – Да, сэр.
   – А что написано на двери?
   – «Ван Хо»…
   – «Ван Хо»? – удивился инструктор. Он вышел на улицу и с минуту молча смотрел на табличку. Затем вернулся внутрь. – Ну ладно, курсант. Пойдем в ангар, я кое-что тебе покажу, а начало занятий перенесем на завтра. Часиков на восемь… Идет?
   – Да, сэр.
   – Как, ты говоришь, тебя зовут?
   – Тони Гарднер, сэр.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное