Алекс Орлов.

Испытание огнем

(страница 5 из 29)

скачать книгу бесплатно

   – Не то чтобы плохая, но и не хорошая. Разговорился один из пленных – спасибо Симмонсу. – Капитан посмотрел на Джима. – Твой метод сработал – разагитированные партизаны подействовали на этих двоих, как асфальтовый каток на лягушек. Бедолаги просятся обратно на гауптвахту. Заговоривший пленный сообщил, что их было семеро и они переносили оружие с территории самоопределения. Бывший лагерь команданте Ферро благополучно действует, но в нем мало профессионалов, в основном фанатичные придурки вроде этих двоих. Они там вроде курсантов, а руководят ими то ли пятеро, то ли семеро инструкторов из тех, кто уцелел на базах других команданте. Пока ни о каких широкомасштабных действиях речь не идет, только разведка и, как в случае с нашими пленными, доставка оружия и закладка тайников.
   – А кто же этот урод, что убил Банни?
   – Ну а это отдельная история. Пленные о нем знают и называют его суперинструктором. Они говорят, что он их прикрывал, но не мог помочь, когда нападали насекомые и змеи.
   – А сам он справлялся со змеями?
   – По всей видимости, да. Либо у него иммунитет, либо пользовался своей быстрой реакцией.
   – Да, – подтвердил Джим. – Реакция у него что надо.
   – Но что интересно, – капитан поднял кверху палец, – когда мы спросили у них, что это за суперинструкторы и что они из себя представляют, пленные отвечали только одно – «это перспективы нашей борьбы». И больше ничего.
   – Значит, их так запрограммировали? – предположил Джим. Он помнил, что пленные вели себя немного странно, даже дерзили под дулами автоматов.
   – Зомби, – подвел итог Рихман.
   – Да, что-то в этом роде. Кстати, суперинструктор в лагере был не один.
   – Значит, вполне может оказаться, что где-то по лесу шастают другие? – спросил Джим и почувствовал, как по спине пробежал неприятный холодок. Если сверхбыстрый Банни получил три ножевых ранения, что остается обычным людям?
   – Очень может быть. Завтра я отправлю Александера и Краузе поближе к территории самоуправления, пусть разнюхают. Сдается мне, что противник изменил тактику. Когда эти суперинструкторы станут хорошими следопытами, это будет идеальное оружие для бесшумного устранения боевого охранения.
   – И разведывательных патрулей, – невесело добавил Тони.
   – Вот именно. – Капитан тяжело вздохнул. – Вообще-то, это дело службы безопасности, так что я попросил капитана Мура связаться со своим управлением – пусть думают, что нам теперь делать, а заодно заберут тело этого зверя. Возможно, это даст их специалистам какую-то информацию.
   Капитан еще раз вздохнул, Джим посмотрел на него с сочувствием. Все предыдущие обращения в службу безопасности ни к чему не приводили – Двадцать Четвертую базу пытались разоружить продажные генералы, в Управлении службы безопасности занимались собственными проблемами и на просивших помощи пехотинцев смотрели как на больных.
   За дверью послышались шаги, и появился запыхавшийся капитан Мур.
Кивнув всем сразу, он прошел к свободному стулу и тяжело на него опустился. Потом посмотрел на Джима с Тони и перевел взгляд на Саскела.
   – Я пригласил их, потому что они у нас единственные эксперты по этой твари, – пояснил тот.
   – Не возражаю, – коротко кивнул Мур. – У нас новая информация. Я сейчас с двумя бойцами бегал за периметр – на южной дороге появились марципаны. Пришел вождь племени и четверо самых уважаемых его соплеменников, они жаловались, что за последние два дня неизвестный твигу убил четырех охотников.
   – Что такое твигу? – спросил Саскел.
   – На языке марципанов – это что-то вроде оборотня…
   – Вы думаете, это наш монстр?
   – Они его описали – огромный, быстрый, сутулится и иногда бегает на четырех лапах.
   – Похож.
   – У меня вопрос! – Тони поднял руку.
   – Говори.
   – Как он мог убить марципанов, если они в лесу – как тени. Последний раз мы с Симмонсом встретили их совершенно неожиданно – они просто выросли у нас за спинами и, если бы хотели, легко могли бы нас уничтожить. А монстр двигается очень шумно, мы его сразу обнаружили.
   – Ответ очень прост. – Мур грустно усмехнулся. – Аборигены пытались на него охотиться. Для охотника это вопрос чести – чем больше разных зверей он добудет, тем больше к нему уважения.
   – Почему же они называют его оборотнем?
   – Они сказали, что его невозможно убить. Когда охотник из засады наносил, как ему казалось, смертельный удар копьем, монстр просто сворачивал ему голову и убегал.
   – Почему же они не отказались от охоты, когда погиб первый охотник?
   – Поначалу это их только подстегнуло – чем больше за твигу трупов, тем выше честь для того, кто его добудет. Лишь когда поняли, что охота на твигу означает самоубийство и больше ничего, марципаны обратились к нам. Чтобы поддержать статус, я рассказал им, что одного твигу нам удалось добыть с помощью железной птицы. Они обрадовались, узнав, что монстра все-таки можно убить, и, как мне показалось, отправились обратно к себе в деревню очень довольные этой новостью.
   Воцарилась тишина, каждый думал о том, как теперь изменится их жизнь.
   – Симмонс, Тайлер, какие у вас на завтра планы? – спросил Саскел.
   – Идти в патруль…
   – Нет, завтра пойдете с новенькими, заодно и посматривать будете… И представьте мне доказательства талантов Гольдберга, он ведь, по-вашему, аналитик?
   – Он уже проявил себя, сэр, буквально полчаса назад, – сообщил Тони.
   – Правда, и как же?
   – Представьте себе, сэр, он объяснил своему товарищу, Кортесу Блохину, почему мы не используем подствольные гранатометы.
   – И почему же?
   – Он безо всяких подсказок сам пришел к выводу, что в густом лесу дистанция боя значительно короче…
   Саскел и Мур обменялись взглядами.
   – Ладно, у меня еще будет возможность понаблюдать его таланты, а вы завтра отправляйтесь со стажерами.
   – Завтра к вечеру прибудет транспорт из Управления, – сказал Мур. – Они заберут труп монстра и захотят поговорить с Симмонсом и Тайлером, чтобы услышать рассказ из первых уст.
   – До вечера они вернутся.


   Восход солнца застал Джима и Тони на окружной дороге. С ними были Блохин и Гольдберг, нагруженные автоматами, патронами, рациями и гранатами. Вдобавок к этому на поясах стажеров висели контейнеры с противоядиями, новички то и дело их поправляли и шевелили губами, повторяя, какую сыворотку от какого насекомого использовать.
   Джим и Тони замечали это и прятали улыбки. Они так же вели себя, когда впервые отправлялись в джунгли, напуганные до смерти рассказами про агрессивных и ядовитых гадов.
   – Выше ноги, не пылить, – приказал Тони. Стажеры начали старательно поднимать ноги.
   – Гольдберг, твой автомат болтается, как собачий хрен, подтяни ремень, если длинноват, – вмешался Джим. Стажер начал перетягивать ремень.
   – Про ноги не забывай тоже! – напомнил Тони. – Пылевой шлейф, тянущийся за разведчиком, демаскирует его.
   Пройдя вдоль крепостной стены, группа остановилась в начале западной дороги. Таблички с предупреждениями выглядели устрашающе, по крайней мере для новичков. Джим помнил, как долго он привыкал к этой ежедневной переправе по «головам спящих драконов». Теперь преодолеть страх предстояло стажерам.
   – Итак, господа разведчики, – стараясь копировать интонации капитана Саскела, произнес Джим. – Перед вами непреодолимое препятствие. Как оно называется, стажер Блохин?
   – Минный рубеж, сэр.
   – Хорошо. Чем характеризуется?
   – Его можно преодолевать, отключив определенный сектор.
   – Как это сделать, стажер Гольдберг?
   – Нужно договориться с диспетчером, сэр.
   – Почти так. Только не договориться, мы не на базаре, а доложить ему… Что следует доложить?
   – Фамилию и подразделение, сэр.
   – А еще?
   – Цель выхода.
   – Хорошо. Стажер Блохин, сколько слоев в минном рубеже?
   – Три, сэр.
   – Какая защита от трагической случайности?
   – Первые четыре ряда мин – сигнальные. Если при прохождении они сработали, значит, сектор не отключен.
   – Молодец. Стажер Гольдберг, какая колея безопасная?
   – Правая, сэр!
   – А может, левая? Как проверить?
   – Э… нужно внимательно слушать диспетчера – он подскажет.
   – Правильно, теорию вы запомнили, а теперь – практика.
   Джим кивнул, и Тони связался с диспетчером.
   – На западной дороге разведчики Симмонс и Тайлер, с нами два стажера…
   – Здесь диспетчер Броун, одну минуту…
   – Что сейчас делает диспетчер? – шепотом спросил Джим Гольдберга.
   – Подсматривает, сэр, – так же шепотом ответил тот.
   – Не подсматривает, а – сличает.
   – Сектор открыт. Повторяю: западная дорога – свободна. Напоминаю, держаться следует правой стороны.
   – Спасибо за напоминание.
   – Удачи, разведка…
   Джим первым шагнул на дорогу, за ним ступил Гольдберг, Блохин пошел третьим, Тони – замыкающим. Он обязан был подхватить стажера, если тот потеряет на дороге ориентацию. Иногда такое случалось от страха.
   – Сейчас под нами уже самые настоящие боевые заряды, – напомнил Джим. – Как настроение, господа разведчики?
   – Мне немного жарко, сэр, – пожаловался Гольдберг. – Здесь всегда такая погода?
   – Нет, только первые пять лет, – успокоил его Тони. – Кстати, прямо сейчас вы можете проверить свои противоминные сканеры, а то вдруг у них аккумуляторы сели.
   Блохин снял с пояса сканер, и тот засвистел, как только стажер направил его на дорогу.
   – Ух ты! – поразился Блохин.
   – А ты как думал, – усмехнулся Тони. – Реальные мины.
   Когда они вышли за пределы сектора, из включенной на прием рации Джима послышался голос диспетчера:
   – Вижу, что вы вышли за пределы сектора. Симмонс и Тайлер, подтверждаете это?
   – Подтверждаем, что вышли все четверо, – ответил Джим.
   – Отлично, парни, запираю контур…
   Стажеры замерли, глядя на базу, как когда-то смотрели Джим и Тони.
   – Да-да, приятели, сейчас перед вами невидимый барьер, смертельно опасный и непреодолимый.


   Оказавшись на тропе, Джим и Тони привычно огляделись и на минуту замерли, привыкая к лесу. Стажеры тоже молчали, поняв, что так надо.
   – Итак, господа разведчики, – не оборачиваясь, произнес Джим, – сейчас ветеран Тайлер расскажет вам о географическом положении базы и территории, закрепленной за ее гарнизоном.
   – А почему я? – спросил Тони.
   – Ну, могу и я, конечно, только у меня уже язык опух – теперь твоя очередь.
   – Хорошо, но начнем мы не с географии. – Тони снял автомат и, взглянув наверх, указал на висевший метрах в тридцати над землей плод красного катана. В пищу он не годился и болтался до сезона дождей, чтобы выпустить семена в проточную воду. – Кто сумеет сбить красный шар?
   – Я могу! – первым откликнулся Гольдберг, который только и ждал случая, чтобы показать себя.
   – Ну давай.
   Стажер прицелился и выстрелил. Пуля срезала часть кожицы на боку плода, однако сам он лишь качнулся. На верхних ярусах переполошились птицы, пролив на листья частый дождик жидкого помета.
   – Автомат непривычный, сэр, – пожаловался Гольдберг. – С «М-38» я бы сбил…
   – Охотно верю. Теперь ты, Блохин.
   Второй стажер целился дольше и выстрелил удачнее – пуля прошла навылет, однако изуродованный катан остался висеть.
   – Он слишком крепко держится, сэр.
   – В том-то и дело, попасть и сбить – не одно и то же.
   Нескладный с виду Тони поднял оружие и сделал точный выстрел; тяжелый катан отделился от ветки и, прошив густую листву, ударился о мягкую землю.
   – Ух ты! – поразился Гольберг. – Я принесу, сэр?
   – Принеси, только будь осторожен – здесь повсюду опасные насекомые…
   – Насекомых я не боюсь, лишь бы не было змей.
   – Ну иди.
   Стажер забросил за спину автомат и смело полез в заросли, а Тони взял оружие на изготовку и двинулся следом.
   – Зачем он это делает? – шепотом спросил Джима Блохин.
   – Не знаю. Сейчас посмотрим.
   Тем временем Гольдберг добрался до сбитого катана и закричал:
   – Я нашел его!
   Было видно голову и плечи Гольдберга, а еще яркую ленту, что свесилась с ветки.
   Грянул выстрел, красная змея упала Гольдбергу под ноги и забилась в конвульсиях. Перепуганный стажер в ужасе отпрянул, ударился о тонкий ствол молодого дерева, с него посыпались лесные обитатели, и жук-жемчужник спланировал Гольдбергу прямо на плечо. Джим замер, укус в шею – это почти верная смерть.
   – Аркаша! – первым нашелся Тони. – У тебя на плече жук-вонючка! Сбрось скорее, а то не отмоешься!
   – Ах ты, гад! – воскликнул Гольдберг и щелчком сбил жука с плеча.
   – Иди обратно, а змею не бойся, она мертвая.
   – Ага, – ответил стажер, однако перешагнуть через издохшую рептилию не отважился и пошел вокруг, умудрившись при этом подцепить на спину шипохвоста и паука-мышелова, который торопливо побежал по рукаву.
   – Быстрее, я сказал! – рявкнул Тони. Аркаша выскочил из кустов, а Тони бросился ему навстречу и в последний момент сбросил паука и шипохвоста. Гольдберг зажмурился, ожидая, что разведчик даст ему в морду за какую-то ошибку.
   – Все, можешь расслабиться.
   Гольдберг открыл один глаза, потом другой и протянул плод Тони.
   – Ты не мне его давай, вы с напарником ищите мою пробоину.
   – А чего ее искать, – сказал Блохин. – Вот она, пуля – черенок срезала. Я бы тоже хотел так научиться, сэр.
   – И я, – тут же присоединился Гольдберг.
   – Тебе, для начала, придется научиться не бояться змей. Для этого мы пойдем на болото, где ветеран Симмонс покажет нам, как нужно правильно откусывать змее голову, чтобы они тебя потом боялись и обползали стороной.
   Джим выразительно посмотрел на Тони и вздохнул. Ну да, вчера он обещал показать, как это делается, хотя высот Краузе ему не достичь. У того рот, как у зураба, ему проще.
   – Ладно, покажу, но давай, ветеран Тайлер, закончи, пожалуйста, тему про географическое положение, а то стажеры даже не знают, что такое Междуречье.
   – Не знаем, – подтвердил Гольдберг.
   – А чего тут знать – есть две реки, по правую руку Калпета, по левую – Селиман. В самом узком месте Междуречья расстояние между ними – тридцать пять километров. В Междуречье все заросло джунглями, а на противоположных берегах рек лес так себе, реденький. Прежде все столкновения с мятежниками происходили в джунглях. Почему, Гольдберг?
   – В густых зарослях врагу удобнее прятаться, а также скрытно подбираться к Двадцать Четвертой базе, – ответил стажер.
   – Молодец, – поощрительно улыбнулся Тони и неуловимым движением сбросил с Гольдберга еще одного паука. – Как, однако, они тебя любят… Следует добавить, что наша база располагает еще четырьмя опорными пунктами, которые выдвинуты в глубь подконтрольной территории.
   Считается, что на первый опорный ведет мощеная дорога, но я ее ни разу не видел, поэтому туда, как и на остальные три, дежурные смены доставляются вертолетом.
   – Я знаю – «Си-12», правильно?
   – Правильно, Аркаша. Но сейчас у нас осталась только новая машина «Си-12К».
   Тони обернулся к Джиму.
   – Ну что, с географией покончили?
   – Вроде. Ветеран Тайлер забыл упомянуть об озере Лошадиная Голова, из которого берет свое начало река Калпета.
   – А что это гудит, сэр? – спросил вдруг Блохин.
   – По реке идет самоходная баржа, подвозит материал для строительства Четвертого опорного пункта. Он, кстати, стоит на берегу этого самого озера.
   – Понятно.
   – Так, что же еще? – Джим снял кепи и поскреб голову. – Ага! Еще мы не сказали про племя марципанов. Это такие местные дикари, которые живут в лесу и считаются нашими союзниками. Мы их не трогаем, они не трогают нас.
   – Дикари эти голышом ходят? – уточнил Гольдберг.
   – Голышом.
   – И женщины?
   – И женщины, – вынужденно признался Джим. – Только они все некрасивые.
   – Некрасивые? – усомнился Гольдберг.
   – Точно-точно, – пряча улыбку, подтвердил Тони. – По части женщин-аборигенок лучше всех разбирается ветеран Симмонс, он лучший эксперт базы.
   – Все! Идем к болоту! – прервал напарника Джим. – А пока будем идти, проведем лекцию об опасных обитателях здешних лесов.


   Лекцию он начал не сразу, пару раз ему показалось, что райские птички, спускавшиеся с верхних ярусов в поисках нектара, слишком часто прячутся в соцветиях, выставляя наружу только длинные клювы. Джим останавливался, весь превращаясь в слух, Тони в точности повторял его действия. Выполнялся строгий закон разведчиков – если кому-то что-то чудится, все остальные относятся к этому с абсолютной серьезностью. Опыт показывал, что подобные подозрения часто спасали жизнь патрулю или даже целой группе.
   – Вроде тихо, а? – произнес Тони.
   – Тихо, – подтвердил Гольдберг и тут же получил тычок от второго стажера.
   – Не тебя спрашивают, – прошипел Блохин.
   – Вроде спокойно, – согласился Тони, однако автомат на плечо не повесил.
   – Итак, тема лекции… – Джим помедлил еще немного. – Опасные и коварные существа.
   – А где именно они водятся? – тут же поинтересовался Гольдберг.
   – Повсюду, в том числе и там, где мы сейчас идем.
   После этих его слов стажеры стали смотреть под ноги.
   – А что это за существа, сэр? – спросил Блохин, уставившись на какую-то кривую палочку и подозревая, что это замаскированный враг.
   – Змеи, пауки, ядовитые тараканы, жуки-жемчужники, шипохвосты, слизни и даже огромные плавающие ящеры – «зурабы».
   – А насколько огромны эти ящеры, сэр? – поинтересовался Гольдберг. – Они, случайно, не летают?
   – Тебе же сказали – плавающие, – усмехнулся Блохин.
   – Обычно взрослая особь достигает семи-восьми метров, но нам с Тайлером случалось видеть экземпляры и покрупнее.
   – Они едят людей?
   – Они едят все, что сумеют поймать, а человека взрослый зураб перекусывает пополам с одного раза.
   Некоторое время все шли молча, Джим заботливо стряхивал с окрестных веток скрывавшихся в засаде шипохвостов, поскольку стажеры пока были не готовы к встрече с ними.
   – Животных не давить, – предупредил шедший сзади Тони, заметив, что Гольдберг нацелился раздавить сброшенного Джимом паука. – Если мешает, отшвырни его ботинком.
   – А почему не давить? – спросил Блохин.
   – Чем больше раздавишь, тем больше их выползет на тропу. Проверено.
   Джим оглянулся и, посмотрев на напряженные лица новичков, улыбнулся. Год назад они с Тони выглядели так же, и теперь он читал им лекции, почти слово в слово повторявшие инструктаж Рихмана и Шульца.
   Скоро запахло гнилой водой, трава стала выше, а деревья пореже. Группа прошла еще метров пятьдесят и оказалась на берегу болота, кишевшего беспрерывно пожиравшими друг друга его обитателями.
   – Ой, вода прямо кипит, – заметил Гольдберг. – Это не змеи?
   – Пока вроде нет, – неопределенно ответил Джим и, обернувшись, замер. В метре от них с веток свисали три «малиновки» – непонятно почему так названные зеленые змейки. Эти твари любили солнце и грелись, зацепившись хвостами за черенки листьев. Безобидные с виду змейки были чрезвычайно опасны, противоядием от их укуса считалась сильнейшая сыворотка «Н-19», хотя ходили слухи, что ужаленный «малиновкой» не всегда даже успевал сделать себе укол.
   Тони тоже заметил опасность, но продолжал хладнокровно рассматривать опасных змеек, чтобы знать наверняка – сколько их всего.
   – Три? – одними губами спросил Джим.
   – Вроде…
   Стажеры не двигались, они уже усвоили, что если старшие молчат, им тоже следует помалкивать.
   Стволом автомата Тони несильно постучал по ветке, на которой висели малиновки. Змейки забеспокоились и одна за другой нырнули в болотную траву. Джим внимательно следил за ними и не успокоился, пока они не уползли в сторону полусгнившего дерева – видимо, там у них было гнездо.
   – Итак, тема следующего занятия – противоядия, – произнес Джим с видимым облегчением. – Откройте контейнеры, господа разведчики.
   Тони продолжал просеивать траву взглядом.
   Стажеры открыли контейнеры.
   – Как вы уже поняли, эти разноцветные ампулы содержат противоядия от укусов различных насекомых и змей.
   – И змей?! – ужаснулся Гольдберг.
   – Прекрати, Аркаша, все уже в прошлом! – вмешался Тони. – Ты ведь уже не боишься змей.
   – Боюсь, сэр, очень боюсь.
   И Гольдберг начал бледнеть, заметив приближавшуюся к ним по воде желтую змею.
   – Ты испугался именно ее? – спросил Джим.
   – Еще как! – Гольдберг попятился, но наткнулся на Тони.
   – Стоять, – скомандовал тот. – Разведчики не сдаются.
   Змея была уже совсем близко, и Джим смотрел на нее абсолютно спокойно.
   – Ее укус не смертелен, сэр? – спросил Блохин. Он не пятился, однако кажущееся спокойствие давалось ему трудно.
   – Разумеется, не смертелен, если вовремя применить противоядие. А оно у нас имеется – вот эта мутноватая ампула как раз от укуса красной змеи.
   – Но эта – желтая! – почти заорал Гольдберг.
   – Не имеет значения, их яд практически идентичен.
   Наконец змея достигла берега и атаковала Джима в подставленную подошву ботинка. Тот придавил ее к земле и, схватив за хвост, поднял вверх, заставив извиваться.
   – Ну вот – ничего страшного.
   Блохин смотрел во все глаза, а Гольдберг с его змеебоязнью был на грани обморока.
   – А сейчас фокус, о котором я рассказывал. Стажер Гольдберг, внимание, это для тебя…
   С этими словами Джим перехватил змею поудобнее и, поднеся ко рту, быстро откусил голову. Потом, бравируя, отбросил извивающееся тело в болото, а голову еще какое-то время держал в зубах и только потом выплюнул.
   Блохина от этой сцены вырвало желчью, а Гольдберг, напротив, смотрел на останки змеи горящими глазами.
   – И что, сэр, они теперь вас бояться будут?
   – Разумеется, приятель, – с видом бывалого усмехнулся Джим, незаметно сплевывая на траву. – Они уже чувствуют во мне хищника, и все такое.
   – И все такое, – завороженно повторил Гольдберг.
   – Ладно, теперь продолжим тему.
   Продолжить Джиму не дали: издалека стал накатываться непонятный рев, от которого здесь уже отвыкли. Над освещенными солнцем кронами пронеслась стремительная тень, грохот стал ослабевать и вскоре затих где-то на юго-западе.
   – Что это было, сэр, самолет? – спросил Гольдберг.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное