Алекс Орлов.

Экзамен для героев

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

   Джим положил трубку и посмотрел на Тони. Тот согласно кивнул. Напичкать ядом все тридцать коробок конфет за пятнадцать минут не смогли бы никакие умельцы, не говоря уже о том, что следовало бы аккуратно распечатать и снова заклеить упаковку. Между тем конфеты напарникам были нужны не для девушек, а для себя – в качестве калорийного питания. Набрать еды в ресторане они не могли, это сразу привлекло бы внимание, а конфеты что – пустяк, человек с коробкой особого удивления не вызывает.
   Ровно через пятнадцать минут в дверь постучали. Тони встал справа у стены, а Джим начал открывать дверь.
   Он был напряжен – в любой момент в палату могли ворваться вооруженные люди, однако это оказался посыльный со стопкой перевязанных лентой конфетных коробок.
   – Оп-ля! Спасибо, приятель! – сказал Джим, шире открывая дверь и впуская посыльного. Пока тот нес конфеты до стола, Джим выглянул в коридор и у лифтового холла заметил незнакомца. Уже по тому, как тот вертел головой, было ясно, что он в корпусе впервые.
   Расписавшись в талоне доставки и отдав посыльному чаевые, Джим сделал Тони знак, чтобы тот был начеку, а сам вышел в коридор вслед за доставщиком, словно желая проводить его до лифта. Чужака в этом крыле уже не было, но Джим прошел в следующее и застал того идущим вдоль стены. Очевидно, его интересовали номера палат.
   – Могу я вам чем-нибудь помочь? – спросил Джим, двигаясь на незнакомца.
   – О нет, сэр, боюсь, что не можете, я работаю в центре недавно, и мне просто нужно привыкнуть.
   Незнакомец виновато улыбнулся и пожал плечами.
   – Кажется, я заблудился. Придется начать все с самого низа, извините меня.
   – Ну, как хотите.
   Джим посторонился, давая новичку вернуться к лифтам, однако когда тот проходил мимо, Джим ощутил едва приметный запах курильщика, тщательно закамуфлированный ментоловыми конфетами. Джим знал наверняка: в «Августину» курящих не брали. Эта информация входила в перечень преимуществ «Августины» перед другими медцентрами.
   Недолго думая, Джим ударил незнакомца в ухо, подгадав так, чтобы тот влетел в одну из палат.
   И он влетел, но получилось слишком шумно, поскольку дверь оказалась заперта на электронный замок.
   Тело незнакомого мужчины и поломанный замок почти одновременно рухнули к ногам миловидной брюнетки средних лет. Она уже распахнула рот, чтобы заверещать на весь корпус, когда Джим подскочил к ней, помог захлопнуть рот и легким апперкотом послал на ковер.
   Вернувшись к двери, он плотно ее прикрыл и прислушался, не бежит ли кто на помощь пропавшему лжесотруднику медцентра. Как будто было спокойно.
   Джим перевел дух и возвратился к двум бесчувственным телам. Женщина лежала, раскинув руки, полы халата распахнулись, обнажив красивые холеные бедра и тонкие черные трусики-спорт.
Джим перевел взгляд на лицо хозяйки апартаментов и, несмотря на отсутствие косметики, узнал женщину. Она часто здоровалась с ним и Тони, видимо не особенно надеясь на знакомство, поскольку конкурировать с девицами из отдела эскорта не могла.
   Джим провел рукой по ее гладкой ноге, но тут же запахнул халат и проверил у пострадавшей пульс.
   «Жить будет», – решил он и перешел к незнакомцу. Проверил его карманы, но ничего не нашел: ни старой авторучки, ни блокнота, ни завалившейся жвачки, ни даже крошек от печенья. Слишком чисто даже для новичка медцентра.
   Перевернув незнакомца на спину, Джим выдернул из-за пояса полы рубашки и сразу обнаружил на них несколько свежих пятен от оружейного масла. Совсем недавно этот человек был при «стволе».
   В дверь негромко стукнули, потом она приоткрылась и показался Тони.
   – Заходи, – сказал Джим, стоя перед распотрошенным незнакомцем.
   Тони вошел и первым делом посмотрел на женщину.
   – Ничего фигурка.
   – Да. Пришлось ее оглушить, так получилось.
   – Ты нашумел.
   – Я понимаю, но этот парень пришел за нами. У него на рубашке оружейное масло.
   – На разведку явился, и, конечно, не один. Конфеты при мне. – Тони показал коробку. – Взял самые калорийные.
   – Тогда уходим.
   – Уходим.
   Они выскользнули за дверь и поспешили к лестнице – пользоваться лифтом сейчас было небезопасно.


   В холле царила тишина, и никаких незнакомых людей напарникам не попалось.
   – Интересно, как быстро они среагируют, когда мы появимся на мониторах видеоконтроля? – спросил Джим, когда они спускались с крыльца.
   – Если куратор будет лично присутствовать в аппаратной, то через две минуты в кустах прямо по курсу сядут стрелки.
   – А если он сидит на скамейке перед административным корпусом?
   – Значит, пять-семь минут. Едва ли операторам рассказали о подробностях операции, их дело бутерброды кушать.
   – Согласен.
   Стараясь не переходить на бег, напарники пересекли главную улицу городка и направились в сторону ворот, надеясь по ходу прихватить какой-нибудь транспорт.
   В первой половине дня на дорожках было пустынно, пациенты сидели на процедурах либо отправлялись на поля для гольфа. Джим и Тони тоже могли взять кар и клюшки, однако на это потребовалось бы не менее часа, а часа у них не было.
   На газоне заработала система полива, в тонкой водяной взвеси заиграла радуга. Серая птичка села на ветку тутовника и, секунду помедлив, сорвала незрелую ягоду.
   «Фьюить», – сказала она и полетела прочь.
   – Хочешь конфету? – спросил Тони деревянным голосом.
   – Сам ешь.
   – Тоже не хочу. Слышишь – кар едет?
   – Слышу, давай их на траву заманим.
   Тони быстро отошел на газон, где вдруг свалился и принялся кататься по траве, хватаясь за живот. Джим выбежал на дорожку и, закрыв собой проезд, стал требовать помощи.
   – Скорее, господа, скорее! Мне нужна ваша помощь, моему другу плохо!
   Настроившиеся было на гольф двое пассажиров электрокара остановили белоснежную машинку.
   – Но что мы можем сделать? Давайте позовем дежурных санитаров, я сейчас с ними свяжусь…
   Сошедший с кара полноватый мужчина достал из кармана спикер.
   – Нет-нет, мой друг не любит привлекать к себе внимание, вам нужно только подержать его, пока я вправлю бедняге ногу! Это дело нескольких секунд, господа!
   – Ну, идемте, раз так, – согласился второй спортсмен и решительно двинулся к бившемуся в мнимом припадке Тони.
   Через несколько секунд оглушенных спортсменов уже оттаскивали в кусты. Напарники позаимствовали их панамы, в которых, сидя в каре, выглядели более уместно, а пара сумок с клюшками лишь упрочила их маскировку.
   – Где конфеты? – спросил Джим, прыгая за руль.
   – Увы, раздавил.
   Электрокар рванул с места и проворно завилял по узким дорожкам, подпрыгивая на небольших неровностях. На открытых местах приходилось ехать медленнее, но едва гольфмашинка скрывалась за кустами, Джим выжимал из нее все возможное.
   Когда они подъехали к шлагбауму, индикатор температуры двигателя показывал «красную зону» – начало перегрева. Впрочем, это уже не имело значения, до Оленьей горки оставалось чуть более полукилометра.
   Охранник открыл шлагбаум и приветливо помахал рукой. Перегретый мотор загудел, электрокар свернул в сторону гольф-базы.
   Асфальт кончился, шины зашуршали по гранитной крошке, пробуксовывая от недостатка сцепления. На крутых поворотах гольфкар шел юзом, и Джиму приходилось прилагать все свое мастерство, чтобы удержаться на полотне дороги.
   С возвышенности навстречу беглецам спускался другой кар. Они едва разминулись, кар беглецов зацепил встречный пластиковым крылом, заставив свернуть на обочину.
   Водитель пострадавшего кара стал размахивать руками, крича что-то вслед напарникам, но они были уже далеко. Их измученный электрокар, преодолев последний подъем, выкатил на игровое поле неподалеку от лунки номер двенадцать.
   Вот и разворотная площадка. Дорога от нее вела к базе проката инвентаря, но Джима и Тони интересовала только Оленья горка, ведь это была самая удобная позиция для установки прикрытия из одного-двух снайперов. Правда, оставалась опасность, что они уже предупреждены о бегстве «мишеней» и просто ждут возле машины, чтобы расстрелять неудачников в упор, но другого выхода не было.
   На сочной траве кар снова пошел юзом, но Джим справился, и за очередным подъемом показался белый «универсал» городской комплектации и силуэт опершегося на капот человека.
   – Это что за безобразие! – с места заорал Тони, поднимаясь во весь рост. – Кто вам позволил?
   Человек у машины распрямился и положил руку на прислоненную к бамперу винтовку, но тут же шагнул вперед, закрывая собой оружие.
   Кар остановился, Джим и Тони подхватили сумки с клюшками и с грозным видом разгневанных хозяев жизни поспешили к дешевой и не новой версии «Октавиа».
   – Это что здесь за дерьмо? – строго спросил Джим второго снайпера, который стоял, спрятав руку с пистолетом за спиной. – Вы знаете, сколько я плачу за час проката этой площадки, мерзавцы? Вам что, негде ваш одеколон пить?
   – Если вы уберетесь немедленно, мы не станем вызывать полицию, – строго заметил Тони, двигаясь к тому, который стоял у багажника.
   Снайперы быстро переглянулись – это была неприятная ситуация. С одной стороны, в подобных обстоятельствах всех случайных прохожих «укладывали в канаву», но, пока было неизвестно, состоится ли сегодня ликвидация, портить такую хорошую позиция не следовало. Ведь если пристрелить этих придурков, завтра здесь будет полно полиции, а объекты сорвутся в бега, и это станет провалом задания.
   – Стойте на месте! – приказал тот, что был у багажника, и направил на Тони пистолет.
   – Да вы что, бандиты?! – воскликнул Джим и будто от испуга уронил сумку так, что пара клюшек вылетела на траву.
   – Мы не бандиты, мы охраняем одного важного человека, – возразит тот, что был с пистолетом. В его голосе прозвучали примирительные нотки.
   – Но почему вы… – Тони безупречно играл перепуганного богача. – Почему вы направили на меня пистолет? Что… что я вам сделал?
   – Сэр, успокойтесь и возвращайтесь на поле, мы постоим здесь еще немного и уедем, когда получим сообщение от нашего босса. Прошу вас, сэр, уходите, и с вами ничего не случится.
   На поясе снайпера, стоявшего напротив Джима, тиликнула рация.
   – Сволочи, банди-и-иты-ы-ы! – завыл Джим, изображая истерику. Он упал на колени и перевалился на бок, прокатившись по оброненным клюшкам. Его оппонент не успел даже испугаться, когда клюшка сверкнула на солнце и угодила ему точно в лоб. Щелкнул выстрел, но Джим был уверен, что Тони справился. Сорвав с пояса поверженного противника рацию, он ответил:
   – Слушаю…
   – Грей, это Фрэнсис! – представился незнакомый голос.
   – Я понял, сэр.
   – Они покинули центр на белой машинке – гольфкаре! Возможно, появятся у вас!
   – Понял, сэр. К нам кто-то уже едет.
   – Давай, не оплошайте!
   Подошел Тони, на его правой щеке был след порохового ожога, в руках он держал собранную винтовку калибра двенадцать и семь десятых миллиметра с большим мультиканальным прицелом.
   – Что сказали? – спросил Тони, снимая обувь и носки.
   – Предупредили о нашем бегстве.
   – Это радует.
   Тони огляделся и, взобравшись на капот, перелез на крышу машины, затем поднялся во весь свой немалый рост и, подняв винтовку, повел стволом в сторону городка. Потом немного подкрутил настройки и замер.
   Только Джим хотел спросить его, что он видит, как один за другим хлестнули два выстрела.
   – Двое готовы… – отчитался Тони.
   – Да ты в тех ли стреляешь?! – забеспокоился Джим, положив руку на капот.
   – Не качай меня! – крикнул напарник и уже тише добавил: – Видел бы ты их рожи, не стал бы спрашивать…
   Последовала недолгая пауза, и снова прогремели два выстрела.
   – Ну что? – спросил Джим.
   – Хорошая винтовка…
   И опять загрохотали выстрелы.
   По тому, как двигался ствол винтовки, было видно, что Тони настигал команду ликвидаторов по всей территории центра, легко вычисляя их по нервозному и слишком профессиональному поведению.
   Снова сработал вызов на трофейной рации.
   – Ответь, я его не вижу…
   – Слушаю! – ответил Джим.
   – Ведь ты не Грей, так? – спросил Джима тот же голос.
   – Увы, сэр.
   – Значит, вам все же уда…
   Ударил очередной выстрел, и передача прервалась.
   – На скамейке возле фонтана сидел, – отчитался Тони, оставаясь недвижимым, словно статуя.
   – Уходим, Тони. Достаточно уже, полковник и так будет в шоке.
   – Ха, Джимми! Твоя старуха идет!
   – Какая старуха? – не понял Джим.
   – Королева, старая перечница! Я ее валю…
   – Ты с ума сошел, это всего лишь старая больная женщина! Эй, Тони, прекращай – уходить нужно!
   Тони опустил винтовку и огляделся.
   – Пошутил я. Хотя, признаться, хотелось поквитаться с ней за эти «у вашего мула – газы». Я бы ей показал газы.


   Выглянув в узкое окошко своей новой временной резиденции, Эдгар Форсайт увидел заросший тиной пруд, украшенный несколькими гигантскими лотосами. На открытой воде расходились волны от речных гадюк, промышлявших здесь лягушками.
   – Поразительно, такое впечатление, что мы расположились на помойке… – произнес полковник и, затворив окно, оглядел свой новый кабинет.
   Ничего особенного – та же спартанская обстановка, тот же пробивающийся из приемной запах кофе. Если бы не бесконечные переезды на стартовые площадки к челнокам и подъемы на скайлифтах, он бы отказался верить, что куда-то перемещается. Да, за окном менялся пейзаж, изменялся привкус воздуха – даже нанофильтры не помогали, но в остальном это было похоже на путешествие по железной дороге. В детстве Эдгар Форсайт совершил с матерью небольшое путешествие, впечатления от той поездки остались с ним на всю жизнь.
   – Сколько же лет прошло? – спросил он себя, садясь за стол.
   Открылась дверь, и показался помощник.
   – Разрешите войти, сэр?
   – Ты уже вошел, Джон.
   – Благодарю за разрешение.
   Джон прошел к своему излюбленному углу в кабинете шефа и сел на легкий стул, почти неизменно повторявшийся во всех воплощениях передвижного штаба.
   – Что с нашими умниками?
   – Все в порядке. Перевезли всех, кроме троих человек из второго эшелона.
   – А что с ними?
   – Ликвидированы.
   – Вот как? – Брови полковника подскочили на лоб. – А основание?
   – Намеревались обратиться в полицию, им казалось, что их хотят незаконно лишить свободы.
   – Ну хотят – и что тут такого, не бесплатно же? С остальными порядок?
   – Да, некоторые все еще не в состоянии поверить, что такое возможно, – еще вчера жили на съемной квартире, а сегодня уже вилла среди сосен и трехсотсильный «Бобун-кук» для поездок по магазинам.
   – Мы ценим этих людей, у нас на них огромные, я бы даже сказал беспрецедентные надежды. Кстати, тебе не кажется, что мой пиджак поизносился?
   Полковник поднял руку и стал внимательно рассматривать кожаные заплатки на локтях.
   – Флосси давно приготовила вам несколько пар на выбор, и шерстяные, и твидовые, но вы почему-то отказывались.
   – Правда? – Форсайт недоверчиво посмотрел на Джона.
   – Да. Хотя, если честно, мне этого вашего пиджака будет не хватать, я так привык к нему за последние пятьдесят лет, что…
   – Прекрати, Джон. Я не позволю тебе насмехаться над пожилым джентльменом.
   Джон вздохнул и откинулся на спинку стула.
   Тихо отворив дверь, показалась Флосси, в одной руке держа блюдце с огромной чашкой кофе, а в другой пачку новых донесений.
   – А вот и Флосси в своем двойственном воплощении – удовольствия и долга, – объявил Джон.
   – Сложный комплимент, коллега, это что-то вроде проститутки на службе у государства? – уточнила Флосси, осторожно ставя на стол наполненную доверху чашку.
   – Не обращай внимания, Фло, – поддержал ее полковник. – Ты же знаешь Джона, эти проблемы с адаптацией кого угодно сделают желчным.
   Помощник вздохнул и развел руками. Его всегда били в одно место.
   – Что у нас нового, кроме того, что Джон убивает непослушных инженеров? – спросил полковник, низко наклоняясь, чтобы отхлебнуть из переполненной чашки.
   – Симмонса и Тайлера ликвидировать не удалось…
   Полковник подавился кофе и закашлялся. Приступ длился минуты две и прекратился лишь после того, как Джон несколько раз хлопнул шефа по спине.
   – С-спасибо, братец, – поблагодарил полковник. – Подумать только, еще недавно я был готов потратить сколько угодно групп эвакуаторов, чтобы вытащить их из любого пекла, а теперь прикладываю немалые усилия, желая покончить с ними.
   – У нас так всегда, – напомнил Джон.
   – Да, специфика работы. Рассказывай, Флосси, я слушаю.
   – Рассказывать нечего, они почувствовали, что за ними приехали, ускользнули из медцентра, где мы их тестировали, заняли позицию прикрытия и, воспользовавшись трофейным оружием, перестреляли почти всю команду ликвидаторов. Из двенадцати человек уцелели двое.
   Они помолчали. Полковник потягивал свой кофе, Флосси перебирала свежие донесения, сортируя их в который раз, Джон разглядывал потеки краски на стене.
   – Какие будут предложения? – спросил полковник, когда составил собственное мнение.
   – Останавливаться нельзя, мы не знаем, кто они и чего от них можно ожидать. Их нужно уничтожить, пока они не стали угрожать нашей новой инженерной программе, – высказался Джон.
   Полковник кивнул и перевел взгляд на Флосси.
   – Думаю, нужно использовать такой вариант, при котором мы выиграли бы при любом исходе дела, – сказала та.
   – Ай да Флосси, ай да умница! – похвалил ее полковник. – Уж не Счастливчика ли ты имеешь в виду?
   – Вот именно, сэр. Мы давно не контролируем его, а это опасно.
   – Он не приедет, – сказал Джон.
   – С чего ты взял? Мы его никак не беспокоим, ликвидировать не пытаемся.
   – Однако слежку не прекратили.
   – Ну и что? Он профессионал, Джон, и прекрасно понимает, что в нашем деле без этого нельзя. Уверен, что он с пониманием воспринимает наши попытки поддерживать с ним контакт.
   – Но у нас пропали двое наблюдателей, если вы, конечно, помните…
   – Ну пропали, – вынужденно согласился полковник. – Однако никто не может сказать наверняка, что с ними случилось. Возможно, это никак не связано со Счастливчиком, а может, они перешли какую-то этическую грань, и это его обидело. Правильно, Флосси?
   – О да, сэр, Счастливчик известен как поборник этических норм. Уверена, что он приедет и согласится участвовать в операции, такому, как он, трудно осознать, что существует кто-то лучше его.
   – А Симмонс и Тайлер лучше? – спросил Джон.
   – Вот мы и выясним. И кто бы кого ни убрал, мы окажемся в выигрыше.
   – Значит, поступим так, – сказал полковник, отодвигая опустевшую чашку. – Преследование продолжим, будем собирать всю информацию, все следы, чтобы вывести на них Счастливчика максимально точно. Однако нужно подыскать команду на тот случай, если наш план не сработает.
   – Что это за случай? – спросил Джон.
   – Счастливчик может отказаться от этого задания, – сказала Флосси.
   – Вот именно, – поддержал ее полковник. – Они вместе работали на ликвидации Тильзера.
   – Это была грандиозная операция.
   – Да. Поэтому нет никаких гарантий, что они там, как это называется… – полковник обратился за помощью к Флосси.
   – Не сдружились, сэр.
   – Да-да, именно это слово. Он может отказаться, и тогда эту работу придется выполнять кому-то другому. Лучше позаботиться об исполнителях заранее.
   – А вот мне интересно… – Джон встал со стула и переставил его поближе к столу босса. – Мне интересно, сообщит ли Счастливчик Симмонсу и Тайлеру о полученном задании?
   Флосси с полковником переглянулись.
   – Тут напрашивается неплохая комбинация, – продолжал Джон. – Нельзя исключать, что они захотят встретиться, пообщаться, обсудить вероломство Управления, и вот тут их можно будет убрать всех разом.
   Джон замолчал и стал ждать вердикта более опытных коллег.
   – А что, это может сработать, – сказала Флосси.
   – Может, – согласился полковник. – Структура слишком громоздкая, много всяких «а вдруг», но иногда и такое срабатывает. Думаю, мы возьмем предложение Джона в разработку.


   Просидев пару часов в заброшенном ангаре на окраине города и дождавшись, пока солнце начнет клониться к закату, Джим и Тони выехали на избитую дорогу и стали осторожно пробираться через незнакомую территорию.
   Все, что у них было, это пара сотен реалов, припасенных для чаевых, легкие костюмы с эмблемой медцентра и пара растаявших бутербродов с сыром, оставшихся от прежних владельцев «Октавии».
   Еще нашлась пара девятимиллиметровых пистолетов и две винтовки «скамон», которые были так хороши, что Тони едва сдерживался, чтобы не оставить их для себя в каком-нибудь тайнике.
   Активы были не так уж и малы, но напарникам требовались деньги, а не средства ведения войны. У них имелись кредитные карты и солидные счета, однако это была наживка, на которую их легко могли поймать, поэтому пользоваться ими следовало лишь при определенных условиях.
   Имелась еще пара карточек, выуженных Джимом из карманов снайперов. Воспользоваться ими было невозможно, поскольку отсутствовали пароли, зато они могли пригодиться для запутывания следов.
   – Нам нужно поесть, – сказал Джим, поглядывая на старые запыленные здания, в окнах которых не теплилось никакой жизни. Здесь даже не попадались бродячие собаки, что говорило о крайней малонаселенности этой окраины.
   – Скоро что-нибудь появится, – предположил Тони. Он сидел за рулем и старательно объезжал глубокие ямы.
   Два часа они ждали в ангаре, прислушиваясь к каждому шороху, неуверенные в том, что их не выследили. В машине мог оказаться радиомаяк, хотя это было маловероятно. Чтобы чем-то занять себя, они этот маяк стали искать, ведь все места, куда ставили подобные устройства, были напарникам хорошо известны. Лишь осмотрев все, они немного успокоились и даже поочередно подремали – в ангаре было душно и тянуло в сон.
   Зато теперь появилась возможность отдышаться – этому ничто не мешало. Прежде здесь располагалась промышленная зона, но те времена остались позади. О славном прошлом напоминали лишь корпуса заводов с выбитыми окнами да брошенные и разграбленные автопогрузчики.
   – Я чувствую запах еды! – сообщил Тони, высовываясь из окна.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное