Алекс Орлов.

Экзамен для героев

(страница 2 из 28)

скачать книгу бесплатно

   Тони поднял камешек и бросил в озеро, внимательно следя за тем, как расходятся круги.
   – Очень странно. Я спрашивал Дору об их жалованье, когда они пришли к нам в первый раз, она сказала, что «Августина» платит им пятнадцать тысяч реалов.
   – Неплохие деньги, однако сто тысяч за час – больше.
   Джим отложил газету и тоже швырнул в воду камешек.
   – Если бы отказалась одна, я бы это понял, ну, заклинило у девушки, влюбилась в клиента, такое предположить можно, но обе…
   – Да, это не похоже на верность производственной дисциплине, – сказал Тони.
   – Зато похоже на верность уставу, – подвел итог Джим, и они с Тони посмотрели друг на друга.
   – Давай стащим тестеры для воды, – уже в который раз предложил Тони. – Чувствую я, что они нам в воду что-то добавляют. Чувствую.
   Все предыдущие предложения друга украсть тестеры Джим отвергал, но случай с неподкупными девушками из эскорт-службы «Августины» заставил его иначе посмотреть на ситуацию.
   – Согласен. Сегодня, во время ужина.


   На ужин пациентов медицинского городка сзывал гонг. Первый раз он звучал в половине седьмого, чтобы все отправлялись к своим корпусам и вовремя поспели к трапезе.
   Джима и Тони он застал по дороге в их роскошный восьмиэтажный С-18, отделанный природным камнем розоватого цвета.
   По ухоженным дорожкам во всех направлениях спешили к своим корпусам пациенты, некоторых привозили с прогулки белоснежные электрокары.
   На безупречно подстриженном газоне не было видно ни единой соринки, ни одного слетевшего с дерева листика. Иногда такая абсолютная чистота даже раздражала напарников, и поначалу они намеренно оставляли у дорожек какой-нибудь мусор, но, возвращаясь этим же маршрутом через десять минут, ничего не обнаруживали. Подобные чудеса происходили благодаря роботизированному уборочному комплексу, следившему посредством множества камер за всей территорией городка и выпускавшему механических сборщиков в тот момент, когда на дорожках не оказывалось пациентов. Джим и Тони знали об этом, однако впечатления от маленьких чудес это не портило.
   – Здравствуйте, мистер Стоггард, – поздоровалась с Джимом пожилая женщина с фиолетовыми волосами.
   – Здравствуйте, ваше величество, – с поклоном ответил тот, а если бы не сделал этого, пациентка из соседнего корпуса взяла бы его под локоть и стала объяснять, что она королева из затерянного королевства, а он ее старый добрый советник – Карл-Энрике Стоггард.
   Выслушав этот бред два раза кряду, Джим решил признать ее королевой и кланяться при каждой встрече. Жаловаться на старушку в администрацию он не хотел, хотя Тони на этом настаивал. Впрочем, его понять было можно, ведь если Джима старушка принимала за королевского советника, то Тони почему-то всего лишь за мула.
   «Ваш мул сильно раздобрел, советник», – иногда говорила она, даже не глядя на Тони.
А когда однажды он заржал по-лошадиному, протестуя против такого к себе отношения, «королева» предположила, что у него газы, и принялась рассказывать Джиму, как правильно кормить мула, чтобы у него не было газов.
   – И все же место ей в дурдоме, а не в этой клинике, где полно нормальных людей, – сказал Тони, оборачиваясь в сторону «королевы».
   – Нас ты тоже в нормальные записал?
   – Нет, конечно, какие мы нормальные? – Тони усмехнулся. – Мы с тобой перелетные птицы, которые все время парят в небе и лишь иногда спускаются в курятник.
   – Чтобы пожрать, – добавил Джим.
   – Вроде того.
   Просторный холл с фонтаном и певчими птицами, резвившимися в крохотном садике за золоченой сеткой, встречал входящих пациентов прохладой. К их услугам было полдюжины лифтов, в несколько мгновений уносивших пассажиров к их этажам.
   Джим с Тони поднялись на свой – пятый, кивнули нескольким встретившимся соседям и направились к четырехкомнатному номеру люкс, скромно именуемому «палата пятьсот двенадцать».
   Джим сунул в приемник карточку, дверь открылась.
   – Кажется, здесь уже кто-то есть, – сказал он, почувствовав аромат духов «Рената-Супер».
   – Ты, как всегда, прав, котик! – прочирикала из гостиной Дора, длинноногая подружка Джима. Это была высокая брюнетка с длинными струящимися волосами, с шикарным бюстом без примеси силикона.
   Войдя в гостиную, Джим посмотрел на нее другими глазами – что держит эту красотку, практически фотомодель, в отделе эскорта пусть даже элитного медицинского центра? Под стать ей была и Лина – подружка Тони, с той лишь разницей, что «носила» светлые волосы, голубые глаза и тот же размер натурального бюста, что и у Доры. Пара этих красоток могла украсить собой не один глянцевый журнал, а тут – обычная проституция, пусть даже и хорошо оплачиваемая.
   – А что вы здесь делаете, девочки, мы же вас только вечером ждали? – спросил Джим.
   – Мой гигант Тоник разрешил нам, – просюсюкала Лина, чмокая Тайлера в губы.
   – Понятно, – кивнул Джим, бросив на Тони многозначительный взгляд. – Но у нас для вас есть сюрприз, который мы хотели подготовить втайне.
   – Правда?! – вскрикнула Дора, заключая Джима в объятия и угрожая задушить бюстом.
   – Да-да, крошка, только смотри не помни меня…
   – А что за сюрприз? – спросила Лина, поглядывая то на Джима, то на Тони.
   – Завтра, девушки, завтра все расскажем, – с таинственным видом поддержал друга Тони.
   Девушки с неохотой удалились, а напарники приступили к поиску дополнительных «жучков» сверх тех, о которых уже знали.
   – Что-то есть сегодня совсем не хочется, – сказал Джим, пробегая пальцами за спинкой дивана.
   – Мне тоже, – отозвался Тони. – Наверное, это из-за погоды. Влажность большая.
   Нащупав в портьере твердое зернышко, он повернулся к Джиму и показал указательный палец. Тот в ответ показал – два, поскольку тоже нашел лишний «жучок».
   Если в режиме контроля за ними что-то изменилось, следовало ожидать гостей – либо кураторов для поручения нового задания, либо людей из команды «окончательного расчета».
   Последнюю версию Джим и Тони всерьез не принимали, однако и не исключали вовсе. В Управлении «Р», как и в любой другой спецслужбе, была своя специфика, и если в отношении агента возникали сомнения, выводы часто делали не в его пользу. Те бюро, где проявляли гуманность, быстро наполнялись «кротами» и прекращали существование. Тайные войны диктовали свои правила игры.
   Продолжая вести ничего не значащий разговор, друзья обошли все комнаты и в дополнение к прежней дюжине «жучков» обнаружили еще десять. Теперь все сходилось – неподкупные подружки держали Джима и Тони под присмотром, они же поставили дополнительные «жучки».
   – Пойдем прогуляемся, а потом, если проголодаемся, заглянем в ресторан, – предложил Тони.
   – В «Рощу»? – уточнил Тони.
   – Да, – сказал Джим, что означало – в «Тенистый сад».
   Оставив номер, напарники вышли в коридор и как по команде повернули головы в противоположные стороны. Тележка обслуживающего персонала привлекла внимание Тони. Джим подождал его, и они направились к лестнице, проигнорировав лифты.
   – Ты намеренно девочек в палату запустил? – спросил Джим, когда они оказались на пустынной лестнице.
   – Нет, но вышло очень кстати. Чего нам ждать, как думаешь?
   – Да как-то ничего на ум не приходит. Ничего хорошего.
   – Интуиция?
   – А что у нас еще есть?
   – Три скрытых счета и тайник в деревне.
   – О счетах полковник знает. Не такие уж они и тайные.
   – Предлагаю подождать до завтра и уносить ноги.
   – А тесты для воды тебе уже не нужны? – усмехнулся Джим.
   – С этим проехали. А воду в ресторане закажем.


   На окраине города, в не слишком подходящей для жилья промышленной зоне располагался трехзвездочный отель «Таиб». Его владелец едва сводил концы с концами и очень обрадовался, когда целых двенадцать мест в нем забронировала организация «Жители Грицборна – за здоровый образ жизни».
   Весь день до наступления вечера он немного нервничал – а вдруг отменят заказ? Но заказчики не подвели, и вскоре после восьми часов на пустынной стоянке перед отелем остановился микроавтобус припортовой транспортной компании.
   Хозяин гостиницы выбежал встречать долгожданных постояльцев и распахнул дверцу автобуса.
   – Добро пожаловать в наш город, господа! Добро пожаловать в отель «Таиб»!
   – Привет, парень! – приветствовали его выходившие из автобуса пассажиры, одетые в обычную для здешних мест летнюю одежду и в новенькие бейсболки с надписью «Грицборн – территория здоровья».
   Наконец появился старший группы.
   – Вы хозяин гостиницы? – спросил он, ставя на асфальт увесистый чемодан.
   – Да, мое имя Поль Бродик.
   – Очень приятно, Поль, а я тот человек, что заказывал номера. Разрешите представиться, руководитель международного семинара «Воздух, мускулы и солнце» Джон Фрэнсис, город Грицборн.
   – Очень приятно, Джон! – Хозяин с чувством пожал постояльцу руку. – Прошу в наш скромный, но чистый отель.
   – О, не беспокойтесь, Поль, это именно то, что нам нужно. Ребята, выгружайте клюшки!
   Прибывшие гости открыли багажный отсек и стали вынимать сумки с клюшками для гольфа.
   – Так вы приехали к нам в гольф играть?
   – Да, мы слышали, у вас хорошие поля.
   – Поля-то хорошие, но почти все они принадлежат медицинскому центру «Августина», знаете такое лечебное заведения для богатеев?
   – Не люблю я их, – признался Фрэнсис из Грицборна.
   – О, я тоже! Видели бы вы их в городе, когда они приезжают на экскурсии. Морды отвратительные! Так вот, лучшие поля у этой «Августины».
   – Ну, ничего не поделаешь, возможно, в «Августине» мы и сыграем, не зря же на гостинице сэкономили!
   Фрэнсис и хозяин расхохотались, хлопая друг друга по плечам.
   Тем временем весь багаж грицборнских спортсменов был выгружен, и владелец гостиницы повел их в здание.
   В небольшом холле за стойкой находился почти трезвый портье. По случаю прибытия большой группы постояльцев он был причесан и чисто выбрит, о чем свидетельствовали два заклеенных пластырем пореза. Поверх бессменной футболки неопределенного цвета на нем красовались белоснежная сорочка, черная бабочка и бархатная жилетка, принесенная хозяином гостиницы из дома.
   Мятые штаны решили не менять, их все равно за стойкой не видно.
   – Э-э, какие номера вы нам приготовили? – спросил старший группы, пока остальные рассматривали обшарпанные стены.
   – Вот, пожалуйста, с двадцать четвертого по тридцать шестой. Все окна на улицу, – сказал хозяин и высыпал на стойку заготовленные ключи.
   – А нельзя ли поменять все это на окна в другую сторону, во двор, например? – спросил старший, заранее виновато улыбнувшись.
   Хозяин посмотрел на портье, тот удивленно икнул.
   – Дело в том, сэр, что у нас во дворе не слишком чисто, к тому же в некоторых номерах еще не убирались, а некоторые даже заняты.
   – Там сейчас шлюхи клиентов принимают! – ляпнул портье и снова икнул. – Хорошего в этом мало, но хоть какие-то деньги. В нашем положении выбирать не приходится.
   – Да что ты мелешь, дурак? – накинулся на него хозяин. – Какие шлюхи?
   – Господин Бродик, организуйте нам переезд в номера окнами во двор, а я заплачу вам вперед. – С этими словами старший группы стал выкладывать на стойку ассигнации. – Вот эти три шестьсот – за три дня проживания, а эти пятьсот – за беспокойство, связанное с переездом. Полагаю, постель мы просто перенесем, а если там немного намусорено, принесите пылесос, и мы сами покончим с этим. Я и мои друзья любим тень, у нас в Грицборне очень жарко, поэтому мы ездим подальше, чтобы отдохнуть от духоты. Так что тень для нас самое лучшее.
   – Как пожелаете, сэр. Как пожелаете… – согласился хозяин, сгребая со стойки деньги. – Купорос, достань ключи, а я пока переведу эти парочки…
   Повернувшись к щедрым постояльцам, Бродик расплылся в улыбке.
   – Одну минуту, господа, сейчас все устроим! Присаживайтесь пока, отдохните!
   И он царственным жестом махнул в сторону продавленного, прожженного сигаретами дивана и дюжины поломанных стульев.
   – Пожалуй, я составлю вам компанию, а то мало ли что, – сказал Фрэнсис из Грицборна.
   – О… конечно, сэр, хотя там нет ничего интересного – обычные шлюхи.
   – Я вас прикрою, вдруг их дружки будут против переселения, – настаивал Фрэнсис.
   – Ну, как хотите.
   Они поднялись по давно не мытой, но недавно подметенной лестнице и оказались в длинном коридоре, где пахло табачным дымом и старыми тряпками.
   – Вот двадцать четвертый, двадцать пятый, а вот тут, в двадцать седьмом, должна быть пара…
   Бродик без всякого стука распахнул дверь и вошел в номер, Фрэнсис остался снаружи. Зрелище поднятых с постели проституток его не привлекало, он лишь хотел убедиться, что это действительно они, а не полицейские.
   Впрочем, Бродик не соврал, из номера действительно вышла пара. Мужчина накинул на себя снятую со стола скатерть, а женщина прикрылась домашним халатом – она была на работе. Бродик вынес за ними свернутый матрас с бельем и проводил до другого номера, выходящего окнами на улицу.
   – Ты должен мне лишних десять минут, Бродик! – потребовала девица.
   – Хорошо, к твоему времени добавляется десять минут, – согласился тот. – Итого, ты работаешь еще тридцать три минуты.
   То же самое произошло еще с тремя парами, с той лишь разницей, что одна проститутка оказалась пьяна и устроила Бродику скандал, вспомнив, как он ее якобы изнасиловал и не дал денег.
   – Думаешь, если я была випимши, то ничего не помню, козел плешивый?! – кричала она, но кавалер взял даму за руку и утащил в номер, а Бродик швырнул им матрас и закрыл дверь.
   – Врет, мерзавка! – сказал он, обращаясь к Фрэнсису. – Ну, посмотрите, какой же я плешивый? У меня хорошие волосы! Свои!
   – Уверен, что это так, мистер Бродик. А теперь распределяйте нас по номерам.
   – Конечно, сэр! Прошу вас!


   Через полчаса вся группа была расселена по номерам на одном этаже. Исправные замки на дверях оказались только в двух апартаментах, поэтому один из них Фрэнсис выбрал в качестве штабного.
   – Так, Коллер, все инструменты сразу ко мне, чтобы ни одна сволочь в сумки не сунулась. В таких местах полно прохвостов.
   – Понял, босс, – кивнул Коллер, человек с бесцветным взглядом и тихим голосом. Он работал в команде Фрэнсиса почти десять лет, и тот не мог вспомнить, чтобы Коллер хоть раз на кого-то повысил голос. Его приказы никогда не игнорировались, хотя народ в отряд подбирался крутой, от ветеранов спецподразделений до перевербованных криминальных киллеров.
   – Пусть сходят в сортир, покурят или что там им нужно, а потом на инструктаж.
   – Хорошо, босс. Через двадцать минут будет нормально?
   – Да, нормально. Мне ведь тоже в сортир сходить требуется.
   Когда Коллер ушел, Фрэнсис заглянул в тесную душевую и, пустив из крана воду, подождал, пока она станет похолоднее. После чего умылся, вытерся застиранным полотенцем и почувствовал себя бодрее.
   Уровень услуг в подобных заведениях не поднимался выше самой низкой планки, но зато здесь было малолюдно и в случае необходимости можно было «подчистить хвосты», не опасаясь, что набежит полиция.
   В большом отеле имелись служба безопасности, негласный видео– и аудиоконтроль, здесь же – полная свобода, хотя и тут Фрэнсис решил подстраховаться и на всякий случай сменил заранее приготовленные номера.
   Но и это он посчитал недостаточным и в ожидании сбора группы достал пеленгатор и стал прослушивать стены в поисках сигналов «жучка». Однако все было чисто, в некоторых местах фонила проводка, но и только.
   В дверь стукнули.
   – Босс, все готовы, – сообщил Коллер.
   – Заходите. А Решинский пусть покурит за дверью.
   – Понял.
   В небольшую комнату стали набиваться бойцы группы, поднося свое спецоборудование. Поскольку метод ликвидации был неизвестен, брать пришлось все – и длинные стволы, и короткие.
   – Ставьте вдоль стены, – сказал Коллер, отодвинув обшарпанный стол к окну.
   – Решинский встал на пост? – спросил Фрэнсис.
   – Да, уже курит.
   – Итак… – Фрэнсис посмотрел на собравшихся. Некоторые из них выглядели собранными, другие мечтали поскорее отвязаться от назойливого начальника и посмотреть по ТВ-боксу местное шоу с девками. – Итак, завтра выезд на место, будем работать под медицинскую обслугу. Просто прогуляемся по территории центра, а я поговорю с человеком, который передаст мне фотографии.
   – А почему раньше не дали? – спросил парень, попавший в группу полгода назад, прямо из камеры смертников. Работал он исправно, но к дисциплине привыкал тяжело.
   – Если не показали раньше, значит, было нельзя, Мантони. В следующий раз, если захочешь спросить, когда я говорю, подними руку.
   – Да, босс, извините.
   – Запомните все, в этот раз работать придется всем, объектов два, и оба они опасны. Если начнете зевать или чесаться, останетесь здесь насовсем.
   – Что у тебя? – спросил Фрэнсис, увидев поднятую руку одного из стрелков.
   – Как стрелять будем, сэр, из винтовки или в упор?
   – Хороший вопрос. Винтовки возьмет только одна пара, которая будет в прикрытии, для остальных только короткоствол. В упор стрелять нельзя – они не подпустят. Эти люди сразу поймут, кто перед ними, поэтому ближе десяти метров не подходить.
   Мантони поднял руку.
   – Говори.
   – Босс, я не очень понимаю, почему нельзя стрельнуть издалека? Мы хорошо натренированы, стрелять можем синхронно – раз, и две утки на земле. Зачем эти разборки в стиле заводских окраин?
   – Вопрос понятен. Теперь ответ: восемь лет назад группа из двадцати трех человек выезжала на ликвидацию одного умельца. Поскольку цель была одна, решили взять его из винтовки, однако то ли муха стрелка укусила, то ли тещу вспомнил не ко времени, но рука дрогнула, и он прострелил объекту плечо. Как ты думаешь, Мантони, что произошло потом?
   – Ну… – Мантони пожал плечами. – Наверное, парень смылся.
   – Ты прав, но лишь отчасти. Парень смылся и стал охотиться за этой командой. Перебил всех. Ни один не вернулся, а умельца этого сумели достать только три года спустя и уже совершенно другие люди.
   – Бонус будет? – спросил Рыжий Бойд, поднимая руку.
   – Будет. Если все сделаем с первого раза, каждый получит по восемьдесят тысяч.
   – Неплохо! – ухмыльнулся Рыжий. Остальные оживленно загомонили – обычно бонусы не поднимались выше тридцати тысяч.
   – Инструктаж закончен, всем отдыхать, подъем в шесть ноль-ноль по местному времени, полчаса на осмотр оружия и выезд.
   Бойцы загалдели, обсуждая услышанное, и стали выходить из номера.
   – Коллер, задержись!
   Помощник оглянулся и, посторонившись, пропустил всех в коридор, после чего плотно прикрыл дверь и остался стоять рядом.
   – Присядь, – сказал Фрэнсис и поставил для Коллера стул. Тот сел.
   – Хочу тебе сказать, какую премию на самом деле нам пообещали за эту роботу.
   Коллер молча смотрел на Фрэнсиса, казалось, ему совершенно все равно, что скажет начальник.
   – Нам дадут по триста тысяч реалов.
   Правая бровь помощника дрогнула. Он вздохнул и выпрямился на стуле.
   – Кого же, в таком случае, нам подсунули? Судя по размеру бонуса, если вернется хотя бы половина из нас, это будет отличный результат, верно?
   – При условии, что задание будет выполнено, – да, это будет хороший результат.
   – Что написано в их досье?
   Фрэнсис посмотрел в окно, на расположенную в пяти метрах грязную кирпичную стену.
   – Не было никаких досье.
   – Что значит не было? – удивился Коллер. – Такого быть не может, на всех людей в Управлении есть досье, даже на самых-самых боссов!
   – Досье, конечно, имеется, но в кадровом отделе его не держат. Скорее всего, оно лежит у директора в сейфе, вот и весь сказ. Досье нет, фотографии не то что не дали, но даже не показали. При этом бонусы сулят запредельные.
   Коллер с минуту сидел молча, потом покачал головой и сказал:
   – Так весело, что даже задница онемела. Давненько нас не приглашали на такие вечеринки.


   Поздно вечером Джим и Тони провели в своем номере необходимую профилактическую работу. Ручки дверей были связаны полотенцем, на подоконники поставлены стопки рекламных буклетов, которые приносили ежедневно, надеясь затащить богатых клиентов на дополнительные оздоравливающие процедуры. Теперь они играли роль «секреток» и свалились бы на пол, попытайся кто-то открыть окно.
   Хотя ночной визит непрошеных гостей был пока маловероятен – на разработку таких операций требовалось хотя бы два-три дня, а отсчет следовало начинать с момента увеличения количества «жучков», напарники предусмотрели возможность бегства. Для этого они использовали большую скатерть с завязанным в ее углу массивным стаканом для воды, игравшим роль груза.
   С помощью этой нехитрой снасти можно было подняться со своего балкона на балкон следующего этажа. О том, чтобы спуститься, не могло быть и речи, поскольку нижние балконы блокировались в первую очередь.
   Перед тем как лечь, Джим постоял сбоку от окна минут пятнадцать, осматривая подходы к зданию. Несколько минут – время небольшое, однако человеку, привыкшему к размеренному движению в «Августине», нетрудно было выделить резкие движения чужаков.
   Но все было спокойно, и те, кто возвращался в корпус, были Джиму знакомы, по походке он мог опознать каждого.
   – Сегодня я буду спать особенно хорошо, – сказал Тони, возвращаясь из ванной, что означало – «Сегодня они не придут».
   – Почему? – спросил Джим, отходя от окна.
   – Погода хорошая.
   – Погода – да, хорошая, – согласился Джим, укладывая спасательную снасть поближе к балконной двери и ставя в качестве «секретки» массивную вазу.
   Они уснули, и ночь прошла без происшествий. Утром двери были разблокированы, а с подоконников убраны стопки буклетов. Развязав узел, Джим поставил на место стакан и, чуть сбрызнув водой смятый угол скатерти, разгладил ее ладонью и вернул на стол.
   Лишь по дороге на завтрак напарникам удалось обменяться парой слов, первый раз после «радиомолчания» в номере.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное