Алекс Орлов.

Его сиятельство Каспар Фрай

(страница 7 из 30)

скачать книгу бесплатно

   Удар сапогом – и разбойник свалился без чувств, а мальчишка поднял что-то с земли.
   – Перчатка! Я же говорил – перчатка! – обрадовался де Шермон.
   – Похоже на то, – согласился король.
   Несмотря на неудачу, разбойники и не думали отказываться от своих намерений, вид ускользавшей жертвы только раззадоривал их. Стороны опять сошлись, один из разбойников сделал выпад мечом, однако мальчишка схватился за клинок и вырвал оружие из рук противника.
   – Действительно, кольчужная перчатка! – сказал король. – Иначе бы он не решился хвататься за меч!
   После такого поворота разбойники поостыли, но все еще надеялись повернуть схватку в свою пользу. Один из них ударил дубиной, чтобы отвлечь внимание, а другой бросился на мальчишку с топором. Он махнул изо всех сил, однако мальчишка отскочил в сторону и ударил разбойника сапогом в голень. Даже на вершине холма был слышен страшный крик несчастного, а проворный боец сделал пару стремительных выпадов и ранил еще двух разбойников, потом погнался за пятым и сделал подсечку.
   От быстрого бега с головы мальчишки слетела шляпа, на плечи упали длинные волосы.
   – Да это девица! – воскликнул де Шермон, пораженный столь неожиданным превращением.
   – Ты прав, де Шермон!
   – Давай спустимся, познакомимся с этой воительницей!
   – Нет, – подумав, отказался король. – Мне неловко. Потом она расскажет, что Филипп любовался с холма, как разбойники пытались ее убить, и ничего не сделал, чтобы вызволить бедную девушку. Нет, не поеду. А ты отправляйся, я тебя здесь подожду. В конце концов, даже любопытно, кто она такая.
   Де Шермон не стал себя упрашивать и пустил лошадь по склону. В ушах засвистел ветер, и он схватился за шляпу, чтобы не упала.
   Услышав стук копыт, девушка быстро обернулась и подняла меч. Однако, поняв, что перед ней не грязный разбойник, опустила оружие.
   – Здравствуйте, мисс! – произнес де Шермон, натягивая поводья.
   – Здравствуйте, – ответила девушка. Она была совсем молода, должно быть, ей не исполнилось еще и шестнадцати.
   Де Шермон сошел с лошади и поправил шляпу. Ему не составляло труда поговорить с незнакомой девушкой во дворце или на королевской охоте, но сейчас он испытывал некоторое смущение.
   – Я… проезжал мимо и увидел, что на вас напали… Но помочь не успел – вы и сами справились. – Де Шермон указал на окровавленных разбойников, что, прихрамывая, уносили ноги. – Почему вы не убили их?
   – Они были неопасны, – совсем по-мальчишески ухмыльнулась девушка и надела шляпу, уже не пряча длинные волосы.
   Де Шермон невольно залюбовался юной воительницей, ему еще не приходилось видеть девушек в мужских кожаных штанах и в шляпе поверх распущенных волос.
Это было необыкновенно приятно для глаз.
   Впрочем, королева… да, она носила охотничий костюм, и в нее де Шермон был влюблен, однако сейчас его больше интересовала эта стройная девушка.
   – Мне показалось, вы могли ускакать от них, но не сделали этого – почему?
   – Мне нужно было с кем-то подраться, подраться по-настоящему, понимаете?
   – Нет! – улыбаясь во весь рот, ответил де Шермон. Он не ожидал услышать подобное от хрупкой девушки.
   – Мне хотелось опробовать на ком-то, что я могу. Бесконечно бить в рычаги надоело, брат со мной драться уже не хочет, а отцу некогда. – Девушка вздохнула.
   – Что за странное занятие для девушки… И этот костюм. Столь красивая особа должна носить нарядные платья, – произнес де Шермон, приближаясь.
   – Скажете тоже, красивая особа, – засмущалась Ева, краснея. – В этом костюме мне удобно в седле. И как бы я бегала за разбойниками в нарядном платье?
   – Да, действительно, – согласился де Шермон.
   – А я знаю – вы граф!
   – Правильно, а как вы угадали?
   – У вас на наплечнике герб. Значит, вас нужно называть «ваше сиятельство».
   – Для вас это необязательно, мисс. Но раз я частично изобличен, придется представиться. Грегори Матиус де Шермон, граф Одуанский и Бризо.
   Граф снял шляпу и поклонился, приведя этим Еву в восторг. Все было так, как она читала в книгах, что давала ей Магда Брук, подруга по школе для девочек. Молодой и красивый граф с длинным, трудным для запоминания именем, весенний дождик и… трофейный меч в руке.
   – А как вас зовут, прекрасная незнакомка? – спросил де Шермон.
   – Ева.
   – Ева, какое чудесное имя. А как звучит ваша фамилия?
   – Просто звучит – Фрай. Ева Фрай.
   – Знакомая фамилия. И много в Ливене Фраев?
   – Нет, – простодушно ответила Ева. – Мама, папа, я и брат Хуберт.
   – А Каспар Фрай, известный шпион герцога Ангулемского, вам, случаем, не родственник?
   – Каспар Фрай мой папа, но он не шпион! – ответила Ева, хмурясь, а де Шермон, поняв, что допустил бестактность, тут же принялся исправлять положение:
   – Уверен, что это лишь слухи, в Харнлоне всякое болтают. Но я не придаю этому значения, поверьте, Ева.
   Де Шермон снял перчатку и взял девушку за руку.
   – У вас совсем небольшая ладонь, но мозоли говорят о том, что вы много упражняетесь с мечом – я прав?
   – Каждый день после возвращения из школы, – призналась Ева, не забирая своей руки. – Но это одно только название – «школа», на самом деле это заведение для девочек. – Ева пренебрежительно усмехнулась и тут же добавила: – Но я учусь цифири, знаю геометрию и углы. А еще ромейский язык.
   – Вот так девица! – искренне восхитился граф. – Даже при дворе не сыщешь человека, чтобы так много успевал!..
   – Вы о каком дворе говорите, граф?
   – Я? – Де Шермон наморщил лоб, незаметно для себя он проговорился.
   – Иногда я бываю при дворе короля Филиппа Рембурга.
   – Филиппа Бесстрашного?
   – Да, так его теперь называют.
   – А какой он?
   – Он?
   Де Шермон хотел было начать описывать своего венценосного приятеля, но поймал себя на мысли, что его новая знакомая имеет с Филиппом явное сходство. И как же он раньше этого не заметил?! Глаза, переносица, скулы. А рука?
   Граф еще раз посмотрел на ладошку Евы – она была копией ладони Филиппа, только поменьше. Неужели слухи о королеве и шпионе Ангулемского… правда?
   – Ну так какой же он, ваша светлость?
   – Он… обыкновенный, – пожал плечами граф. – Чем-то на вас похож.
   Ева засмеялась, засмеялся и граф. Дождь усилился, но они этого не замечали. Позвякивая мундштуками, их лошади щипали травку.
   – Значит, это отец обучил вас военным премудростям?
   – Да.
   – Но зачем вам это?
   Ева пожала плечами:
   – Нравится.
   – Ева, я должен возвращаться… Но прежде мне хотелось бы убедиться, что вы миновали рощу и выбрались на открытое место.
   – Хорошо!
   Ева стремительным броском запрыгнула в отсыревшее седло и удержала лошадь, когда та попыталась сразу двинуться на дорогу.
   – И еще, Ева… – Де Шермон провел ладонью по мокрой морде мардиганца Евы. – Не будете ли вы против, если я навещу вас в доме вашего отца?
   – Конечно, приезжайте! – обрадовалась Ева, ничуть не скрывая своих эмоций.
   – Тогда – до свидания.
   – До свидания, Грегори Матиус де Шермон, граф Одуанский и Бризо, – ответила Ева, пряча трофейный меч в узкую суму. Затем шлепнула лошадь по крупу, и обученный мардиганец зарысил по дороге.
   А де Шермон все стоял, глядя ей вслед, и даже не заметил, как подъехал король.
   – Де Шермон, друг мой, вы здоровы? – поинтересовался он.
   – О, ваше величество! – очнулся граф, не в силах скрыть счастливой улыбки.
   – «О, ваше величество», – передразнил его король. – Я совсем промок, ожидая, когда же вы, граф, вспомните про своего короля.
   – Разве я долго отсутствовал, ваше величество?
   Де Шермон забрался в седло, не замечая неудобства от того, что оно мокрое.
   – Достаточно долго, чтобы я начал волноваться – уж не заколдовала ли вас какая-нибудь ведунья.
   – Нет, ваше величество, я снова с вами, и никто меня не заколдовывал.
   – Откуда же эта улыбка?
   В голосе короля прозвучала ревность, он привык, что внимание всех вокруг принадлежит только ему.
   – Просто хорошая погода, хорошее настроение! – Де Шермон смахнул с полей шляпы несколько капель. – А что у вас?
   – Я нашел яичную скорлупу и корки от ветчины, перед нашим прибытием на вершине холма находился вражеский дозор.
   – Почему же вражеский?
   – А кто мог следить за нами?
   – Горожане из Ливена, – пожал плечами де Шермон и шпорами направил мардиганца в гору.
   – Что горожанам из Ливена делать на этой горе?
   – Полагаю, они ждут прибытия вашего величества, не желают ударить в грязь лицом перед приездом такого гостя.
   Король догнал де Шермона, их лошади поравнялись.
   – Что ж, может, вы и правы, граф. А что же девица – она хороша собой?
   – Она миловидна, ваше величество.
   – Почему же она не в платье? Вы спросили?
   – Да, она сказала, что ездит так на лошади. В мужском костюме удобнее.
   – Согласен, всегда поражался тому, как дамы ухитряются не выпадать из дамского седла, а ведь на охоте, бывало, перемахивали через поваленные деревья.
   – М-да, – кивнул де Шермон.
   – Вы спросили ее имя?
   – Спросил, ваше величество. Ее зовут Ева Фрай.
   – Фрай? – вскинулся король.
   – Вот именно. Именно так звали шпиона герцога Ангулемского.
   – О каком шпионе вы говорите? – спросил король, делая вид, что не понимает.
   – Ну как же, при дворе все знают эту историю, когда тот самый Каспар Фрай был принят во дворце как торговец шоколадом, именно ему принадлежит рецепт «Королевского нектара» – шоколада со сливками и сахаром.
   – Ах, вон вы о чем! – Король смахнул с наплечника воду. – Так что, они с этой девицей родственники?
   – Да, ваше величество. Более того, Каспар Фрай – отец этой юной воительницы.
   Перевалив за вершину холма, они стали спускаться. Король молчал, а де Шермон не считал нужным заводить новый разговор. Впереди показались трое офицеров, они все же не решились оставить короля без своей опеки, хоть и постарались ему не мешать.
   – Вернемся к войску, ваше величество?
   – А смысл? Обсушиться все равно не успеем, а через час-полтора авангард уже покажется на болоте. Давайте просто выпьем перегонного вина.
   – У меня нет перегонки, это плебейское снадобье.
   – И у меня нет, по той же причине, увы. – Король поежился и посмотрел по сторонам, надеясь обнаружить край дождевого фронта, но его надежды не оправдались, все небо было затянуто мутной пеленой.
   – Я знаю, у кого мы можем разжиться перегонкой, – сказал граф.
   – У кого же?
   Де Шермон поднялся в стременах, сложил ладони рупором и крикнул:
   – Што-о-о-ойр! Барон Што-о-о-ойр!
   Недвижимые фигурки всадников оставались такими еще несколько мгновений, а затем один из них поскакал в направлении короля и де Шермона.
   – Думаете, у него есть?
   – Штойр страдает от легочной болезни. Он не может без перегонки ехать в дождь.
   Подъехал Штойр, смахнул со шляпы воду и вопросительно взглянул на короля.
   – Барон, у вас есть эта огненная штука? Его величеству нужно согреться, – сказал де Шермон.
   – Разумеется, ваше сиятельство, она всегда при мне.
   С этими словами Штойр распахнул дорожную суму и достал оплетенный кожей стеклянный сосуд, заткнутый деревянной пробкой.
   – У меня и пара новых стаканчиков найдется, – сообщил он, доставая сплющенные кожаные стаканчики.
   Граф развернул стаканчик для короля, потом для себя и подставил их барону. Тот налил в них прозрачную жидкость, затем подал графу кусок вяленого мяса.
   – Что это? – спросил тот, осторожно берясь за странного вида предмет.
   – Вяленая конина, обвалянная в тертом чесноке, ваше сиятельство.
   – И вы полагаете, что мы с королем станем это есть? – спросил де Шермон, с подозрением рассматривая желтовато-красный кусок.
   – Придется, ваше сиятельство, – со знающей улыбкой заметил барон.
   Граф подал стаканчик королю, тот принял его с некоторой опаской, зная, что перегонка здорово жжется. Но не пить вовсе при такой погоде было нельзя.
   – Позвольте… – Барон выхватил у де Шермона кусок конины и прямо на перчатке рассек его кинжалом на четыре пластинки.
   – Да вы дока, барон! – заметил король.
   – Ну, пьем? – спросил де Шермон.
   – А куда же деваться, давайте, граф…
   Де Шермон и король нерешительно посмотрели на стаканчики, а затем один за другим опрокинули перегонку в рот.
   – О-о-о-о! Кха-кха! Што-о-ойр, вы отравитель! – прохрипел Филипп, схватил с руки барона кусочек конины, забросил в рот и принялся торопливо жевать. Его примеру последовал де Шермон. Минуты две они только охали, покачивали головами и втягивали воздух, затем Филипп перевел дух и, улыбнувшись, сказал: – Благодарю, барон, вы спасли своего короля.
   – Безмерно счастлив, ваше величество.
   – Можете возвращаться к своим приятелям, а мы с графом еще посекретничаем.
   Барон уехал, оставив графа и короля в приподнятом настроении.
   – Нужно сказать, перегонка с этой, страшно сказать, вяленой кониной не так уж и дурна, особенно учитывая эту сырость, – заметил король.
   – Согласен, ваше величество, быть может, королева нас не поняла бы, но в данной ситуации конина сошла за тушенных в сливках перепелов.
   – Вот именно! – кивнул опьяневший король и хохотнул. – Интересно, из чего делают эту перегонку?
   – Вердийцы изготавливают ее из морошковой браги, но чаще перегоняют из пива, которое, в свою очередь, варят из протухших рыбьих кишок, – сообщил порозовевший де Шермон.
   – Из кишок? – переспросил король, морщась. Граф кивнул. – Силы земные, не будь я в седле, меня бы стошнило.
   Король огляделся: в тучах по-прежнему не было видно ни единого просвета.
   – Кстати, о рыбьих кишках. Наш временный дипломатический представитель в Капекслаа граф Куденьер сообщил престранные вещи. Якобы вердийцы и тардийцы сговариваются потребовать с нас выплату за обиды.
   – Выплату за обиды? – переспросил де Шермон.
   – Именно так.
   – О каких же обидах идет речь, ваше величество?
   – За то время, пока побережье находилось под властью Рембургов, они якобы не могли развиваться как свободные народы.
   – А чего там развивать, ваше величество? Как собирали ракушки на берегу, так и собирают. Только ремесла им развили, грамоту дали, чтобы имена свои писать научились.
   – Граф Куденьер ответил им так же, но они возразили, что достигли бы всего и сами, если бы не оккупация Рембургов.
   Де Шермон только покачал головой.
   – Ну разве заслуживали эти люди того, чтобы ваш дед дал им свободу, ваше величество? Ведь жили под защитой короля и ни о чем не думали! Сенат им придумали.
   – Вильгельм Рембург был человеком мягким, оттого за время его правления территория королевства и уменьшилась. Вместо сената лучше бы розог им давал почаще.
   – Так чего же мы в Ливен идем, ваше величество? К океану нужно и карать, карать!
   Де Шермон рубанул воздух рукой, лошадь дернула, ее пришлось успокаивать.
   – Я вас понимаю, граф, но сейчас нам нужно утвердиться в Ливене, а может быть, и южнее, рыбоеды же никуда от нас не денутся. Придет время, и там наведем порядок, пока же – некому.
   Они помолчали.
   – Что думаете о дистанцерии, граф?
   – По слухам, дистандер может собрать сто тысяч солдат.
   – Да, и это похоже на правду. Но в основном это ополчение и всякий сброд из степей, если выставить пятьдесят тысяч солдат, обученных, как гвардейцы Ангулемского, сто тысяч дистандера не станут нам помехой.
   – Тут я с вами согласен, ваше величество, но на обучение нужно два-три года. И еще…
   – Что еще?
   – У дистандера много врагов. Если его земли попадут под власть вашего величества, вместе с землями вы получите и его врагов. Так что, готовясь к войне с дистандером, нужно иметь войско, способное сокрушить не только его, но также и его противников.
   – Вместе с купленной собакой новый хозяин наследует и блох…
   – Именно так, ваше величество.
   Они постояли на склоне еще немного.
   – Эй, а дождь-то прекратился! – заметил король и, сдернув перчатку, подставил для проверки ладонь.
   Де Шермон снял шляпу и посмотрел на небо. Тучи расходились.
   – Хороший знак, ваше величество.
   – Да, Ливен приветствует меня солнечным светом. Вот и чудесно, а то я думал, мы войдем в город, как раскисшие башмаки. Ну что, будем ждать войско или пойдем посольством?
   – Да какое же из нас двоих посольство, ваше величество? Это как-то… не очень представительно. Вы же все-таки Филипп Бесстрашный Рембург.
   – Зовите баронов, с ними нас будет больше, а рост Лейдорфа сделает наше посольство достаточно представительным.
   – Как скажете, ваше величество.
   Де Шермон встал в стременах и призывно помахал рукой. Троица неподвижных всадников ожила, бароны погнали коней по дороге.
   – Куда мы едем, ваше величество? – еще издали крикнул Лейдорф. Обязанности телохранителя короля позволяли ему заговаривать с королем первым.
   Филипп не стал кричать ему в ответ, лишь указал рукой в сторону Ливена и тронул лошадь, направляя ее к дороге.
   – Но нас всего пятеро! – воскликнул Лейдорф, когда бароны почти нагнали короля и де Шермона.
   – Я принял решение ехать посольством, ждать войско мне не хочется.
   – Но ведь мы не сможем обеспечить вашу безопасность, ваше величество! – Огромный Лейдорф стал затравленно оглядываться, ожидая появления вражеского отряда.
   – Успокойтесь, барон. Мы только взберемся на следующую горку, откуда до города уже рукой подать, и, если нам что-то не понравится, останемся там ждать авангард.


   Спорить с королем барон не стал, терпение его величества имело пределы. Между тем тучи окончательно разошлись и солнце стало пригревать совсем по-летнему. Над дорогой поднимался пар, а в редких придорожных кустах запели птицы.
   Вскоре король снял дождевую накидку и передал Лейдорфу. Сырая амуниция и одежда на всадниках стали подсыхать.
   Проехав еще мили полторы, «посольство» поднялось на небольшую возвышенность, которую его величество приметил еще с холма. Отсюда открывался прекрасный вид на город Ливен с блестевшими после дождя крышами домов, со шпилем ратуши и островерхой крышей Купеческого собрания.
   В отличие от Харнлона облик старого Ливена не был испорчен видом многоэтажных доходных домов, а разросшиеся пригороды гармонично повторяли историческую архитектуру центра города. То тут, то там были видны строительные леса и незаконченные стены бревенчатых, а кое-где и каменных построек.
   – А город растет, ваше величество, – заметил де Шермон.
   – Да, он производит хорошее впечатление, – согласился король.
   – А вы, ваше величество, собирались его сжечь.
   – Не ехидничайте, граф. Я говорил… иносказательно.
   – Там всадники, ваше величество! – воскликнул Лейдорф и выхватил из ножен меч. Его примеру последовали два других барона, однако король и де Шермон оставались спокойными.
   – Их всего пятеро, они в гражданской одежде и без оружия, – сказал граф.
   – А трое сзади едва держатся в седле, – добавил король. – Видимо, граф, вы оказались правы, нас здесь ждут.
   – Но как они узнали о вашей победе, ваше величество? – спросил Лейдорф, не убирая меча.
   – Довольно разговоров, барон, поднимите-ка лучше королевский штандарт, – приказал Филипп.
   Из узкого, притороченного к седлу чехла Лейдорф проворно вытащил тонкое древко со свернутым полотнищем. Встряхнул его, и шелковый герб Рембургов заструился под солнцем на легком ветерке.
   – Вот это другое дело, – удовлетворенно кивнул король. До всадников было еще ярдов двести.
   – А первый-то – хорош, – сказал Филипп, комментируя посадку всадника.
   – Да, опытный рубака, – согласился де Шермон, видя, как цепко держится в седле предводитель маленького отряда.
   Вот он, совсем по-военному, вскинул руку, останавливая своих людей, натянул поводья и легко спрыгнул на землю. Затем выхватил из седельной сумы какой-то ларец и, не дожидаясь своих спутников, заспешил навстречу королевской группе.
   Не доходя до посольства ярдов десять, он сбросил шляпу и, держа ларец на вытянутых руках, торжественно подошел к королю.
   – Ваше величество, от имени жителей города Ливена городской совет с верноподданническим почтением подносит вам ключи от города с надеждой влиться в число городов королевства Рембургского.
   Что-то в лице этого немолодого, чуть седоватого человека показалось де Шермону знакомым. Между тем лицо самого короля было жестким и неприветливым. От его хорошего настроения не осталось и следа – граф был поражен такой переменой.
   – Неужели ты стал бургомистром, Фрай? – спросил король, не притрагиваясь к ларцу с ключами.
   – Нет, ваше величество, я всего лишь почетный гражданин Ливена и глава Купеческого собрания. Сказать по правде, бургомистр слег от нервов и теперь не может исполнять свои обязанности, поэтому ключи пришлось нести мне.
   – То есть тебе неприятна эта работа, Фрай? – все тем же недовольным тоном поинтересовался король. Казалось, он ищет повода наказать парламентера, однако де Шермон не заметил в глазах того и тени страха, может, лишь чуточку беспокойства.
   Впрочем, в столь достойном поведении этого человека не было ничего удивительного, учитывая, что это был тот самый Фрай, бывший блистательный шпион герцога Ангулемского, его «длинная рука», и… отец юной воительницы Евы. Теперь для де Шермона и это имело значение.
   – Напротив, ваше величество, я поспешил к вам навстречу с радостью, поскольку уверен, что под знаменем Рембургов город обретет покой и безопасность, чего во время правления нового герцога нам очень не хватало.
   – Чем же был плох новый герцог? – усмехнулся король.
   – Возможно, он и не был плох, ваше величество, однако он был чужеземцем.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное