Алекс Орлов.

Его сиятельство Каспар Фрай

(страница 6 из 30)

скачать книгу бесплатно

   – Оставайтесь на своем посту, бювард, война закончена, но у нас еще много дел.
   – Приказывайте, ваше величество!
   – Заберите тело герцога, он будет похоронен в склепе со своими предками. Затем соберите раненых, если в чем будет какая нужда у них, наши лекари вам помогут.
   – Спасибо, ваше величество, – поклонился бювард.
   – Барон Лакобье!
   – Он ранен, ваше величество! – ответили из королевских рядов.
   – Барон Ферусс?
   – Я здесь, ваше величество!
   Ведя коня на поводу, к королю, прихрамывая, вышел военачальник.
   – Барон, отрядите сотню гвардейцев, которые с сотней гвардейцев герцога отправятся взять под охрану баллисты – они должны быть сохранены, но особую ценность представляют обслуживающие ее люди.
   – Ваше величество, там по двадцать гизгальдцев на каждом холме, они не сдадутся, – заметил бювард Рейланд.
   – Гизгальдцы мне пленными не нужны, поступайте с ними как посчитаете нужным, – сказал Филипп, прекрасно зная, что гвардейцы герцога не любили его пришлых любимчиков.


   Через полчаса сводные отряды гвардейцев начали штурмовать позиции баллист. Сбитая с толку обслуга баллист участия в схватке не принимала, и все свелось лишь к противостоянию арбалетчиков и кавалерии.
   Вскоре все холмы были захвачены с минимальными для гвардейцев потерями. Обслугу и прицельщиков удалось сохранить, лишь двоих из них ранили гизгальдцы, поняв, что королю нужны именно эти люди.
   Сопротивление арбалетчиков было окончательно подавлено, только нескольким десяткам удалось скрыться в рощах. Преследовать их не стали, Филипп торопился привести солдат Ангулемского к присяге и скорым маршем двинуться к Ливену.
   За полчаса до обеденного гонга бювард Рейланд построил своих солдат на бывшем поле боя. Оно было уже освобождено от тел павших, однако трупы лошадей, рваная амуниция, сломанные пики и разбитые щиты все еще валялись вокруг в изобилии.
   Чтобы придать процедуре присяги торжественности, напротив гвардейцев Ангулемского поставили несколько свежих полков короля Филиппа Бесстрашного, а чуть поодаль, на дощатом походном настиле, разместили два трона – для Филиппа и Анны Астурийской.
   По такому случаю королева надела роскошное дворцовое платье, были нарядно одеты и сопровождавшие ее фрейлины, что, безусловно, придавало церемонии приведения к присяге особую торжественность.
   По сигналу горна гвардейцы в красных мундирах опустились на одно колено, сняли шлемы и выслушали слова присяги. Затем три раза повторили «клянемся», и на этом присяга считалась принятой.
   В спокойной обстановке – во дворце – эта процедура занимала значительно больше времени, однако для случаев, когда за четверть часа до битвы к присяге приводили пришлых варваров, использовался сокращенный вариант.
   После того как принявшие присягу полки поднялись, король сошел с помоста и громко объявил, что ввиду героического поведения гвардейцев и их ладной формы он решил оставить им мундиры, звания и даже знамена.
   – Мы лишь добавим королевский герб рядом с гербом Ангулемского, чтобы все знали о вашей славной истории.
   И снова новообращенные подданные короля от души кричали «ура».
Долгий период неопределенности, начавшийся после смерти мудрого герцога Фердинанда, наконец закончился, и они обрели решительного и смелого покровителя.
   Еще вчера Филипп планировал уничтожить войско Ангулемского, чтобы выместить обиду за неудавшееся на него покушение, стоившее потери отряда добровольцев, однако сегодня его намерения изменились, и он радовался происходящему не меньше солдат в красных мундирах, поскольку получил не только победу, но и пятнадцать тысяч отборного войска.
   – Готовьтесь к обеду, лечите раны, сегодня мы отправимся к Ливену! – объявил король, и военачальники стали повторять его приказ и уводить полки.
   – Удача, Филипп! Ты преуспел! – не удержался от комплимента граф де Шермон.
   – Да, друг мой, – согласился король, положив руку на наплечник графа. – Это больше чем победа, это благорасположение звезд, и им непременно нужно воспользоваться.
   – А что с полками дистандера, ваше величество? Велите посечь их?
   – Отнюдь. Посылка полков, без сомнения, жест недружелюбия, однако я знаю наверняка, что герцог просил десять тысяч, а получил – три. Думаю, мы простим дистандера на первый раз и пошлем ему какой-нибудь подарок и наши наилучшие пожелания.
   – Вы становитесь искусным политиком, ваше величество.
   – О да, к моему мечу и удаче прикладывается мой ум.
   – И ум королевы, ваше величество, – с поклоном добавил де Шермон.
   – Не мог не уязвить?
   – Я лишь забочусь о том, чтобы взор моего короля был яснее, а мысли трезвее.
   Филипп видел, что друг смеется над ним, однако не подал виду, что обиделся.
   – На вас ложится важная задача, граф.
   – Я все исполню, ваше величество.
   – Не сомневаюсь в этом, граф, – в тон де Шермону ответил Филипп. – Сейчас же садитесь на лошадь, разыщите бюварда Рейланда и вместе начинайте выстраивать колонну.
   – Но, ваше величество!..
   Де Шермон метнул быстрый взгляд в сторону предмета своего обожания – королевы Анны Астурийской.
   – Никаких «но», граф. Мы должны отправиться на Ливен сразу после обеда, а обеденный гонг прозвучит вот-вот…
   В подтверждение его слов над полем разнесся звук обеденного гонга, к холмам потянулись возы с хлебом, солониной и водой.
   – Поезжайте, граф, я распоряжусь, чтобы ваши слуги здесь не задерживались. Полагаю, вы сумеете угостить бюварда обедом?
   – Разумеется, ваше величество, мы, северяне, славимся своим гостеприимством, – безрадостно ответил де Шермон, забираясь в седло. Он снял шлем, приторочил его к седлу и еще раз оглянулся на помост, где в кругу фрейлин и военачальников блистала королева.
   – Бювард Рейланд там, граф! – указал король. – Вон он, я его вижу.
   – Благодарю, ваше величество, – ответил де Шермон и, тронув лошадь шпорами, поехал мимо похоронных команд и длинной череды возов с собранной амуницией.


   Еще не рассвело, когда под окнами Каспара Фрая раздался мелодичный перестук дорогих каленых подков.
   – Это здесь, ваша милость, куда вы потащились! – произнес недовольный голос, принадлежавший молодому человеку.
   – Сам знаю, что здесь! Не смей мне указывать… молокосос!
   Второй голос принадлежал грузному расстроенному мужчине, он не переставая шмыгал носом, а когда говорил, то и дело срывался на рыдания.
   Сойдя на землю, расстроенный толстяк подошел к воротам и принялся в них стучать. Сначала робко, а потом все сильнее.
   – Господин Фрай! Господин Фрай, откройте! Господин Фрай, катастрофа! Откройте!
   Каспар поднял голову с подушки и тряхнул ею, надеясь, что спит и видит кошмарный сон. Он полагал, что уже никогда не услышит среди ночи требовательного стука в ворота, ведь именно с этого в прежние времена начинались многие его неприятности.
   – Кто там, Каспар? – спросила проснувшаяся Генриетта.
   – Должно быть, какой-то пьянчуга загулял и перепутал ворота… – проворчал Фрай, спуская ноги на пол.
   – Но он называет твое имя. Это не могут быть посыльные герцога?
   – Герцог ушел воевать с королем, надеюсь, они еще долго будут заняты друг другом.
   – Господин Фрай! Откройте, катастрофа, господин Фрай!
   – Похоже на голос бургомистра, – сказала Генриетта, подходя к окну. – Да, он и есть. Скажи, чтобы перестал стучать, а то детей разбудит.
   Однако едва Каспар попытался открыть окно, в спальню родителей заглянула Ева.
   – Тебе чего? – спросила Генриетта.
   – Папа, возьми меня с собой! – потребовала дочь.
   – Куда я должен тебя взять? – удивился тот, пытаясь открыть оконный замок.
   – В поход в дальние страны!
   – С чего ты взяла, что отец отправится в какие-то «дальние страны»?! – раздраженно воскликнула Генриетта, закалывая волосы. Она уже понимала, что спать им сегодня не дадут.
   – …атастрофа! – ворвался в открытое окно голос бургомистра.
   – Что случилось, господин бургомистр? – спросил Каспар, выглядывая на улицу.
   – Катастрофа, господин Фрай! – Бургомистр оглянулся. – Спуститесь сюда, это катастрофа, о которой я не могу кричать на всю улицу.
   – Не беспокойтесь, вы уже всех разбудили… – Каспар вздохнул. – Хорошо, я сейчас спущусь.
   Он закрыл окно и стал одеваться.
   – Что же там могло случиться, Каспар? – не унималась жена.
   – Не знаю. Возможно, прохудилась крыша на ратуше, для бургомистра этого достаточно, чтобы объявить всеобщую катастрофу.
   Выйдя из спальни, он столкнулся с Евой.
   – Папа, возьми меня с собой, я тебе помогать буду!
   Это уже было за пределами терпения Каспара, он попытался дать надоедливой девчонке подзатыльник, однако Ева ловко увернулась, и Каспар заехал рукой по дверце резного шкафа.
   – Ах ты… – хотел выругаться Каспар, но сдержался, а Ева отскочила на безопасное расстояние и прокричала:
   – Папа, ты сам говорил, что боец должен быть проворным! Я – проворная!
   – Да что ж это за наказание! – В коридоре показалась Генриетта. – Тебе скоро шестнадцать лет, тебе о женихах думать надо!
   – Что, все время? – с вызовом спросила Ева.
   – Что здесь происходит? – спросил появившийся Хуберт, заслоняя собой весь проем коридора.
   – Папа пойдет в поход, – сообщила Ева.
   – Хватить чепуху молоть… – оборвала ее мать, торопясь пройти на кухню.
   Каспар вышел на крыльцо и плотно закрыл за собой дверь. У соседа залаяла собака.
   – Господин Фрай, это катастрофа… – продолжал подвывать под воротами бургомистр.
   Каспар спустился по длинной лестнице, отодвинул засов, и грузный бургомистр ввалился во двор. Сопровождавший его молодой писарь только усмехнулся.
   – Беда, господин Фрай, катастрофа! – снова затянул свое бургомистр, хватая Каспара за плечи.
   – Крыша прохудилась? – попробовал угадать Каспар.
   – Хуже! Король разбил наше войско и движется на Ливен! Герцог погиб смертью героя!..
   – Откуда это известно?
   – Двое гизгальдцев прискакали – едва ноги унесли, король приказал их всех мечами посечь, едва ли полсотни спаслось.
   – А остальное войско?
   – Присягнуло королю.
   – Присягнуло королю, – повторил Каспар, прикидывая, чем это теперь может угрожать городу Ливену и его семье. Может, пришло время все бросить и уехать в Коттон? Фундинул прежде жил там, у него могли остаться хорошие знакомые.
   – Господин Фрай, завтра или послезавтра король встанет под стенами Ливена…
   – Под какими стенами? Они все застроены, не думаете же вы, что нам придется обороняться от короля?
   – Нет, господин Фрай, и в мыслях не было, – замотал головой бургомистр. – Когда король встанет под стенами, вы должны вынести ему ключи от города и заверить его в нашей верности.
   – Так это же ваша обязанность – вы глава города, вам и ключи выносить.
   – Господин Фрай, не губите! – Бургомистр вцепился в рубашку Каспара. – Он прикажет зарезать меня, господин Фрай!
   – Да с чего же он прикажет вас зарезать, если вы выйдете к нему с ключами от города, господин бургомистр?! – начал терять терпение Каспар. Истерика толстяка его уже утомила, к тому же он еще сам не знал, как поступить – бежать или остаться в городе.
   – Я это чувствую, господин Фрай, я ночами не сплю! Я слабый человек, а вы человек известной храбрости. Во дворцах бывали, с герцогом запросто разговаривали – ну кому, как не вам, выносить ключи? Ведь если начнут жечь город, от ваших мануфактур ничего не останется! Я знаю, вас этим не проймешь, у вас теперь в любом банке кредиты имеются, но люди ваши без куска хлеба останутся – им-то каково будет?
   «Ишь ты, как запел, – мысленно усмехнулся Каспар, – о людях заговорил, а когда деньги на строительство канала присваивал, о людях не думал?»
   – Ладно, отнесу ключи от города, только вот что…
   – Что? – подался вперед бургомистр.
   – На северную дорогу дозор нужно поставить, в пяти милях есть холм, за ним болота – до самого горизонта все видно.
   – Хорошо, господин Фрай, все поставим.
   – Людей в дозор нужно подобрать непьющих, стражников ставить нельзя, они и часа трезвыми не пробудут.
   – Племянника пошлю, у него торговля в пригороде, он не проглядит.
   – Вот и хорошо, как увидят войско, пусть скачут в город. Мы должны подготовиться к приему короля.
   – Да, господин Фрай, я все сделаю, как вы скажете! Все сделаю!
   Пока Каспар вел разговор с перепуганным бургомистром, Ева стояла у приоткрытой двери, стараясь не пропустить ни единого слова. Оказывается, в герцогстве сменилась власть, а ей об этом ничего не известно!
   Ева тут же придумала, как это сделать – она решила прогулять своего мардиганца Ирсона в северном пригороде, чтобы хоть одним глазком взглянуть на войско короля.
   «А то так и просижу дома, думая о женихах, как велит мама», – подумала она и, видя, что отец возвращается, убежала на кухню.
   Вернувшись в дом, Каспар притворил дверь, задвинул засов, снял сапоги и, проходя мимо кухни, с удивлением обнаружил за столом все семейство.
   – Эй, вы что, завтракать решили? А я собирался доспать, ведь и не рассвело еще толком!
   – Какой уж тут сон, – вздохнула Генриетта. – Что требовал от тебя бургомистр?
   Каспар хотел утаить предмет разговора, но по глазам Евы понял, что никакого секрета уже не существует.
   «И когда успела?»
   – Я понесу королю ключ от Ливена, – сказал он, подходя к столу и усаживаясь на свою табуретку.
   – Ну и хорошо, хоть какая-то власть в герцогстве появится, – сказала Генриетта, накладывая мужу сметану, – а то этот герцог Бриан был каким-то мямлей, не то что Фердинанд.
   – Да-а, – кивнул Каспар, раздумывая над сложившейся ситуацией.


   Всю ночь и утро шел дождь, то переходя в ливень, то ослабевая и мерно постукивая каплями по тентам повозок. Все вокруг было пропитано сыростью: мешки, мундиры, сапоги и шляпы, однако двигалось войско довольно споро, поскольку дорога шла через стоявшие на песке ельники.
   Рядом с де Шермоном покачивался в седле бювард-майор Рейланд. Граф уже знал, что бюварду недолго оставаться на этом посту, на должность командующего герцогским войском был приготовлен один из баронов, однако и Рейланда не забыли, в войске короля ему нашли хорошую должность, ведь игнорировать опыт старого вояки было бы глупо.
   – Скажите, бювард, а почему вы не решились контратаковать войска короля, ведь ваши гвардейцы были крепче, вы могли рассеять хотя бы один фланг? – спросил де Шермон, стараясь хоть чем-то скрасить дорожную скуку.
   – Называйте меня «майор», ваше сиятельство, этого звания у меня не отнять, а бювард – это лишь политика, сегодня есть, а завтра – нет.
   – Хорошо, майор, – улыбнулся граф, ему было приятно, что этот суровый рубака оказался умнее, чем о нем думали.
   – Благодарю вас, ваше сиятельство. О контрударе я подумал сразу, как только столкнулись полки в центре, выждал еще немного и обратился с предложением к герцогу…
   – И что же герцог?
   – Он не успел составить собственного мнения, когда вмешался де Кримон, который имел на покойного большое влияние.
   – Отчего такое слепое доверие?
   – Я слышал, герцог знал его еще ребенком.
   – Вот так, – покачал головой граф, – нас предают те, кому мы больше всего доверяем.
   Послышался топот копыт – в сопровождении трех офицеров, обгоняя колонну, скакал король Филипп. Поравнявшись с де Шермоном, он придержал лошадь.
   – Сколько еще до Ливена, бювард Рейланд?
   – Миль двенадцать, ваше величество. Может быть, желаете сразу повернуть на Ангулем? Ведь замок до сих пор пустует, там можете поместиться и вы со слугами, и ее величество. Да и прислуга там обученная.
   – Нет, благодарю вас, бювард, это все потом, а пока я желаю лично увидеть город Ливен и узнать, насколько он похож на Харнлон. Ведь это, по сути, соперник королевской столицы, как знать, может, ему суждено стать новой столицей.
   – Как пожелаете, ваше величество, горожане будут этому рады, – с поклоном сообщил бювард.
   – Рады? С чего вы взяли?
   – При герцоге Фердинанде Ливен чувствовал его твердую руку. И в торговле, и в городском порядке. Однажды воры подняли в городе мятеж, так его светлость ввел в Ливен гвардию. Это было самое настоящее сражение с чернью и ворами, я сам в качестве рядового гвардейца принимал в этом участие!
   – Сражение с ворами? – поразился король.
   – Как есть сражение, ваше величество, мы несли потери. Однако в конце концов порядок был восстановлен, пару сотен мерзавцев повесили, и город несколько лет обходился вовсе без воров – горожане были этому рады.
   – А что же Бриан? Он не был достоин своего предшественника?
   – Нет, ваше величество, кроме постройки на Рыночной площади виселицы, иных мер к установлению порядка в городе он не предпринимал. Всем пришлось заниматься ратуше и городской страже.
   – Что ж, очень поучительный рассказ, бювард Рейланд, постараюсь извлечь из него ценное зерно. А вы, де Шермон, не желаете прокатиться со мной и этими господами вдоль дороги?
   – С удовольствием, ваше величество. Хотелось бы переодеться в сухое, но…
   – Перестаньте, де Шермон, разве это дождь?
   Граф улыбнулся: под кожаным дождевиком костюм короля был абсолютно сухим – наверное, он переоделся четверть часа назад, а платье де Шермона от сырости стало на десять фунтов тяжелее.
   – Хорошо, я готов.
   – А вы еще не сообщили бюварду о наших планах?
   – Нет, ваше величество, как можно? – ответил де Шермон, расправляя гриву своего мардиганца.
   – Отлично, э-э…
   – Майор Рейланд, ваше величество, – с поклоном подсказал Рейланд.
   – Да, именно так. Думаю, на пост бюварда мы найдем какого-нибудь медлительного дворянина, а вас я переведу в действующее войско. Нам нужны опытные военачальники, но самое главное, меня интересует все, что касается подготовки тяжелой кавалерии. Полагаю, именно этим вы и занимались при герцоге Фердинанде?
   – Вы необыкновенно проницательны, ваше величество. Я с радостью принимаю это назначение.
   – Вот и прекрасно, друг мой, а теперь… Де Шермон?!
   – Я – готов!
   – Вперед!
   Король понесся по дороге, за ним последовали граф и три сопровождавших короля офицера.


   Через четверть часа лошади утомились, авангард войска остался далеко позади, и король велел остановиться, чтобы перевести дух.
   – Сколько мы проскакали, барон Штойр?
   – Миль восемь, ваше величество!
   – Хорошо. Оставайтесь здесь, а мы с графом выберемся к самому Ливену.
   – Это небезопасно, ваше величество, – рискнул вмешаться рослый барон Лейдорф, выполнявший роль королевского телохранителя.
   – Не беспокойтесь, барон, со мной будет де Шермон. Вы сумеете постоять за жизнь своего короля, граф?
   – Разве может быть иначе, ваше величество? Мой меч и мой арбалет со мной!
   И де Шермон похлопал по отсыревшему чехлу, где лежал кавалерийский двулучный арбалет с пристежной «козьей ножкой» – приспособлением, которым можно было поочередно взвести оба лука, оставаясь в седле.
   Офицерам оставалось только подчиниться, однако, судя по тому, какими взглядами они обменялись, отпускать короля слишком далеко они не собирались.
   И снова отдохнувшие кони понеслись вскачь, замелькали сосны, заболоченные ямы и лиственные рощи. Вскоре лес остался позади и потянулись последние к городу мили, бежавшие через болота по песчаной насыпной дороге.
   – Я вижу холм! – крикнул король. – Держу пари, с него мы увидим Ливен!
   – Пари не принимаю, ваше величество, это и так очевидно! – прокричал в ответ де Шермон. Их кони сошли с дороги и понеслись через молодую осоку.
   Уже из последних сил, поводя боками, они поднялись на вершину холма и остановились, когда наездники натянули поводья.
   – Эх, де Шермон, ты мог выиграть пари – город едва виден!
   – Нет, ваше величество, если бы я заключил пари, вы бы сказали, что город виден очень хорошо!
   Приятели засмеялись.
   – Ты хорошо изучил меня, де Шермон.
   – Еще бы, сколько я себя помню, мне приходилось быть возле тебя.
   – Могу представить, как же я тебе надоел.
   – Нет, Филипп, это неправда, иногда ты бываешь несносным, но мой долг быть возле короля, и я выполню его, чего бы мне это ни стоило.
   – Что это там? – спросил король, указывая на появившегося из ближайшей рощи всадника. За ним бежали пятеро вооруженных людей, скорее всего разбойников, но у них не было шансов догнать жертву: и наездник, и лошадь были в полном порядке. Но неожиданно он сам натянул поводья, соскочил на землю, и разбойники обрадованно бросились к нему, размахивая кто дубиной, кто мечом, притом что этот отчаянный не имел при себе ничего.
   – Зачем он это сделал? – поразился де Шермон.
   – Мы расспросим его об этом… если он уцелеет.
   – Они же его зарежут, – произнес граф, видя, как разбойники окружают неразумную жертву.
   – Это какой-то самонадеянный мальчишка, – сказал король.
   – Да, теперь я вижу, – кивнул де Шермон, оценивая хрупкую фигурку. – Нужно помочь ему!
   – Зачем? Он сам выбрал эту участь, хотя мог ускакать. Давай лучше заключим пари. Ставлю дукат, что его зарежут – безоружный против пятерых, он не выстоит.
   – Что ж, мне остается ставить на него, я хочу, чтобы он выжил, – сказал де Шермон.
   Возле рощи завязался бой, мальчишка оказался не так прост, взмахнув рукой, он сбил с ног самого крупного грабителя, вооруженного дубиной.
   – Он бросил перчатку! – воскликнул де Шермон.
   – А может, просто камень?
   – Нет, я видел, как она блеснула!
   – Показалось… – отмахнулся Филипп.
   Тем временем мальчишка проскользнул в образовавшийся проход, и разбойники снова побежали за ним, но он обманул их и вернулся на прежнее место, где поднимался с земли сбитый им грабитель.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное