Алекс Орлов.

Двойной эскорт

(страница 2 из 29)

скачать книгу бесплатно



   В двенадцать пятнадцать на камбуз поступил заказ: обед для трех человек – подать в капитанскую каюту. Заказ принял помощник кока и принес своему шефу заполненный бланк. Кок взял листок, поправил белый колпак и стал щуриться, будто плохо видел, но едва помощник ушел, поспешил в кладовку.
   – Вы здесь, сэр? – спросил он, включая освещение.
   – Да, сержант, возле испанского окорока, – отозвался лейтенант-наводчик из боевой части корабля.
   – Вот. – Кок протянул офицеру бланк с заказом.
   – Суп зеленый… Тефтели… Рис… Мороженое… – Лейтенант пожал плечами. – Как будто ничего особенного, а, сержант?
   – Не совсем так, сэр. – Кок немного нервничал и комкал в руках салфетку. – Бывает, что двое заказывают одинаковый набор блюд, но трое – почти никогда. По крайней мере, я с таким ни разу не сталкивался, хотя служу уже четырнадцать лет. У нас прекрасный выбор, семь первых блюд, пять мясных на второе, десяток гарниров, двадцать восемь соусов… Одним словом, странный выбор.
   – Ладно, давай куртку…
   – Но, сэр, может, не стоит? Если узнает капитан…
   – Брось, сержант, я же не яд собираюсь им подать. Или ты не хочешь знать, что случилось с твоим земляком из команды «грачей»? Может, желаешь спросить об этом капитана?
   – Простите, сэр. Струхнул малость.
   Кок выскочил в рабочее помещение и вернулся с белой поварской курткой, с накрахмаленным колпаком и парой длинных салфеток, чтобы набрасывать на руку – так подающий выглядел опрятнее.
   Лейтенант быстро оделся, позволил сержанту чуть поправить колпак и сказал:
   – Готовь заказ, я доставлю.
   – Одну минуту, сэр, все уже на пару.
   Через несколько минуту лейтенант-наводчик Кларк уже толкал по коридору сервировочный столик с накрытыми салфеткой тарелками. При встрече с матросами он опускал голову, чтобы кто-нибудь не узнал его.
   Поднявшись на лифте на тихий ярус высшего командования, лейтенант неслышно подкатил столик к капитанской каюте, сунул руку в карман и включил датчик определения плотности. Это был миниатюрный прибор, который записывал показатели плотности объектов и их реальные формы. Стоило лишь повернуться на месте, чтобы объектив датчика просканировал все, что находилось рядом.
   Лейтенант постучал в дверь и нацепил на лицо приветливую улыбку корабельной обслуги.
   Дверь каюты распахнулась тотчас, лейтенант даже вздрогнул, не ожидая от гостей такой прыти.
   – Обед? – спросил его темноволосый «качок» и удивленно уставился на поварской колпак Кларка.
   – Да, сэр! Три комплекта одинаковых блюд! – волнуясь, прокричал лейтенант.
   – Симон, три комплекта одинаковых блюд… – продублировал незнакомец в каюту.
   – Пусть подают, мы жутко проголодались, – последовал ответ.
   – Да, мы жутко проголодались, – повторил «качок» и подвинулся, пропуская Кларка внутрь.
   – Пойду схожу в туалет! – громко объявил один из гостей.
   Стараясь не поднимать глаза от сервировочного столика, лейтенант вкатил его в каюту и, остановившись возле стола, начал расставлять тарелки.
Никакой подготовки у него не было, однако он много раз видел, как это делают помощники кока.
   Расставив тарелки, он разложил столовые приборы и салфетки, затем сделал два шага назад и приглашающе повел рукой:
   – Прошу к столу, господа офицеры!
   – Спасибо, – сказал один из гостей.
   – Спасибо, – с той же интонацией повторил второй, а потом и вышедший из гальюна третий.
   – Ну, я пошел…
   Лейтенант виновато улыбнулся, взялся за столик и выкатил его в коридор.
   «Уф, пронесло!»
   Кларк оглянулся на дверь каюты и покатил тележку быстрее – гости капитана показались ему странными, и он торопился расшифровать показания датчика.


   Некоторое время гости капитана молча поглощали пищу. Доев суп, Симон громко произнес:
   – Ах, как вкусно!
   – Ах, как вкусно! – повторил Курц.
   – А я не буду повторять, иначе на это станут обращать внимание, – сказал Ленц.
   – Правильно, – удовлетворенно кивнул Симон.
   – А вы заметили, как я вовремя вспомнил про туалет?
   – Да, это было вполне по-человечески, – снова кивнул командир.
   – Он сканировал нас, – вспомнил Курц.
   – Я заметил, – согласился Симон.
   – Тогда его нужно как можно скорее ликвидировать.
   – Нет, будем поступать по-человечески, а для них обед превыше всего и все свои дела они оставляют на потом. Сейчас мы доедим десерт, потом я найду его и убью. Достань пистолет, Курц.
   Через некоторое время по громкой связи оператор вызвал капитана:
   – Сэр, ваши гости просят вас подойти в их каюту!
   Капитан вскочил со стула, помассировал ладонями лицо и повернулся к первому помощнику:
   – Похоже, теперь на корабле не будет ни одного человека, который бы не знал о наших тайных пассажирах, – раздраженно произнес он и одернул китель.
   – Об исчезновении «грачей» тоже все знают, – заметил штурман.
   – Кто бы сомневался.
   Капитан вздохнул и покинул мостик. Он был близок к панике, все ожидали от него объяснений – куда подевались восемь человек экипажа, но он даже не знал, что соврать. Никаких причин исчезновения людей с корабля просто не существовало, и он намеревался объясниться с экипажем после доклада адмиралу.
   Поднявшись на капитанский ярус, Бинош подошел к двери своей каюты, и тут силы оставили его. Он трусил. От этих свалившихся на его голову гостей веяло ужасом. Наконец, пересилив себя, он постучал, и в ту же секунду дверь резко распахнулась. Бинош испуганно попятился.
   – А, капитан? Заходите, – сказал один из гостей, пропуская Биноша в каюту.
   Полковник вошел, и дверь за ним плотно притворили.
   – Нам нужно срочно найти человека, который принес обед, капитан. – Главный прибывшей троицы небрежным жестом указал на гору пустой посуды.
   – Вам… не понравилась наша еда? – попробовал угадать капитан.
   – Нет, еда очень вкусная.
   – Едва очень вкусная, – повторил тот, что стоял у Биноша за спиной.
   – Еда вкусная, но тот, кто принес ее, забрал у нас одну очень важную вещь.
   – Да, очень важную вещь, – прозвучало за спиной полковника. Он повел плечами.
   – Это для меня большая новость, мистер Симон, у нас на корабле не принято брать чужих вещей…
   – И все же он взял, – настаивал главный.
   – Хорошо, я пойду и поговорю с ним.
   – Я пойду с вами. На всякий случай.
   – Да, на всякий случай, – повторили сзади.
   – Хорошо, идемте, – согласился Бинош, у него не было иного выхода.
   Едва они с Симоном оказались в коридоре, капитан замкнулся в себе, всем своим видом показывая, что присутствие незваного гостя ему неприятно. Впрочем, тот едва ли обратил на это внимание, с интересом разглядывая стены кабины лифта.
   Они вышли на ярусе обслуживания, и капитан с ходу взял высокий темп, чтобы хоть этим досадить Симону, однако тот без труда держался рядом и кивал вместе с ним членам экипажа, когда те при встрече приветствовали капитана.
   Решительно толкнув дверь камбуза, капитан громко позвал:
   – Сержант Коут!
   – Я здесь, сэр! – отозвался кок, узнав голос капитана и спеша ему навстречу. Увидев рядом с Биношом постороннего, он замедлил шаг, и лицо его сделалось бледным.
   – Сержант, я хотел бы поговорить со стюардом, который подавал обед в мою каюту.
   – Э… сэр, видите ли…
   – Не юлите, Коут, из-за вас я попал в неприятную ситуацию! – закричал Бинош, вымещая на коке все свои страхи.
   – Никто из моих стюардов в вашу каюту обед не носил, сэр… – пролепетал Коут посеревшими губами.
   – Кто носил?!
   – Лейтенант-наводчик Кларк.
   – Лейтенант-наводчик Кларк? Он что, ненормальный?
   – Не могу знать, сэр… Он попросил меня, и я… Я не мог отказать офицеру, сэр! – воскликнул кок, хватаясь за этот аргумент, как утопающий за соломинку.
   Капитан резко повернулся и, едва не столкнувшись с Симоном, выскочил в коридор.
   Он был вне себя от гнева. Это что еще за фокусы – лейтенант просит дать ему сыграть роль стюарда?! Если поначалу Бинош надеялся, что история с пропажей какой-то вещи всего лишь недоразумение, которое вот-вот разъяснится, то теперь, когда выяснилась странная выходка лейтенанта-наводчика, он уже и сам стал предполагать какой-то заговор.
   – Нам сюда, – обронил он, указывая на узкий проход. Они поднялись по крутому трапу, и капитан с ходу распахнул дверь одной из кают – кроме капитанской, ни одна из них не запиралась.
   Бинош и Симон быстро вошли в каюту и застали лейтенанта Кларка сидящим за столом. Увидев вошедших, он вскочил и, встав спиной к столу, попытался что-то загородить.
   – Ага, вот и одежда стюарда! – злорадно воскликнул капитан, заметив на койке куртку и поварской колпак.
   Неожиданно над его ухом прогремел выстрел, лейтенанта Кларка перебросило через стол, он ударился о стену и оборвал висевшую на ней старую новогоднюю гирлянду. На светло-серой перегородке расплылось алое пятно.
   Бинош растерянно повернулся к Симону, но тот, не обращая на него внимания, подскочил к столу, схватил за провода какие-то миниатюрные приборы и потряс ими перед лицом капитана:
   – Вот это стрит-сканер, а это транссвязь! С кем он соединялся, я тебя спрашиваю?! Говори, сукин сын, иначе я и тебе башку разнесу! – потребовал Симон, приставив к виску Биноша пистолет.
   – Стреляй, гнида, стреляй, увидишь, как умирает флотский офицер! Я тебя не боюсь, стреляй! – перейдя на фальцет, закричал Бинош, чем сильно удивил Симона. В его инструкциях говорилось, что человеки боятся смерти.
   – Если я выстрелю, ты умрешь, – напомнил он капитану, полагая, что тот не совсем правильно истолковал его намерения.
   – Давай, я готов! Мне плевать, кто ты такой, я тебя не боюсь! – не сдавался капитан. Он взмок, лицо его раскраснелось.
   Симон медленно опустил пистолет и решил заново перечитать инструкции, возможно, что-то он действительно упустил. Затем сгреб со стола шпионскую аппаратуру Кларка и направился к выходу.
   – Зачем ты застрелил его?! – завопил ему вслед Бинош.
   – У вас на корабле шпионы, капитан, а вы об этом даже не догадывались, – не оборачиваясь, ответил Симон и вышел. Бинош опустился на стул и уставился в окрашенную кровью стену. Выходило так, что рапорт адмиралу он должен подать немедленно, а не по окончании похода. Немедленно.


   Частая смена убежищ давно вошла у Эдгара Форсайта в привычку. За много лет, что он боролся с многоголовой гидрой пришельцев, любое место, где можно было поставить кровать и дюжину ящиков с электронной аппаратурой, через полчаса становилось его домом. На балансе Управления «Р» числились и виллы, и официальные штаб-квартиры, однако о них было известно противнику, поэтому самым верным способом выжить была кочевая жизнь и случайный выбор места очередного временного штаба.
   Впрочем, даже это не спасало от «охотников» – наемных команд на содержании предателей или тяжеловооруженных коммандос непосредственного врага. Иногда им удавалось вычислить убежище, и уходить приходилось в одном белье, иногда с осколками в теле или с кислотными ожогами. Но начальника Управления всегда прикрывали те, кто оставался, когда он уходил.
   Так противники и чередовали удары, разрушая ставки и крепости друг друга. Управлению «Р» доставалось чаще, зато его редкие акции потрясали врагов своим сокрушительным коварством. Одной из последних и, пожалуй, самых тяжелых потерь империи Дифт стало уничтожение полномочного представителя императора, носящего псевдоним «генерал Тильзер». Следствием этой акции стало прекращение боевых действий на планетах Лизаро и Катран. Но только на год, на Дифте подобрали другого представителя, и, по сведениям Управления «Р», он также был провозглашен «генералом Тильзером», «неутомимым борцом с капитализмом и защитником бедных и униженных» – так говорилось в пропагандистских брошюрах, в изобилии распространяемых в тех регионах, где безработица и недовольство жизнью были наиболее высоки.
   На этот раз временная штаб-квартира Управления разместилась под крышей зерновой биржи в сельскохозяйственном регионе одной из малоразвитых планет. Множество стеновых перегородок, облегчавших отступление в случае появления врага, отнюдь не спасали от торгового шума, в самом большом зале биржи ни днем ни ночью не затихали баталии. Было время сбора урожая, и под сводами биржи ежеминутно звучало:
   – «Карбин», триста тонн по две сотни и пятьдесят! Самовывоз из Баттика!
   – «Рояль-золотистая», пятьсот двадцать тонн по три сотни и десять! Доставка по воде из Райгеля!
   Сам того не желая, за три дня пребывания в этом месте Эдгар Форсайт стал разбираться в сортах пшеницы и уже понимал по реакции покупателей, что зерно с востока покупают охотнее, чем с запада.
   Некрашеная дверь бесшумно отворилась на смазанных петлях, и вошла Флосси – старейшая и незаменимая секретарша Управления. В зависимости от настроения Эдгар Форсайт называл ее Флосси или Лейс. Лейс звучало более по-деловому, имя Флосси годилось, когда хотелось пожаловаться на усталость, скрипы в пояснице или переутомление.
   – Ваш кофе, сэр, и очередная стопка донесений.
   – Я же с утра просмотрел одну.
   – Агентура растет, полагаю, этому нужно только радоваться, – заметила секретарша.
   – Много ты понимаешь… – проворчал Форсайт, отодвигая бумаги и освобождая место для кофе. – Агентура растет, резидентура растет, все это пожирает уйму денег, а успехов немного.
   – Полно вам прибедняться, сэр, год назад вы заставили этих мерзавцев повертеться.
   – По-хорошему, Флосси, я бы должен давно выбросить их с Лизаро и Катрана, ан нет, они там держатся крепко. Охо-хо!
   Форсайт начал быстро перелистывать донесения, выискивая самые важные.
   – Они сверху, – напомнила Флосси.
   – Не мешай.
   Форсайт прекрасно знал, что самые важные донесения секретарша всегда клала сверху, однако считал, что сам разберется лучше. Но и на этот раз Флосси оказалась права – важное донесение лежало сверху.
   – Так, так, так, – произнес полковник, проглядывая текст, затем поднял глаза на секретаршу: – Куда подевался Джон?
   – У него диарея от местной воды.
   – У него диарея… – Полковник вздохнул. – Скоро у меня диарея от этой работы начнется. Пойдите позовите его, Лейс, мне нужна его помощь!
   Однако звать Джона не пришлось, в проходной комнате секретариата послышались шаги, и он вошел в кабинет полковника.
   – Ты где ходишь, Джон?
   – Я… э-э… Ходил взять у охранников бутылку воды, у нас ведь кончилась.
   – Ну-ну, присаживайся.
   Джон осторожно присел на край стула, в любой момент готовый снова бежать в туалет. Флосси вышла. Полковник подал помощнику донесение:
   – Полюбуйся, у нас гости.
   Джон, едва взглянув, сел поудобнее. Он дважды прочел текст, перевернул бланк, словно надеясь увидеть продолжение, но, разумеется, ничего не нашел.
   – Что скажешь?
   – Кодограмма не окончена, он не успел закрыть ее, значит, ему помешали, взяли во время передачи или убили.
   – Ладно. – Форсайт сделал глоток кофе и прикрыл глаза. – Потерей агентов нас не удивишь, давай разберем этот случай с исчезновением швартовой команды… Флосси!
   – Что опять стряслось? – недовольно спросила та, заглядывая в приоткрытую дверь.
   – Возьми данные по этому донесению, проследи по меткам станций его маршрут и…
   – Давайте покороче, босс, вам нужен корабль, с которого агент отправил шифровку, – перебила секретарша.
   – Э-э, правильно. Давай действуй.
   Флосси ушла и захлопнула дверь, воцарилось молчание.
   – Я вот о чем подумал, Джон, когда диарея совсем тебя доконает, я возьму Флосси на твое место, – сказал наконец Форсайт.
   – Спасибо, сэр, вы очень добры… – криво усмехнулся Джон и вернулся к донесению. – Ну, тут все обычно, малая плотность объектов, внешнее сходство всех троих. Сложение атлетическое, речевые построения угловатые. Судя по всему, этот парень действовал строго по инструкции.
   – Куда они могли деть восемь человек, ведь те исчезли без следа?
   – Могли оставить запертыми в швартовом отсеке, могли выбросить за борт… Вариантов уйма.
   – Втроем – против восьмерых? Хочу напомнить, эти червяки отнюдь не силачи. По крайней мере, прежде таковыми не были.
   – При их технологиях это поправимо.
   – Тут ты прав, – согласился полковник и одним глотком допил кофе. – А капитан либо запуган, либо действует с ними заодно.
   Над головой полковника и его помощника раздался гулкий топот множества ног, зал заполнялся перед очередной короткой сессией.
   – «Яровица», четыреста тонн по две сотни и восемьдесят! Самовывоз из Баттика! Или доставка в пределах округа – плюс четыре монеты!
   – «Штерн-урожайная», всего девяносто пять тонн по четыреста ровно! Самовывоз из Райгеля!
   В зале раздался одобрительный гул, затем невнятные выкрики, кто-то повышал цену, кто-то перебивал. Раздался гонг – сделка состоялась. Наверху снова затопали, торговцы и продавцы покидали зал.
   Появилась Флосси. Поправив седую прядь, она сощурилась на свои записи и стала зачитывать информацию:
   – Итак, агент Белка, Энтони Кларк, двадцати трех лет, должность – офицер наведения БЧ-12КСУ. Распределен год назад на эсминец «Рокот», приписанный к Двенадцатому ударному флоту.
   – Адмирал Гейнц! – почти одновременно произнесли Эдгар Форсайт и его помощник.
   – Да, – подтвердила Флосси, – командует флотом адмирал Гейнц.
   – Хорошо бы также узнать, где находился эсминец «Рокот», когда оттуда была передана кодограмма.
   – Я это уже сделала. Нам немножко повезло, сигнал с него был получен сразу тремя станциями связи, поэтому местоположение корабля можно определить точно.
   – Точность пока не важна. Примерно где это?
   – Где-то в Пустошах.
   Форсайт и Джон переглянулись. Все сходилось, именно в Пустошах обычно проецировались агенты из чужих миров. Как они туда попадали, Управлению было неизвестно, но оно получило уже несколько свидетельств о материализации в Пустошах чужеродных объектов.
   Рассказав все, что знала, Флосси ушла. Джон почувствовал, что брюхо отпустило, и снял летний пиджак, оставшись в одной рубашке.
   – Я вот о чем подумал, сэр: для чего им посылать сюда своих собственных «горилл», если на Лизаро полно сконструированных уродов – быстрых и надежных убийц? Вы ведь не сомневаетесь, что трое прибывших гостей именно «гориллы»?
   – Не сомневаюсь, Джон. Ответов может быть два – либо они затевают какую-то большую ликвидацию, либо предстоящая операция для них – дело чести. Мы ведь уже знаем, что эти мерзавцы мстительны.
   – Это может быть месть за устранение «генерала Тильзера»?
   – Очень может быть. Хотя замену ему они уже нашли и скоро все пойдет по старой колее. Однако отомстить они могут, чтобы принести своим вождям, или кто там у них всем заправляет, головы виновных в убийстве столь значимого лица.
   – То есть мы не можем исключать, что они будут искать Симмонса и Тайлера?
   – Не можем, – подтвердил Форсайт. – Где они, кстати?
   – Где-то в секторе «Запад-3». Министр Гальвингстон проводит там отпуск.
   Форсайт кивнул. Это была четвертая попытка устранения Сэма Гальвингстона, занимающего пост министра миграции в Федеральном правительстве. Пользуясь своим положением, Гальвингстон работал в интересах захватчиков, перемещая сотни тысяч легализованных лиц, наделенных необходимыми документами.
   – Значит, как только они справятся с заданием, их нужно спрятать.
   – Очень может быть, что их уже засекли, – предположил Джон.
   Полковник вздохнул. Исключать нельзя было ничего, ведь уж как хорошо Управление маскировало свой кочующий штаб, но и на него время от времени совершались нападения. Осведомленных людей вокруг хватало, а враг не дремал, по крупицам собирая сведения и не брезгуя никакими средствами. Часть каналов Управления «сифонили», теряя информацию. Эти бреши находили, закрывали, но в других местах появлялись новые.
   – Будем ждать от них сообщений. Как только сделают работу – отзовем и, возможно, отправим в какое-нибудь путешествие.
   – Не связанное с работой? – недоверчиво улыбнулся Джон. Он слишком хорошо знал полковника, тот из всего извлекал пользу для Управления.
   – Конечно. Ребята заслужили настоящий отдых с теплым морем, девочками, легкой выпивкой.
   – Тогда отправьте их в отпуск – домой.
   – Домой?! Ты имеешь в виду – на их планету? – неожиданно удивился Форсайт.
   – Разумеется, не только на планету, но и в их город.
   Недоверчивая улыбка не сходила с лица Джона.
   – Что? Ты сомневаешься в моей порядочности?
   Джон в ответ только улыбался.
   – Я вообще не понимаю, с чего ты вдруг принял их сторону, помнится, перед операцией «Омега» ты намекал, что их в конце концов придется убирать.
   – Нет, сэр, я лишь предполагал, что однажды они могут выйти из-под контроля, такое часто случается с теми агентами, кто поднимается над всеми. Но даже если это и придется сделать когда-то, сейчас Симмонс и Тайлер имеют право навестить родных. Если держать их, как бойцовых псов, в клетке, они могут перегореть еще раньше.
   – Как только вернутся, я отправлю их домой. Вот увидишь.


   Лето в Арконе было в самом разгаре, пальмы на набережной цвели крупными розовыми соцветиями, наполняя воздух сладковатым ароматом. Подгоняемые теплым ветром, зеленоватые волны бережно раскачивали белоснежные яхты и катамараны, словно опасаясь испугать «дорогостоящих» клиентов вилл из первой прибрежной линии.
   Каждый клочок земли здесь стоил бешеных денег, а потому публика тут жила холеная, избалованная вниманием администраторов гостиниц и подобострастными улыбками полицейских.
   Вилла «Ла-Сордиа» была не из самых дорогих, два этажа, немного мрамора, немного кедра, мебель из массива ароматного тика, большой сад, бассейн и оранжерея. Месяц аренды этой роскоши обходился в полсотни солдатских жалований.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное