Олег Никитин.

Это я, Эдик

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

   Не мешкая, я вынул из штанов свой старый дабир и затолкал находку в универсальный дисковод, где недавно уже побывала дискета. Не зря, выходит, купил я эту фигню на е-бэе! Хотя какого дива? Что я получил с той поганой дискеты, кроме порции вредоносной дури? Так или иначе, под любопытным взглядом девки я скопировал содержимое дивидишки в дабир.
   – А давай ты мне подаришь это дерьмо, – сказал я.
   – Где ты увидел на трусах дерьмо? – рассвирепела она. – Не смей осквернять память моей Наташи!
   После чего Инга отняла у меня реликвию, нюхнула разок трусики и снова спрятала все в ящик.
   – Ну тогда продай! Или на время одолжи, шайтан побери. Мне надо генетический анализ мочи сделать, а то клиент доказательства потребует.
   – Еще раз повторяю, эти трусы чисты как крылья херувима. Я ни за что с ними не расстанусь, ни за какие богатства, потому что любовь не продается.
   Тоже мне аргумент! До чего упрямая девка, просто слов нет. Хорошо еще, я успел потереть ткань между средними фалангами пальцев – может, хоть несколько микрочешуек кожи или волос до лаборатории доволоку.
   – Что еще за клиент? – вдруг насторожилась Инга.
   – Долго объяснять, – отмахнулся я. – Не грузись фигней.
   – Еще водяры будешь? А давай посмотрим, что там записано! Небось ретро-порно, Наташка фильмы уважала. Может, человеком после этого станешь, а то пенек пеньком.
   – Не фиг тут разлагаться. Кто такие торчки? – спросил я, чтобы замять сексуальную тему.
   Пока котелок у меня еще не взорвался от перегрева, надо было собрать на микрофон как можно больше сведений. Может, потом разберусь, в спокойной обстановке – так я тогда наивно подумал.
   Тут бы мне по уму и надо было свалить, но порно-козел Эдик в башке что-то раззуделся, требовал продолжения банкета. Нравилась ему эта крепкая деваха, оттого и у меня настоящего мозги стали нагреваться. Таська, ты только не злись, я же ни в чем не виноват! Вот хоть что тебе под магнитовоз положу – ни слова я тут не придумал. Этот альтернативный Эдик просто подавил меня своими низменными инстинктами.
   – Бригада такая, они охрану и силовое прикрытие местного босса обеспечивают.
   – Графа, что ли? – ляпнул я ужаснулся. Из какого еще закоулка в мозгу чья-то тупая кличка выскочила мне на язык? Что вообще со мной творится? Чем дальше, тем больше местный отморозок Танк захватывал мою собственную черепушку! Кажется, с каждой минутой рафинада во мне становилось все меньше, а сутенера все больше.
   – А то кого же.
   – И что за история с африканкой?
   – Пигмейкой! Ты подрядился привезти Графу особенную девчонку, он дал тебе аванс, а ты исчез.
   – Давно?
   – Недели две уже, кажется.
Об этой сделке в каждой местной забегаловке толковали. А Граф тебе дал десять дней, чтобы за товаром за границу смотаться, у нас таких крутых девок нет. А теперь ты появился в нашем квартале без товара и аванса, правильно я понимаю? Лихо же тебе будет, Эдик.
   Тут же ее слова сбылись с абсолютной точностью – дверь в номер с треском распахнулась, и к нам в гости ввалилась порядочная толпа громил. Пока они стягивали с меня Ингу, я успел ударить одного пяткой, а второго обматерить. На этом мои подвиги закончились, не успел даже с койки соскочить. Но даже за такую малость один из врагов заехал мне кулаком в лоб, отчего в черепушке возник нехилый перезвон.
   – Драться? – набычился гулям, которому я заехал в пах. – Берегись, я злопамятный.
   – Приблизился к людям расчет с ними, а они небрежны, отвращаются… – сокрушенно заметил другой.
   (21:1. – Прим. мутакаллима Издателя.)
   Я сдержал ответную реплику. Все равно бы у меня не хватило слов выразить все свое возмущение. Оба подонка уселись по разные стороны от меня, блокируя отходы к двери и пожарной лестнице. Инга подавленно удалилась на кухню, потому что один из гулямов нагло приказал ей тащить самую крепкую выпивку.
   – Ну, где товар? – спросил меня старший ублюдок, интеллигентного вида шкаф. А ведь я отлично помнил его физиономию, не раз видел рядом с Графовой. Мне казалось, что достаточно немного напрячься, и в памяти всплывет его имя.
   – В отказ ушел! – зло ощерился его напарник и выставил зубы, будто хотел укусить. Вид у этого урода был омерзительный, никакая телка такому в трезвом уме ни за что бы не дала, даже за десять евро. – Можно я его задушу, Слон Мефодьевич?
   – Минуту можешь потерпеть, маньяк? Вдруг ты ему мозги стряхнул своим коронным ударом? Ну, докладывай по существу: где пигмейка и все такое.
   – Адаптируется она, – ляпнул я и вдруг ясно осознал, что так оно и есть. Местный козел Танк слова на ветер не бросал, «честь мундира» блюл. – Я как раз хотел сообщить, что операция по вербовке девахи прошла успешно. Ей просто нужно немного времени, чтобы глистов вычистить и от наших микробов защититься.
   – Фу, гадость, – скривился главарь микро-банды. – Ну, поехали!
   – Куда это? Мне и тут хорошо.
   Но эти гнусные преступники даже слушать ничего не хотели. Они тупо выдули по рюмке водки и вздернули меня на ноги. Хорошо хоть дабир не отняли, чтобы все мои передвижения по стране и миру отследить, а то бы не знаю, как дело обернулось.
   – Прощай, Инга! – трагически воскликнул я.
   Черепушка после коварного удара качалась на шее, как цветок лилии, и злобный сутенер Эдик все больше проникал в мои родные извилины. Даже едкие метафоры, которыми я обычно блистал в разговорах, теперь почти не просились на язык – шайтан, эта ложная вежливость меня убивала не хуже ментального паразита Танка.
   Тут уж я спустился на улицу как белый человек, на лифте. Встречные глядели на меня сочувственно, будто предвидели мою близкую кончину. Но я-то знал, что проклятая пигмейка не только вернет расположение Графа, но и добавит бабла на моем счете. Лишь бы подпольный эскулап не прополоскал ее своей химией до полной непригодности.
   – Куда ехать-то?
   У громил оказался в распоряжении зеленый БМВ чукотской сборки. Его номера были заляпаны сгустками чего-то красно-бурого, наверняка крови бесчисленных жертв. Шучу, шучу, с ним все было в порядке. А вот со мной нет – на виду у всего квартала враги жестоко загнали меня в салон и захлопнули дверцу. Но я-то знал, что нужный Графу товар фактически в городе, а значит, опасаться суровой кары не стоит. Разве что пени сдерут, нелюди.
   – Куда? – Самый тупой из них уселся за баранку, а главарь угнездился рядом со мной, на заднем сиденье.
   – Вперед!
   И мы поехали именно туда. Хорошо сознавать свою невиновность перед кровавыми преступниками, скажу я вам! Я раскинулся так привольно, насколько мне позволила туша отвратительного громилы, и следил за дорогой, чтобы вовремя скомандовать поворот.
   За бортом промелькнул роскошно-грязный «хаммер», и я смутно подумал, что эта машина вроде бы принадлежит мне. Эта вредная мысль занозой засела в моем бедном мозге и неожиданно выковырнула оттуда местного козла Эдика, сутенера и развратника. И я понял, что совершенно не помню адреса чудо-доктора, что взялся акклиматизировать африканку. Шайтан, где они могут обретаться?
   – Стоп! – скомандовал я. Надо было срочно вернуться к «Розалинде», пустить в башку преступного Танка и записать адрес эскулапа в дабир. – Поворачиваем обратно, я «Трахни меня!» забыл.
   Громила за рулем ударил по тормозам, до визга напугав грязного китайца-бродягу, и повернулся к нам. Вместе с головой пришло в движение и туловище – видимо, крепкая шея не давала особой свободы полупустой черепушке ублюдка.
   – Але, Слон Мефодьевич! А куда это мы гоним? Нас же Граф по делу отправил, а мы какого-то козла катаем.
   – Думаешь, это козел? А может, кто-то полезный? – Слон, тупо глядя на меня, в явном умственном напряжении принялся тереть узкий лоб кулаком, будто наделся придумать что-то дельное. – Откуда он взялся в нашей машине? Ты, что ли, подсадил?
   – Да, он за десятку взялся подвезти меня пару кварталов, – обрадовался я. – Большое спасибо, уже приехали.
   – В моей машине кого попало катать? – окрысился Мефодьевич.
   – Да я что? Я ничего! Не знаю я его, в первый раз вижу!
   Момент, чтобы слинять из западни, был подходящий, но я почему-то медлил. Что-то в голове переклинило, хоть тресни. Мне бы заорать что-то типа «Пока, парни, спасибо за компанию» и дернуть вон… Вот думал я потом, думал, и так ни до чего не додумался. Считайте, что я сошел с ума, короче.
   Но не тут-то было! Вы небось думаете, что Слон с подручным меня уделали до полного перелома носа! Хрен вам. Мефодьевич пожал плечами и указал мне толстым пальцем наружу.
   – А десятку дай сюда, – приказал он рулевому шкафу.
   Пока между ними не проскочила искра яркостью в сто люмен, я взял себя за шкирку и вытолкал из джипа ментальными пинками. На тротуаре я сел на пластиковый ящик и хотел задуматься: «Что за хрень? Кто это такие? За каким наваром я полез в эту колымагу, когда у меня своя не хуже?» Вопросов было много, но проклятый дервиш, чью собственность я оккупировал задницей, стал тянуть ко мне немытые лапы. Видимо, хотел завладеть мой курточкой на лебяжьем пуху.
   – У! – сказал он. – Поделись веб-копеечкой, добрый человек.
   – Да у тебя и дабира-то нет, гнида, – удивился я.
   – Как же нет, вот какой новый, – загундосил грязнуля и достал из кармана рваного пальтеца горелый корпус коммуникатора. Внутри у него, кажется, ничего не было. – Вот, можешь на программы посмотреть…
   Слава Аллаху, я вовремя очухался и заметил, как из подворотни к нам спешат такие же мерзкие уроды.
   – У, самаритянин, – возмутился я и пнул хитрого каландара по колену.
   Он заскулил и покатился по асфальту, а я убежал в сторону «Розалинды». Ну что за жизнь? Отчего в ней столько жадных до чужого добра подонков? Можете не отвечать, это я просто так ляпнул.
   На часах уже было хрен знает сколько времени, так что, судя по всему, сегодняшняя вылазка что-то да принесла. Так я тогда решил. Потому что конкретных сведений о происшествиях последних двух часов у меня в башке не сохранилось, будто их солнечным ветром выдуло.
   – Маньяким! – вырвалось у меня, когда я подвалил к своему белому «бьюику».
   Рядом с ним ползал на обгоревших ногах некий подозрительный тип, громко ругался и мазал ожоги заживляющим кремом. Вокруг валялось пять-шесть обугленных снизу ходулей, а дворники и правое зеркало были свинчены по самый корень. И передний бампер зачем-то стукнули, отчего тот треснул и помялся.
   Мой тепловой профиль, естественно, машина тотчас опознала и призывно щелкнула дверцей.
   Эти системы защиты хороши, конечно, но не всегда и не все. Например, как сегодня – захотелось банде отморозков на ходулях пообтесать мою тачку, вот один из них к ней в итоге и пробился. Эх, надо бы обновить пушки-огнеметы, поставить не только под днищем, но и на крышу, Иблис их задери. Или что поновее прикупить, ультразвук там или тошнотные мины повесить? Если у «Розалинды» машина так пострадала, то что с ней дальше будет, когда я в настоящие зловонные дыры поеду?
   Первым делом после возвращения из поездки я подключил к Сети линзы. Очень уж гадко было смотреть на неприкрашенную реальность. Все эти обшарпанные дома, раздолбанные улицы и старую неоновую рекламу, от которой остались только пустые стеклянные трубки. В моем районе оказалось даже хуже, чем там, где я побывал. В общем, я поклялся больше не отключать линзы, если от этого не будет зависеть моя жизнь.
   Comments on this:11
   Cactus: Круто наверчено, дядя! Сроду так много за раз не слушал-читал. Эй, а видео чего такое урезанное, показал бы это телку в караван-сарае, как она худой жопой на диване вертит.
   Тася: Знаю я, Танк, чего ты в машине Слоновой сидел, паразит! Думал, вот они сейчас меня вспомнят, и поедем мы дружной компанией к африканочке в гости! Думаешь, это никому не понятно, похотливый ты к…? Немедленно чтобы к доктору сходил, на глистов и кожных паразитов проверился! Про венерические болезни уж и не говорю.
   Lomo: Мадам, вы несправедливы к своему супругу. У него был очень непростой выезд, уж поверьте моему опыту рафинада.
   Тася: А ты заткнись, защитник тоже выискался! К твоему сведению, я пришла к мужу (по Сети, конечно) в начале второго, и он уже был в пижамке. Значит, весь этот дурацкий поход занял у Танка около трех часов. И никакой шишки, между прочим, на черепе у него не было, а благоухал он как тюльпан – свеженький и бодрый. Не перетрудился, в общем. Cactus, ты уже и меня задолбал, маньяк малолетний.
   Танк: Тасюха!! Меня не было дома до 14.06!!
   Эмиль: А что на той дивидишке-то было, эй!
   Felicita: Эдик, еще раз напоминаю: вы с Тасенькой обещали приехать к нам! Возьмите в клинике Маришу хоть на денек и приезжайте, а то мы уже скучаем по внучке. Ее надо хоть иногда забирать с собой, показывать город и так далее. Ты же помнишь, что тебе врач говорил! А эти глупости, что ты тут пишешь, я не стала даже читать, и отец тоже. Видео только немного посмотрела.
   Танк: Я все-все помню, мама, когда у меня череп не встряхивают, как сегодня. Обещаю, как только разделаюсь с заказом, обязательно съездим к Маришке и привезем ее к вам погостить, на пару дней… Парни, держите ссылку на файло с дивидишки, но я пока сам не видел, что там записано, только на сервак скопировал. Как бы гнилая порнуха не оказалась. На всякий случай Cactus’у доступ закрыл.
   Cactus: Ну вот, опять дискриминация!
   Пеликан: Ссылка твоя не работает, черт побери.
   Эмиль: Точно, не работает. А кстати, проверь-ка ты рафида с Наташкиных трусов.


   Они обвиняли вас во лжи за то, что вы говорите, и не можете вы ни отвратить, ни помочь.
 25:20

 //-- 15 Раджаба, 17:30 [4 - (Добавлено по настоянию издателя из личного архива Э. Кулешова. Доступно только в бумажной копии данного текста.)] --// 
   Сообщение Таськи в комментах меня просто убило. Как я мог быть с ней после часа дня, если в это время я как раз возился с торчками? Да у меня все записано! Я лихорадочно просмотрел аудио– и видеозаписи, выдернул из них время и убедился – к «Розалинде» я подвалил в 11.44, сел в машину в 12.58. Еще кучу времени убил, чтобы добраться из этой клоаки до своей улицы, так что трахаться с Таськой в начале второго я не мог при всем желании.
   Так я об этом и сказал.
   – Повтори, – потребовала она. – Ты что, пьян? Или наширялся, упаси Аллах!
   – Вот еще! Повторяю: в это время я был на выезде и никак не мог заниматься с тобой сексом. Да и чего ради я буду надираться днем, на работе? Знаешь, как трудно было всю информацию в журнал закинуть?
   – Вот и не увлекался бы ерундой, если так трудно. Я, например, про свои трудовые подвиги публично не распинаюсь, в отличие от некоторых.
   – Вот и я тоже подумал – чего ради? – слащаво заметил я.
   – Ты мне уши не заговаривай, Танк! Признавайся, чистил сервак от клон-вируса или на самотек пустил?
   – Конечно, чистил! Ничего не нашел, я же тебе докладывал. Ты лучше вот что скажи: когда я к тебе приходил, ты призналась, что в перерыв пойдешь на показ мод. И вдруг заявляешь, что во втором часу явилась ко мне в гости и занималась со мной сексом. Мне непонятно!
   Это было рискованное заявление, но оставить вопрос открытым я бы все равно не сумел. Хотя, с другой стороны, мне было и так очевидно, что вирус на серваке все-таки сидел и чистке никак не поддавался. Упорный!
   – Я вот думаю – а какого черта вообще с тобой дело имею? – рассвирепела Тасюха. – Сначала ты меня уговариваешь потрахаться, а потом оказывается, что тебя нет дома! И вместо тебя в постели валяется полный клон-вирус, умелый до безобразия! Думаешь, мне приятно узнавать, что я провела время не с живым человеком и мужем, а программой? И при этом пропустила уникальное модное мероприятие, которое бывает только раз в неделю? Промолчал бы уж, если с заразой на серваке справиться не можешь! Может, мне с тобой вообще развестись и нежиться в виртуальных, блин, объятиях на порно-сайтах?
   – Ты и так вживую ко мне редко приезжаешь, – ляпнул я, не подумав.
   – Я обиделась, – после паузы отрезала Таська и вырубила мой канал напрочь, так что завис я одиноко и мрачно.
   И наверняка в стоп-лист моментально занесла, дурища. Вечно с ней так – сперва злится по пустякам, потом сутками оттаивает, будто мамонт в тундре. Ладно, в конце концов у меня есть «Трахни меня!» и любимый порносайт. Шайтан, я же забыл это мавританское дерьмо в «Розалинде»! Точнее, самую главную деталь. Ладно, все равно она сломанная была…


   Либо милость потом, либо выкуп, пока война не сложит своих нош. Так!
 47:5

 //-- 15 Раджаба, 17:44 [5 - (От редактора: напоминаю, что читать эти омерзительные «тексты» и глядеть видео-вставки не обязательно! Более того, я был решительно против того, чтобы включать их в бумажную копию этого live-журнала.)] --// 
   Ленке Целко удалось своровать на колхозном рынке несколько жирных костей, – отняла у какой-то поганой псины – и она решила сварить из них бульон. Когда тарелку супа выхлебаешь, все сытнее. Под койкой у нее лежало два мешка с сушеной крапивой, которую она нарвала летом, так что супешник должен был выйти наваристым.
   Ленкина соседка, Маринка Трахтеншёльд, еще в пятницу вечером ушла к своему уродовскому ухажеру, да так у него и застряла. «Сука, наверняка там пирожками со щавелем обжирается, – с неприязнью подумала Лена. – Хоть бы принесла, что ли». Ей самой не слишком везло: крутые местные ребята на нее почему-то не западали, ладно хоть, салагу Игорька заманила к себе в койку, пока тот кого покрасивше не отхватил. «Не отказывать ему вовсе, что ли, – вздохнула она, рассматривая себя в треснувшее поперек зеркало. Когда-то в него угодили стулом. – Пусть «красный день календаря», парню-то всегда хочется… Задница ведь еще есть. Девки говорят, если хрен маргарином смазать, или поплевать на него, круто получается… Лучше все-таки смазать. Отсосать тоже можно, не убудет, только чтобы член помыл сначала. А то ведь переманят жопой-то». Она покрутилась, выпячивая ягодицы и втягивая живот. Получилось не так чтобы хорошо, но и не плохо. Лена была девушкой статной, сильной, немного полноватой, и грудь у нее была так прекрасна, что с трудом помещалась под лифчиком восьмого размера. Это был, собственно, ее главный аргумент в борьбе за мужика. Подружки, преподши и все остальные Лену побаивались, и даже комендантша никогда не повышала на нее голос, хоть на других орала почем зря. Ленка запросто могла и кулаком звездануть, если повод появлялся.
   Наверное, Игорек потому и не изменил ей ни разу. В общаге ведь просто, сразу всем станет известно, если он в другой дырке поковыряется. И сучке, и ему самому тогда несдобровать. «Или все же лазил куда, паразит?» Лена вспомнила, как однажды она в обед пришла домой, а у Маринки блестели губы. Вид у нее был какой-то ошалелый, а Игореша сидел на кровати и словно чего-то боялся. Девушке стало противно, и она поскорее выкинула неприятные мысли из головы. Нет, Игорь не такой.
   По коридору кто-то затопал, и в комнату ввалилась Маринка в линялой шубке из крысиного меха. Девушка еще прошлой зимой раз двадцать бегала по ночам к преподу по истории ислама, жуткому ишану, чтобы ее отработать.
   – Фу, еле вырвалась! – Маринка сбросила заснеженную одежду и упала на кровать, закачавшись на пружинах. – Затрахал до одури.
   – Колька твой Блюйман, что ли?
   – Он, паразит! Блин, скулы сводит, будто кости грызла.
   Она всегда делилась с подругой своими постельными делами, чтобы позлить ее. Но сегодня Ленка почему-то не окрысилась на нее, а спросила:
   – А это больно?
   – Что? У тебя цинга, что ли, Целко?
   – Да нет, когда…
   – А, это! Чего же больно-то? Ты же каждый день на толчок ходишь! – Маринка захохотала.
   Лене стало досадно, что Маринка все обращает в пошлость, и она собралась заорать на нее. Но тут дверь распахнулась, и в комнату ввалился Гоша Паскудников. Выглядел он мерзко – один глаз заплыл свежим синяком, а на скуле краснела ссадина. Игорек скинул драный овчинный тулуп прямо на пол и повалился на Ленкину кровать, продавив ее чуть не до пола.
   – Чего это с тобой? – радостно удивилась Марина. – Расскажи, кто это тебе по харе съездил.
   – Папаня, – отмахнулся Гоша. – Я у него весь самогон вчера выдул, он его за поленницей прятал, а я нашел. И мамаша мне помогала. Пожрать найдется? Голодный, блин. Жратвы-то в доме нет, и выпить больше не осталось, вот я и решил к вам смотаться. А то прямо хоть щепки жуй.
   – А ты сам-то добыл чего-нибудь? – сварливо спросила Лена. – Сейчас суп сварится. Чего не в школе-то?
   – А, так это из твоей кастрюли так воняет! Ух, пожуем. Болею я сегодня, не видишь? Да училка знает, мы с мамашей мимо ее дома вчера пьяные проходили, песни пели. А потом еще папаша за мной гонялся, тоже под ее окнами…
   – А фиг ли ты ко мне с добычей не пришел? – накинулась на друга Лена. – Я тут сохну, понимаешь, а он с предками бухает.
   – Не виноват я! Меня мамаша застукала, она же за мной в окно подглядывала, гнида – и увидала, как я заначку отыскал. А то бы я, само собой, к тебе побежал! Эй, ты порезалась?
   Лена опять облизала глубокий порез, который остался у нее от собачьего клыка, и в досаде махнула рукой.
   – Фигня, заживет.
   – Ну смотри. Может, грязным носком обмотать? Вон у тебя в углу целая куча валяется.
   – Они слишком крепкие, черт, не гнутся. Игореша, погляди там на кастрюлю, может, снимать пора? Кстати, соли у нас нет, в другой раз чтобы принес!
   Игорь радостно бросился на кухню, подобрав по дороге те самые носки, что забраковала его возлюбленная. Надо же чем-то будет ухватиться за раскаленные ручки. Пока его не было в комнате, Лена собиралась продолжить интимные расспросы, и Маринка уже алчно облизывалась, однако тут из коридора донесся гневный и продолжительный вопль.
   Подруги переглянулись и выскочили в коридор.
   – Да что же там такое? – в тревоге вскричала Лена. – Неужто член ошпарил?
   Марина громко ужаснулась ее предположению, и вместе они с топотом, в компании прочих обитателей общаги, ворвались в кухонный блок. Посреди вороха несъедобных объедков, пустых пакетов и дочиста вываренных костей сидел Гоша и тупо таращился на пустую электрическую плиту.
   Это была подлинная немая сцена, если не считать недавнего звонкого крика. Лена молча приблизилась к плите, заглянула в обтянутый паутиной угол за ней, зачем-то выглянула в мутное окно и провела над горячей конфоркой носом. Голова ее медленно и хищно повернулась в сторону редкой толпы зрителей. Ахнув в едином порыве, те прянули назад и уперлись спинами в стены.
   Только Маринка осталось на месте, потому что у нее было алиби, к тому же красть суп у своей же соседки не имело смысла. Трахтеншёльд деловито шмыгнула к плите, повторно осмотрела «потаенные» места и кивнула с самым зловещим видом.
   – Это война! – крикнула она. – Всем стоять, обыск!
   Девчонки не решились убежать в свою комнату, иначе это однозначно указало бы на виновность. И тогда беглянке было бы несдобровать! Никто не знал, какая страшная кара могла обрушиться на голову дерзкой воровки, потому что еще никогда ни одна студентка не покушалась на варево Ленки Целко.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное