Олег Маркелов.

Любимчик Судьбы

(страница 3 из 30)

скачать книгу бесплатно

– В таком маленьком чемодане, как ты описал, могут быть только либо деньги, либо наркота какая, – вновь подал голос Крыса. – А если так, то сдать такой товар мы сможем без напрягов. Или свалить с ним в столицу, а уже там сдать.

– Правильно говорит, – кивнул Санчес. – Майки, скажи прямо, ты просто не хочешь в этом участвовать? Надеюсь, очко у тебя не играет, и всему этому есть другая причина.

– Ты говори, да не заговаривайся, – завелся Майкл. – А то я не посмотрю, что мы друзья и хорошенько тебе в башню настучу.

– Я и не сомневаюсь, – примирительно поднял руки Санчес. – Уверен, что ты не струсил.

– Ладно, – вдруг сдался Майкл. – Глаза боятся, а руки делают. Я вообще-то уже решил для себя. Автограв, если его под это дело угнать, мы незаметно спрятать поблизости не сможем. Предлагаю загнать в развал сломанных контейнеров наши моногравы. Только подумать, как это незаметнее сделать. Дело делаем и прямо из порта в разные стороны. А если товар, то тоже делим и делаем ноги. Согласны?

– Годится!

– Оптимально!

– Согласен!

– Хорошо. Тогда теперь подумаем, как все сделать тихо и быстро. Хотя, я сомневаюсь, что получится так совместить. Как говорится – и рыбку съесть, и на паровозике покататься….

* * *

Жестянщик Мага обустроил свой «офис» в здании бывшего таксопарка. Никто даже и не помнил, когда этот таксопарк работал. Всегда там ютились разные сервисы, в основном промышлявшие угнанным транспортом. Кое-кто использовал площади огромного строения под склады, соорудив штабеля и выставив охрану. Иногда здесь же обитали бездомные, но их старались выгнать поголовно все остальные – только заразы, да невесть каких неподконтрольных оборванцев тут не хватало.

Жестянщиком Магу называли вовсе не потому, что он скупал старые провода и другой железный лом. Мага занимался оружием. Поговаривали, что у него в кварталах синих воротничков Нью-Сити имелась пара-тройка официальных оружейных магазинчиков, возглавляемых чистенькими управляющими. Эти лавки строго следовали всем буквам закона, являясь образцами для других добропорядочных торговцев. Здесь же, в старом таксопарке можно было приобрести абсолютно все, не предъявляя никаких справок и разрешений. Вернее предъявив только одно из них – банкноты кредитов. Один из дилеров Жестянщика Маги как раз и расположился на территории старого таксопарка, устроив свой офис в небольшой закусочной с баром. Так у него и прикрытие получалось неплохое, в виде многочисленных работников сервисов и складов, заглядывающих на дешевый обед или стаканчик-другой не менее дешевого пойла.

– Давненько тебя не было видно, землячек, – с напускной радостью улыбался темнокожий дилер Жестянщика Маги, с которым Майкл уже имел пару раз дело.

Давно прошли те времена, когда Маги сам торговал своим товаром – теперь он только контролировал штат дилеров, не подставляясь лишний раз под шальные облавы полиции, но намного больше рискуя заинтересовать своих безжалостных конкурентов.

– Надеюсь, твои дела процветают, Бон? – исполняя формальную процедуру, ответил Майкл. – Ты ведь не сменил род деятельности?

– С делами совсем не фонтан, землячек, – заныл дилер, как и положено барыге, боящемуся спугнуть торговую удачу.

Есть у барыг такое поверье – стоит сказать, что с торговлей все хорошо и Удача безвозвратно отвернется, – В последнее время совсем нет нормальных клиентов, так, один порожняк.

– Да, жизнь тяжелая пошла сейчас, – поддержал его Майкл. – Надо на старых добрых клиентов надеяться. Ты мне в прошлый раз цену реальную запросил, так я вот к тебе опять пришел.

– А я с кем попало никаких дел не веду, – усмехнулся темнокожий, прикидывая как бы ему и не продешевить и не перегнуть с ценой для этого предположительно перспективного клиента. Хотя как предугадать, не завалят ли его там, куда он с купленным стволом пойдет. – Так что уже то, что я готов тебе помочь и есть бонус. Мои цены реальные. Ты дешевле нигде не найдешь. Тем более, я своих покупателей с какой-нибудь лажой не подставляю. У меня все четко. Потому ты и пришел. И, надеюсь, в следующий раз опять ко мне придешь.

– Ну, хорошо, – прервал поток красноречия Майкл. – Надеюсь, мы опять найдем компромисс, который меня и в следующий раз приведет к тебе.

– Что тебе сегодня надо? – перешел к делу торговец, перебирая недорогие пластиковые чётки.

– Мне надо четыре ствола, – поддержал его Майкл, почесав скрытый лохмами затылок. – Знаешь, что-то достаточно компактное, но при этом простое и мощное.

– Отлично сказал, землячек! – восхитился бестолковостью объяснения Бон. – Только вот я пока еще идеального ствола не встречал. Ладно, тогда зайдем с другой стороны. Сколько противников будет?

– Точно не уверен, но думаю, что поровну, – пожал плечами Майкл.

– Дуэль! – продолжал веселиться темнокожий торговец. – Значит особой скорострельности тебе не надо. А какого рода противники?

– Ты такие вопросы задаешь, – возмутился Майкл. – Может, мне надо было им анкеты разослать? А тебе предоставить точный план, заверенный у нотариуса?

– Смешно, – посерьезнел торговец, опасаясь, как бы этот известный своим неробким характером парень не приложил его в ухо для снятия мешающей делу веселости. – Ты пойми, я просто пытаюсь подобрать тебе оптимальный вариант. Я, конечно, могу плюнуть и предложить тебе «МТ-800». А потом ты будешь таскаться с этим тяжелым пулеметом и, чувствуя себя полным идиотом, думать, что я тебя развел. Оно нам надо?

– Нет, тяжёлого пулемета мне не надо, – успокоился Майкл, понимая, что без примерки и штаны-то подобрать сложно. – Мне надо четыре ствола для простого ограбления. Знаешь, что бы в супермаркет не стыдно зайти было.

– Вот, это исчерпывающая информация! – обрадовался торговец. – Так бы сразу так и сказал. А то, не знаю, не подумал. Идем, землячок.

Чернокожий завел Майкла в один из коридоров, трижды открыв по пути перегораживающие коридор бронированные двери. За последней дверью оказался небольшой зал с длинным столом и расставленными вокруг него несколькими стульями.

– Присаживайся, землячек, – предложил Бон, указывая рукой на стулья. – Я вернусь через минуту. Ты обожди немного тут.

Он вышел в дверь, расположенную в противоположной стене, но вернулся, почти, как и обещал – через две-три минуты. Перед собой он катил небольшую, практически пустую магазинную тележку. Словно в супермаркете продуктов набрал. Подойдя к сидящему около длинного стола Майклу, торговец начал извлекать содержимое тележки, давая короткие пояснения.

– Вот отличная машинка. Пулевой «Глок-18 Си». Безотказен и неприхотлив к окружающим условиям. Сравнительно небольшой размер, но при этом магазин на восемнадцать патронов калибра девять миллиметров. Можно спрятать под любую одежду и не будет особо в глаза бросаться. Своих денег стоит более чем. А это «Дезерт Игл Миллениум Ультра». Не могу сказать, что машинки идентичны, хотя тебе хочу предложить делать выбор из них. Правда «Ультра» значительно более мощный. Как следствие всего десять патронов в магазине. Немного большая цена. Я притащил еще «Дайтону Дьяболо 20». Он немного громоздкий, но в обойме этого пистолета двадцать безгильзовых патронов с ракетными ускорителями и разрывной головкой с повышенными проникающими свойствами. Армейский бронник прошивает и внутри взрывается. Автограв можно просто….

– Постой, постой, Бон! – взмолился Майкл, поднимая руки. – Мы, как я погляжу, все же неумолимо приближаемся к тяжелым пулеметам? Мы не готовим революции, гражданской войне или правительственном перевороте. Мы просто собрались потрясти барыгу. Вот и все. Я надеюсь, что никого вообще убивать не придется. Так, может если только пальнуть разок-другой в воздух, да и то не обязательно.

– Я понял, землячек! Значит «Дайтону» убираем? – согласился темнокожий. – Гранаты, как я понимаю, ты тоже не будешь брать?

– Ты маньяк, – заключил Майкл. – Впрочем, я, наверное, не первый, кто это понял. Ты сам-то с чем ходишь?

– Я не ношу с собой оружия, землячок. Ладно, с «Ультрой» тоже проехали, – сдался Бон, стремительно оставляя позиции. – Тогда, только для такого клиента как ты, специально для такого бескровного случая….

Торговец со счастливым видом достал матово-черное оружие, выглядящее как помесь древнего автомата Томпсона и ручного гранатомета с двумя рукоятками. Короткий ствол большого калибра, «банка» магазина снизу, складной металлический приклад….

– Смотри, землячок! «Штурм 12–12». Автоматическое гладкоствольное ружье двенадцатого калибра с барабанным магазином на двенадцать патронов. В настоящий момент патроны снаряжены картечью. Эффект просто ошеломляющий. Если ты просто пару раз пальнешь из него по потолку или полкам, в супермаркете все обделаются по полной программе. Можешь даже предварительно о проценте с ближайшей прачечной сговориться. Впрочем, если придется стрелять по противнику – на расстоянии до тридцати метров, это грозное оружие. А как выглядит, ты только посмотри.

– Для двух выстрелов по полкам мне вполне хватило бы обреза охотничьей двустволки с заячьей дробью, – съязвил Майкл, рассматривая действительно серьезно выглядевшее ружье. – Хотя, выглядит оно и вправду достойно.

– Тебя с обрезом и заячьей картечью примут за хулигана из Вандерской рабочей школы. Я тебе, землячок, плохого не предложу, – гордо заверил Бон. – Так что? Будешь что-нибудь брать?

– Ружье возьму, – сдался в свою очередь Майкл, гладя рукой матовый вороненый ствол. – А чего-то попроще, чем «Глоки» у тебя есть? Дороговато больно.

– Извини, землячек, сейчас нет, – печально развел руки торговец. – Если подождешь немного, я тебе под заказ что угодно подтяну. А то и придти должна партия хлама дешевого. Быстро разбирают такое. У нас район-то тут не шибко богатый и еще меньше разбирающийся в достойном оружии. А ведь сейчас без волын только дошколята еще бегают. А ты что, в супермаркете только на жвачку бабла стрясти собрался? Займи у кого-нибудь. Стволы – это вложение быстро окупаемое.

– Не парь мне мозги, Бон, – нахмурился Майкл. – Они скорее как презервативы одноразовые. Один раз выстрелил, и выкидывать приходится.

– Это если ты все же обчистил кого. А коли просто в банде бегаешь и таких же конченых ублюдков мочишь, то никто твой ствол и искать-то не станет. Можешь подождать чуток. Дня два-три, – напомнил темнокожий. – Должно много чего придти. Будет тебе и дешевые производители и даже секонд-хэнд.

– Нет уж, спасибо, – решительно отказался Майкл. – Секонд-хэнд меня в этом вопросе интересует меньше всего. Я возьму у тебя это ружье и три «Глока».

* * *

– Майк, ты спишь? – прошептала Кэт, едва касаясь плеча Майкла.

Вместо ответа Майкл открыл один глаз и улыбнулся. Он не спал, но ему не хотелось сейчас даже разговаривать – только лежать и наслаждаться тем усталым бессилием, которое он испытывал после недавнего бешенного, вседозволяющего и долгого секса с Кэт. И из этого ощущения счастья ему не хотелось выныривать ни при каких условиях.

– Я хотела сказать…, – начала девушка, но замолчала, толи подбирая слова, толи передумав.

– У меня нет сил говорить, зайка, – блаженно оскалился Майкл, с трудом справляясь даже со своим языком. – Но, если ты не будешь заставлять меня отвечать на вопросы, я с удовольствием тебя послушаю.

– Да нет, ничего, – печально качнула головой девушка. – Просто вдруг глупые женские фантазии накатили. А мужчину лучше не грузить ими. Мне очень хорошо с тобой.

Она подвинулась, ложась головой ему на живот, что бы он не видел грусти в ее глазах. Однако движение это вызвало «побочную» реакцию. Майкл, почувствовав струящиеся по его животу волосы, вдруг представил совсем не невинную картину и ощутил, что почти готов к продолжению. Не говоря ни слова, он коснулся ее затылка, слегка подталкивая. Так же молча, как и он, девушка поняла, чего он хочет, устремляясь навстречу его желанию….

* * *

Здоровенный парень со вздувшимися огромными мускулами не жалея сил лупил руками и ногами по большой тяжелой груше, снимая с этих мускулов забитость после тренировки со штангой и большими гантелями. После каждого удара груша, казалось, готова оторваться от удерживающей ее цепи, но крепили ее в свое время на совесть, и гулкие звуки ударов раздавались с частотой перестрелки. Неожиданно запиликал коммуникатор, заставляя прервать тренировку. Мало кто знал номер Майкла, да и все мелодии были выставлены индивидуально, поэтому с первых трелей он уже знал, что звонит Крыса Рик.

– Чего тебе? – без приветствия спросил Майкл, восстанавливая дыхание. – Надеюсь ты не дурные вести хочешь сообщить?

– Привет, Майк, – заблеял на другом конце Рик. – У меня тут проблемы.

– Какие, – напрягся Майкл, гадая в какое дерьмо Рик мог вляпаться в этот раз.

– Я тут немного расслабился, но, видать лишку принял…, – мямлил Крыса. – В общем, свалился я тут и ногу здорово сломал. Короче, в больничке сейчас валяюсь, на регенерации.

– Ну, отлично! – завелся Майкл. – Ты, Крыса, подлянку круче этого не мог подкинуть? Завтра день работы. Моногравы уже в помойке. Все на мази. И тут ты нажираешься, как свинья и ногу себе ломаешь. Жаль, что шею не свернул. Намного полезнее для всех это было бы.

– Не заводись, Майки, – заныл снова Рик. – Я ведь понимаю, что подвел всех. Поэтому хочу предложить не откладывать все на потом. Я не сильно и помог бы вам. Ведь все основные роли как раз у вас троих. Так и делайте что задумали. А то Удачу спугнем….

– Странно от тебя это слышать, – ответил Майкл, размышляя над тем, что из запланированного они не смогли бы сделать без участия Рика, но ничего такого не нашел. – Вообще мне совершенно не понятно на кой хрен ты нам сдался в этом деле?

– Так я же всю эту идею вам и дал. Без меня вы бы ничего не знали….

– И ты захочешь за идею получить свою полновесную долю? Не шевельнув даже пальцем?

– Я не прошу равной доли, Майк. Но что-то за мое участие вы должны мне дать. Ты ведь не кинешь друга, Майк?

– Ты так говоришь, Крыса, будто сам разработал весь план операции, провел большую подготовительную работу, все рассчитал, а под конец я пытаюсь кинуть тебя, присвоив все твои труды, – неприкрытая усмешка звучала в голосе Майкла. – Твое участие реально свелось лишь к передаче нам пьяной сплетни. Вот и все. И, поминая дружбу, ты надеешься на свою четверть. Это очень борзо, Крыса.

– Что ты, Майки, – возразил Рик с напускным радостным удивлением. – Разве же я говорю о четверти? Я прошу дать хоть что-то. По дружбе…. Просто помочь мне…. Я же хотел, что бы все удалось….

– Ты получишь вознаграждение за идею, – согласился Майкл, поразмыслив пару секунд. – Думаю, пятьдесят косых тебе будет достаточно. Если, конечно, там действительно миллион будет и все пройдет успешно.

– Конечно, Майк, – радостно затараторил Рик. – Я и не претендую на большее. Пятьдесят кусков достойное вознаграждение за идею. Это правильно…. Это по-дружески….

– У тебя все? – оборвал его Майкл.

– Все, Майк, – осекся тот. – Не буду тебя больше задерживать.

– Выздоравливай, – бросил Майкл и нажал клавишу отбоя.

* * *

Погода словно старательно подыгрывала им, не требуя за свое содействие ни единого процента от предстоящего трофея. Моногравы Парка и Санчеса давно ждали своей очереди, спрятанные в громадной груде отслуживших свое контейнеров, которые хозяева порта все никак не удосуживались сдать на приемку вторсырья. Монограв Майкла и, как первоначально было задумано, монограв Крысы Рика должны были ждать своей очереди в первых жилых кварталах примыкающих к порту. Предполагалось, что, забравшись на территорию порта пешком, а вернее ползком и перебежками, они, сделав дело, вырвутся из порта на двух моногравах. И только в жилых кварталах рассядутся каждый на свой, что бы разбежаться до поры до времени в разные стороны. Но, так как Крыса Рик валялся в какой-то больнице со сломанной ногой, сейчас только монограв Майкла сиротливо приткнулся у дешевого бара, в котором нуждающийся в порции дерьмового, но дешевого пойла мог утолить свою жажду круглые сутки.

– Что-то мне не по себе сегодня, – честно признался Майкл, пытаясь понять причину своей тревоги. – Не лежит у меня душа к этому делу, хоть убей.

– Брось, – легкомысленно отмахнулся Санчес, не мучаясь по поводу предстоящего дела. – Тут делов-то, как два пальца обоссать. Не стремайся, нормально все будет.

– Дай Бог, – буркнул Майкл, внимательно вглядываясь в темную громаду порта.

– Может, тебе в церковь сходить стоило перед делом? – ощерился насмешливо Парк, также не разделяющий тревог своего товарища. – Что-то ты часто грустить стал, брат. Не иначе Кэт тебя крепко за яйца ухватила.

– Да пошел ты, – огрызнулся без особой злобы Майкл. – Хватит трещать. Мы уже близко.

Не возражая, товарищи поспешили за громоздкой фигурой, которая по-кошачьи бесшумно скользнула в тень неосвещенных задворков. Не минуло еще и пятнадцати минут, как вся троица заняла свои оговоренные места. До начала событий оставалось еще не меньше часа, но все понимали, что лучше час проваляться в засаде, чем напоровшись на нее самому, лечь на два метра под землю навсегда.

В предполагаемое время со стороны дальних штабелей выплыл громоздкий черный силуэт, отражающий глубоким лаком боков блики от прожекторов портового освещения. Медленно, словно двигаясь вдоль улицы с путанами, «Мерседес» скользил к погрузочной площадке. Всё в точности повторяло тот раз, когда Майкл лежал, распластавшись на крыше контейнера. И точно так же, едва автограв замер, в чистом на этот раз небе стремительно разрослись звездочки габаритных огней подлетающего к порту бота. Майкл бесшумно оставил свой пост и скользнул к самому краю контейнерных штабелей, скрываясь во тьме узкого прохода между двумя безразмерными контейнерными боками. Теперь от автограва его отделяло расстояние не более двадцати-тридцати шагов. Бот уже спустился на площадку, плавно замедляя движение, и из автограва выбрались водитель и пассажир. Как и в прошлый раз, пассажир неторопливо пошел на встречу садящемуся боту, оставив водителя возле открытой двери. Майкл сорвался с места и почти что на четвереньках устремился к шикарному автограву. Сейчас между ним и ботом находился «Мерседес», скрывая своим черным корпусом все перемещения Майкла. Вот только водитель…. Майкл торопливо перебирал ногами, не опуская направленный в спину водителя пистолет. Если он обернется, Майкл успеет выстрелить раньше, чем водитель поймет что происходит. Но водитель стоял спокойно, осматривая свой сектор и лишь немного поворачивая голову. Достигнув, наконец, защиты громоздкого багажника лимузина, Майкл сдернул со спины висящее на ремне ружье, одновременно пряча «Глок» во внутренний карман куртки. Что бы увидеть перемещение ног встречающейся пары, Майклу пришлось улечься на асфальт, заглядывая в узкий просвет между брюхом автограва и покрытием дороги. Две пары ног постояли друг напротив друга, позволяя своим хозяевам закончить разговор, а затем неспешно разошлись. Майкл напрягся, готовясь к началу концерта. Еще наблюдая за передачей с крыши контейнера, он решил, что наилучший момент для выхода наступит тогда, когда идущий с чемоданчиком к автограву человек пройдет чуть больше половины отделяющего его от машины расстояния. Только тогда у этого курьера не будет времени ни забежать под прикрытием стрелка в бот, ни прыгнуть в автограв, который вполне мог быть бронированным. Мгновения словно замедлили свой бег, растянув до бесконечности каждый очередной шаг курьера. Майклу казалось, что от звука его шагов содрогается вся земля, хотя он и понимал, что это всего лишь следствие напряженных нервов. Последний шаг….

Майкл скользнул к водителю, нанося короткий удар кулаком в основание черепа. Он не хотел никого убивать, поэтому старательно рассчитывая силу, старался не переборщить. Не проронив ни звука, водитель мешком рухнул на асфальт.

– А ну, стоять! – заорал Майкл, делая выстрел из ружья в ночное небо над головой курьера. – Не шевелиться, а то перестреляем всех, как куропаток!

– Стоять, тебе сказано! – заголосил со стороны бота Парк, упирая в ухо стоящего у трапа бота стрелка свой «Глок», и выдергивая из его рук винтовку.

Чуть в стороне грохнул выстрел в воздух, которым обозначился Санчес, беря сразу после этого на мушку курьера с чемоданчиком. Парк, держа в одной руке захваченную винтовку, а в другой пистолет, подтолкнул обезоруженного стрелка к замершему неподалеку курьеру из бота.

– Стволы на землю! – скомандовал Майкл, не торопясь выходить из-за защищающего его лимузина и через лакированную крышу держа на линии огня сразу всех противников. – Никто не умрет сегодня, если вы не станете проявлять чудеса глупого героизма. Стоит ли умирать из-за чемодана?

Курьеры медленно выбросили пистолеты, а тот, который нес сейчас чемодан, так же медленно поставил свою ношу на пыльный асфальт. Майкл, обходя, двинулся вдоль длинного корпуса автограва, не спуская глаз с противников. Перешагивая через тело оглушенного водителя, он вдруг краем глаза заметил движение во тьме салона. Что-то неясное, словно отблеск света на темном металле. Чисто интуитивно он отпрянул в сторону, спотыкаясь об валяющееся под ногами тело водителя и падая на землю. Грохнул выстрел. Майклу показалось, что его в его голову ударили полицейской дубинкой. Уже ничего не соображая он вдавил курок, посылая в дверной проем «Мерседеса» заряд картечи.

Он открыл глаза и понял, что еще жив, хотя голова гудела, как монастырский набат. Где-то далеко гремела канонада выстрелов. Ощутив жизнь, Майкл сел, вскидывая так и не выпущенное из рук ружье. Прямо перед ним на четвереньках стоял водитель лимузина. Видимо он пытался подняться, только что придя в себя, но, увидев ожившего врага, замер. Глядя друг другу в глаза, они бездействовали несколько секунд, а затем водитель рванул пистолет из наплечной кобуры. Ружье в руках Майкла прыгнуло, выплеснув рой свинцовых беспощадных ос. Выстрел пришелся в грудь, превращая человека в свежий фарш. Тело водителя отшвырнуло назад, стукнуло о среднюю стойку автограва, а затем, уже мертвым он упал обратно на асфальт. Еще несколько секунд Майкл сидел, тупо рассматривая валяющийся у его ног труп, словно бы ожидая, что он сейчас опять вскочит и начнет стрелять. Мысли в голове, видимо распуганные звоном набата, спрятались где-то далеко, уступив место этой гудящей пустоте. Наконец, Майкл попытался подняться, боясь опустить ружье. Его здорово мотнуло, отчего он едва удержался на ногах, пытаясь сфокусировать зрение. Вспомнив про неведомого стрелка в салоне лимузина, Майкл медленно, держа ружье в вытянутых руках, заглянул в темные недра «Мерседеса». Открывшееся зрелище даже у него, не раз видевшего кровь и самому ее неоднократно пускающему, вызвало легкий приступ тошноты. Впрочем, вполне возможно, что это была реакция его головы на тот страшный удар, откинувший его от машины. Но, так или иначе, а стрелок, прятавшийся в машине, допустил ошибку, высунувшись так далеко и подставившись под выстрел в Майкла. Сейчас он, неестественно выгнувшись, валялся, застряв в проеме между передних сидений. Но самое жуткое было в том, что у него практически не осталось головы, в которую в упор угодил весь заряд картечи. Сплюнув на асфальт, Майкл медленно разогнулся, выглядывая над крышей лимузина. Канонада звучала совсем не так далеко, как слышалось его оглохшим от ранения ушам. Точнее было сказать, что бой шел прямо здесь – на площадке возле бота. На асфальте уже валялось немало окровавленных трупов, среди которых Майкл сразу разглядел тело Санчеса. Парень лежал там же, где стоял до выстрела в Майкла из «Мерседеса». Видимо его убили одним из первых. Его черная рубаха была в клочья изорвана многочисленными попаданиями с разных сторон. Курьеры валялись на той же площадке рядом со стоящим чемоданом, а у бота не меньше десятка людей в черных армейских костюмах остервенело палили в проем люка бота из автоматов. В ответ звучали редкие одиночные выстрелы, свидетельствующие о том, что Парк все еще жив и успел спастись от пуль в чреве бота. Только все эти звуки попадали в сознание Майкла словно сквозь толстую вату. Майкл вернулся под прикрытие кузова лимузина, сползя по его лакированному боку на асфальт, и ненадолго задумался. Выскочить сейчас с пальбой на помощь Парку было бы чистым самоубийством. Глупым и бесполезным. Его в момент нашпигуют свинцом как рождественского гуся яблоками. Свалить, пользуясь тем, что его упустили из виду? Но, даже если Парка пристрелят в этом бою, Майкл не сможет простить сам себя за то, что бросил друга. Хотя возможность столь близкого спасения была так притягательна и так реальна.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное