Олег Маркелов.

Имперская мозаика

(страница 7 из 36)

скачать книгу бесплатно

– Распакуй систему связи со сканером частот, а я прогуляюсь, – Толл, проверив свой карабин, поднялся, – Посмотрю, может, в такую непогоду они сидят по домам.

– Поешь сначала, – Майти распаковывал комплект сухого пайка.

– Нет. Я пойду пешком, а натощак лучше бегается.

Когда Хаттар выбрался из-под прикрытия пещерного свода, беснующийся ветер едва не свалил его с ног. Поудобнее перехватив карабин, гурянин наклонился вперед и, превозмогая напор стихии, трусцой побежал в сторону замеченного ранее подъема на скалы. Вскоре начался дождь, переросший в ливень. Тяжелые капли буквально сливались в единый поток, обрушивающийся на землю. Каменное плато превратилось в мелкое озеро, с уровнем воды ниже человеческого колена. Но зато стих ветер и бежать стало даже легче. Поэтому Толл достиг цели быстрее, чем рассчитывал. Узкая расщелина с полого поднимающимся к вершине дном превратилась сейчас в бурный клокочущий поток. Гурянин попытался подняться, упираясь руками в противоположные стенки, но через десяток метров вода все же сбила его с ног и словно в желобе аквапарка вынесла назад на залитое плато. Хаттар нашел у скальной стены место повыше и, прислонившись спиной к камню, стал ждать. Архтанга была к нему сегодня милостива, потому как примерно через час ливень вновь сменился обычным дождем, и поток в расщелине сразу сник, потеряв свою мощь. Толл, неспешно перебирая руками начал аккуратно подниматься вверх. Как ни ослаб поток, гурянин прилично вымотался к тому времени, когда забрался на плоскую, отполированную ветрами и дождями площадку. Скала, образовав здесь некое подобие неширокой, но длинной террасы, поднималась дальше, но забраться выше не представлялось возможным. Не выпрямляясь, он, словно диковинная ящерица, прополз к краю площадки и залег там, рассматривая открывшийся взору пейзаж, знакомый по виртуальной карте созданной орнитоптерами. Нескончаемая гряда скал стоящих, словно крепостная стена вдоль побережья оказалась, несмотря на приличную высоту, совсем узкой в поперечине. А за этой грядой, спрятавшись в глубокой котловине, сквозь серую пелену дождя просматривался не то небольшой город, не то большая укрепленная база. Каменные строения, отчасти вырезанные в скалах, отчасти сложенные из составляющего их камня, почти сливались с окружающими природными высотами. Не было видно никакого движения, лишь ветер трепал редкие, чахлые растения, чудом росшие среди камней то тут то там. Однако Хаттару не оставалось ничего другого, как наблюдать, в надежде получить хоть какую-нибудь информацию о противнике. Поэтому он, поудобнее устроившись, приготовился к долгому ожиданию.

* * *

Майкл лежал на огромной кровати умиротворенный и «растекшийся» после бурного утреннего секса. Соя, положив голову на его плечо, выглядела сейчас сытой кошкой, даже что-то тихонько напевала, словно мурлыкая. Выбравшись из ее нежных объятий, Стингрей на подгибающихся ногах поплелся в душ. Тугие, холодные струи смыли приятную слабость, возвращая утраченные силы.

Выключая воду, Майкл почувствовал приступ волчьего голода.

– Я приготовил тебе маленький сюрприз, – он достал полученную накануне от Гаррета новую электронную книжку и снова прилег к остающейся в постели жене, – Его звали Хельгмар. Здесь еще один его стишок. Посмотри.

Перевернувшись на живот, Соя активировала книжку.

 
Свечка горит на столе, в доме тепло.
Собака лежит у ног, виляя хвостом.
Кажется, будто бы все как всегда хорошо,
Но мысли мои не здесь и совсем не о том.
 
 
Мысли и чувства кружатся листвою в осеннем саду.
Разум – садовник напрасно пытается их победить,
Ночью, как волк я готов долго выть на луну,
Днем понимаю, что некого в этом винить.
 
 
Ветер – бродяга коснется тихонько щеки,
Дым сигарет, как мечты на клочки разорвав.
Счастья мгновения неповторимы и страшно редки.
Понял я это, лишь жизнь на гроши разменяв.
 
 
Свечка сгорит, и дома ей не согреть,
Для этого нужен большой и жаркий камин.
Но души людские способна она отпереть,
Теплее их сделать, сама превратившись в дым.
 
 
Хотел бы я быть той свечкой в твоих руках,
Что сердца коснется теплом своего огонька.
Дыханье твое ощутить у себя на губах.…
Но вновь ты с другим, и опять как Луна далека.
 

– Слушай, мне уже жаль этого бедолагу. Он, видимо, слишком закомплексован. Или у него другие проблемы. Что, он с ней напрямую поговорить не в состоянии? – Майкл про себя подумал, что не зря попросил Роя поискать еще какие-нибудь данные биографии, кроме полученных имени и еще одного стиха.

– Может, она не свободна. Может они в разных жизненных слоях. Да мало ли причин, – женщина отложила книжку, вновь переворачиваясь на спину, – Спасибо за подарок. Ты не сможешь присылать мне известия о себе?

– Если все пойдет хорошо, то нет, – мысли о начинающейся уже сегодня миссии, словно холодный душ смыли воспоминания об утренних минутах счастья, – Не волнуйся. Все будет как всегда хорошо. Просто мы немного побудем в разлуке.

– Я уже сейчас начинаю мечтать о нашей встрече. И еще…. Еще у меня для тебя тоже маленький подарочек, – Соя привстала, и, ухватив за руку поднявшегося было Майкла, потянула его назад, в постель.

* * *

– Мы третий день разговариваем, просматриваем документы, хроники, думаем, ищем и ничего, – Арго метался по маленькой комнатке, в которой собралось импровизированное совещание, – А они все такие услужливые, внимательные и терпимые, что сразу чувствуешь – издеваются скоты.

Комната служила хозяйственным помещением, поэтому сейчас вместо стульев использовались коробки и ящики с разномастным барахлом. Зато значительно меньшей была вероятность прослушивания этой заброшенной кладовки. Сейчас здесь собрались капитан Софтли, лейтенант Арго, сержант Борен и сержант Лдодг.

– Слушай, Занг, угомонись. У меня от твоей беготни уже в глазах рябить начинает. Сядь, – Софтли был мрачнее тучи, и для его дурного настроения было более чем достаточно причин, – Мы сами видим, что над нами издеваются, но что толку. У нас ничего нет. Они не просто не бояться нашей проверки, они даже нисколько не волнуются. Глупее я себя еще никогда не чувствовал. Радуйся, что к нам наблюдателей не приставили. Ходим где хотим, смотрим что хотим.

Постучавшись, в дверь заглянул один из бойцов Лдодга. Кивнув сержанту, он вновь скрылся за дверью. Гурянин выскочил следом, но через минуту вернулся.

– У нас новости, – лицо сержанта не выражало никаких эмоций, – Только что к нашим ребятам обратился один из местных ученых червей. Он говорит, что у него есть интересующая нас информация. Парни заперли его в подсобке с одним из бойцов. Остальные перекрыли все подходы. Опасаются начала боевых действий и просят быстрее принять решение по дальнейшим действиям.

– Оба! Вот это номер, – сидевший до этого молча Борен подскочил, словно спущенная пружина.

Все не сговариваясь, бросились вслед за сержантом Лдодгом. Через пару минут они были на месте. Вокруг хозяйственного помещения, в котором был заперт гость, собрались все десять бойцов из отделения Лдодга. Используя для укрытия повороты коридора, дверные ниши и ящики из той же кладовки, они грамотно перекрыли все подступы, готовые к бою. Находящийся в помещении с гостем боец исключал возможность проникновения кого бы то ни было через воздуховоды.

– Прикрывай вход снаружи, здесь мы сами разберемся, – отослал своего подчиненного Лдодг, когда оно вошли в комнатку.

Их взорам предстал невысокий худощавый человек в халате исследовательского персонала. Толстые очки и редкие всклокоченные волосы делали его значительно старше своих лет.

– Вы хотели с нами о чем-то переговорить? – Софтли с любопытством рассматривал гостя.

– Да. Я готов давать показания. И готов помочь вам в поисках. Нет, вернее будет сказать не так. Я готов указать вам, где ваши поиски принесут желаемые плоды, – гость не знал куда деть свои руки, то теребя длинными пальцами угол халата, то засовывая их в карманы, то принимаясь нервно разминать их.

– С чего бы вам оказывать нам такую услугу? – собеседник не вызывал у Гунара ни симпатий ни доверия.

– У этой информации есть своя цена.

– Ну в этом-то я как раз и не сомневался, – капитан с усмешкой смотрел на гостя, – Так что вы хотите за ваши сведения?

– О-о. Совсем немного. Я хочу убраться с этой дерьмовой планеты, из этой дерьмовой провинции. Я хочу, что бы вы забрали меня отсюда.

– Что же вам мешает просто взять и уехать? – спрашивая, капитан уже знал ответ.

– Да меня просто не выпустят. Я имею отношение к некоторым разработкам о которых пока не хотят информировать имперское руководство. Здесь я обречен оставаться в клетке. И что мне тогда до красивых сумм на моем счету. Я хочу, чтобы вы меня вытащили отсюда.

– Вы могли бы нанять тех, кто вытащит вас отсюда. Думаю, вы, находясь в этой, как вы сказали, дерьмовой провинции, знаете немало таких кадров. Почему же вы решили обратиться к нам, не смотря на то, что это много опаснее? – Софтли почувствовал, что, глядя на его руки, сам начинает нервничать.

– Во мне взыграли патриотические настроения. Хы-хы. Вы же понимаете почему.

– Думаю, понимаю. Вы хотите кого-то здесь утопить. Хотите так сильно, что не побоялись риска связаться с нами. Я прав? – Гунар смотрел в лицо гостю, стараясь не обращать внимания на его руки.

– Они просто отобрали и мои работы, и мою карьеру. Моими творениями пользуются многие в этой ублюдочной провинции, а кто знает меня? Отчасти благодаря мне они создают свою армию. Тешат себя мечтами о независимости и власти. А я? Я живу в этих лабораториях, теряю здоровье, годы, талант. Я ненавижу их.

– Дьявол! Да прекратите же вы это делать, – Арго, шагнув к гостю, схватил его за руки, – Держите их в карманах, или я вам их свяжу.

– Вы так ни разу и не назвали их. О ком вы говорите и кого так ненавидите? – капитан с благодарностью взглянул на вновь отошедшего в сторону лейтенанта.

– Кого? Да всех власть предержащих Триона. Они все виновны в моих несчастьях. Они все хотели мне только зла. Они могли бы дать мне нормальную жизнь. Но не захотели этого. Они должны заплатить.

Дажд, стоявший за спиной гостя, выразительно покрутил пальцем у виска. Человек в халате действительно больше походил на полоумного психопата.

– Ну что ж, допустим, мы вытащим вас отсюда. Но как мы можем вам верить? – решение практически созрело в его голове, но Гунар еще обдумывал детали.

– Никак. Ни я, ни вы, не можем предоставить друг другу никаких гарантий. В этом то все дело. Мы можем только довериться друг другу. Решайте быстрее, а то, боюсь, у нас осталось совсем мало времени.

– Да, Лдодг, а что, у нас нет средств ближней связи? – Софтли, что-то вспомнив, вдруг переключился на сержанта.

– Почему это? – Лдодг удивленно уставился на командира.

– Ну, за нами прибежал один из ваших ребят.

– А, вы об этом. Нет. Все нормально. Но мы, возможно, добровольно находимся в тылу противника. Все, что идет через эфир можно прослушать, какие бы мудреные шифраторы не использовались. И наверняка нас слушают. Поэтому о важных стратегически событиях мы извещаем друг друга только при личном визуальном контакте. А если вы возьмете мой ларингофон, то услышите, каким никчемным мусором ребята загаживают эфир. Больше шевелишься, дольше живешь.

– Дай бог. Ладно, я вам верю, – капитан вновь обернулся к гостю, – Мы постараемся вытащить вас. Но, как вы понимаете, мы не можем дать вам никаких гарантий успешности побега.

– Ничего, я верю в удачу. А если нет, то, надеюсь, хоть им всем плохо будет.

– Ну, с этим мы постараемся, – Гунар удивился, сколько ненависти, способной даже на самопожертвование, скопилось в этом мелком, гнусном человечке, – Так что за информацию вы можете нам дать?

– Во-первых, вы ищете совсем не там. Здесь ведутся сейчас только теоретические, вполне безобидные, исследования. Вся эта планета всего-навсего учебно-тренировочный центр для подготовки специалистов генетиков. Его не страшно показать таким как вы. Атмелькан жив. Жив, как никогда. И именно на закрытом для всех Атмелькане идут все новейшие разработки, которыми так кичится сам перед собой Трион. У меня есть файлы, косвенно подтверждающие мои слова. Улики вы можете взять на Атмелькане. Только, думаю, вас туда никто не пустит. А основные доказательства здесь, – он постучал себя по виску, – Поэтому вам много выгоднее вытащить меня в целости и сохранности.

– Что думаете? – капитан размышлял.

– Ну, этого, мы можем пронести на борт с багажом. Мы же таможенных и местных досмотров вроде не проходим. С этим проблем нет. Хотя, лично я лучше вывез бы его по частям, – сержант Лдодг не проявил эмоций, даже произнося шутку, – А вот на Атмелькан соваться я бы не стал. Мы без прикрытия. Да и арсенал не для таких операций.

– Сержант верно говорит, – поддержал Борен своего соплеменника, – Надо убираться отсюда или вызывать поддержку.

– И что мы скажем? – Софтли посмотрел на гурян, – Что психопат-ученый нам все это рассказал? А если на Атмелькане только выжженная земля и больше ничего? Один мой хороший знакомый сказал, что это мой шанс озвучить дембельский аккорд красиво.

– Ну, понесло, – Дажд мрачно отвернулся.

– Не понесло. У нас нет иного выбора. Сейчас отходим на борт. Там прячем этого, а сами на Атмелькан. Пустят, не пустят, а попробовать должны. Так что давай, сержант, собирай своих ребят.

* * *

– Верное решение, – человек жизнерадостно улыбнулся, демонстративно ставя «Тагет Эф-Эс 20» на предохранитель, – Меня зовут Дик. Просто Дик. А это просто Зверь. Притом их всех зовут одинаково. Так что называйте их так. Все равно они понимают и слушаются только хозяина. Но иногда нужен как раз такой собеседник. Слушает любую блажь, а главное молчит. А вы, значит, пилот?

– Амос. Амос Мердок. Пилот корпорации Вингс оф Гот, – Амос был несколько растерян и не мог решить какой линии поведения ему стоит придерживаться.

– Отлично. Пилоты, особенно хорошие, у нас на вес золота. Может, еще полетаем вместе. А кто этот злобный тьяйерец, который из лаборатории на нас бросился? Вон, Зверя укусил. Пришлось оглушить.

– Он ученый. Я не понимаю, что происходит. Мы честные подданные Империи. Мы выполняем поисково-спасательную миссию, – пилоту даже в голову не приходило ничего умного и он нес какую то чушь.

– Поисково-спасательную миссию? Выполняете? Это было хорошо сказано. Главное гордо, – Дик не сдерживал смеха, – Да еще пять секунд и вас самих уже не спасти было бы. Вам жизни на одну затяжку оставалось. Кстати о миссии. Кто это такие были с вами? Вы где их подцепили?

– Вы не поверите. Я уже сам начал сомневаться в своей памяти и рассудке. Слишком фантастично все это, – Мердок сразу вспомнил стену невидимости, появившуюся планетарную систему и вражеские корабли.

– А ты не спеши. Времени, надеюсь, у нас будет достаточно для поговорить. Хотя неизвестно, что теперь от ваших новых друзей ждать.

– А не проще ли у них самих поспрашивать? Я же видел, как вы один корабль их увели.

– А-а. Красиво, правда? Вы, имперцы, такого еще не видели. Только вот кораблика-то этого нет у нас. Да. Взорвался кораблик-то. Как говорится, врагу не сдается наш гордый Варяг.

– Взорвался?

– Да. Когда начали вскрывать внешний корпус. Думаю, они поняли, что попали и подорвали и себя и наш абордажник. Так-то, – разговаривая Дик бродил по рубке рассматривая приборы и оборудование, – Вижу, ваши наниматели не поскупились на оборудование этого сторожевика.

– Но как вы смогли утащить их… и нас тоже? – Амос удивлялся, как легко ему разговаривать с этим человеком, который только что захватил его корабль и был скорее врагом, чем другом.

– Вы чрезвычайно любопытны. Это наше ноу-хау. Постарайтесь пореже задавать такие вопросы. Мне можно, а вот кто-нибудь из наших мальчиков может за это и голову отстрелить.

– Извините. И что вы от нас хотите?

– Да, собственно, ничего. Если вы убеждения свои измените или согласитесь работать по найму, все будет хорошо. Ну, а если нет, жаль, конечно, но тоже неплохо. Корабль ваш сгодиться. Правда приличные затраты на ремонт. Но ничего.

– А что во втором случае с нами будет?

– Не знаю. У каждого своя судьба. Знаю только, что назад вы уже не вернетесь. Но, думаю, мы с вами все же придем к обоюдовыгодному решению. Вы ведь наемник? Вот и поработайте на нас. Впрочем, хватит об этом. У вас еще будет время подумать. А сейчас мы с вами покидаем этот корабль. Прошу следовать за мной. Надеюсь, наш мир вам подойдет и понравится.

* * *

Хаттар уже несколько часов неподвижно лежал на площадке, когда появился большой угловатый летательный аппарат. Под брюхом его, закрепленный в системе блоков и лебедок, висел контейнер с оборудованием, из которого ранее гуряне и забрали всю имеющуюся у них сейчас технику. Подлетев к городу, аппарат поднялся еще выше и, зависнув на мгновение, опустился вертикально вниз на какую-то скрытую в скалах площадку. Возможно, уходящий в толщу скал город имел посадочные шахты скрытые естественной защитой. Через полчаса аппарат появился вновь. Неуклюже развернувшись, он устремился к побережью. Но летел он теперь несколько ближе к гурянину, чем в первый раз. Это могло означать только одно – он летел к останкам жилого модуля.

«Ну что ж, может это судьба» – Толл, буквально скатившись вниз по водяному желобу, что есть силы, помчался в сторону скрывшегося аппарата. Стремительный марш-бросок, на который способны только воины Гура, длился чуть меньше трех часов. Последнюю холмистую волну на поверхности плато, Хаттар преодолел уже не спеша. У самой вершины он залег и проделал последние метры по-пластунски. Медленно приподнявшись гурянин, словно на ладони, увидел место падения жилого модуля. Работа кипела вовсю. Летательный аппарат стоял рядом с модулем, а трое рабочих заканчивали собирать и крепить в модуле раскиданные вокруг вещи. Разорванный бок модуля был заварен толстой арматурой, создавшей удерживающую вещи сетку. Чуть в стороне стояли, о чем-то беседуя, двое охранников, вооруженных причудливым личным оружием. Оружие это больше походило на массивную дрель, вместо сверла в которой установили длинный цилиндр репортерского микрофона, часто утыканный тонкими иглами. Для себя Хаттар идентифицировал оружие как пистолет. Рабочие и охранники явно принадлежали к разным расам. Первые были похожи на земных горилл. Те же длинные, покрытые бурой шерстью руки, торчащие из коротких рукавов комбинезонов. Те же массивные плечи и тяжелые головы. Но было в них и много отличий. Вторые – явные рептилии. Даже хвосты, правда, совсем короткие и толстые, имелись у этих тварей. И если первые были очень крупными, то вторые ростом не отличались от людей. Больше никого не было видно.

Словно хищник на охоте, Толл быстро, но плавно переместился, описывая полукруг с охранниками в центре. Он выбирал удобную для стрельбы позицию. Наконец, удовлетворенный, он поднял карабин, активирую электронный прицел. Противник был слишком беспечен. И этому было единственное объяснение – они считали, что их выжившие жертвы удирают с места вынужденной посадки во все лопатки. Они еще не знали, что мертвы. Пуля вошла одному из охранников в затылок, разорвав мозг, вышла в районе носа и ударила в лицо его собеседника. Её инерции хватило, чтобы выбить сноп искр из камня в полусотне метров от жертв. И вновь Хаттару показалось, что сам воздух превратившись в стальной стержень, нанизал, словно кусочки шашлыка, головы охранников. Не дожидаясь пока упадут первые трупы, гурянин выстрелил еще дважды. И оба раза не промахнулся. Однако третий рабочий, мгновенно сориентировавшись, прыгнул внутрь жилого модуля, на котором стоял в момент атаки гурянина. У него почти наверняка не было оружия, но могли быть средства связи. Поэтому Толл со всех ног бросился к модулю. Понимая, что противник вряд ли даст возможность прицелится на таком расстоянии, он, нагнувшись, аккуратно положил карабин на землю. Выхватив из ножен на поясе короткий десантный нож, гурянин в два прыжка оказался на верхней стенке жилого модуля. И тотчас же противник атаковал его с быстротой и решительностью опытного бойца. Тяжелое мохнатое тело, словно снаряд, вылетело из проема люка и ударилось в Хаттара. Не удержавшись на ногах, гурянин рухнул с высоты модуля на камень плато. Казалось, он попал под пресс, когда, одновременно с ударом о землю, на него рухнула туша противника. Нож со звоном вылетел из ослабевшей руки. Взревев, противник ударил огромным кулаком, целя в голову. Дернувшись всем телом, Толл чудом сумел увернуться, и удар пришелся в верхнее плечо. Чувствуя, как от удара о землю перед глазами все начинает плыть, гурянин предпринял последнюю попытку. Обхватив нижними руками противника и сдавив его до хруста костей, он верхними крутанул тяжелую голову, вложив в это единое движение всю свою гурянскую мощь. И толстая шея не выдержала. Треснули позвонки и с громким хрипом враг забился в конвульсиях. Хаттар, оттолкнув от себя тушу затихшего противника, долго лежал, приходя в себя и давая передышку отбитым внутренностям. Наконец, скрипя зубами, он заставил себя подняться.

– Вот и птичку захватили, – бормоча себе под нос, гурянин подобрал свой карабин и оружие двоих охранников и забрался в летательный аппарат, – Первый трофей. За это и пары сломанных ребер не жалко.

Толл рассматривал незнакомую панель, стараясь понять алгоритм управления. Опыт общения с техникой людей и тьяйерцев позволял надеяться на то, что даже у не совсем близких по физическим параметрам рас, транспортные средства близки или хотя бы понимаемы в управлении. На всякий случай, оставив входной люк с ручным приводом открытым, гурянин тронул чужие тумблеры.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное