Олег Маркелов.

Имперская мозаика

(страница 6 из 36)

скачать книгу бесплатно

– А на улице все так же светло, – видимо размышляя о чем-то, не в тему сказал Лай.

– Мы же не знаем периода вращения планеты вокруг своей оси. Но по имперскому времени сейчас поздний вечер, скорее ночь. Поэтому надо отдохнуть, – Хаттар проверил снаряженные магазины для своего карабина и, как ни в чем не бывало, растянулся на развернутой термолежанке, – Если так пойдет, то завтра нам придется еще туже.

– Слушай, Толл. Я как-то видел твое личное дело. У тебя множество наград Гура. Ты официальный герой нации. Как получилось, что ты работаешь в команде по изучению глухих дыр вселенной? – Майти, похоже, не мог заснуть, – Неужели такой прославленный воин не мог найти что-нибудь более серьезное?

– Что, например? – Тол перевернулся в сторону товарища, – Работать на имперское правительство по своей специальности не позволяют принципы и вера. А другие привлекательные места… Ты не задумывался, почему даже имперские ветераны часто не могут найти себя, отойдя от армии? А мы с тобой чужие, хоть и подданные Империи теперь. Но ты-то хоть просто обращенный. А моими основными заслугами в этой войне были многие смерти врагов. Вот и смотрят на меня соответственно. Кто боится. Кто готов мне кишки выпустить. Только нельзя. Так зачем мне это.

– Но ведь работают многие твои коллеги, – Лай, хоть и был совершенно здоров, молод и технически подготовлен, однако принять участие в боевых действиях не успел по простой причине – стремительности и быстротечности войны Империи с Гуром.

– Я нашел себя. У каждого своя дорога, какой бы неправильной она не казалась окружающим, – Хаттар потеряв всякий интерес к разговору, вновь отвернулся к стене, – Давай спать. И пусть, столь любимая тобой Архтанга даст нам завтра немного своего благоприятствования.

* * *

– Боевая тревога. Боевая тревога. Экипажу занять рабочие места, – жесткий голос громкой связи перекрывал истошный визг тревожной сирены. Сразу, словно в ускоренной съемке, вся жизнь большого пограничного корабля класса «Читэ» с бортовым номером «Би-Эс-9001» уплотнилась, словно тугая пружина, только сто спущенная с взвода.

– Дежурный, доложить обстановку, – одним из первых на командном мостике появился командир корабля лейтенант Таккер. С самого утра его не покидало неясное и тревожное предчувствие.

– Есть, сэр, – дежурный сержант активировал большую голографическую карту, занимающую центральную часть рубки, – Семь минут назад получен экстренный сигнал от автоматической пограничной станции слежения Эй-Эф-Эс-Эм один шесть восемь три. Станцией зафиксированы возмущения в дальней заграничной зоне. По предварительной идентификации – боевые действия. Но в том районе, по официальным данным может находиться только поисковый корабль компании Галилео.

Предчувствие Таккера зашевелилось, словно неведомый зверь, пробуждающийся в своем логове.

– Отправьте срочные запросы в Генштаб и нашим в СИБ. Может опять какие-нибудь испытания, – лейтенант сел в свое кресло, расположенное прямо перед голографической картой, – Пока ждем ответов, приготовиться к прыжку в район Эй-Эф-Эс-Эм один шесть восемь три.

Провести тестирование боевых систем и оборудования.

– Ответ от координаторов СИБ. В зоне Эй-Эф-Эс-Эм один шесть восемь три никого, как и во всех соседних зонах.

– Тестирование закончено. Все системы и оборудование функционируют нормально.

– Прыжковые генераторы полей активны. Точка выхода задана.

– Ответ от координаторов генштаба флота. В зоне Эй-Эф-Эс-Эм один шесть восемь три нет ни одного объекта. Ближайшее подразделение флота – легкий крейсер класса Адвокат в Меото у Арабеллы.

– Ясно. Внимание всем на местах. Прыгаем. Давайте отсчет, – Таккер чувствовал, что пробудившийся неведомый зверь предчувствия начал выбираться наружу. Голос громкой связи отсчитывал последние мгновения до прыжка, а лейтенант почувствовал, как предательски вдруг взмокли ладони, лежащие на широких, усеянных клавишами подлокотниках командирского кресла.

– …ноль, – корабль словно провалился в бездонную яму. Легкая щекотка в теле стремительно сменилась захлестнувшим ощущением все ускоряющегося падения. Перед глазами все поплыло, превратившись в диффузное изображение, а затем рассыпавшись мириадами разноцветных точек. Точки метнулись навстречу, превращаясь в яркие линии. Сознание еще продолжало свое падение, а тело, словно остановленное упругим эластичным жгутом, рванулось к поверхности искрящегося потока. Точки замедлили свой полет, вновь сливаясь в неясные пока еще контуры. Короткая волна тошноты накатила и отошла, заставив часто сглатывать наполнявшую рот слюну. Как всегда неожиданный толчок, словно при «падении» во сне, заставивший вынырнуть и легкое ощущение холода в теле. Лейтенант тряхнул головой, окончательно приходя в себя. Все вернулось в нормальное состояние, и только глаза, как всегда не успевающие сразу восстановиться, еще не позволяли сфокусировать взгляд на деталях предметов.

– Что там? – Таккер нетерпеливо поднялся, подходя ближе к голограмме.

– Никакой активности, сэр, – голос дежурного показался даже разочарованным.

– Запросить Эй-Эф-Эс-Эм один шесть восемь три, – командир осматривал карту в зоне своего теперешнего нахождения.

– Все записи проверены. Активность пропала в момент завершения нами предпрыжкового отчета. Спектральные анализаторы подтверждают наличие следов неопределенной деятельности. Это могли быть последствия взрывов, энергетических выстрелов или ряда иных действий.

– Сообщить диспетчерам Галилео и наверх по команде. Если поисковик Галилео не объявится, значит это его остатки, – зверь предчувствия успокоился и, глухо ворча, вновь затаился в темном уголке сознания, затаился до поры, не уходя совсем, – Сигнал нами отработан. Отбой тревоги. Экипажу действовать согласно расписанию плановых мероприятий.

* * *

Было еще слишком рано, и коридоры головного офиса Управления ЛСБИ еще не успели наполниться снующими служащими. Чуть позже оно превратиться в подобие гигантского муравейника построенного с использованием современнейших технологий в непрактичной форме пирамиды. Однако капитан Стингрей спешил, почти опаздывая к назначенному времени. Его вызвал главный координатор Второго Отдела ЛСБИ.

Отделы в Личной Службе Безопасности Императора, в отличии от Службы Имперской Безопасности или подразделений флота, не носили названий, а лишь порядковые номера. Так, первый отдел занимался в основном непосредственно физической безопасностью Императора и его окружения. Второй, к которому и принадлежал агент Стингрей, разведкой. Третий – анализом и технологическими изысканиями. Четвертый – внутренними расследованиями и кадровым анализом. И так далее. Всего в составе ЛСБИ насчитывалось девять основных отделов. И, несмотря на то, что функции были определены, сферы деятельности отделов были несколько более расплывчаты, чем следовало ожидать.

Одетый по случаю вызова к главному координатору в строгий костюм-двойку, отличающийся огромным ростом и атлетическим телосложением, Майкл излучал силу и уверенность. Редкие встречные оборачивались ему в след. Кто с завистью, кто с восхищением.

У кабинета главного координатора его поджидал напарник агент Рой Гаррет. Относящийся к расе людей, высокий и узкокостный, он, несмотря на хорошую физическую подготовку, казался чересчур худым. Темный костюм свободного спортивного кроя висел на нем как на вешалке.

– Привет, Майки. Я уж думал, что ты не успеешь, – Рой, облегченно вздохнув, протянул Стингрею руку, – Ну что, заходим?

– Привет. Заходим, – Майкл, постучавшись, толкнул дверь кабинета, – Разрешите?

– Мир вашему дому! – главный координатор Аарайдгх, принадлежащий к древнейшему из домов расы дакхарр, выбрал дакхаррское же приветствие, – Вы пунктуальны, хоть раса людей патологически не любит точность во времени. Я не могу вспомнить ни одного раза, когда бы вы ошиблись и опоздали.

– Мир вашему дому! Спасибо за комплимент. Хотя я и несколько иного мнения о пунктуальности людей, – капитан сел в указанное жестом огромное простеганное кабинетное кресло. Он никогда не умел определять на вид возраст дакхарр, но, судя по серой, морщинистой коже, потерявшей былую прозрачность, Аарайдгху было около пятисот лет.

– Отложим взаимные хвалы на другой раз и перейдем к сути. В последнее время происходит слишком много труднообъяснимых вещей. Мы многого не понимаем к своему стыду. Однако ситуация, похоже, складывается так, что вот-вот должны упасть завесы. Слишком велико напряжение и насыщенность мелкими инцидентами, – координатор коснулся клавиши на столе, и кабинет заполнила голографическая карта Империи, – Смотрите. Красные маркеры это ставшие явными случаи чьей-то враждебной деятельности. В этот цвет попадает и последний случай, когда удалось получить трупы противников. Зеленые маркеры обозначают предположительные места исчезновения кораблей. Причем, что самое настораживающее, есть прецеденты исчезновения даже кораблей военного флота. К счастью пока это были не боевые корабли, а транспорты или иные слабо защищенные цели.

– Так много? – Стингрей с удивлением рассматривал россыпи разноцветных точек.

– Много. И мы допускаем, что нам известны еще не все случаи исчезновений. Это происходило в довольно ограниченный недавний временной отрезок. И, наконец, белые мигающие маркеры. Это самое неприятное и самое опасное в нашей картине. Это точки боевых конфликтов неизвестных и не всегда опознанных кораблей с кораблями имперского флота. Во всех случаях пока нет жертв ни с одной стороны. Сценарий всегда одинаков. Попытка нападения на объект, появление имперского военного корабля, обмен ударами и бегство в межпространства. Таким образом, это деятельность незаконных вооруженных и неплохо оснащенных формирований, ведущих свою антигосударственную деятельность в отдаленных провинциях Империи.

– Пираты? – Гаррет был не особо удивлен.

– Они существовали всегда. И я думаю, многие случаи вам известны. И жить с ними в относительном мире, делая вид, что ничего не замечаешь, значительно легче, чем воевать. Мы давно знаем о существовании почти государства с милым названием Вольный Мир. Мы даже с пользой обмениваемся с ними информацией, закрывая глаза на их экономические отношения со многими имперскими компаниями. Но никогда их вредоносные для нас действия еще не достигали подобного размаха. Они базируются далеко за пределами Империи, и проникают внутрь, используя бреши в нашей пограничной системе. Однако, такой каламбур, официально это неофициальное государство категорически отрицает свою причастность к большинству указанных инцидентов. И у нас нет причин им не верить, ведь им самим меньше всего выгодно изменение терпимой политики имперских силовых структур на реальные боевые действия. СИБ, как нам кажется, недооценивает опасности исходящей из самого Триона, а не извне, считая Вольный Мир основным противником. Мы, похоже, стоим на пороге войны со своей собственной провинцией.

– Поэтому вы нас и отозвали с планирующейся акции СИБа в Трионе? – Майкл почувствовал кольнувшее чувство вины перед капитаном Софтли.

– Отчасти. Но есть другая, более простая причина. Вы нужны нам для другого мероприятия. У нас не так много агентов что бы легко ими разбрасываться.

– Но почему мы не могли дать информацию, которая позволила бы сохранить жизни команде капитана Софтли? – Стингрей понимал, что этот вопрос излишен и глуп для офицера ЛСБИ.

– Мы не знаем, каков будет результат этой акции, и не утверждаем, что им что-либо угрожает. Но от этой полицейской операции будет наверняка мало пользы. Вы же будете участвовать в нашей акции. И в том же районе. У нас нет практически никаких зацепок для объяснения всего этого. Поэтому вы должны постараться изо всех сил. И по делам вашим вам воздастся. Через трое суток вы отбываете на базу спецназа Первого Земного Флота у самой границы Триона. Там вас будет ждать ваш старый знакомый.

– Челтон? – Майкл забыл волнения относительно Софтли.

– Да. Сержант Челтон и его питомцы. Мы получили добро на полномасштабную разведывательную операцию. Предварительный маршрут и коды доступов для взаимодействия с подразделениями имперских сил получите по прибытию на место. Мне больше нечего сказать. Да прибудет с вами разум и удача. Мир вашему дому.

– Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что, – покинув кабинет главного координатора, они шагали по наполняющимся сотрудниками коридорам.

– Ничего, не впервой. Как минимум каждая вторая наша операция начинается примерно так, с пустоты, – Стингрей достал из кармана электронную книжку, – Послушай, Рой. Ты можешь оказать мне личную помощь в несерьезном деле?

– Не вопрос. Тебе надо соседа укокошить или взорвать застрахованный гравитолет?

– Нет. Это я сделал бы сам. Все гораздо сложнее, – Майкл передал книжку Гаррету, – Тут на одном стишке маркер стоит. Попробуй отыскать автора. Ты ведь дока в поисковых делах.

– Он что, должен тебе? – Рой спрятал книжку во внутренний карман пиджака.

– Нет. Мы разминулись на пару веков. Просто мне нужно, ладно?

– Если он родился после изобретения компьютера, я его для тебя найду. Вот только не буду обещать полной и достоверной информации.

– Спасибо, – Стингрей остановился перед дверьми лифта.

– Ладно. Мне тут надо кое-кого навестить перед дорогой. Передавай привет жене, – Гаррет подмигнул напарнику.

– Созвонимся.

* * *

– Ну и как вам это нравиться? – капитан малого пассажирского лайнера, зафрахтованного для перевозки группы капитана Софтли, был возмущен до глубины души, – Мы торчим здесь уже пятый час, и нет ни отказа, ни разрешения. Я завидую вашим нервам, ребята.

Двадцатиместный кораблик «Сотис» висел в ожидании разрешения на стыковку с портом Гиидона – планеты лаборатории, принявшей, после закрытия Атмелькана, статус крупнейшего научно-исследовательского комплекса Империи. Почти все, что касалось официальных генетических исследований, происходило здесь. На маленьком кораблике совсем не было свободного места и возможностей как-нибудь скоротать время. Поэтому все члены команды сержанта Лдодга занимались самым эффективным способом убить время. Они спали. Вся скудная экипировка и вооружение были многократно проверены, и потому сам сержант не имел ничего против такого занятия своих подчиненных.

– Нервы тут не причем, – Арго, мягким кусочком ветоши тщательно стирал с полуразобранного «Голд Игл» несуществующие пыль и излишки смазки, – Если бы Дажд не дрых сейчас с остальными, он обязательно упомянул бы преимущество гурянской холодной мысли над мешающими делу людскими эмоциями.

– Что? – капитан, являясь человеком сугубо гражданским и уже далеко не молодым, к самим гурянам еще не вполне привык, не говоря об их мышлении.

– Гуряне считают, что нет причин переживать, если событие еще не наступило. То, что пока нельзя изменить не вызывает у них озабоченности. Поэтому, перефразируя поговорку можно сказать – меньше эмоций, лучше сон, – Занг проверил наполнение обойм.

– А что, они действительно так невозмутимы? – старик покосился на развалившегося в кресле первого ряда сержанта Лдодга.

– Кто? Гуряне? – Арго, удовлетворенно осмотрев «Голд Игл» и отложив его в сторону, занялся правкой лезвия короткого десантного ножа, – Какое там. Конечно, в семье не без урода. Но бесятся они также как и мы. А солдаты везде одинаковы. Они не будут переживать из-за задержки вылета или посадки, а лучше вздремнут. И им эта задержка даже на руку. Бодрее будут. Не зря говорят – солдат спит, а служба идет.

– Слава богу. Есть. Нам дали добро на стыковку. Идем на посадку.

– Отлично, – лейтенант Арго потряс за плечо дремлющего рядом Софтли, – Шеф, нас пропускают.

– Так, ребятки, – сержант Лдодг, словно бы и не спал только что, мгновенно среагировав на изменения тональности в голосе старого капитана, – Взбодрились и подтянулись. Нас заждались на этом долбанном Гиидоне.

* * *

Действия закружились, словно картинки на детской юле, запущенной сильной рукой. Линкоры класса «Шак» были сняты с вооружения Имперского Флота, уступив место более совершенному классу «Орка». Но от этого линкор класса «Шак», вышедший из межпространственного прыжка совсем близко от корабля «Бриз» не стал менее опасным и смертоносным. Командованию на его мостике не потребовалось слишком много времени, что бы оценить ситуацию и, сориентировавшись, принять решение. Видимо экипаж был готов именно к такому развитию событий, или им руководил опытный офицер с большим стажем и отменной реакцией. Одновременно с первым его энергетическим залпом, растворившем в волне огня рой нагоняющих свою цель торпед, из межпространства вывалились стройный патрульный корабль класса «Вулф» и уродливый, словно раздувшаяся пиявка, абордажный корабль класса «Бладсакер». Второй залп линкора совпал с появлением еще одного «Бладсакер» и превратил один из чужих кораблей в уродливую, полыхающую взрывами развалину. Ближайший к неприятелю абордажный корабль, проведя скоростной маневр, ударился боком в борт врага. Разнообразные фиксаторы активировались, превращая два корабля в одно целое.

– Ага! – Амос, с восторгом и гордостью наблюдал за калейдоскопом боя, – Что, суки, быть целями не так здорово.

Противник больше не пытался атаковать. Следующий залп линкора завершил агонии полуразрушенного корабля, превратив его в разлетающееся облако горящих газов и мелкого мусора. Третий корабль неприятеля, не решившись принять бой, развернулся и теперь стремительно мчался проч. Несколько секунд и он исчез за стеной невидимости. И в этот миг произошло два неожиданных для Мердока событий. Сначала исчезла пара сцепленных друг с другом кораблей. Исчезла, оставив после себя недолговечное серебристое сияние, словно за кораблем, ушедшим в межпространственный прыжок. А в следующую секунду «Бриз» содрогнулся атакованный вторым абордажником.

– Что происходит? Они что, с ума сошли, – пилот попытался развернуть корабль, но крепко захвативший его «хищник» не позволял выполнить маневр, – Срочно связь по открытому…

Амос не успел договорить слова команды. Все рухнуло в бездну межпространственного прыжка. «Этого не может быть. Бред какой-то» – Мердок понимал только одно – каким-то образом его перетаскивают, словно буксируемый транспорт, через межпространство. Он ненавидел эти ощущения прыжка без анабиозной камеры. Только военные, да и то по служебной необходимости были вынуждены раз за разом испытывать все это. Конечно, если припечет, выдержишь и не такое, но все равно очень неприятно. Наконец прыжок завершился, но не успела успокоиться цветная круговерть перед глазами, а коридоры корабля наполнились страшным шумом и звуками чужих голосов. Пилот на ощупь вывалился из кокона управления. Судя по всему, по крайней мере, в ближайшее время, он ему не понадобиться. Массируя глаза кончиками пальцев и стараясь унять тошноту и головокружение, Амос слышал, как стремительно приближаются источники этого шума. Пилот, тараща заслезившиеся глаза, открыл аварийный шкафчик, в котором, среди прочих нужных вещей, хранилось легкое стрелковое оружие с боекомплектом. Однако воспользоваться найденным оружием он не успел.

– Не торопитесь, – насмешливый сильный голос заставил Амоса отпустить рукоятку найденного скротчера, – Мне бы не хотелось сегодня убивать своего соплеменника. Тем более что я не имею ничего лично против вас.

Зрение окончательно восстановилось и Мердок, медленно обернувшись, увидел, наконец, тех, кто так стремительно захватил его корабль. Их было трое. Один человек и два громадных мутанта. Человека, впрочем, тоже можно было принять за киборга. Тем более что у него осталось своих только по одной руке и ноге. Вторые ему заменяли вживленные механические протезы, также впрочем, как и глаза, вместо которых стояла высококачественная оптика. В правой полусогнутой руке он держал, направив ствол в потолок, тяжелый штурмовой «Тагет Эф-Эс 20». Оснащенная множеством сервоприводов эта помесь ружья, пулемета и лазерной винтовки имела еще и автоматический подствольный гранатомет, являясь хоть и довольно тяжелым, но весьма серьезным оружием. Прелесть же ведения огня в тесноте корабельных помещений заключалась именно в возможности использования «Тагет Эф-Эс 20» как автоматического ружья стреляющего «мягкими» пулями большого калибра. Пуля сделанная из свинцово-графитной смеси и покрытая керамической оболочкой с линиями разрыва в ближнем бою имела довольно высокий останавливающий эффект, являясь в тоже время безопасной для внешнего корпуса корабля. А возможность использования зарядов со свинцовой или пластиковой картечью превращало «Тагет Эф-Эс 20» в жестокое и разрушительное для всего живого и внутренних переборок орудие. Спутники человека, одинаковые словно близнецы, походили скорее на огромных сказочных троллей с гипертрофированной мускулатурой и покрытыми рогами кевларовыми шлемами, прячущими под собой маленькие головы на коротких шеях.

– Мы уже здесь. А вы даже не понимаете, где находится ваш корабль. Вам не откуда ждать помощи. У вас маленький выбор, – человек улыбнулся, и улыбка эта была искренне дружественной, – И, как я уже сказал, мы не имеем ничего против вас.

* * *

Утро принесло изменение погоды. Влажность стремительно повысилась. Сильный, близкий к ураганному ветер, закручивал хоботы смерчей, перемешивая коктейль из черных, тяжелых туч. Его порывы, дико завывая у входа в пещеру, забрасывали укрывшихся там крупными маслянистыми каплями измороси. Резкое падение температуры воздуха заставило гурян одеть тонкие термокостюмы с системами климатического контроля. Хаттар, распаковав строительных роботов, дал им несколько заданий. Компактные механизмы засуетились по пещере, спиливая выступы, устраивая удобные для хранения оборудования ниши и сужая огромный вход в пещеру.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное