Олег Маркелов.

Имперская мозаика

(страница 5 из 36)

скачать книгу бесплатно

– Ты еще предложи Свободный Легион или флот какой-нибудь туда послать. Тогда это сразу превратится в боевую акцию, а, как я уже сказал, нам это пока не нужно. А у вас почти полицейское расследование. Да ты не расстраивайся. Я уже слышал про твой дембельский аккорд. Так хоть озвучишь его, даст бог, красиво.

* * *

Бодрый марш в органном исполнении, словно ветер облака, разогнал вязкую пелену анабиозного сна. Определив что человек не спит эластичные фиксаторы отпустили тело.

– Доброе утро, – громко поприветствовал Амос, потягиваясь и разминая мышцы.

– Доброе утро, господин Мердок, – голос, которым интеллект корабля общался с каждым членом экипажа, был индивидуален и пилот сделал его в точности таким, как у встречавшей их на «Эс-Джи-Си-3000» девушки, – Желаете ли вы сейчас принять душ?

– Валяй. Да, еще одна поправка в консоль формата голосовых сообщений. Заменить все типы обращений на обращение Амос, – Мердок с удовольствием подставил лицо упруго хлещущим струям бодрящего душа.

– Принято. Амос, информационный пакет нейтрален. Хотите прослушать его немедленно? – ласкающий голос звучал совсем близко и стоя под струями воды с закрытыми глазами пилот почти ощущал прекрасную хозяйку голоса рядом. Внезапные фантазии принесли возбуждение и Мердок разозлился на себя. Не хватает только начать маньячить в самом начале миссии.

– Информационный пакет в рубку, – пилот выбрался из анабиозной камеры и, быстро одевшись в просторный рабочий комбинезон, пошел на командный мостик. Трайи не было видно, видимо он еще приходил в себя после сна. Мердок внимательно просматривал информацию, выдаваемую на опустившийся из-под потолка вспомогательный плазменный монитор. Тихо бормоча что-то себе под нос, в рубку вошел тьяйерец.

– Доброе утро, – поприветствовал Амос не отрываясь от монитора, – Вы что, молитву читаете?

– Размышляю в слух. Дурная привычка. Просто я просмотрел информационный пакет. Мне кое-что там не нравится, – Трайи встал чуть позади пилота, выглядывая у него из-за плеча.

– Не вижу ничего необычного, – Мердок уже закончил просмотр сводки и теперь мельком просматривал ее вновь, пытаясь найти то, что заметил аналитик.

– Посмотрите вот здесь и здесь. В диаграмме сканирования масс какие-то непонятные пики. Похоже на сбои. А сканирование энергетических полей вообще показывает глупость. Мне кажется, вам стоит проверить исправность систем. И в первую очередь комплекс сканеров.

– Это трудоемко и излишне, – Амос, отойдя от монитора, начал забираться в пилотский кокон.

– Что вы имеете в виду?

– Все аномальные отклонения очень слабы и расположены в одной пространственной плоскости. Что-то вроде виртуальной стены. Мы просто будем двигаться перпендикулярно этой воображаемой плоскости, и при пересечении, сразу определим и исправность аппаратуры, и причину аномалий в случае, если с оборудованием все в порядке, – пилот активировал кокон и расслабился, почувствовав, как тело плотно обжимается, словно густым желе, поддерживающим и создающем ощущение погружения и упругой поддержки, – Тем более, что кроме этих сбоев ничего нет, а искать это что-то все равно придется.

– Сколько времени понадобиться для достижения плоскости? – по тону было видно, что ученый не разделял желания «пойти и посмотреть», но спорить не стол, не находя альтернативы.

– Мы совсем близко.

Чуть более двух часов и мы будем в точке пересечения. Так что не уходите далеко, – Мердок быстро задал навигатору координаты и теперь, включив режим виртуального видения, внимательно обшаривал пространство, используя стационарные телескопы корабля. Они не обладали, в отличие от выдвижных телескопов, большой мощностью, но зато позволяли визуально контролировать доступное пространство в движении. Конечно, пилот мог бы довериться автопилоту, но ему не хотелось оказаться без полного контроля над управлением кораблем в случае возникновения нестандартных ситуаций. Ведь не межпространственные же черви, как в старой детской сказке, съели НИС «Колумб».

– Хорошо. Я буду в своей лаборатории. Мне тоже нужно кое-что проверить.

* * *

Хаттар догнал платформу за очередным изгибом прибрежных скал. Майти, увидев нагоняющий его скутер, остановился.

– Надо срочно найти укрытие. Никаких боевых действий вести мы не сможем. Найти и освободить Нату, если она жива, тоже. Остается одно. Найти крысиную нору и отсиживаться до прихода помощи, – Толл, аккуратно загнал скутер на его место на платформе, – Ты давай, гони платформу потихоньку вдоль берега. А я птичек запущу. Пусть составят карту окрестностей.

– Их могут засечь, – Лай мрачно осматривался высунувшись из кабины.

– Нас тоже. Только если их собьют, птичке будет не так обидно, как если убьют нас. На, держи, – Хаттар протянул товарищу клипсу переговорного устройства, – Нас и без того ищут. Так что терять нам нечего. Давай, давай, трогай.

Гурянин вскрыл контейнер с орнитоптерами. Аппараты размером с крупного гуся, выполненные из новейших материалов, внешне больше походили на причудливых стрекоз. Напичканные сложнейшим оборудованием они способны были вести многофункциональную разведывательную деятельность. Но ни взятие проб, ни даже создание точных топографических карт в данный момент не интересовало гурянина. Он надеялся на одну функцию электронных мозгов орнитоптеров – возможность поиска заданного объекта или отдельных его примет. Он торопливо формулировал, пользуясь отдельной панелью настроек, представлявшей собой активные очки и перчатки, описание возможных природных укрытий, которые следовало отыскать. Активированные орнитоптеры из контейнера отвечали ему, отсеивая для изменений непонятые ими признаки и принимая понятные. Через несколько минут Хаттар удовлетворенно отложил панель и занялся проверкой механической части аппаратов.

– Тормози, – обратился он к Майти, – Будем выпускать.

Платформа остановилась, и Лай перебрался из кабины в кузов. Осторожно извлекая орнитоптеры из контейнера он передавал их спрыгнувшему на камни Толлу. Тот просто ставил их на камни, разнося друг от друга на небольшое расстояние. Когда все пять орнитоптеров были выгружены, гурянин вновь взялся за панель управления.

– Лети, лети лепесток, через север на восток…, – вспомнил он где-то услышанный толи стишок, толи детскую считалку, – Все. Можно ехать дальше. Я дал им взлет по готовности. Сейчас сами последние тесты прогонят и снимутся.

– А будет ли помощь, – у Майти, в отличии от его товарища, настроение не улучшилось.

– А почему нет? Корабль наверняка отправил сообщение, да и маяк, а то и не один, наверное, поставил. Остается только дело времени, – Хаттар забрался в кабину на пассажирское место, прихватив с собой панель управления орнитоптерами, на которую аппараты будут скидывать оперативную информацию.

– Просто все может оказаться гораздо хуже, чем мы предполагаем. Там, где мы должны были оказаться нет ничего. А здесь планета со своим солнцем. Планета обитаемая и не дикарями, а существами способными создавать сложную технику, – Майти вновь направил платформу вдоль берега, – Где поблизости от Империи могут быть такие соседи? То-то и оно. Поэтому лично я думаю, что мы провалились в какую-то дыру и теперь черт знает где находимся. Вот поэтому мне кажется, нам не помогут.

– Ничего. Где бы мы ни были, нас найдут. В этом сила Империи, – и немного помолчав, добавил, – Или хотя бы отомстят за нас.

* * *

По пути домой Стингрей заскочил в огромную оранжерею, которую содержал старый знакомый садовник – тьяйерец.

– О, господин Стингрей, давно вас не было видно, – старик сам был похож на старое корявое растение, – Вы совсем забыли старика Зарри.

– Нет, Зар, просто совсем не было времени. Но, клянусь, с ближайшей экспедиции привезу тебе что-нибудь новенькое, – Майкл похлопал садовника по высохшему плечу, – А сейчас мне нужны цветы для Сои.

– Как поживает ваша прекрасная женушка? – тьяйерец повел человека в глубину ухоженной оранжереи, – Не надумали ли обзавестись наследниками?

– Нет. К сожалению, я пока не могу себе это позволить. Слишком сложно все сейчас.

– Нет, господин, легче не будет никогда. Источники наших проблем не вовне, а внутри нас. Вы просто не готовы сердцем, но…, – садовник остановился, прервавшись, – А вот то, что я хочу вам предложить.

Бархатисто-пурпурное пламя крупных цветков было осыпано пепельно-стальной паутиной прожилок и окружено пышной черной листвой. Растение источало едва заметный свежий чуть горьковатый аромат, словно от коры лиственного дерева.

– Это Лоирос Бархатистый. Одно из лучших творений цветоводов Триона. К тому же цветок абсолютно биологически безопасен.

Стингрей бесшумно открыл дверь своей ведомственной квартиры в престижном районе Ануари-Алога – города, в котором располагался головной офис ЛСБИ. Планета Загр, на которой высился Ануари-Алога, являлась резервной миссией Императора и в случае военных действий становилась пристанищем всего командования Империи. Соя находилась в гостиной и, лежа на животе на длинноворсном гурянском ковре, больше похожем на шкуру неведомого животного, читала электронную книгу. Тихо подкравшись, Майкл наклонился и положил прекрасный цветок с укрытыми в микроконтейнере корнями перед своей женой.

– Ты напугал меня, – женщина с восторгом рассматривала подарок, – Я задумалась и не заметила, как ты вошел.

– И что так занимает мою прекрасную женушку? – Стингрей уселся рядом на ковер, подогнув под себя ноги.

– Это старая книжка. Даже автор неизвестен. Она еще с тех времен, когда люди жили на Земле, никому не мешая и не ища проблем. Тебе неинтересно?

– Нет, нет. Мне интересно. Просто старый Зар сказал мне сегодня, что все наши проблемы в нашей голове. Прочти последнее из того, что читала.

 
– Если сердечко твое вдруг захватит тревога,
Подстережет тебя злая шутница судьба
Вспомни того, кто готов день и ночь у порога
Сон охранять твой от бед и от зла.
 
 
Выгляни же из окна своей жизни привычной
Слышишь, как звезды кричат в вышине.
Ночь никогда не бывает двуличной,
Все, что захочешь ты с ней передать можешь мне.
 
 
Пусть твоей шейки свет лунный коснется,
Шелест деревьев мой стон до тебя донесет,
Песня тоскливая лунного волка взовьется,
Имя короткое силу свою обретет.
 

Стингрей лег на спину и закрыл глаз, пытаясь представить того человека, который давным-давно писал эти строки, чудом сохранившиеся до настоящих дней. Соя продолжала читать.

 
– Плачет гитара, смеется, танцуя, цыганка.
Пыль вековую по улицам ветер несет
Вспомни – мы жили, страдали, любили так ярко.
Были ли вместе? Кто верит, тот это поймет.
 
 
Лучше удары клыков, боль, лишенья, угрозы,
Злоба врагов и предательство лучших друзей,
Чем боль уколов, что дарит прекрасная роза,
Раня не тело, а сердце ладошкой своей.
 
 
Я как тот волк, вновь страдаю и плачу.
Белая роза, коснувшись, зажгла сердце вновь.
Верил я в опыт, клыки и удачу.
Вдруг как щенок растерялся. Быть может любовь?
 

Стихотворение кончилось, а Майкл так и не понял, чем оно так понравилось женщине. «Может, прав старый Зар, и нам действительно пора завести детей. А то у девчонки совсем крыша съедет».

– С тех времен до нас дожили гораздо лучшие стихи, и авторы их известны, несмотря на течение времени, – Стингрей пожал плечами.

– Он, наверное, очень ее любил. И мне кажется, так и не признался, – Соя поднялась, отключая книгу и поднимая цветок, – Пойду, найду ему место.

Беспричинная печаль, захватившая женщину, отошла, вытесненная красотой подаренного любимым человеком цветка.

* * *

– Ну и что тебя так сильно расстраивает? – Арго весело скалился в белоснежной улыбке, казавшейся на фоне черноты его лица светящейся.

– Меня все расстраивает. Мне все не нравится в этой операции, – Софтли с неодобрением посмотрел на товарища, – Мне не нравится, что мы будем заниматься этим дерьмом. Что мы ничего толком не знаем. Что мы полезем Триону в задницу без какого-либо прикрытия.

– Мне тоже кажется, что ты, Гунар, передергиваешь, – спокойный как всегда Борен рассматривал, сквозь тонированное боковое стекло десантного гравитолета, стремительно проносящееся каменистое плато. Красноватый цвет камней и песка, причудливые расцветки редких, малорослых растений и длинные тени от низкого багрового светила придавали пейзажу фантастическую нереальность.

– Может я, и передергиваю. Но у меня крайне неприятные предчувствия, граничащие с медвежьей болезнью от этого задания.

– Не замечал я за тобой такого раньше, – гурянин даже оторвался от иллюминатора, удивленно уставившись на своего командира, – Это же твое последнее дело. Вот, наверное, нервы и подводят. Расслабься. Скоро будешь сидеть в «Зинзане», пялиться на камин и, лакая грог, вспоминать те славные денечки, которых боишься сейчас.

– Господа, – голос автопилота был учтив, но безэмоционален, – Мы прибыли на базу Омега восемь Специального Боевого Отдела. Вас встречает сержант Агадт Лдодг. Удачной работы.

Грузное тело двадцатиместного гравитолета, подняв красную пыль с посадочной площадки, замерло, словно огромная личинка неведомого насекомого. У опустившегося трапа стоял облаченный в полевую форму песчано-красного цвета гурянин с нашивками сержанта на рукаве.

– Я сержант Лдодг. Рад приветствовать вас на территории Омега восемь. Я назначен командиром мобильной группы приданной в ваше распоряжение, – видимо получив полную информацию о прилетевших, сержант безошибочно обратился к капитану Софтли.

– Очень приятно, сержант, – Гунар кивнул встречающему, протягивая для рукопожатия руку, – Я капитан Софтли. Это лейтенант Арго и сержант Борен. Они, как и я, представители следственной группы Отдела Разведки и Контрразведки.

– Прошу следовать за мной, – Агадт жестом указал на ближайшую к посадочной площадке конструкцию, больше похожую на большой транспортный ангар, накрытый сверху красной маскировочной сетью, – Я уполномочен предоставить вам информацию по составу и оснащению нашей мобильной группы, а также предоставить место для отдыха и работы на ближайшие сутки, которые займет окончательный этап подготовки к началу акции.

– Время старта определено? – капитан никак не мог отделаться от неприятных предчувствий, но сержант Лдодг сразу понравился ему.

– Да. Двадцать тридцать. Время определено жестко потому, что мы пойдем гражданскими эшелонами. Мне причину не сообщали, но, надеюсь, вы в курсе.

– И, конечно, экипировка как у полицейских? – Гунар вспомнил слова Стингрея про «почти полицейское расследование».

– Да. Нам запретили брать с собой все более-менее серьезное оружие. Только скротчеры, еще кое-что для ближнего боя, да легкую защитную экипировку.

– А капитан Стингрей из ЛСБИ прибыл на базу? – у Софтли сформировалось навязчивое желание высказать Майклу все, что он думает обо всем этом в целом, и о самом Стингрее в частности.

– Нет, сэр. Он прислал для вас сообщение, о том, что присоединится позднее.

Возможность выплеснуть эмоции растаяла и Гунару осталось только подчиниться судьбе, постаравшись максимально сократить время проведения этой идиотской акции. Он зло сплюнул и молча зашагал дальше.

* * *

– … твою мать, – Мердок рванулся всем телом, инстинктивно пытаясь отшатнуться. Там, где секунду назад простиралась бескрайняя пустота галактического моря, рассыпанным ожерельем повисли три звезды с развитыми планетными системами. Но не этот далекий пейзаж так напугал пилота. Совсем рядом, занимая весь фронтальный сектор, висели три огромных корабля с уродливыми, с точки зрения имперского пилота, формами. И они не просто висели – они, просчитав траекторию движения Бриза, произвели торпедный залп. Шесть скоростных торпед, словно дикие пчелы, устремились к жертве. Они должны были разорвать на части небольшой кораблик, как только он пересечет «барьер». Кокон пилота тревожно вздохнул, принимая в себя панический рывок тела Амоса, которое подсознательно среагировало быстрее интеллекта корабля. Задействовав, по приказу кокона, все двигатели корабль, преодолев инерцию, развернулся почти на месте, запрокидываясь «через голову». Словно самолет, совершающий мертвую петлю. И в тот же миг взвыли сирены Бриза, информируя экипаж о торпедной атаке.

– Обнаружены три цели не идентифицированного класса. Зафиксирована торпедная атака, – запоздалые предупреждения корабля подтвердили, что Мердок не сошел с ума.

Сработавший рефлекс пилота спас корабль от мгновенной гибели. Первая торпеда взорвалась в кормовой части уходящего из под удара корабля, вызвав детонационный взрыв своих товарок, не успевших добраться до цели. Разлетающиеся осколки достали удаляющийся корабль, нанеся еще несколько повреждений в основном все той же кормовой части. И хотя взрыв не лишил Бриза жизни, корабль временно потерял управляемость, и, вращаясь вокруг неправильной поперечной оси, двигался по касательной к пересеченной ранее «плоскости невидимости». Мердок крутился червем в своем коконе, пытаясь изменить траекторию движения.

– Управление! Восстановить управление! – пилот чувствовал, как поочередно оживают системы и главное двигатели корабля.

– Сбои в программах управления, вызванные механическими повреждениями цепей устранены. Восстановление контроля над двигательными функциями возможен на шестьдесят три процента через восемь … семь … шесть…

Интеллект отсчитывал секунды, кажущиеся Амосу бесконечными. Он видел, как перемещаются корабли противника, готовясь, видимо, к залпу. Пилоту удалось погасить неконтролируемое вращение, но серьезно изменить траекторию не удавалось.

– … пять … четыре … зафиксирован энергетический залп … два … один … Контроль восстановлен на пятьдесят один процент.

Но Мердок уже не слушал сообщения. Он вновь рванулся, словно попавшая в паутину муха, чувствуя, как отвечает его движениям и мускульным командам корабль. На этот раз попадания удалось избежать полностью. А в следующий миг, бьющийся в конвульсиях Бриз, пересек «плоскость невидимости» в обратном направлении. Сирены смолкли. Интеллект начал доклад о многочисленных повреждениях. Но Амос теперь понимал, что враг не исчез, его просто не видно. И это было еще хуже.

– Возможен ли прыжок? – пилот сам понимал, что после прямого попадания торпеды, даже то, что они еще живы большая удача. К тому же Бриз даже сохранил способность перемещаться, пусть и на половину, но все еще довольно быстро. Состоянием корабля и профессора Трайи Амос поинтересуется позже. А сейчас надо просто выжить.

– В генераторах полей межпространственного перемещения неисправимые разрушения.

– Передать информационный отчет с просьбой экстренной помощи, – Мердок торопливо осматривал голографическую карту ближайшего пространства в поисках укрытия. Он не мог рассчитывать, что без прыжка ему дадут далеко уйти. Приземление на какую-нибудь планету дало бы дополнительный шанс на спасение.

– В системе дальней связи неисправимые разрушения, – ласковый голос чудовищно диссонировал со смыслом озвучиваемых фраз.

– Дьявол, – пилот направил, летящий на максимальной скорости корабль к ближайшей, но, все же слишком далекой, планете, – Тогда шуми изо всех сил. Сбрасывай аварийные буи. Шли постоянные сообщения по медленной связи. Жаль, что мы ничем пострелять не можем.

– Зафиксировано появление цели не идентифицированного класса.

– Нам конец, – волна злости смешанная с отчаянием начала подниматься где-то в животе Мердока, – Отправляй спасательные капсулы в разные стороны с активированными аварийками.

– Зафиксировано появление двух целей не идентифицированного класса.

– Целей? Твою мать! Цели, это когда стрелять можешь. А здесь только мы цель.

– Зафиксировано появление цели класса Шак. Зафиксирована торпедная атака с не идентифицированных целей.

– Сбрасывай контейнеры с незадействованным обо…. Что? – Амос закрутил головой осматривая «горизонт», – Что ты сказал? Линкор? Маркеры на цели! Быстро! Зеленый идентифицированный, красный прочее.

– Зафиксировано появление цели класса Вулф. Зафиксировано появление цели класса Бладсакер. Зафиксирован энергетический залп с цели класса Шак. Зафиксировано появление цели класса Бладсакер. Торпеды уничтожены. Зафиксирован ….

– А-а-а-а! Мы выжили! А-а-а-а! – Мердок орал во всю глотку, не слушая более слов интеллекта, – Боже, как славно пожить еще немного на этом свете.

А на мониторах зеленые точки перемещались в стремительной атаке к смешавшимся от неожиданности красным.

* * *

– Питания хватит максимум на неделю. Энергии примерно на столько же. Потом надо есть что-то местное, и найти источники питания или хотя бы источники огня, – Хаттар тщательно изучал полученную от геликоптеров компьютерную карту местности, – А я не вижу ничего похожего на лес. Только скалы, песок и этот чертов город.

Летающие разведчики смогли обнаружить большую и глубокую пещеру в скалах, где смогли укрыться не только гуряне, но и грузовая платформа со всем скарбом. Пещера, видимо являлась лишь входом в громадные природные карстовые пещеры. Размерами со средний ангар, она сужалась и разветвлялась на несколько проходов, ведущих в темную бездну.

– Зато если нас обнаружат, все это уже не понадобиться. Я все думаю, что стало с Натой, – Майти сидел на полу, опершись спиной о бугристый камень свода.

– Перестань заводить себя. Мы сейчас ничем не сможем помочь ни ей, ни кому бы то ни было. Мы только можем сами надеяться на помощь и стараться продержаться до ее прихода, – Толл отложил электронные очки, в которых рассматривал составленную орнитоптерами трехмерную карту местности, – Надо расслабиться и постараться заснуть. И так слишком много событий для одного дня. Еще утром мы все мирно спали в своих анабиозах.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное