Олег Маркелов.

Имперская мозаика

(страница 4 из 36)

скачать книгу бесплатно

– Да простят меня всемогущие боги. Я ценю жизнь товарища и делаю так только для спасения остальных, – бормотал Хаттар, впрыскивая смесь мощнейших стимуляторов и питательных веществ в шею Мали, – Прости меня, друг, что не даю умереть без мучений.

Введенный состав начал действовать. Тьяйерец забился в припадке кашля, выплевывая кровь и заливая себя ею из раны на груди. Его глаза вдруг широко раскрылись, полные ужаса и боли. Почти безумный взгляд остановился на сидящем рядом гурянине.

– У нас мало времени, – Толл попытался рукой закрыть рану и это видимо ему удалось, потому, что приступ кашля отпустил, – Кто это был и откуда они? Где Ната?

– Как больно … в скалах … страшные … больно … много, – слова трудно давались умирающему, но препарат уменьшил боль и притупил все чувства, – Я дрался … ах … забрали … совсем чужие …

Препарат не мог больше помочь. Жестокие судороги скрутили тело тьяйерца. Остатки воздуха последним стоном вырвались из разорванной груди и остановившийся взгляд потерял смысл.

– Пусть боги примут тебя в свои легионы, – Хаттар в прощальном жесте положил правые руки одну на другую на лоб погибшего, – Ты был отважным воином и достойным сыном своего народа.

Подхватив брошенный карабин, гурянин поднялся, и в этот же миг вдали загремели выстрелы.

* * *

Генерал Кхаргх, бессменный руководитель Службой Имперской Безопасности, полулежа на своем месте в полутемном рабочем кабинете, расположенного в главном офисе СИБ. Благодаря своему посту он был одним из могущественных существ Империи но как и все дакхарры никогда не гнался за званиями и положением. Он, подобно большинству своих соплеменников, был прирожденным мыслителем, стратегом и психологом. Со времен Не начавшейся Войны люди поражались безграничному потенциалу дакхарров, который последние использовали по мнению людей совершенно бестолково. Дакхарры не пытались создать сверхразвитую технически цивилизацию. Они не стремились к господству над миром. Они жили почти самодостаточной жизнью, наслаждаясь теми мирами, которые создавали в своих огромных головах. Однако те немногие представители этой расы, которые занимались мирскими делами, благодаря врожденным качествам почти бесспорно добивались высоких постов или материального благосостояния. Сейчас генерал Кхаргх внимательно слушал двух сидящих перед ним офицеров. Руководитель Отдела Разведки и Контрразведки майор Фош только что кратко рассказал о проведенной в деловом центре акции.

– Таким образом, капитан Софтли сделал в данной ситуации все возможное, и только неточности в предоставленной аналитическим отделом информации помешали завершить операцию со стопроцентным коэффициентом, – майор сейчас старался даже не вспоминать, какую беседу он сам провел с капитаном.

– А какой коэффициент, по вашему мнению, мы имеем сейчас? – генерал серьезно смотрел в глаза майора, однако в центральной паре глаз горела искорка сарказма.

– Около восьмидесяти процентов, – майор Фош не задумался ни на секунду, – Мы получили свежий труп одной из целей и теперь у Группы кадровых аналитиков будет шанс реабилитироваться, определив в сотрудничестве с учеными источник опасности.

– Что ж, отчасти вы правы, потому что, мне кажется, ваш капитан уже получил свою порцию «благодарностей» от вас, – Кхаргх перевел взгляд на второго офицера, – А чем нас порадуют аналитики, капитан Зорал?

– Я не могу не согласится со справедливыми обвинениями господина майора.

Мы действительно допустили досадный промах с подготовкой вводной для группы Софтли. Однако, мы также считаем, что результат все же есть.

– Кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку. Сдается мне, вы уже смогли что-то определить по трупу, иначе не соглашались бы столь легко со своими промахами. А с находкой у вас есть чем заплатить за индульгенцию, – генерал насмешливо сощурился.

– Вы правы, сэр, – капитан не сдержал улыбки, – Мы действительно уже замаливаем свои грехи. Генетики разобрали эту тварь на атомы и сделали шокирующие выводы. Ну, то, что цель искусственна, предполагали с первой минуты. Но самое интересное то, что ее автором является Халил Амат Бергштайн, который был одним из ведущих генетиков Империи. Он работал и обитал всегда на территории провинции Трион.

– Бергштайн? И каков возраст данной модели? – казалось ничто не может удивить старого дакхарра.

– Ей около двух лет по имперскому времени. А, как вы помните, Халил Амат Бергштайн погиб пять лет назад в катастрофе в биологической лаборатории Атмелькана. Атмелькан до сих пор является закрытой опасной зоной. Мы подняли все материалы по этому делу. Комиссией по расследованию катастрофы был в том числе проведен ДНК-анализ и ряд других тестов тел погибших. Среди них числится и профессор Бергштайн. Указано стопроцентное совпадение по всем параметрам.

– Какова вероятность ошибки наших генетиков?

– Они уверены абсолютно. Наши аналитики считают, что, возможно, какой-нибудь особо близкий ученик мог получить тайну молекулярной подписи профессора. Но ученые исключают такой вариант.

– Что ж, пусть ваши ребята, подготовят текст вербальной ноты на имя наместника Триона. Я передам ее в имперскую канцелярию и проконтролирую продвижение. А вы, Фош, готовьтесь к действиям. Сдается мне к крупномасштабным действиям.

* * *

Всю ночь Амос мучился бессонницей. Нет, он не нервничал, слава богу за его плечами такое количество разнообразных миссий, что на эскадрилью хватит. Просто бывают у людей дурацкое состояние, когда как бы не улегся, а через несколько секунд уже неудобно, и лежать так дальше невмоготу. Так и крутишься, раздражаясь все больше и больше. Вроде и усталость чувствуешь, а не уснуть. В конце концов, проклиная все на свете, Мердок поплелся в санузел и простоял полчаса под мягким горячим душем. Это принесло расслабление, но как только он крепко заснул, в дверь застучали.

– Доброе утро, господин Мердок, – немногословный Гдлог был официально вежлив, – Я сожалею, но нам пора. Вы неважно выглядите. Надеюсь, это не изменит время вашего вылета.

– Да к черту все, – Амос не стал даже умываться, просто натянув свою одежду, – Я в норме.

– Рад это слышать. Господин Трайи сейчас отправился в лабораторию, но ближе к вылету его подвезут на корабль.

– Да хоть бы и не подвозили, – пилот плюхнулся в кресло электромобиля и уставился в окно. Остаток пути они проделали молча. Когда же электромобиль заскочил в закрытый док, где ждал своего часа их корабль настроение Мердока заметно улучшилось. Корабль лежал, как фантастический хищный зверь, готовый к молниеносному прыжку и прекрасный в этой застывшей энергии. Эго звали «Бриз». Он был самим совершенством.

В течении трех часов пилот вместе с готовящими техниками обходил, облазил, обползал все закоулки корабля. Потом еще полтора часа общался с отставным армейским пилотом в рубке управления. Амоса всегда поражало, как идеально эргономично организованы рабочие места боевых кораблей. К примеру патрульным класса «Бегущий» управляло пять существ. Вспомогательные функции выполняли борттехник, спец по связи и координации и штурман, которые свободно, в зависимости от необходимости перемещались по рубке и кораблю. А за ведение боя отвечали двое. Первый – это висящий в одном из двух коконов управления в центре рубки пилот, руководящий всеми маневрами корабля. А второй – висящий во втором коконе стрелок, на которого замыкались все вооружение и защита корабля. Обоим помогал мощный искусственный интеллект корабля. Сейчас кокон стрелка, как и все вооружение, были демонтированы, и в рубке остался только кокон пилота. Высвободившиеся мощности интеллекта были перераспределены между автопилотом-штурманом, обслуживанием стационарного исследовательского оборудования и автоматической системой координации и связи. Когда Амос забрался в кокон управления пилота, от его утренней усталости не оставалось и следа. Корабль с готовностью откликался на каждое его движение и ловил каждое его слово, охотно поддерживая диалог. К тому времени, когда появился Трайи, Мердоку казалось, что он давно знаком с «Бризом». А, как известно, такие чувства в чужом корабле могут возникнуть только в том случае, если конструкторы вместе с эргономистами потрудились на славу. Все время, пока пилот знакомился с кораблем, незаметный Гдлог присутствовал поблизости, молча наблюдая за происходящим. Только когда последняя упаковка с дополнительным оборудованием, из тех, которые автоматические погрузчики доставили из лаборатории вслед за тьяйерцем, была погружена, а техники и отставной пилот, повинуясь его жесту, покинули корабль, он подал голос.

– Что ж. Виденное мной сегодня радует. Потому как в вашем лице нашли мы профессионалов любящих и умеющих работать. Я надеюсь, что миссия ваша будет выполнена, и я первый встречу вас с хорошими новостями. А теперь ваше время. Удачи.

– Черт. Что я слышу, – Амос изумленно уставился на гурянина, – А я уж думал, что ты заснул, пока я с кораблем разбирался. Знаешь, Вард, если бы ты не был так не в меру болтлив, тебе цены бы не было.

Гдлог, никак не отреагировав на реплику Мердока, быстро вышел из дока. Система координации оживилась, подав кораблю команду задраить люки и начав обратный отсчет до разгерметизации дока через минуту. Амос вернулся в командную рубку. Поисково-спасательная операция началась.

* * *

Майти внимательно наблюдал сквозь электронный монитор бронеавтомобиля, имеющий десятикратное увеличение, за тем, что происходило на плато у модуля, когда заверещал зуммер системы координации. Подпрыгнув словно ужаленный, Лай изумленно уставился на маленький экран блока слежения за активными объектами. Ошибки быть не могло – с той стороны, откуда они недавно приехали быстро приближались две точки обозначающие объект с действующими электронными системами. Гурянин лихорадочно соображал, что он может сделать при отсутствии какого-либо стрелкового оружия. Мускулы на загривке закаменели от предчувствия драки. Возникшее решение швырнуло его к водительскому пульту. Басовито взвыв бронеавтомобиль, крутанувшись на месте, устремился навстречу приближающимся точкам. Автомобиль мчался, разбрызгивая правыми колесами ленивую жидкость. Через десяток метров ждет очередной изгиб, миновав который он окажется в поле зрения врагов. Майти взяв еще правее загнал Черепаху до верхних люков в водоем и, резко развернувшись, почти упер мордой в скалу. Корпус черепахи стоящей поперек на узкой прибрежной полосе перегораживал проезд. Гурянин выскочил из кабины и, захлопнув люк, изо всех сил помчался к грузовой платформе. Ему оставалось надеется только на то, что приближающиеся объекты не летают и не решат просто миновать чужой бронеавтомобиль. Он уже забирался в кабину платформы, когда сзади загремели выстрелы. Вглядываться в происходящее не было ни сил, ни времени, и потому Лай, больше не скрываясь, по кратчайшей прямой повел платформу к модулю. Позади что-то оглушительно громыхнуло и стихло. Видимо привлеченный звуком выстрелов из развороченного модуля выскочил Хаттар, подбирая на бегу что-то из разбросанного оборудования. Приближающемуся товарищу он замахал рукой: «Проезжай. Не останавливайся», указывая вдоль линии прибоя на невысокие сопки вдали. Платформа с тихим воем промчалась мимо, а Толл в два прыжка оказался на верхней плоскости модуля, активируя электронный прицел «Уэзерби». Мощная электроника приблизила происходящее так, словно гурянин стоял совсем рядом с «Тортойс Фокс 4». Вернее тем, что осталось от черепахи. Мощный взрыв буквально разорвал ее надвое, отбросив одну из половин далеко в жижу водоема. Оставшаяся половина упершись в скалу раскрылась, словно цветок с опаленными лепестками из черного кевларопласта. А из-за клубов черного дыма появилась тупорылая морда бронетранспортера. В центральной части «носа» выступала невысокая башенка с подобием рада узких бронестекол. Сверху по бокам бронетранспортера возвышались две одинаковые крупные полусферы башен. Башни эти тревожно топорщились причудливыми конструкциями, не оставляющими однако сомнений в предназначенности к стрельбе. Все это было чужим, однако понятным. Это, казалось даже развеселило Хаттара, потому, что недобрая усмешка исказила его лицо. Добавив кратности прицелу, гурянин скорее почувствовал, чем увидел водителя за толстым бронестеклом. Поудобнее усевшись на одну ногу он плотно зажал карабин в своих руках, опершись локтем в колено. Демпфирующий башмак, подогнанный под хозяина, плотно прилег к нижнему правому плечу. Успокаивая дыхание, Толл выбрал свободный ход, и, когда рекомендуемая определителем дальности и силы ветра риска наехала на цель, мягко дожал курок. Выстрел был такой силы, что Хаттару, как всегда, на миг показалось, будто сам воздух между ним и целью материализовался, создавая жесткий стержень. И стержень этот, мгновенно расширившись, страшно ударил в обе стороны. Откатный ствол и демпфер смягчили удар, а гурянская масса позволила остаться на ногах. И вот уже нет никакой связи, и если не навести прицел вновь, кажется, что ничего и не было. А на самом деле в момент выстрела титановый заряд в оболочке из «скользкой» керамики со скоростью около пяти тысяч метров в секунду вырвался из ствола, устремляясь к своей цели. Толл вновь навел прицел как раз вовремя, чтобы заметить, как, клюнув носом, бронетранспортер вильнул вбок, сдвинув бортом остатки Черепахи и выбив углом сноп искр из скальной стены. Затем он замер пару раз качнувшись взад вперед. Гурянин не сомневался, что не промахнулся. Реакция противника была похвально быстра – башни открыли огонь. Конструкции на полусферах на долю секунды озарялись призрачным светом, а в следующее мгновение между ними и точкой прицеливания возникало подобие огромного дугового разряда. Каждый залп сопровождался негромким треском и похожим на выстрел хлопком. Начав обстрел с ближайших выступов и кочек, башни переключались на все более отдаленные цели. Второй бронетранспортер, оставшись за пеленой дыма, выползать на линию огня не спешил. Хаттар плавно навел прицел на пустую глазницу водительской башенки и вновь нажал на спуск. На прямое попадание он, конечно, не надеялся, но порой летящая в замкнутом пространстве пуля может творить чудеса. Да и психологическое воздействие, которое она оказывает, мечась в утробе бронетранспортера, довольно велико. Огонь башен смолк на несколько секунд, но затем возобновился вновь. Первый же выстрел попал в модуль, осыпав окрестности крошкой из обшивки и сбросив гурянина на землю. Толл, успев сгруппироваться, удачно приземлился на ноги и, откатившись в сторону, вновь вскинул карабин. На этот раз он целился быстрее, но не промахнулся, отправив очередную пулю вслед за остальными. Башни опять замолкли, однако гурянин не стал ждать продолжения, а, под прикрытием дыма от разгорающегося после попадания модуля, запрыгнул на скутер. Развернувшись, он устремился туда, где давно уже скрылась ведомая Лаем грузовая платформа.

* * *

Противный мелкий дождь сыпал с раннего утра и, похоже, не собирался останавливаться. Промозглый ветер швырял капли дождя в лицо, с каждым порывом меняя направление и делая бесполезными зонты. Если же учесть, что температура воздуха не превышала семи градусов по Цельсию, а начальство подкинуло перед выходом на пенсию неспокойное и опасное дело, можно было без труда понять, почему настроение у капитана Софтли было подстать погоде.

– Чертова погода, – ветер швырнул ему в глаза очередную порцию крупной водяной пыли и Гунар ладонью вытер лицо, – Чертова планета.

Вообще-то ему всегда нравилась Потайя. Она была из тех немногих небольших планет, на которых ничего искусственно не изменялось в климате. Она сразу была пригодна для жизни и, потому, теперь дарила находящимся на ней редкую возможность чувствовать все прелести и невзгоды «живой» погоды. Софтли, кутаясь в короткий плащ, шел по тихой в этот утренний час пешеходной улице, направляясь к излюбленному кабачку с непонятным названием «Зинзана». Весь отделанный настоящим деревом, он дышал уютом и теплом. Правда, хозяину пришлось в свое время заплатить огромные штрафы, но зато теперь у него не было недостатка в постоянных, ценящих этот старомодный уют, клиентах. Гунар наконец добрался до скромно оформленных деревянных дверей и, привычным движением отжав косички, ввалился внутрь. Стоящий за стойкой толстый бармен с черной всклокоченной шевелюрой и короткой лопатообразной бородой приветливо кивнул ему словно старому знакомому.

– Амиго! Неважно выглядишь. Надеюсь, это просто погода испортила тебе настроение?

– Спасибо, Буч. Погода действительно не подарок, – Софтли уселся за двухместный столик поближе к искусственному, но источающему приятное тепло камину, – Сообрази мне какой-нибудь завтрак. И сделай кружку горячего пунша, погреться. Что-то у меня сегодня кости ноют.

Капитан бросил взгляд на коммуникатор сверяясь со временем, и в тот же миг двери чуть слышно скрипнули, пропуская огромную человеческую фигуру.

– Здравствуй, Майкл, – Гунар помахал вошедшему рукой, – По тебе, как всегда, можно часы сверять.

Махнув в ответ, Стингрей снял свой любимый псевдокожанный длинный плащ и бросил его сушиться на рога вешалки.

– Мне то же самое, что он заказал, – кивнул он бармену, подсаживаясь к капитану, – Неважно выглядишь. Ты что, не выспался?

– Похоже, ты сговорился с Бучем, – Софтли вытащил из пачки легкую сигарету «Бонд», но прикуривать не спешил, – Хотя тебе не понять. Ты полон сил и планов на будущее. У тебя красивая, молодая жена. Тебя ждет хорошая карьера. А я … Я просто сильно устал.

Бармен, на мгновение появившись, поставил на стол две глиняные кружки с горячим пуншем и вновь исчез за стойкой.

– У-у-у. Да тебе и правда пора на списание, – Майкл нахмурившись посмотрел в глаза Гунару, – И взгляд у тебя тусклый. Слушай, а ты не пробовал застрелиться? Расслабься. Я хотел встретиться с тобой как раз для того, чтобы сказать, что у тебя вновь большие неприятности. Разве ты не рад, старый пес? Ты вспоминаешь, в каком кармане лежит зажигалка?

– Я хочу бросить курить. Хотя, глупости все это, – Софтли поднес дрожащий огонек к кончику сигареты и выпустил струйку ароматного дыма, – А про неприятности я догадался, когда мне сегодня утром сообщили, что ты будешь курировать эту операцию. Одно меня радует – с меня спрос меньше.

– Ну что ж, я рад, что ты рад ….

Бармен появился вновь, поставив перед каждым по большой порции яичницы с беконом, блюдо с луковым хлебом и по чашке ароматного ригельского кофе.

– Приятного аппетита, амигос!

– Буч делает превосходный пунш. Но, сколько я не пытался выведать его ингредиенты, он не выдает своей тайны, – Софтли поднял кружку с горячим напитком.

– Что вы, амиго. Я не изобрел ничего нового. Те же ром, вода, чай, сахар да лимон, как и у других. Чуть-чуть корицы, гвоздики и шафрана, – бармен расплылся в довольной улыбке, польщенный похвалой своего постоянного клиента, – А если я вам расскажу все свои маленькие секреты, вы, того и гляди, перестанете ко мне захаживать. Кстати, амиго, не желаете ли в такую погоду горячего молока с ромом?

– Благодарю, Буч. Я лучше отведаю вашего пунша, – Майкл глотнул ароматный напиток, почувствовав, как приятное тепло растекается в животе. Радушный хозяин «Зинзаны», стараясь не показаться навязчивым, снова исчез за стойкой.

– Теперь о главном, – Стингрей с аппетитом набросился на завтрак, продолжая разговор, – Наши спецы, работающие на местах в провинции Трион, либо дезинформированы, либо, что более вероятно куплены. Отзывать их сейчас бессмысленно. От имперской канцелярии была направлена вербальная нота на имя наместника Триона. Ответ получен вчера вечером. Они ничего не знают и не представляют возможности незаконной деятельности на территории провинции. Пообещали создать следственную комиссию и провести тщательное расследование. И на это расследование просят у центра два квартала времени.

– Я примерно такое развитие событий и предполагал, – Гунар затушил докуренную сигарету, и теперь вяло ковырялся в своей тарелке, – Мы по другим делам пересекались со службами Триона. Они если не мешают, то уж точно не помогают работе. Странно, что наверху не замечали, что Трион давно слишком самостоятелен.

– Это сложный вопрос. Во многом этого требовали экономические интересы. Возможно и чьи-то личные экономические интересы. Именно из-за этого эта провинция словно государство в государстве. Да и подмазаны, наверное, все кто нужно. Потому и молчат. Но это пока не наше дело. Этих крыс рассмотрим потом. А вот то, что вчерашний ответ скорее подтвердил подозрения, чем рассеял их, было однозначно озвучено практически сразу после получения. Сверху спущена команда, направить небольшую группу для проверки некоторых данных. Чтобы до времени не показывать свое отношение к этой ситуации, решено, что эта группа будет сформирована из вашего Отдела Разведки и Контрразведки, а мы от ЛСБИ будем только курировать операцию.

– Понятно. Раз уж мы все равно собрали группу для проработки этого направления, вы решили не дублировать действия, а согласиться с нашим вариантом.

– Точно. Зачем выполнять лишнюю работу и лезть со своим уставом в чужой монастырь, – Стингрей, разделавшись с яичницей, тщательно вычистил тарелку хлебом и теперь наслаждался крепким кофе.

– А не эффективнее ли набрать команду из Специального Боевого Отдела? – Софтли, окончательно потеряв аппетит, отодвинул тарелку и потянулся за очередной сигаретой, – Старина Челтон любит с тобой на прогулки ходить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное