Олег Маркелов.

Имперская мозаика

(страница 1 из 36)

скачать книгу бесплатно

Система появилась внезапно, словно невидимый выключатель включил «картинку». Глупая фраза – «система появилась внезапно». Красная звезда с развитой системой из двух десятков планет. Выйдя из очередного пространственного прыжка НИС «Колумб» оказался в верхних слоях атмосферы планеты, которой здесь быть не могло. Ничто не могло спасти «Колумба» от гибели. Искусственный интеллект корабля сделал все возможное для спасения находящегося на борту экипажа, вернее то немногое, что еще можно было сделать. Избежать падения было невозможно, поэтому он выстрелил на высокую орбиту аварийный буй и выпустил в направлении «дома» веер информационных лучей с координатами и сигналом бедствия. Падая на планету корабль, просчитывал возможные траектории падения с минимальными потерями, пытаясь хоть как-то управлять аварийными разовыми двигателями. В связи с наличием на борту экипажа основные энергетические установки были заглушены, чтобы не допустить их взрыва при падении. Вломившись в плотные слои атмосферы, НИС загорелся и начал отстрел модулей с оборудованием и контейнеров с запасами жизнеобеспечения. А так, как значительно сгладить крутую траекторию не удалось, отстрел проходил с большой интенсивностью, и корабль напоминал свечу бенгальского огня. Такая методика аварийной посадки, вернее гибели корабля с попыткой спасения экипажа, позволяла избежать максимальных разрушений в эпицентре падения большей части грузов, хоть и разбрасывала их на значительное удаление. Когда точка касания интеллектом была вычислена, он отстрелил последнюю партию, в которую входил герметичный модуль с анабиозными камерами экипажа и автономной системой жизнеобеспечения, контейнер с малыми транспортными средствами ближнего радиуса действия, а также обойма микроскопических зондов биологической разведки. Обойма взорвалась, накрывая несколько квадратных километров сетью активировавшихся зондов, которые немедленно начали передачу данных командному устройству опускающегося модуля с экипажем. Задачей микрозондов являлся сбор максимального количества данных о земле, воде и атмосфере, если таковые оказывались в квадрате приземления «жилого» модуля. Через несколько секунд интеллект «Колумба» отключился – все возможное для спасения экипажа было сделано, а у недействующих систем чуть больше шансов в такой безвыходной ситуации. Корабль пылающим метеоритом, с воем разрывая местный воздух, пронесся еще несколько десятков километров, прежде чем рухнуть, сметая все на своем пути. К сожалению, жизнь не сказка, в которой все хорошо кончается. Еще разбрасывая модули «Колумб» миновал край огромной ровной поверхности, напоминающей море, и успел отстрелить «жилой» модуль над подобием прибрежного плато. Поэтому сам он упал в причудливое нагромождение скальных пиков, подняв фонтан каменных брызг. Огненный пузырь гигантского взрыва поглотил его, вплавляя останки в ставший мгновенно жидким камень.

* * *

– Это тут, – Борен кивком головы показал на гигантский комплекс зданий, словно вырезанных из цельного куска черного полированного композита.

Все девять существ, едущих с ним в массивном черном гравитолете с непрозрачными стеклами, повернулись в указанную сторону. Говоривший относился к расе гурян. Своим строением гуряне походили на людей, но в то же время имели некоторые серьезные отличия. Рост взрослых гурян колебался в пределах двух – двух с половиной метров. Встречались особенно большие мужчины, достигающие почти трех метров или невысокие женщины, не достигающие двух. Вес мужчин в среднем доходил до ста пятидесяти килограмм. Женщины весили меньше, и пропорциями походили на развитых спортивных женщин у людей. Гуряне были двуноги и строение ног почти в точности совпадало с людским, если не считать их четырехпалость. Принципиально серьезные отличия начинались выше – в районе плечевого пояса. Они обладали торсом более массивным чем человеческий, а плечи имели сложное костное строение. Это объяснялось наличием у них двух пар рук расположенных одна над другой. Кроме того, нижние плечевые суставы были сильно смещены назад. Именно из-за этого гурянин, стоящий с опущенными вдоль корпуса руками, с первого взгляда воспринимался как крупный человек. Конечно, если не обращать внимания на голову. Тут отличия от человеческой расы вновь становилось очевидным. У мужчин голова покоилась на массивных плечах, практически лишенная шеи. Женщины же могли похвастать длинной и стройной шеей. Сама голова у разных полов почти не отличалась, если не считать более грубые и массивные черты у мужчин. Головы покрывала гладкая плотная кожа, и лишь на самой макушке начинался гребень идущий по затылку до точки между верхними лопатками. Он состоял из постоянно растущих хитиновых трубочек, биологически призванных улучшить теплоотдачу головы в жарком климате Гура. Теперь же они служили таким же украшением, как волосы у людей. Мощная лобная кость имела резко очерченные надбровные дуги без бровей. Почти от гребня начиналась идущая через весь лоб носовая пластина. Сначала еле заметная, она спускалась по лбу и лицу, превращаясь в крепкую широкую переносицу, оканчивающуюся кожной складкой с мышечным клапаном. Сразу под складкой носа, чуть выдаваясь вперед, располагались челюсти. Нижняя, довольно массивная, завершалась столь же мощным и резко очерченным, как и лобная кость, подбородком. Узкие, но пластичные губы скрывали три ряда довольно острых пластин, с успехом заменяющих зубы. Гуряне и люди очень походили друг на друга своими поступками, чаяниями и мотивами. Поэтому процесс натурализации прошел для гурян довольно легко в отличие от тех же тьяйерцев, которые хоть юридически и уравнялись в правах с другими подданными Империи, но таким вживанием похвастать не могли. Близость анатомического строения и агрессивная своеобразная красота гурян привели не только к терпимости и пониманию в новом общем мире, но, даже, к появлению смешанных пар. Эти пары вскоре перестали даже вызывать интерес окружающих, обрекая, правда, себя на жизнь без естественного потомства.

– Дажд точен как никогда, – ухмыльнулся сидящий рядом худой, светловолосый человек с кожей цвета эбонита и окруженными сетью морщин, как у живущих под ярким солнцем, пронзительно голубыми глазами, – Сказать «это тут» указывая на такой домик все равно, что сказать о потерявшемся корабле, просто указав на небо.

– Если бы было точно известно, где они находятся, такую толпу не отправили бы, – Борен окинул взглядом всю команду, – И, хорош плакать, а то сопли потекут.

Из десяти существ, подъезжающих к деловому центру в черном гравитолете, только трое были рожденными, облаченными в гражданскую одежду. Остальные семеро являлись киборгами, одетыми в черные легкие боевые костюмы Службы Имперской Безопасности для действий в городских условиях. Легкая пластиковая броня, одетая поверх обычной повседневной формы, закрывала только корпус и суставы, тем самым, оставляя бойцам максимальную подвижность. Компактные шлемы помимо защиты головы, благодаря системе запоминания и ведения целей позволяли работать в местах большого скопления народа, помогая идентифицировать и отслеживать перемещение объектов. Арсенал, несмотря на легкость и компактность обладал достаточной разнообразностью для того, чтобы «забрать» практически любую цель. Пневматические многозарядные автоматические пистолеты «Слайт Винд» концерна «Эр Армс», стоящие на вооружении городской полиции Империи вели огонь иглами-капсулами со сложным химическим соединением. Этот состав создали биологи как универсальное седативное средство, действующее в той или иной мере на все входящие в Империю расы и не дающие при этом серьезных последствий. Четырехзарядные одноразовые сетевые пушки «Спайдэр», сконструированные когда-то для нужд исследователей и колонистов, но получившие неожиданную популярность у спецслужб, армии, полиции и тех, на кого все они охотились. При выстреле, эффективном лишь на близком расстоянии, выплевывалась сверхтонкая сеть-путанка, мгновенно оплетающая жертву. Плетение сети было таково, что чем сильнее пыталась жертва высвободиться из плена, тем сильнее сжималась сеть. Завершали наборы вооружения обычные длинные дубинки – шокеры. Таким образом, и эти семеро из команды выглядели не опаснее обычных стражей порядка или сотрудников коммерческих служб безопасности, а, следовательно, излишне не бросались в глаза.

– В принципе, нас не интересует весь комплекс, – подал голос третий рожденный, – Здесь расположены различные представительства, агентства и миссии коммерческих компаний.

Говорящий был человеком уже не молодым, среднего роста, плотного телосложения, с крупными чертами лица на большой голове с залысинами. Седые волосы, стянутые на затылке в две короткие тугие косы, еще больше подчеркивали грубость лица с почти бесцветными глазами.

– Мы с аналитиками перелопатили всю информацию по комплексу и выяснили, что все старые арендаторы проходили жесточайшую проверку после случая с Реалом. Позднее зарегистрировано только одно представительство. Это представительство отделения корпорации И-Эм-Ай Индастриз занимающегося исследованиями и производством в области искусственных пищевых продуктов. Отделение, как и вся корпорация ни в чем предосудительном замечены не были, но есть кое какие белые пятна в их деятельности. Это в основном области финансирования и неоправданно излишних вложений в достаточно простые проекты и принципиально отработанные технологии. Никаких доказательств нет, но аналитики считают, что это не просчет и не уклонение от налогов. Поэтому И-Эм-Ай Индастриз наш первый претендент на шмон.

– Дай бог, чтобы аналитики и ты, Гунар не ошиблись. А то я как представлю, что нам придется потрошить весь этот муравейник вдесятером, у меня изжога начинается, – темнокожий, задрав голову, смотрел на нависшую над ними громаду комплекса.

– Да ты не торопись, Занг, побереги желудочный сок, – тот, кого назвали Гунаром, провел широкой ладонью по волосам, словно проверяя на месте ли еще косички, – Не будет в этой конторе, вызовем подкрепление. Майор Фош заверил, что подкинет своих питомцев из Специального Боевого Отдела. Он говорит, что в этом деле даже ребята из ЛСБИ засветились.

– Личная Служба Безопасности Императора? А им-то что здесь делать? – Занг Роуч Арго изумленно уставился на Гунара Софтли.

– А им везде и до всего есть дело. Ладно, девочки, хватит болтать, – гравитолет, скользя уже практически над стальным пандусом, замедлил ход и капитан Софтли, руководящий группой, отбросил дружеский тон и подобрался, – Давай к самому входу, нам рано проходить маршем. Всем внимание. Входим в центральный вестибюль партиями. Вы четверо берете под контроль выходы и сам зал. Вы трое по лестницам на третий этаж, накрываете террасы третьего и второго этажей выходящие в центральный зал. Мы с лейтенантом Арго идем на второй этаж в офис И-Эм-Ай Индастриз. Сержант Борен, не заходя внутрь, блокирует входную дверь за нами. Всем активировать маячки и сохранять радиомолчание до особой необходимости. Ну, во славу всем богам, поехали.

* * *

Солнечный зайчик, добравшись до кровати, скользнул по груди и остановился на его лице, лаская кожу волнами тепла. Амос Мердок проснулся, сладко потянувшись, соскочил с кровати и, шлепая босыми ногами по прохладному полу, подошел к окну. За бронестеклом расстилалась, насколько хватало глаз, пустыня из стекла, стали, бетона и композитов. Несмотря на кажущуюся безжизненность, она восхищала своим величием, особенно ощутимым на фоне сини безоблачного неба. Громадные небоскребы вздымались над замысловатыми переплетениями скоростных магистралей и бегущих дорожек, облаченных в рукава тонированного стекла. А над всем этим, словно песчинки на ветру, струились потоки гравитолетов. Даже не верилось, что когда-то на этой планете, названной гурянами Аграндой, не было ничего, кроме раскаленного песка и безжалостного света звезды Тали. Но прошли века и потянулись к Тали небоскребы, покрытые, словно хамелеоны бронестеклами с изменяющейся светопропускающей способностью. Трубы дорог, совершенно прозрачные ночью, к полудню становились зеркальными, спасая путников от палящих лучей. Мириады климатических установок наполнили артерии города живительной прохладой. Агранда ожила.

Утреннее солнце поднялось уже довольно высоко, и Мердок подумал, что у него осталось, не так уж и много времени. Ровно в 20 часов по единому Имперскому Времени, или около полудня по местному он должен быть в центральном офисе компании «Галилео» для встречи со своим возможным работодателем. Работодателя надо любить и уважать всегда, а когда агент, отправляющий на коммуникатор предложение, говорит о фантастической оплате, тем более. Тревожила только одна мысль – фантастическую оплату приходится отрабатывать таким трудом и риском, что она перестает казаться такой фантастической и заманчивой. Как говорится – бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

Раздался мелодичный сигнал, которым коммуникатор извещал об исходе очередного часа. Эти компактные приборы, изготовленные чаще всего в форме массивных браслетов, заменили собой часы, телефон, микрокомпьютер, и много еще бог знает каких приборов, объединив в себе все их нужные качества. Их процессор, опирающийся на решения четвертого поколения технологий «Блютус» был тем мощнее, чем больше коммуникаторов собиралось в одном месте. Таким образом, к примеру, на территории городов коммуникаторы, объединяясь со многими другими понимающими их устройствами, представляли собой уже скорее могущественный искусственный интеллект, способный решать любые задачи, чем простое устройство для коммуникации.

Амос, быстро приняв душ и проглотив что-то из холодильника, поспешил покинуть номер. Он давно хотел побывать в промышленной столице Империи, но случай никак не попадался. Теперь возможность представилась, и Мердок не собирался ее упускать. До самой встречи он колесил по городу, рассматривая и изучая, но время вышло, и он без сожаления направился к офису «Галилео». Город разочаровал. Он был грязен и жесток под сверкающими доспехами из стекла, которые вызвали такой восторг при взгляде из окна. Грязен не столько физически, сколько пониманием ничтожности отдельных существ, их душ и стремлений, перед могуществом денег и главенством деловых интересов. Он излучал холодное безразличие к тем, кем питался, и Амос понял, если обстоятельства не заставят, он никогда больше не вернется в этот город не имеющий души.

* * *

– Кто-нибудь понимает, что произошло? – оправившись от первого шока Ната Снайпс не нашла ничего более умного, чем обратиться с этим глупым вопросом в говорящую голосами коллег темноту. Минуту назад анабиозная камера грубо выплюнула ее, не дав отойти от длительного бездействия, не предложив бодрящий душ и информационный пакет о состоянии корабля. Вокруг была тьма и жуткий гнилостный запах, и только по звукам движения и зазвучавшим голосам Ната поняла, что это уже не вязкий послеанабиозный сон.

– Пытаюсь запустить аварийное энергопитание, – глухо долетел до нее хриплый голос техника Гадди Мали, – Не могу освободить пульт. Эй, Лай, ты жив?

– Скорее нет, чем да, – по голосу гурянина Майти чувствовалось, что ему крепко досталось, – Чем это так воняет?

– Не знаю, я уже поблевал. Слушай, я без твоей помощи не справлюсь, – Мали чем-то скрежетал, но видимо небольшой вес тьяйерца не позволял справиться с проблемой. Тьяйерцы были вообще необычными созданиями, подобных которым никакая раса, входившая в состав Империи, еще не встречала. Их даже нельзя было однозначно определить как класс. Своим строением и составом больше походя на насекомых, они имели отдельные признаки хладнокровных, а некоторые их свойства были просто уникальны. Они размножались, откладывая подобие яиц в плотной кожистой оболочке. Температура их тел прямо зависела от окружающей среды. Они могли впадать в естественный анабиозный сон и долгое время обходиться без пищи и воды. Покрывающие их пластины хитина образовывали единую силовую оболочку. Они были поистине всеядны. А главное, они обладали способностью к естественной регенерации. Внешне тьяйерцы походили на огромных, в рост среднего человека, богомолов. С той, правда, разницей, что, в отличие от тех же гурян, имели столько же конечностей, сколько и люди. И самое неприятное для многих людей было то, что эти существа были прямоходящими. По птичьи сгибающиеся назад сухие, словно у кузнечика, ноги заканчивались массивной шестипалой ступней. Причем пальцы эти были направлены в разные стороны по кругу и при отрыве ступни от земли сжимались, словно бутон неведомого цветка. Тело без половых признаков было наклонено вперед и уравновешивалось коротким, но массивным хвостом. Подобие рук с двумя локтевыми суставами в обычном положении прижимались к узкой груди. Однако, в отличие от обычных насекомых, эти руки были вооружены превосходными, также шестипалыми кистями, с хорошо развитыми длинными суставчатыми пальцами. Голова на тонкой шее однозначно принадлежала насекомому. Большие многосекторные глаза, рот с четырьмя автономными подвижными челюстями, гладкая хитиновая оболочка, все это с первой встречи вселило в души многих людей стойкую антипатию. Именно эта антипатия не позволяла зачастую тьяйерцам стать полноценными членами общества. Дело усугублялось врожденной осторожностью и сильнейшим инстинктом самосохранения, которые людьми и гурянами часто воспринимались как трусость. Но часто те, кому довелось познакомиться с представителями расы тьяйерцев более близко, в корне меняли свое мнение.

Несколько минут не было слышно ничего, кроме ругательств Гадди и напряженного сопения пробравшегося к нему гурянина. Затем, наконец, вспыхнул тусклый красный свет аварийного освещения. Представшая взорам оставшихся в живых картина ужасала. Все, что могло оторваться, было сорвано. Кругом свисали лопнувшие куски внутренней обшивки и жилы проводки.

– Мы на поверхности планеты, – Лай, пробравшись к аварийному пульту управления, пытался его реанимировать, – Чем же так воняет?

– Ты с ума сошел? – Снайпс спотыкаясь, перемещалась вдоль анабиозных камер в поисках выживших. Экипаж «Колумба» состоял из шести членов: капитан корабля и первый пилот по совместительству – дакхарр Гахгрн, второй пилот и специалист по всему самодвижущемуся оборудованию – гурянин Лай Майти, техник и специалист по связи – тьяйерец Гадди Мали, биолог – человек Ната Снайпс, специалист по безопасности и выживанию – гурянин Толл Хаттар и психолог, специалист по контактам – дакхарр Рангх. Ната слышала и видела в тусклом свете только двоих, однако оставалась надежда, что остальные без сознаний или, к примеру, в плену заклинивших камер.

– Я не сошел с ума. Камеры деактивировались аварийно, центр притяжения в другой стороне, нежели искусственный корабельный, а сила тяжести заметно выше. А черт, – Майти отдернул руки от выбросившего сноп искр пульта, – Обзора не будет. Надеюсь, хоть информацию с зондов сможем прочитать.

Снайпс, тем временем, добралась до анабиозной камеры капитана. То, что она увидела, заглянув в камеру, заставило ее отшатнуться. Острая каменная пика, прошив корпус «жилого» модуля и стенку камеры практически разорвала огромное тело дакхарра.

– Я не могу оживить эту железяку, – Лай в сердцах грохнут по корпусу терминала кулаком, – Что у тебя, Ната?

– Капитан погиб, мы возможно тоже, – женщина не могла сдержать слез, потеряв в лице капитана настоящего друга, – Это запах местного воздуха и он уже внутри нас.

– Но мы-то еще живы, – гурянин бросил бесполезную возню с аварийным пультом управления и пробирался к другим анабиозным камерам, – Много разрушений. Дай бог, чтобы еще кто-нибудь выжил.

– Рангх тоже погиб, – биолог выбралась из камеры второго дакхарра, – Перегрузки при падении оказались для него слишком велики.

– Эй, скорее сюда, – сухой и нескладный, словно богомол Мали склонился над каким-то завалом у анабиозной камеры Хаттара. Здесь обнаружился еще один пролом корпуса каменной пикой, сорвавшей с креплений стойку с оборудованием. Из-под этой тяжелой стойки и торчали ноги заваленного гурянина. Майти, нагнувшись, обхватил стойку своими четырьмя руками и, изо всех сил рванув спиной и ногами, сумел приподнять ее.

– Тяните, не могу больше, – хрипел он, однако Ната и Гадди и без того уже старались во всю. Видимо страх за своего товарища придал им сил, и они с криками смогли вытащить тяжелое тело из-под завала. В следующую секунду, отдав борьбе, остатки энергии, все трое рухнули на пол, пытаясь отдышаться. Тьяйерец отполз в сторону, где его опять вырвало. Снайпс, присев около Хаттара, пыталась оказать помощь выжившему гурянину.

– Как он? – едва переведя дыхание, спросил Лай.

– Не вижу ничего опасного. Несколько ребер сломаны. Есть ушибы. Но для вас такие травмы жизни не угрожают. Думаю, он сильно ударился головой, поэтому сейчас без сознания. Надеюсь, с ним все будет хорошо.

– Надеюсь, с нами со всеми все будет хорошо, – подал голос поднявшийся, наконец, Мали.

* * *

Заход в здание прошел как по нотам. Команда киборгов, контролируемая сержантом Бореном, четко рассредоточилась по заданным точкам, не привлекши, казалось, ничьего внимания. Дажд, убедившись, что все на местах, метнулся вслед за Софтли и Арго, поднимающимися на второй этаж по пожарной лестнице. Двери «И-Эм-Ай Индастриз» располагались в самом конце длинного коридора. Сержант молча шагнул в угол, разворачиваясь спиной к стене и вытаскивая, из-под легкой куртки спортивного покроя, армейский энергетический «Мак Файр 3000». В такой позиции он просматривал весь коридор, а сам оставался в слепой зоне для тех кто, несмотря на Софтли и Арго, мог выйти из дверей «И-Эм-Ай Индастриз». Капитан и лейтенант так же молча шагнули в приветливо распахнувшиеся двери. Зазвучала тихая мелодичная музыка, развлекая вошедших и предупреждая хозяев о посетителях. Встречающие появились почти мгновенно. Это была элегантная пара людей. Мужчина и женщина в дорогих деловых костюмах одинакового темно-синего цвета и с одинаково приветливыми улыбками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное