Олег Маркелов.

Адекватность

(страница 3 из 32)

скачать книгу бесплатно

Волосы, словно светящийся ореол колыхались на ветру. Соя уже не бежала, а стояла перед Стингреем, внимательно и грустно глядя в глаза.

– Почитай мне стихи.

– Я не умею, любимая.

– Почитай. Тебе подскажет ветер. Он очень печален сегодня.

– Ты плачешь? – спросил Майкл, заметив хрусталинку слезы, скользнувшую по ее щеке.

– Я счастлива. Я давно мечтала. Ты действительно хочешь этого? Он будет похож на тебя. Ты меня не оставишь?

– Что ты говоришь такое?

– Не оставляй меня, – слова зазвенели страхом, – Не оставляй….

Порыв ветра, налетевшего из-за спины девушки, швырнул пряди ее волос ему в лицо. Он инстинктивно зажмурился, а когда открыл глаза, ее уже не было. Только черный песок, да низкое тревожное небо с несущимися тяжелыми облаками.

– Соя! – позвал Майкл, стараясь не поддаться полыхнувшей в груди панике, – Соя!

Ветер запел тоскливо, играясь на гребнях невысоких черных барханов. Калейдоскоп облаков кружился все быстрее.

– Соя! Соя! – теперь он уже кричал, не стесняясь своего страха и мечась по хрустящему песку, – Соя!

– Да что же это? – пожалела медсестра, сочувственно положив ладонь на голову пациента, и он, словно ожидая этого сигнала из реального мира, проснулся.

– Только не включайте опять этот чертов аппарат! – не попросил, а потребовал он.

– Я сделаю так, как решит интеллект, – ответила женщина.

Она посмотрела в глаза пациенту, и ей показалось, словно в них плескалось темное море тоски или страха.

– Скажите мне, где Соя, – теперь уже просил Майкл, помня прошлую неудачу.

– Я не знаю. Впрочем, я вижу, что у вас первый посетитель, – пояснила она, кивком указывая на монитор терминала, – Возможно, он и сумеет вам что-то рассказать. Как ни странно, но к вам сейчас придет старший администратор нашего госпиталя.

И не успел Стингрей полностью отойти ото сна, как на пороге палаты появился невысокий коренастый гурянин в форме и с бейджем старшего администратора. В руках он держал небольшой пухлый пакет.

– Как вы себя чувствуете? – вместо приветствия спросил он, даже не улыбнувшись, – Хотя, я и сам по параметрам вижу, что не очень.

– Зачем тогда спрашиваете, если и без того все видите? – спросил Стингрей, совершенно не нуждаясь ни в ответе, ни в продолжении беседы о самочувствии.

– Простите, господин Стингрей. Я вовсе не желаю вам надоедать.

– Это вы меня простите, – поднял в примирительном жесте руки Майкл, – Я немного вспылил. Здесь никто не может ответить на мои самые простые вопросы.

– Я пришел именно для этого, – тихо молвил администратор, не поднимая глаз, – У меня информация о вашей супруге.

– Что? Где она? – спросил с тревогой Стингрей.

– Мои соболезнования, сэр.

– Что вы такое говорите?

– Это ее вещи, которые были при ней, – говоря, гурянин протянул человеку пакет, который держал в руках, – Здесь немногое. Но, тем не менее, мы обязаны передать их вам, как единственному родственнику.

Майкл не мог произнести больше ни слова, словно впав в ступор.

Гурянин, помедлив несколько секунд, осторожно положил пакет на койку рядом с замершим больным. Выждав еще минуту, он так же молча вышел прочь, оставляя человека один на один с обрушившимся на него известием.

* * *

Голова раскалывалась так, словно ее использовали вместо груши. Дан открыл глаза и его сразу же вырвало. Конвульсивное движение вызвало боль во всем теле, придавленном тяжестью гравитационных кандалов. Реззер, стараясь не делать лишних движений, поднялся на четвереньки, но, почувствовав, как окружающий мир вновь поплыл перед глазами, сел, опершись на оказавшуюся рядом стенку. В камере было темно, но крошечные размеры в пять человеческих шагов позволяли и в свете красной лапочки-диода над входом увидеть противоположную стенку. Камера была чиста, если не считать того, что натворил сам Дан, облевав половину комнатки. В ней не было никакой мебели, никаких предметов или оборудования – только гладкие стены, стальная сетка пола и такой же сетчатый потолок. В шаге от себя Дан заметил едва заметную трещину двери и дотянувшись забарабанил по ней кулаком.

– Эй, открывайте, сучье отродье! Открывайте, или я разнесу все к чертовой…, – он не сумел даже закончить фразу, потому, что желудок вновь предательски прыгнул к горлу, выталкивая из себя только горечь желчи. Однако вопль был услышан, и реакция оказалась почти мгновенной. Невидимые в полутьме крошечные сопла, утопленные в обшивке стен, коротко выдохнули заряд газа, и Реззер, словно подкошенный завалившись на бок, провалился в небытие.

* * *

– Слышал новость? Наш улей отзывают на пятую ремонтную, – спросил Сол, потрепав, лежащего у ног хозяина, айка и присаживаясь за столик завтракающего Пипа.

– Давно пора. Сегодня только пара десятков экипажей может вылететь, да и у тех птички на ладан дышат, – ответил Пип, с аппетитом расправляясь с искусственной яичницей с ветчиной, – Толку от нас, как от козла молока. Тем более два флота на подходе. У них-то силы свежие, пусть дадут и нам раны зализать. Только почему на Пятую? Это же вроде как база Службы Имперской Безопасности.

– Мне еще не доложили. Наверно новую технику дадут.

– Да ну?! Это было бы круто. Если нам, да еще сибовскую технику, мы этим ящерицам хвосты в пять секунд поотрываем.

– У них вроде нет хвостов, – усомнился киборг, подражая в разговоре эмоциям и интонациям человека.

– Сделаем, – заверил Пип, которому от мысли о возможности получить новую технику захотелось запрыгать, – Слушай, Сол, а вдруг там только по одному пилоту на птичку? Что без меня будешь делать? Хотя, я тебя к себе возьму, за Бартом присматривать.

– Мне иногда кажется, Маленький Пип, что у этого скорпиона-переростка мозгов больше чем у тебя. Хотя, это ты мне просто завидуешь. Тебе-то приходится для поддержания своего слабого тельца каждый день по несколько раз жрать всякое дерьмо, – усмехнулся Сол, кивком указывая на тарелку напарника.

Пип открыл рот, что бы ответить, но в этот момент помещения корабля-матки наполнились истошным визгом сигнала тревоги.

– А, чтоб им пусто было! Сволочи! Пожрать спокойно не дадут, – зашипел Пип, зло швыряя вилку и вскакивая, спотыкаясь об айка, – Чего разлегся? Не слышишь разве? А ну бегом!

Айк вскочил, изумленно клацнув челюстью. Ему снился вкусный сон. Хозяин, вместе с Солом, уже выскочил в коридор и айк, помня свои обязанности талисмана, со всех ног бросился за ним.

* * *

– Ну, вот и все. Как будто только что с конвейера, – улыбнулся хирург, вспомнив истерику больного после операции, – Надеюсь, наш киборг освоился с новыми глазами?

– Да доктор, спасибо, – ответил Лакаскад, уже привыкший, что, после того случая, его все в госпитале в шутку зовут киборгом.

– Вот и отлично. Собирайтесь. В приемной вас ждет новое направление и инструкции. А я вам желаю всего наилучшего и надеюсь, как врач с вами больше не увидеться.

Почти сразу, после ухода хирурга, дежурная сестра принесла новую форму. Других вещей у Барка не было, поэтому, одевшись, он сразу прошел в приемную.

– Как? Они не хотят вернуть меня в мою часть? – возмутился Томас, изучив предписание, после которого в нем смешались удивление, злость и обида, – Черт возьми! Чего они от меня еще хотят?! Я не собираюсь становиться подопытным кроликом.

Он хотел воевать с гранисянами. Хотел отомстить за Чагги и других парней, которые навсегда остались в пограничных провинциях. А вместо этого должен отправляться почти в центр Империи.

– Уж не хотят ли они сделать из меня штабную крысу или мирного труженика, – ругаясь, Лакаскад поплелся в зал отправления, решив для себя, что если понадобиться, он будет посылать прошения даже в Императорский Совет. До тех пор, пока его не признают годным для боевых действий. Он будет. Он сможет.

* * *

Огромный угловатый штурмовик медленно разворачивался, видимо ловя беззащитную цель в перекрестие прицела боевого сонара. Полыхающее вокруг пламя окрашивало все происходящее багровым цветом. Майкл видел неминуемую опасность, но тело словно налилось свинцом. Руки и ноги едва повиновались ему. С трудом он развернулся, встречаясь взглядом с Соей. Плещущийся в ее огромных глазах страх полоснул Стингрея, словно острый клинок. Спиной Майкл ощутил всплеск энергии сонара.

– Не-е-ет! – крича, он раскинул руки, словно надеясь защитить девушку от смертоносного залпа.

Визг выстрела разорвал багровый мир. Проснувшись, Майкл даже услышал свой собственный крик, метнувшийся по палате. Его била нервная дрожь, хотя он весь обливался потом. Тряся головой, Стингрей вскочил. Страшный сон был так реален, что Майкл все еще чувствовал жуткий залп смерти. Вокруг было темно и тихо. Лишь зажегся над изголовьем плафон, реагируя на поднявшегося пациента. Майкл лег обратно и, протянув руку, взял с тумбы пухлый конверт, принесенный администратором. До этой минуты он не решался заглянуть в него, словно надеясь, что это просто досадная ошибка и Соя вот-вот появится в его палате. Из разорвавшегося под напором его пальцев пакета появилась миниатюрная дамская сумочка, явившая на свет различные мелочи, которые оказались у Сои с собой. Коммуникатор, немного наличных, тонкая пластина электронной книжки. На этой книжке Стингрей невольно задержал движение изучающих вещи пальцев. Активируясь, экран открыл взору Майкла строки, которые последними были прочитаны в прошлое включение:

 
Ветер весенний мне шепчет – проснись.
Он дразнит меня ароматом весны
Кричит мне – Эй, друг, поскорей улыбнись!
Пора бы тебе позабыть твои сны.
 
 
Но в звоне капели твой смех узнаю
Весна хороша, но прекраснее ты
И если я вновь с ветром песнь запою,
Она про надежду из светлой мечты.
 
 
Пусть глупо все это, пусть не для меня,
Но имя хочу вновь и вновь повторять
Не плача и злую судьбу не кляня,
Все знают – чего не имеешь, того не терять
 
 
Мне не дано быть тем, кто на руках,
От всех опасностей тебя оберегая, несет,
Кто твой разгонит страх
И сможет растопить печали лед.
 
 
Кто, под уставшую головку подставляя
Плечо, вздохнуть боится лишний раз,
Кто…. Впрочем, для себя лишь оставляя
Свои мечты, иной продолжу сказ.
 
 
Я буду помнить, как смотрела
Ты на бутоны хрупких роз,
Как в миг ненастья ты теряла
С волшебных глаз кристаллы слез.
 

Дочитав до конца, Майкл вернулся в начало, к фамилии автора. Он уже предполагал, чью фамилию там увидит. Поэтому, нисколько не удивился, увидев знакомое имя – Хельгмар.

– Да. Сейчас ты попал почти в яблочко, – проворчал Майкл едва слышно, – Это дерьмо надо читать только когда совсем не все хорошо. А мне…. Есть очень подходящее. Как там…. Ах, вот. Мне не дано быть тем, кто на руках, от всех опасностей тебя оберегая, несет…. Мне не дано, любимая.

Стингрей отключил книжку и откинулся на койку. Тоска, щемящая и безжалостная, сдавила сердце. Он вдруг почувствовал, что вот-вот вырвутся из его глаз предательские слезы. Поэтому, перевернувшись на живот, он уткнулся лицом в подушку и постарался уснуть.

* * *

В очередной раз очнувшись, Дан с изумлением обнаружил, что в камере он уже не один. Не меньше двух десятков разумян, как показалось Реззеру, сидели и лежали сейчас в небольшой комнатке, площадью не больше пятнадцати метров.

– Это что, местная гостиница? – скрипя пересохшим горлом, спросил Реззер.

– Это загон для овец, которых везут на базар, – ответил сидящий рядом детина с грубым шрамом на шее.

– На базар? – переспросил Дан, присматриваясь к собеседнику и понимая, что он не шутит, – Кому в наше время могут понадобиться невольники?

– Тому, кто ведет много тяжелых работ или много воюет.

– Невольники не могут воевать. Они сдадутся в первом же бою, – усмехнулся недоверчиво Реззер.

– Да. Если только у них будет возможность сдаться, – усмешка соседа была скорее мимикой безысходного сарказма, – Мы не первые. У них все отработано.

– У кого у них? – поинтересовался Дан, ощущая, что все в его голове идет кругом.

– Увидишь, – коротко бросил детина, прикрывая глаза, что бы показать, что разговор окончен.

– Не боись. Выжить можно везде, – подал неожиданно голос сидящий с другой стороны гурянин, – Ты тоже пленный?

– Пленный? – медленно соображал Реззер, ошарашенный тем, что с ним сейчас происходило, – Нет. Меня захватили на улице.

– Так ты гражданский? – удивленно спросил гурянин.

– Ну да. А что, тут вокруг только военные?

– Ну, военные не военные, – рассуждал гурянин, – А я, к примеру, служил спокойно канониром у Расма на «Астоне». Это неплохой патрульный класса «Вульф».

– Что? Кто такой Расм? – спрашивая, Дан больше всего хотел бы сейчас проснуться.

– Странно, что ты не слышал, – разочарованно фыркнул гурянин, – Это один из самых крутых капитанов среди Свободных. Неужто ты ничего о нем не слышал?

– Ты не поверишь, ни разу, – покачал головой Реззер, – И как же ты тут очутился? В бою?

– В каком бою? Если бы в бою, я так и остался бы на своем «Астоне». Меня зацепили в кабаке. Перебрал малька, вот и попался. Теперь жду. Хотелось бы попасть куда-нибудь канониром. По специальности, так сказать.

– Размечтался, – хмыкнул детина, – Все на мясо пойдем. Ты хоть слышал, кто нас всех тут собрал.

– Кто ж его знает. Тут до той поры, пока не купит кто, ничего наверняка не поймешь. А нас наверняка продавать везут, – ответил канонир, смерив детину подозрительным взглядом.

– А мне сдается, никто нас продавать не собирается. Думаю, мы все попали по самое небалуйся. Мы не торговцам попались, – вдруг предположил тот.

– Не торговцам? Что ты говоришь? Кому еще мы нужны? Кому может прийти в голову вместо закупки на черном рынке начать самостоятельно воровать народ? – говоря, канонир недоверчиво покачал головой.

– То-то и оно, – оживился детина, – Ты видел этих искусственных солдат, которые воюют за Трион?

– Нет. Но мне про них землячек один толковал. А они тут при чем?

– При том. Когда меня сюда волокли, я нескольких таких видел, – многозначительно понизил голос парень, – Говорю вам, мы попали к этим маньякам из Триона. Так что всех нас или в мясорубку против имперцев, если те, не приведи господи, опять на Глоидор пойдут, или на корм для их мутантов.

– Типун тебе на язык, – обозлился гурянин, а затем повернулся к Реззеру, – А ты что думаешь?

– Да я вообще ничего не понимаю из того, что вы тут говорите, – Дан говорил совершенно честно, ощущая, что мысли в голове, словно фрукты в блендере превратились в полную кашу, – Такое ощущение, словно вы оба на другом языке разговариваете.

– А ты счастливчик, – усмехнулся детина, – Хотел бы я так же ничего не понимать. Ладно. Трепаться бестолку. Время покажет. Жрать не дают. Значит, остается только спать. Пока еще спиться.

* * *

– Мы выходим на этого ублюдка лоб в лоб. Сол уже собирается рассеять его зеленые мозги по вселенной. И в это время, правый двигатель умирает. Ну, конечно нас сразу закручивает. Этот урод, долго не мучаясь, разносит нам хвост. Я начинаю прощаться с Бартом. Сол стреляет во все стороны, пытаясь взять хоть кого-нибудь еще с собой в иной мир киборгов. И тут, вдруг, появляются эти приведения. Черт бы их побрал. Ну, ребятки, я вам скажу, это птички еще те, – рассказывал о прошлом вылете Пип, яростно жестикулируя перед собравшимися в кают-компании.

– Расскажи, как они выглядят, – подал голос один из пилотов, давно оставшихся без машины.

– Выглядят? А бог их знает. Я даже рассмотреть не успел. От ящериц одни перья полетели. Видел только что плоские, гладкие. Хищные такие. Ты ската с Занга видел? Что-то вроде этого. Так они вдвоем семь штурмовиков ящериц за минуту в капусту. Как в детскую компьютерную игру сыграли.

– Да, – мечтательно зажмурился один из пилотов, – Сейчас бы на таких птичках летать.

– Не спеши. Оглянуться не успеешь, как на пятой будем. Вот и полетаешь. Не знаю как кому, а я сегодня чуть не плакал, так к своей птичке привязался. Жаль, что ей больше не летать, – ответил Пип и, наклонившись, потрепал айка по гладкой голове.

– Э-э, ты радуйся, что твоя задница цела, – подстроился под разговор Сол не понимая привязанности людей к неодушевленным предметам.

Даже потеряв в бою одну из ног, он, как и подобает киборгу, ничуть не расстроился. А когда ему установили протез и разрешили остаться при деле, был почти счастлив, если такое выражение применимо по отношению к почти машине, облаченной в костюм из мускулов и кожи.

– Ты, Маленький Пип, противоречишь себе. То ныл, что все не так. И птичка ломается, и у компьютера крыша едет, а теперь расплакался, что новую дадут.

– Ты бы понимал чего в тонких душевных переживаниях, железяка ты безмозглая. И чего мне так не повезло с напарником. Представляете, если бы Барт не был к нему так привязан, точно попросил бы другого.

– Очень остроумно. К сведению некоторых неграмотных людей, организм среднего киборга человекообразного содержит металлов не на много больше, чем у людей. А мозги мои, между прочим, вмещают пять миллионов гигабайт. А ты чем можешь похвастать?

– Засунь свои гигабайты….

– Ладно вам собачиться, рассказали бы лучше, откуда эти двое взялись.

– Ты что, еще не слышал? – продолжил Пип, обводя слушателей взглядом, – Вдруг, откуда ни возьмись, появился крейсер Имперской безопасности. И не утруждая себя большим, выпустил звено из двух штурмовиков для прикрытия. Вот они и прикрыли. А уж какого дьявола эти парни сюда приперлись это мне не доложили.

– Офицер Ленокс, офицер Боуи, офицер Аингххи, офицер Мар – рявкнул возникший на пороге один из старших офицеров корабля-матки, – Вы должны немедленно пройти в командную рубку.

– Надеюсь, сэр, это что-то приятное, – предположил Пип, чья фамилия была Ленокс, не спеша поднимаясь, – Тем более вы даже не стали посылать посыльного или вызывать по громкой.

– Я просто хотел сказать, что с вами со всеми хочет побеседовать офицер Службы Имперской Безопасности. Похоже, он занимается внутренними расследованиями. И я вас предупреждаю, что если у вас проблемы, то лучше сказать об этом сейчас. Вы все же одни из лучших на нашей базе.

– Я вас не понимаю, сэр, – ответил Пип, чувствуя, как улетучивается бесследно его хорошее настроение.

– Ну что ж, у вас, ребятки был шанс сознаться. Потом не плачьте.

* * *

– Сэр! Рядовой Лакаскад для получения назначения прибыл, сэр! – гаркнул Томас, вытягиваясь перед сидящим за широким столом капитаном и стараясь придать голосу максимум бодрости.

– Вольно, солдат, вольно, – почти безразлично ответил офицер, не поднимая взгляда от груды наваленных на столе бумаг, – Где служил?

– Мобильная пехота. Третий Имперский, сэр, – Лакаскад вдруг вспомнил своих боевых друзей, многие из которых никогда уже не увидят света дня.

– О! Так вы служили у самого Баука? – то ли спросил, то ли подтвердил свои предположения офицер, заинтересованно поднимая голову, – Вы доблестный ветеран, кровью заплативший за наше беспечное существование.

– Нет, сэр! Да, сэр! – растерялся Томас от возвышенной фразы, – Я просто служил в рядах мобильной пехоты и выполнял свой долг и приказы, сэр.

– Отлично сказано, солдат! – похвалил офицер с мелькнувшей в голосе усмешкой, – Какие планы на отпуск, сынок?

– Отпуск? Я не знаю, сэр, – еще больше растерялся солдат, – Я не думал об отпуске, сэр.

– Он не думал об отпуске! Вы посмотрите на этого скромника! – воскликнул офицер, словно обращаясь к невидимым свидетелям, – Это достойно настоящего патриота. Битвы за честь и жизнь Империи и никаких размышлений о собственных удовольствиях. Но теперь самое время подумать.

– Но, я надеялся, что меня вернут в мое подразделение, сэр, – возразил Томас, чувствуя, что все эти, кажущиеся глуповато напыщенными слова офицера лишь маскировочная сеть, наброшенная на противотанковую яму.

– Вы считаете, что больше никто не желает проверить себя в настоящем деле? – поинтересовался офицер, перекладывая бумаги с одного края стола на другой, – Сейчас по всему Военному Департаменту Империи идут масштабные и, можно даже сказать, глобальные перемены. Все меняется в нашем мире. Порой не так, как мы планируем. Но, даже обманутые мечты, если этот обман был на благо Империи, ведут нас к единой цели.

– Вы не хотите возвращать меня в мое подразделение, сэр? – спросил Лакаскад, затаив дыхание.

– Вы неверно задаете вопрос, – ответил офицер, откидываясь на спинку кресла, – Разговор сейчас идет не о том, хотим мы вернуть вас в ваше подразделение, а о том, где вы, со своим опытом и возможностями, принесете максимальную пользу для всего государства. Именно вы и именно максимальную.

– И где же я, по вашему, смогу принести максимальную пользу, сэр?

– У вас обширный опыт. Авторитет. Внешность бывалого и умелого воина. Этот опыт нам очень нужен сейчас. Ваш авторитет стоит сейчас хорошего боевого корабля, так как может принести не меньше пользы, – уверенно и спокойно, словно на лекции, говорил офицер, не отрывая больше взгляда от стоящего перед ним солдата, – Есть у вас то, что не найдет в себе, возможно, ни один из солдат и офицеров, не ощутивших на собственной шкуре то, что выпало на вашу долю. В эти тяжелые времена Империи, как никогда нужна свежая кровь в опустошенные лишениями войны вены. Но для того, что бы гражданин решился на столь ответственный шаг, его мало просто позвать. Зовущий должен быт посвященным. И вы именно такой посвященный.

– Я не понимаю….

– Вам доверено жизненно важное для Империи таинство. Набор новобранцев для службы в армии. У меня готовое предписание для вас, солдат. С завтрашнего дня вы отбываете в двенадцатидневный отпуск. Проездные документы получите до любого указанного вами места. После того, как отгуляете, вам надлежит явиться в рекрутинговое отделение Сан-Башона. Вы ведь оттуда призвались? Поступите в распоряжение сержанта Дагадта. Он вам объяснит, что и как надлежит делать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное