Олег Шелонин.

Академия Колдовства

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Это вас он сюда, – ткнула пальчиком в преподавателя Дуняшка. – Он своей палкой вот так вот – раз! А вы на пол – шлеп!

Первокурсники, а их в огромном полутемном помещении, освещаемом только факелами на стенах, было не менее ста, вновь дружно рассмеялись.

– Позвольте представиться: заведующий кафедрой зельеварения Бальзамор, – изобразил элегантный полупоклон преподаватель, колыхнув своей львиной гривой. Его лицо украшал рваный шрам. – А теперь прошу поднять руки тех, кто не умеет ни читать, ни писать.

В воздух робко поднялся десяток рук.

– Выйдите, пожалуйста, из строя. Для вас подготовлена специальная программа ускоренного обучения. Через неделю вы присоединитесь к своим новым друзьям. Терри, они ваши.

С кресла, стоявшего в глубине зала, поднялась сухопарая женщина. Мантия на ней была такая же алая, как и на Бальзаморе. Похоже, это был отличительный знак преподавателей Академии.

– Здравствуйте, меня зовут Терри Бут. Чуть позднее я буду преподавать у вас травологию, но это потом, когда вы научитесь читать и писать. Следуйте за мной.

Как только дверь за неграмотными новичками закрылась, Бальзамор продолжил свою лекцию.

– Для начала хочу довести до вашего сведения, что первый и второй курсы в стенах нашей Академии общеобразовательные, а потому на первых порах занятия вы будете посещать все вместе независимо от того, к какому факультету относитесь. И лишь начиная с третьего курса начнется ваша специализация в выбранной области магического искусства. Это понятно? – Строгим взглядом Бальзамор обвел студентов.

– Не совсем, – буркнул Арчибальд, поправляя свою черную мантию.

– Что вам непонятно?

– Где здесь ближайший кабак? Нам бы типа порубать. А то на пустой желудок голова совсем не варит.

– Сочувствую, но вы свой завтрак проспали. Придется потерпеть до обеда. Теперь относительно кабаков и прочих увеселительных заведений. Большинство из вас уже знает, а для новичков поясняю: Туманный Альдерон представляет собой остров. Остров-город Альдерон, защищенный магически и физически так, как не защищено ни одно из светлых государств, и все это только ради того, чтобы вы живыми и невредимыми покинули стены этого заведения, будучи уже зрелыми, обученными магами. В южной части Альдерона расположены ясли, где воспитываются младенцы с зачатками магии, в северной – школа, в восточной части – Академия. Все эти учебные заведения обнесены высокой стеной в целях безопасности учеников, и на их территории никаких увеселительных заведений, разумеется, нет. Выход в город, где все это есть, разрешен только студентам с третьего по седьмой курс после занятий и по выходным дням, и в виде исключения учащимся младших курсов. Как правило, этим правом награждаются лучшие из лучших за хорошую учебу и примерное поведение. Далее я скажу то, что повторяю в течение уже двадцати с лишним лет. Выросшие на Альдероне знают это наизусть, но повторение – мать учения. Лишний раз послушать не помешает. Новички, слушайте внимательно приказ.

Этот приказ ежегодно издается в первый день занятий в Академии.

Бальзамор выудил из складок мантии свиток, развернул его, откашлялся и начал с выражением читать:

– Приказ № 5783 по Академии Колдовства, Ведьмовства и Навства. Студентам с первого по седьмой курсы категорически запрещается посещать подземелья Альдерона ниже третьего яруса. Ректор Академии Даромир. Вопросы есть?

– Есть, – опять вылез вперед Арчибальд. – А на этих ярусах чего-нибудь типа пожрать нет? Очень кушать хочется.

– Возможно, и есть, – пожал плечами Бальзамор. – Но скушают там, скорее всего, вас.

– А кому туда, в эти ярусы, можно? – робко спросила Дуняшка.

– На магов первой, второй и третьей ступеней этот запрет не распространяется, но они обычно не спешат на тот свет. А верховные маги, как правило, не суют туда своего носа без охраны, специальных защитных заклинаний, ну и без своего архимага, разумеется. Еще вопросы есть?

Арчи открыл было рот, чтобы спросить, во сколько здесь обедают, но Бальзамор небрежным пассом руки заставил его закрыться. Он уже понял, что этого студента в данный момент волнует только урчание в желудке.

– А теперь приступим к занятиям. Первый урок у нас будет чисто ознакомительный. Вы уже познакомились со мной, а теперь я хочу познакомиться с вами. Имена ваши мне уже известны, а вот уровень знаний, с которыми вы пришли в мой кабинет, пока еще нет. Сейчас мы это и выясним. Зельеварение, как вы, наверное, уже поняли, невозможно без глубокого знания свойств магических трав, которых в природе существует великое множество. Где они произрастают, как их найти и распознать, вам будет рассказывать на своих лекциях наша замечательная травница Терри Бут, я же научу вас делать из них сложнейшие составы, способные остановить смерть, излечить от застарелого недуга, навести порчу, сглаз и многое другое. Но это позднее. А сейчас вы должны вот из этой кучи… – Бальзамор махнул своим жезлом, заставив отъехать в сторону гранитную стену, за которой оказалось что-то типа складского помещения, напоминающего овощехранилище, заваленного грудами разнообразных растений, – выбрать магические травы и разложить их на своих столах. Победителем будет считаться тот, кто наберет максимальное количество видов и на чьем столе немагические травы будут отсутствовать. Это ваша первая классная работа. Приступайте. В вашем распоряжении час.

Бальзамор подошел к креслу в углу зала, сел в него и, чтобы не смущать первокурсников, демонстративно отвернулся, заложив ногу за ногу. Дифинбахий при виде травного богатства, открывшегося перед ним, тихо ахнул и первый ринулся вперед. Вслед повалили остальные. Только Арчибальд не соизволил двинуться с места, да Дуняшка топталась рядом, с тревогой посматривая на своего барина.

– Ты в этом силосе хоть что-то понимаешь? – мрачно спросил аферист, кивая головой на копающихся в магических завалах студентов.

– Угу.

– Работаем на пару. Ты обеспечиваешь меня первым местом, а я тебя за это поцелую.

– Правда, барин? – расцвела Дуняшка.

– Правда. А если сумею выбраться в город, чего-нибудь тебе подарю.

– Так нас туда не пускают.

– Пустят. Ты мне сейчас столько травок принесешь, что я сразу стану лучшим из лучших. Вон на тот дальний стол складывай, на котором жаровня стоит. И чтоб себе на одну травку меньше положила. Вперед!

Для надежности Арчи легонько шлепнул Дуняшку чуток пониже спины, включая ускоритель, и она послушно превратилась в вихрь. Успокоившись за свою классную работу, Арчи позволил себе заняться творчеством. Обшарив «овощехранилище», он набрал в полу мантии кучу нужных ингредиентов и двинулся к облюбованному им столу, уже заваленному кучей магических трав так, что под ним не было видно жаровню. Около него стояла вынырнувшая из вихря Дуняшка, в ожидании обещанной награды.

– Молодец! – Арчи чмокнул ее в щечку, выдернул засыпанную травой жаровню, переставил ее на другой стол и принялся творить.

– Дуняш, – окликнул он девушку, деловито шинкуя на столе капусту, – не знаешь, где тут свежим мясцом можно разжиться и водичкой?

– На кухне. Я там сегодня уже была.

– Что ты там делала?

– Хотела узнать, из чего нам приготовили на завтрак такую жуткую похлебку.

– Узнала?

– Нет. Меня оттуда выгнали.

– А если с ускорителем – выгонят?

– Не успеют.

– Ставлю боевую задачу. Вот здесь, – в руки Дуняшки плюхнулся закопченный котелок, – должна плескаться чистая, умеренно подсоленная вода, а в ней три куска мяса. Один большой, другой очень большой, а третий совсем маленький.

– Большой кому?

– Тебе.

– Очень большой?

– Мне.

– А маленький кому?

– Твоему племяннику. Как травки увидел, сразу бросил меня на произвол судьбы, подлец! Мы обязаны заставить его страдать. Ну чего стоишь? Мухой туда и обратно!

– Так ты ж не включил!

Дуняшка развернулась к барину тылом, чтоб ему удобнее было включать.

– Ах да… как же я про ускоритель забыл!

Пронесшийся туда-обратно мимо Бальзамора вихрь заставил его встрепенуться. Он повертел головой, но ничего подозрительного не заметил. Студенты честно копошились в завалах магических и немагических трав, прикидывая, какая из них достойна занять место на их рабочем столе. Бальзамор успокоился и вновь откинулся на спинку кресла.

– Молодец, – одобрил Арчибальд действия Дуняшки, раскочегаривая жаровню. – Морковку покроши, – кивнул он на котел, в котором плавали заказанные куски мяса, – а я пойду лучок поищу. Эй, посторонись!

Энергично расшвыривая в разные стороны студентов и пахучие травы, не обращая внимания на робкие протесты сокурсников, он принялся искать лук. В ходе поисков кое-какие травки своими ароматами привлекали его внимание, и авантюрист торопливо распихивал их по карманам.

– Какая приправа будет! – бормотал он. – Нет, я всегда говорил, что настоящий кулинарный шедевр в состоянии сделать только очень голодные люди. А вот и лучок!..

Связка зеленого лука нашлась чуть не в самом низу магического стога.

– Ты что тут как слон топчешься? – сердито дернул его за рукав Дифинбахий. – Чуть корень мандрагоры не раздавил. Знаешь, сколько за него на черном рынке в Гиперии дают?

– Сколько?

– Две тысячи золотых! А ты его…

– Какая прелесть, он мне нравится! Иди сюда, мой ма-а-аленький.

Отчаянно верещащий корешок тоже исчез в кармане афериста.

– Ну я пошел.

Дифинбахий проводил его хмурым взглядом и только тут заметил, что столы, около которых колдовала над котлом его тетка, ломятся от трав.

– Эх, Дуняшку надо было припрячь, – запоздало сообразил он. – Хотя… время еще есть.

Он подхватил со стола свой гербарий и двинулся примащиваться поближе к друзьям.

– Дуняшка, выручай, – прошептал он, выгружая стожок на ближайший к ним свободный стол.

– Отвали, – ответил за нее Арчибальд. – Мы клеймим тебя позором, предатель! За какие-то жалкие травки бросить друга в беде! Все! Дуня, надеюсь, ты во сне не храпишь?

– Не-эт.

– Решено. Перебирайся ко мне в комнату, а он пускай двигает в твою девичью постель. Мы будем с тобой жить.

– Ой, барин! – подпрыгнула от радости Дуняшка. – А когда под венец?

– Какой еще венец?

– Свадебный…

– Друг, я тебя прощаю. Но, если еще раз ночью захрапишь, я заткну тебе рот подушкой.

– Ты его не слушай, – прогудел Дифинбахий, принюхиваясь к ароматам, несшимся из котла. – Брешет он все. А чёй-то вы тут делаете?

– Мы тут зелье варим. Мы же на уроке зелье-варения?

– Ну…

– Вот мы и варим.

Арчи извлек из кармана понравившиеся травки, затолкал обратно пытающийся выкарабкаться наружу корень мандрагоры и начал деловито шинковать приправу.

– Обалдел? – схватился за голову Дифинбахий. – Их вместе даже рядом держать нельзя!

– А варить, я надеюсь, можно? – Травки бухнулись в котел, и запахи из него пошли просто умопомрачительные. Аферист потыкал ножом мясо. – По-моему, дозрело. Дуняшка, тащи вон тот черпачок. Будем пробу снимать.

Дуняшка метнулась исполнять приказание. Пока она бегала, из-под мантии Арканарского вора появилась бутыль.

– Чего стоишь? Давай вон те мензурки!

– Откуда это у тебя? – ахнул Дифинбахий.

– Ну помнишь, ты вчера на экзамене чуть четверть не заныкал?

– Ну?

– Вот я из нее немножко и отлил. Очень мне захотелось узнать, чем маргадорцев травят.

– Да она ж у тебя всего мгновение была!

– Потому так мало и успел отлить, – с сожалением вздохнул авантюрист. – Ну вздрогнули, для аппетиту!

Они дружно приняли на грудь.

– Хороша… Чего добавлял?

– Зверобой.

– Сила! А не пора ли закусить, потом немножко повторить…

Закусить оголодавшим студентам на этот раз не удалось. Черпачок вырвался из рук Дуняшки и оказался у Бальзамора, шествовавшего, ориентируясь явно на нюх, к приготовившейся откушать троице.

– Так-так, вместо того чтобы заниматься делом, они тут… – Бальзамор уставился на заваленные магическими травами столы. – Гмм… где тут чье?

– Мое – вот, – просипел Арканарский вор, ткнув пальцем в самую большую охапку. В горле немилосердно жгло. Пойло, которым травили маргадорцев, было крутое, и организм срочно требовал закуски

– Молодцы. Быстро справились. У вас, молодой человек, здесь полный набор. Ну а что в котле?

– Кхе! Кхе! – откашлялся аферист, пытаясь вернуть нормальный голос, и, как только это ему удалось, продолжил: – Это зелье.

– Какое?

– Восстановительное… – В животе пройдохи мучительно забурчало.

– И что оно восстанавливает?

– Все! – убежденно заявил Арчибальд.

– Пахнет аппетитно… – Бальзамор помешал черпаком в котле. – Откуда мясо?

– Наколдовали. – Аферист смотрел невинными честными глазами на преподавателя, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. – Дозвольте снять пробу?

– Нет. Неисследованные зелья сначала должен опробовать на себе преподаватель. Тем более те, в которых плавают такие жуткие магические ингредиенты, как петрушка, лук, морковка, мясо…

Бальзамор, с трудом сдерживая смех, осторожно подул на черпачок, деликатно отхлебнул…

– Вот это да, – ахнул Дифинбахий.

Рваный безобразный шрам на лице Бальзамора рассасывался на глазах.

– Что такое? – Чувствуя, что происходит что-то с его лицом, преподаватель вытащил из складок мантии ручное зеркальце и впился в него глазами. – Это действительно восстановительное зелье, – пораженно прошептал он. – Чья работа? Кто делал?

– Он, – дружно ткнули в барона Дуняшка с Дифинбахием.

– Замечательно! Какая скорость регенерации! Что вы туда пихали?

Можно подумать, Арчибальд это знал! Однако такие мелочи его никогда не останавливали.

– Понимаете, – проникновенно произнес пройдоха, – когда я начинаю творить, я все делаю по наитию. Немножко того, немножко другого!

– Вы можете сказать, сколько того и сколько другого вы туда сунули? В каких пропорциях? В какой очередности? Здесь важно все! Время, количество…

– Настоящие художники, когда творят, на такие мелочи, как время, внимания не обращают.

– И когда начинают творить такие художники, как вы?

– Лично я на такие подвиги способен, только когда очень сильно голоден, – неосторожно ляпнул Арчибальд.

– Молодой человек, мы создадим вам все условия для творчества. Лично распоряжусь, чтоб вас больше не кормили. Но творить будете под пристальным наблюдением опытных профессионалов, которые зафиксируют все до секунды, грамма, и даже миллиграмма! Никакой самодеятельности! А с этим мы разберемся. Да, кстати, вы победили. Ставлю вам за этот урок высший балл.

Бальзамор натянул на ладони рукава своей длинной мантии, подхватил раскаленный котелок, нежно прижал его к своей груди и помчался к выходу.

– Э, куда закуску поволок?! – всполошился Арчи.

– На анализы, – буркнул на бегу глава кафедры зельеварения. – Урок окончен.

Арчи со слезами на глазах провожал уплывающий от него котелок. Горло горело огнем. Закусить было просто необходимо.

– Дуняшка, чтоб был полный. – Пройдоха сунул черпачок подруге и недолго думая включил ускоритель.

Девица не подвела своего барина. На мгновение исчезла и вновь материализовалась перед ним с полным черпаком. Бальзамор похлопал глазами на весьма понизившийся уровень жидкости в котле, ничего не понял и двинулся дальше. Он и не подозревал, что Арчи уже запустил свои крепкие зубы в самый большой кусок мяса, только что выуженный Дуняшкой для барина, а потому дальнейшие события с этим фактом не связал.

Академия содрогнулась и загудела, словно огромный колокол. Гул перекатывался по залам, комнатам и узким переходам древнего сооружения, заставляя студентов в ужасе приседать, зажимая уши. Гул утих сразу, как только Арчибальд дожевал свой кусок и благополучно его проглотил. И на смену гулу сразу раздался вой сирен. В воздухе замерцали алые сполохи.

– Прорыв магического заслона в пятнадцати местах! – проревел магически усиленный голос Даромира. – Всем преподавателям срочно прибыть на периметр, восстановить проломы и нейтрализовать нападающих. Студентам оставаться там, где они находятся в данный момент. Учтите, тревога не учебная! Студентам оставаться на местах и не геройствовать!

Бальзамор растаял в воздухе вместе с котелком.

– Врут небось, – хмыкнул Арчибальд, передавая черпак другу. – Это они специально нас пугают. Хлебни, Дифи, классное варево получилось. О! Я тебя буду звать Дифи. А то уж больно дурацкое у тебя имя. Пока выговоришь, язык свернешь. Не возражаешь?

Гигант, допивавший в тот момент остатки восстановительного супчика в черпачке, не возражал.

– Барин, что это? – ткнула девушка пальцем в серую стену, около которой стояли их столы. На ней начали проступать какие-то знаки.

– А я почем знаю?

У Арчи зачесалась грудь. Он сунул руку под мантию, и пальцы тут же нащупали алмазный ключик на цепочке. Ключ заметно нагрелся, но не это насторожило афериста. Ключ рвался в сторону окончательно сформировавшегося изображения на стене. Это был странный колпак с тремя горбами, на которых болтались бубенчики.

– Кажется, их владельцу мне и надо набить морду, – пробормотал юноша.

– Зачем? – поинтересовалась Дуняшка.

– Точно не знаю, но соответствующие рекомендации были даны. Нормальный человек такую страсть на голове носить не будет. Только псих. Думаю, его мне и предсказали.

4

Дыры в магическом щите преподаватели залатали быстро, и, убедившись, что сквозь защиту никто не проник (нападавшие, если они вообще были, словно растаяли в воздухе), учителя по приказу Даромира вернулись к своим обязанностям, оставив архимага в глубоком раздумье в его кабинете. Так что незапланированный выходной у студентов не получился, к глубокому разочарованию Арканарского вора.

Свой первый учебный день Арчи запомнил надолго. Если урок по созиданию и правильному использованию артефактов он еще как-то вытерпел, то занятия по истории колдовства довели его просто до белого каления, ибо урчание в животе превратилось уже в рычание. В родном Арканаре ему достаточно было пройтись меж обжорных рядов, чтобы утолить голод, а заодно набить карманы кошельками торговцев и покупателей, но здесь этот номер не проходил. Обжорных рядов поблизости не наблюдалось, денег в карманах сокурсников тоже. Это он успел установить уже на первом уроке, пока добывал приправы для своего супчика в «овощехранилище». Кошелек Бальзамора с месячным окладом, разумеется, не в счет. Арчи обычно не работал по таким мелочам. Но, что поделать, на безрыбье и рак рыба. Удар колокола, оборвавший нудную лекцию Томаса Дина, он воспринял как спасение. Однако надежды на роскошный обед рухнули, как только он оказался за отведенными для первокурсников столами в академической столовой. Какой-то жидкий супчик и краюха хлеба утолить аппетиты молодого растущего организма не могли. Объяснения шамана Буль-Буль-аги, ответственного в этот день за порядок в трапезной, что супчик специально сбалансирован с учетом возрастающих магических нагрузок на студентов, что краюха хлеба не простая, а выпечена из семи видов злаков, три из которых магические, что кофе перед ним витаминизированный и так далее, его не удовлетворили. Резонно возразив, что в тюряге баланда гораздо аппетитнее, он тем не менее мгновенно выхлебал похлебку, подмигнул Дифинбахию: дескать, делай, как я, – затем, зажав нос, опрокинул в себя чашку кофе, сунул краюху хлеба в карман и понесся к выходу. За ним семенила Дуняшка, старавшаяся не упускать своего барина из виду ни на мгновение, последним грузно топал Дифинбахий. Путь к выходу из столовой аферист выбрал довольно извилистый, и лежал он почему-то меж столов учеников седьмого курса, которых кормили как на убой. Арчибальд был так глубоко возмущен этой несправедливостью, что буквально раздувался от злости.

В конце пути он раздулся так, что с трудом протиснулся сквозь выходную дверь, старательно поддерживая мантию, из-под которой капал какой-то экзотический соус. Чтобы прорваться в апартаменты друзей, Дуняшке пришлось превращаться в вихрь, которым она пронеслась мимо бдительной охраны, но это все мелочи. Сервировка стола много времени не отняла, но только они собрались приступить к трапезе, как раздался хлопок, в воздухе перед их носом появилась большая серая сова и с размаху врезалась в блюдо с салатом, заляпав оголодавших студентов майонезом с головы до ног. В клюве ее торчало запечатанное сургучом письмо.

– Это еще что такое? – прорычал Арчибальд, утирая рукавом мантии лицо.

– Сова, барин, – пояснила Дуняшка, расстроенно глядя на свой испорченный наряд.

– Это понятно, что сова, а что она тут делает?

– Гарнир клюет.

– Какой гарнир, она на наше мясо покушается!

Арчибальд был прав. Гарнир сову не интересовал. Сплюнув письмо на стол, она каркнула типа «Почта, сэ-э-эр», затем проухала что-то на совином и начала подгребать к себе крыльями салат, одновременно шустро выклевывая из него куски мяса.

– Так, кто-нибудь из вас сову заказывал?

– Нет, барин.

– Одно радует, – облизнулся Арчибальд, – дичь свежая.

Сова сердито покосилась на него, торопливо доклевала последние куски и уставилась на жареного поросенка. От Арчи это не ускользнуло.

– Но-но! Только попробуй! Ребята, пока почтальон не склевал все остальные блюда, предлагаю быстренько их уничтожить.

И тут началось! Сообразив, что может остаться голодной, сова вступила в бой за поросенка, но силы были неравны. Она была повалена, связана и засунута в вазу с фруктами. Ей оставалось только сверкать глазами и отчаянно ругаться на своем, непонятном Арчибальду, совином языке и наблюдать, как со стола сметается все подряд. Наконец студенты насытились.

– Остальное твое, – барственным жестом барон обвел опустевший стол. – Дифи, развяжи ее.

Первое, что сделал почтальон, как только получил свободу, обложил афериста на чистейшем арканарском языке, затем запустил в него яблоком, от которого тот едва успел увернуться, свистнул гроздь винограда, взлетел на шкаф и начал яростно клевать ягоды, сердито сверкая огромными глазищами на Арчибальда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное