Олаф Бьорн Локнит.

Склеп Хаоса

(страница 5 из 34)

скачать книгу бесплатно



   Как известно, в море – особенно вдали от берегов – трудно найти какой-либо зримый ориентир. Однако все, бороздящие волны Закатного океана, давно уже изобрели множество хитроумных средств определять как местонахождение, так и примерную скорость корабля. С установлением требуемого места и желаемого направления дела обстояли несравненно легче. Достаточно поднять голову к небу (желательно ночному) и отыскать несколько всем известных созвездий – вот тебе и указание необходимого пути. Днем для той же цели служат солнце, облака, ветер, цвет забортной воды, форма волн… Да почти все, что угодно – только умей смотреть по сторонам.
   Дела с исчислением скорости обстояли намного хуже. Во-первых, она зависела от изменения любой мелочи. Во-вторых, как уже было сказано, в океане очень трудно разыскать нечто постоянное и достаточно заметное издалека, могущее послужить точкой отсчета.
   Однако умные головы и здесь нашли выход из положения. Придуманный ими способ счисления, конечно, не был лишен недостатков. Его можно было применять только во время тихой погоды (а лучше всего – при полном штиле) и, разумеется, всегда приходилось делать поправку на искривление волн, неравномерность гребли и налетающий ветер. Однако получаемый ответ примерно соответствовал истине.
   Этим утром на галере под названием «Джелико» – судя по изрядно вылинявшему флагу на корме, принадлежавшей Зингаре – занимались именно тем, что пытались высчитать скорость хода. Обстоятельства как раз благоприятствовали – десять пар равномерно поднимавшихся и опускавшихся весел толкали галеру по еле заметно волнующемуся морю в обычном походном темпе. Мерно и гулко стучал барабан, задающий ритм движения: на каждые шесть ударов обмотанных войлоком палочек по выдубленной овечьей коже – один неторопливый взмах длинных весел. Под изогнутым форштевнем галеры то и дело вырастал небольшой пенный бурун, с еле слышным журчанием разваливавшийся на две половины.
   Над блестящей водной рябью с пронзительным свистом пронеслась тяжелая стрела, увлекая за собой быстро разматывавшуюся тонкую бечевку, длиной в половину стадия. Через равные промежутки – около локтя – на бечевке раскачивались выкрашенные в красный и желтый цвет рыбьи пузыри.
   Стрела с плеском зарылась в воду, нос галеры поравнялся с началом поплывшей по воде бечевы. На палубе звонко забулькали капли перевернутой клепсидры, перетекая из верхнего резервуара в нижний. Унылый и сонный голос начал неспешный отсчет:
   – Один… Два… Три…
   На числе «тридцать» галера полностью миновала вытянувшуюся почти по прямой веревку, и кто-то из команды «Джелико», перегнувшись через борт, зацепил ее багром и втянул обратно. После недолгих расчетов было достоверно установлено: галера делает три узла. Может быть, три с половиной – принимая во внимание небольшое волнение, сбившее бечевку.
Не такая уж и плохая скорость для изрядно нагруженной и низко сидящей в воде посудины, чьи лучшие дни остались в далеком прошлом.
   Судя по всему, галера совершала обычный в здешних краях переход. Выйдя рано утром из удобной Карташенской гавани, она к полудню должна была миновать россыпь крохотных необитаемых островков, обозначенных на лоции прибрежных вод под общим именем «Черные Камни», а с наступлением сумерек причалить в порту Сеуты – соседки Карташены. Это был давно освоенный и привычный всем торговым судам путь, позволявший обойти приморские города и поселки Зингары, либо добраться до устья Хорота – к Мессантии.
   Единственное обстоятельство, отличавшее «Джелико» от подобных ей кораблей и наверняка заставившее бы постороннего наблюдателя призадуматься над действиями капитана и рулевого судна – странное рысканье галеры. Она точно не спешила доставить заказчику находящийся в ее трюмах груз: то и дело останавливалась, порой приближалась к берегу, порой удалялась, а однажды вернулась к уже пройденному месту и немного покружила над ним. Создавалось впечатление, что находящиеся на галере люди что-то разыскивают – то ли на морской поверхности, то ли в глубинах. Только что можно искать на давно известном и вымеренном вдоль и поперек мелководье, вдали от жемчужных отмелей и рыбных банок?
   – …Это не корабль, – вернувшийся с юта Сигурд едва сдерживался, чтобы в нарушении всех неписаных морских законов и примет не плюнуть за борт. – Это… Это лоханка с дерьмом, вот что!
   – С поросячьим дерьмом, – уточнил ехидный юношеский голос, раздавшийся откуда-то сверху, с плоской кормовой надстройки. На этой довольно обширной площадке, частично закрытой холщовым тентом, размещались келевст с его барабаном, рулевой, а также громоздилось непонятное угловатое сооружение высотой в половину человеческого рота, тщательно укутанное мешковиной. Еще там околачивался Пако, юнга с «Вестрела», которому полагалось наблюдать за горизонтом и вообще за всем, что творится вокруг, и который, разумеется, злостно пренебрегал возложенной на него обязанностью.
   Надстройку и верхнюю палубу соединял короткий узкий трап. На его нижней ступеньке сидел Конан и то ли дремал, то ли делал вид, что дремлет. Во всяком случае, он ничем не показал, что слышит возмущенные высказывания своего рулевого.
   – Я с самого начала твердил, что это дурацкая затея! – Сигурд плюхнулся на нагретые доски нижней палубы неподалеку от капитана. – Ты бы еще предложил пойти к Антилии и половить кракена!
   – Зачем обязательно кракена? – Пако твердо решил принять участие в беседе и свесился через ограждение надстройки. – Он кусачий. И большой слишком – как бы мы его в Кордаву тащили, на веревке? А вот прошлым годом на Морском базаре показывали настоящую русалку. Правда, уже дохлую – ее в тесной бочке держали, вот она и померла. Я у хозяина спрашивал – он сказал, что она попалась в рыбацкую сеть возле Мерано. Вот бы нам изловить такую же! Представляешь, сколько бы за нее заплатили!.. Или мы бы ее подарили Фердруго – пускай в пруду плавает.
   – Еще можно на белого кита поохотиться, – немедля подхватил Сигурд. – Есть такой – одноглазый, с кабельтов длиной, уже три десятка кораблей утопил…
   – Не, киты сюда не заплывают, – очень серьезно возразил Пако. – Слишком тепло. Зато на отмелях рядом с Сиптахой видели морского змея. Его тоже можно попробовать выудить, только для наживки нужен целый бык. Лучше всего еще живой, чтобы дергался и мычал.
   – Ага, – поддержал ванахеймец. – Купим по дешевке старую корову, запихаем в сеть, выбросим за борт и будем тянуть за собой. Обязательно клюнет!
   – Сигурд, – не открывая глаз, лениво проговорил Конан. – Если ты сейчас же не заткнешься, я сделаю наживку из тебя. Кто-нибудь наверняка польстится – если не морской змей, так акулы.
   Рулевой «Вестрела» и Пако послушно замолчали. Впрочем, их терпения хватило ненадолго – стоявшая на юте галеры клепсидра вряд ли успела уронить больше десятка капель.
   Теперь Сигурд решил сменить тактику и перейти от насмешек к разумным, как ему казалось, доводам. Для начала он прикрикнул на Пако, велев юнге заниматься своим делом, а не валять дурака. Затем прогулялся на ют и лично обозрел горизонт, на котором не имелось ничего, кроме парочки белесых облаков и нескольких темных пятен по левому борту – верхушек приближающихся Черных Камней. После чего с чувством полностью выполненного долга вернулся, снова уселся и заговорил, обращаясь вроде бы к самому себе:
   – Ну хорошо, ввязались в дурацкое дело – так ввязались. В конце концов, не в первый раз. Но с чего мы решили, что этот Плоскомордый не врет? Или что ему не наврали? Кто вообще слышал про эти самые пропавшие корабли? Кто видел, как они из гавани выходили? Может, Плоскомордый их сам утопил, а мы теперь, как дураки, ловим ветер в море. Во в Кордаве-то посмеются, когда мы вернемся!.. Скажут – на «Вестреле» совсем сдурели, за драконами пошли гоняться! Каждый встречный-поперечный ведь поинтересуется – как, мол, поохотились? А мы будем сидеть смирненько и помалкивать. Потому что, видите ли, у нашего капитана в голове мысли всякие бродят. Ему, понимаете ли, приспичило прославиться – не кого-нибудь, дракона ухлопать! Вот прославимся, так уж прославимся… На всю оставшуюся жизнь. Тьфу!
   И Сигурд все-таки не удержался – смачно плюнул за борт, в зеленоватые невысокие волны.
   – Не плюйся, – по-прежнему не открывая глаз, сказал Конан. – И вообще, коли ты такой умный – чего ж тогда молчал?
   – Потому что, как помнится, ты у нас капитаном, а не я, – язвительно отпарировал ванахеймец. – Так что решения принимать тебе, и отдуваться тоже тебе. Откуда мне знать, что вы там с этим Эваном Плоской Рожей напридумывали?
   – Конечно, неоткуда, – Конан решил, что продолжать прикидываться спящим и дальше не имеет смысла. Все равно никто не поверит, что можно спать и одновременно переругиваться. – Ты ж полный вечер протрепался с этим… как его, ну, пел который. И с его приятелем.
   – Все лучше, чем слушать ваши бредни, – огрызнулся Сигурд и без всякого перехода сообщил: – Кстати, этот парень, дружок скальда, тоже чокнутый, как и вы с Плоскомордым. Знаешь, зачем он сюда приехал? В жизни не догадаешься – дракона убивать! Его предки поклялись, что будут изничтожать этих гадов, вот он и хочет исполнить клятву…
   – Ну и пусть убивает на здоровье, – равнодушно зевнул киммериец. – Чего ты ко мне-то привязался? Посидеть спокойно не даешь, все чего-то возмущаешься…
   Сигурд помолчал, глядя на все увеличивающиеся очертания Черных Камней – теперь стали отчетливо видны два пустынных островка и узкая щель пролива между ними – а затем негромко сказал:
   – Торчим на дурацкой плоскодонной лоханке, ловим какое-то чудище… Мы ж задатка не получали, а с Плоскомордым договоримся как-нибудь, он вроде человек свой и с понятием. Давай бросим эту затею, а? Вернемся, заберем «Вестрел» и уйдем к Шему, купчишек пугать… Ну не нравится мне эта ваша придумка! Хоть ты тресни, а не нравится! И Асторга тоже хорош – советчик выискался!
   В чем-то Сигурд был, безусловно, прав.
   План по отлову дракона, бывший в равной степени творением Конана, Плоскомордого и отчасти уверовавшего в происходящее Асторги, родился два дня назад, вечером, в уютном карташенском кабачке под названием «Островок блаженства».
   Как и было обговорено в Кордаве, «Вестрел» спустя седмицу прибыл в город возле устья Громовой реки – зажиточную, цветущую Карташену, столицу богатой провинции Антабрия. Эван, ехавший берегом, добрался до родного города ненамного раньше и встречал карак на берегу. Гавань почти пустовала – несколько рыбацких баркасов и торговых плоскодонок, вездесущие шемитские торговцы, неудачно попытавшиеся замаскировать национальную принадлежность своего судна флагом Куша да приткнувшаяся к самому берегу небольшая военная галера, настоятельно нуждавшаяся в ремонте.
   Часть команды «Вестрела» осталась на борту, кто-то решил прогуляться в город, а Плоскомордый потащил Конана со товарищи знакомиться с местной кухней и заодно – с подробностями обрушившихся на мирную Карташену неприятностей.
   Как выяснилось, за время отсутствия Эвана обстоятельства изменились к худшему. Неведомо куда подевалась тридцативесельная аргосская галера с грузом вин, тканей и пшеницы на борту. Она покинула Карташену при полном безветрии, капитан намеревался пройти вдоль берега, задержаться на пару дней в Сеуте, а оттуда прямиком направиться в Мессантию.
   Из Карташены галера-то вышла, но в Сеуту не пришла. И вообще ее больше не видели.
   Предусмотрительный Эван притащил с собой довольно подробную и хорошо выполненную карту побережья, изображавшую участок от устья Флеммы до устья Хорота. На карте были обозначены и примерные места исчезновения судов – несколько точек неподалеку от слияния Флеммы и океана, еще две – лигах в трех от берега, и штуки четыре или пять – возле группы островов под названием Черные Камни.
   После долгого и вдумчивого разглядывания карты Асторга высказал предположение: не мог ли кто-нибудь скрываться на Камнях и совершать оттуда вылазки?
   Плоскомордый отрицательно покрутил головой: на Черных Камнях нет пресной воды, они слишком маленькие, чтобы за ними укрыть корабль, и, наконец, местные рыбаки недавно обшарили острова и ничего не обнаружили. Да и вообще это не острова, а одно название. Так, горки валунов, торчащие посреди моря.
   Конан, успевший прикончить один кувшин с аргосским и принявшийся за второй, буркнул, что если возле берегов действительно поселился какой-то хищный морской зверь, то не нужна ему пресная вода и он с легкостью мог остаться незамеченным людьми. Нырнул – и привет!
   Плоскомордый сказал, что для обитания животного – достаточно крупного и сообразительного – острова как раз подходят. Вокруг них прогреваемое солнцем мелководье, много рыбы и есть его спрятаться…
   Асторга со смешком предложил отправиться к Черным Камням и устроить подобие рыбной ловли на живца. Скажем, зарезать несколько овец и тащить их на буксире за кораблем. Таким способом ловят досаждающих искателям жемчуга и рыбакам акул. Если животное существует, оно наверняка почует запах крови и приплывет. Тогда можно будет попытаться его убить. Другое дело, если это существо родственно не только морским змеям и, например, умеет летать…
   Эван надолго призадумался. Окончательно потерявший интерес к разговору Сигурд обозвал будущих охотников за драконами «ударенными Имиром», выбрался из-за стола и отправился искать более жизнерадостных собеседников (точнее, собутыльников). Конан заявил, что скрывающееся в море чудовище может догадаться, что его ловят и не приплыть.
   В глазах Плоскомордого неожиданно вспыхнул азартный огонек и он предложил иное решение. Кажется, животное за что-то невзлюбило торговые корабли? Отлично, почему бы не сыграть на этом? Снарядим галеру, спрячем на ней привыкший к различным передрягам экипаж «Вестрела», распустим в городе слухи о ценности перевозимого груза (на тот случай, если никакого дракона нет, а орудуют обыкновеннейшие морские грабители) и отправим приманку в море. Пускай пройдет по всем местам, где вроде бы видели морское чудовище.
   Асторга заявил, что это чистой воды безумие, но голос у него был какой-то неуверенный, точно он хотел, чтобы его переубедили.
   Конан поинтересовался, можно ли в Карташене раздобыть требуемое судно. Эван сказал, что берет все вопросы на себя и к завтрашнему вечеру галера будет готова к выходу в море. Что и исполнил – на следующий день у причала появилась заслуженная, но все еще крепкая «Джелико», а носильщики лихорадочно перетаскивали на нее тяжеленные тюки и вкатывали вместительные бочки. Экипаж «Вестрела» с достоинством прогуливался по гавани и объяснял всем желающим, что завтра утром галера отходит в Сеулу и далее, а везут на ней такое… В общем, приятель, видишь вон тот карак? Ага, это «Вестрел». Тот самый. Да, специально пришли, чтобы охранять груз вот этого корыта. В Сеулу, в Сеулу, забрать недостающий товар, а потом в Мессантию. Видали мы этих ваших драконов знаешь где? Не умеете по морю ходить – сидите дома, а не выдумывайте каких-то морских чудовищ в лигу длиной!..
   Тогда, в трактире, особенно под местное молодое вино и жареную рыбу, план казался замечательным.
   Сейчас же Конан начал подумывать о том, что его рулевой может оказаться правым. Вдруг Плоскомордый ведет какую-то свою, никому не понятную игру, и плавание «Джелико» – часть его задумки? Ведь «Вестрел» остался в порту и на нем всего десять человек под командой Зелтрана! А что, если карташенец задумал украсть их карак? Или еще чего похуже – скажем, сдать их аргосцам, давно мечтающим украсить главную площадь Мессантии виселицей с телами команды «Вестрела»?..
   «Кончай размышлять о всякой ерунде, – оборвал сам себя Конан. – Плоскомордый не настолько безумен, чтобы прибрать к рукам „Вестрел“. Да и зачем он ему? Кроме того, он должен отлично понимать, что такой попыткой объявляет нам войну. Он же не враг себе!..»
   – Парус! – пронзительно завопил с кормы Пако, заставив почти всех на корабле – и наемных гребцов, и дремавший на нижней палубе и в трюме экипаж «Вестрела» вздрогнуть. – Парус слева по борту, на траверзе! К нам идет!

 //-- * * * --// 

   Собственно, появление в здешних водах еще одного корабля не должно было вызвать большого изумления. Полуденное Побережье – самое оживленное место в океане, настоящий морской тракт, по которому всегда кто-то спешит по своим делам.
   Но если вы исполняете роль приманки неизвестно для кого, то внезапно возникшее судно поневоле заставит вас насторожиться. Тем более, когда неведомый корабль начинает упорно следовать за вами. И вид у него не то чтобы откровенно подозрительный, но наводящий на нехорошие размышления.
   Незнакомец шел под парусами, умело захватив приглушаемый высокими обрывами берега ветер. Это была саэта – корабль, обычный для мореходов Аргоса, Шема… а также обитателей Барахас – хищно вытянутая, с плавными обводами и низкой осадкой. Корпус саэты поблескивал черным, паруса, как и на «Вестреле», были выкрашены в серо-зеленоватый цвет, издалека сливающийся с морской водой. Намерения капитана саэты вскоре перестали вызывать сомнения – он собирался догнать медлительную «Джелико». Даже при таком слабом ветре, как сейчас, ему бы понадобилось на это около половины колокола.
   – Как думаешь, это кто? – легкомысленно поинтересовался Сигурд, глядя на приближающийся парусник. – Что-то я их флага не вижу.
   – Я тоже, – кивнул Конан и, обернувшись, крикнул на корму: – Темп не менять!
   – А вдруг это и есть наш дракон? – предположил ванахеймец и слегка завистливо пробормотал вполголоса: – Хорошо идут, язви их в душу…
   – Поднимай наших, – решил Конан. – Но пусть пока не высовываются. Мы – тихие и мирные, ползем себе не спеша. А если это – дракон, значит, будем его отлавливать.
   – Угу, – понимающе хмыкнул Сигурд и скатился по трапу на нижнюю палубу. Вскоре оттуда донесся приглушенный шум что-то выясняющих голосов, но вскоре стих, а рулевой «Вестрела» выбрался обратно и доложил: – Все готовы.
   Он негромко фыркнул, видимо, представив себе зрелище превращения безобидной купеческой галеры в корсарское судно. Охотник сам оказался добычей – вот будет над чем посмеяться и что рассказать в Кордаве!
   – Капитан, – окликнул приплясывавший от нетерпения на корме Пако. – Они идут под зингарской башней!
   – Точно? – недоверчиво переспросил Конан, и юнга даже слегка обиделся:
   – Конечно, точно! Я что, нашу золотую башню не узнаю?
   – Чего ж они тогда несутся, ровно за ними морской змей гонится? – не понял Сигурд. – Или это береговая стража? Так им вроде вымпел какой-то особенный полагается…
   «Береговую стражу» – флотилию из легких и стремительных судов, предназначенную для перехвата контрабандных товаров и охраны берегов – создали не так давно, лет пять назад. Подразумевалось, что таковые отряды будут размещены в каждом городе, но пока сторожевые суда не получили особого распространения. Они действительно должны были нести на грот-мачте издалека заметный вымпел ярко-зеленого цвета, но, как ни вглядывались на «Джелико», ничего похожего над преследователем не заметили.
   Галера все также продолжала ритмично шлепать веслами. Наемная команда гребцов, наскоро собранная за два дня Плоскомордым в порту Карташены, не высказывала особого интереса к настигающему судну. Их наняли грести, а не драться, поэтому происходящее вокруг их особо не волновало. Защищать корабль (а, значит, и жизни гребцов) взялись корсары «Вестрела», им, как говорится, и игральные кости в стакан. А дело гребцов – вести корабль из гавани в гавань.
   Саэта тем временем приблизилась на расстояние тройного перестрела. Пако не ошибся – на ее флагштоке и в самом деле развевался флаг Зингары. Стало видно и название судна, выведенное облупившейся белой краской поверх темных досок: «Иньеста». На борту саэты были видны перебегающие фигуры команды. Вот корабль слегка наклонился, звонко хлопнули паруса, перекидываясь на другой галс, и саэта вроде бы начала удаляться. Это впечатление было обманчивым – «Иньеста» просто описывала круг, собираясь обогнать галеру и пересечь ее курс.
   Из люка «Джелико» высунулась чья-то голова, быстро оценила обстановку и рывком скрылась. Сигурд напомнил о себе, высказавшись:
   – А они ведь нас обходят, капитан. И, между прочим, без всякого предупреждения остановиться. Или я его не слышал?
   – Не было предупреждения, – с готовностью подтвердил с кормы Пако и выразительно покосился на капитана, ожидая распоряжений.
   – Ну и пусть обходят, – равнодушно отозвался Конан. – Сколько их там может быть? Два десятка? Нас все равно больше… Сигурд, тебе их название ни о чем не говорит? Все-таки ты здесь дольше болтаешься, чем я.
   – Не, – мотнул головой ванахеймец. – Первый раз вижу. Хотя по обводу смахивают на Гуэсову «Стрелу». Только Гуэса с Барахас давным-давно кормит рыб вместе со всей командой. Их аргосцы года три назад потопили.
   Черная саэта завершила плавный разворот и резво устремилась наперерез галере, постепенно замедляя ход. Команда «Иньесты» металась по мачтам, зарифливая паруса, однако никаких приготовлений к боевым действиям не замечалось. Конан прикинул уменьшающееся расстояние между кораблями и решил, что саэта собирается почти уткнуться своим бушпритом в бок торговой галеры. Так кто же командует там, на «Иньесте», и чего им понадобилось от мирно идущего по своим делам судна?
   Несмотря на убежденность Плоскомордого и свидетельства вроде бы заслуживающих доверия людей, Конан так и не поверил в существование неведомой морской твари, повадившейся топить корабли. Слишком уж разумно для бестолкового создания поступал этот зверь – умело прятался, выбирал в качестве добычи суда, команды которых не могли оказать почти никакого сопротивления, и не оставлял следов. Так мог действовать человек, владеющий достаточно небольшим (чтобы было легче спрятать), но стремительным кораблем, на борту которого обитала команда головорезов. А расправиться с экипажами захваченных судов, так же как и с самими кораблями – не так уж и сложно. Затопить или сжечь – вот и не будет никаких плывущих по волнам обломков и болтливых очевидцев.
   Потому, выходя сегодня утром из гавани Карташены, Конан ожидал чего-то подобного, скажем, внезапного появления атакующего корабля. И собирался до конца разыгрывать роль беззащитного торгового судна. Если хотят – пускай даже нападут. Команда «Вестрела» успешно выходила из поединков с противником, превышавшим экипаж карака числом в три-четыре раза, так что здесь даже до настоящего боя не дойдет. Людей с саэты, скорее всего, быстренько перебьют, а главаря надо будет постараться взять живым и доставить в Карташену, Плоскомордому – пускай разбирается, с какой стати ему приспичило изображать из себя морского змея.
   Даже как-то обидно, что все так быстро закончилось и оказалось настолько просто. Один изобретательный мерзавец сумел навести такого страху на побережье! Наверное, и слухи о драконе тоже он распустил. Предусмотрительный… Могло бы сработать. А Сигурд прав – глупо было бы рассчитывать на то, что в Закатном океане обитает неведомо откуда взявшийся дракон. Не бывает драконов. Если когда-то и были, то давно перемерли от бескормицы и преследования боящихся их людей. Ладно, расправимся с этой мелочью, получим с Плоскомордого деньги за работу и, в самом деле, пойдем к Шему. Чабела сказала, что на усмирение папочки ей понадобится около месяца, значит, проведем это время с наибольшей для себе выгодой. Хорошее начало уже положено. Или будет положено, как только черная саэта окончательно замрет неподалеку от «Джелико». Никак оттуда кричат что-то?
   – Требуют, чтобы мы ложились в дрейф, – сообщил прислушивавшийся к невнятным крикам Сигурд. – Подчинимся?
   – А почему бы и нет? Мы же всего-навсего торговое судно и всех боимся, – фыркнул Конан. Ванахеймец понимающе кивнул и заорал гребцам:
   – Табань помалу!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное