Ольга Волоцкая.

Войти в Тень

(страница 7 из 41)

скачать книгу бесплатно

Я попробовал уснуть опять, но у меня не получилось. Я уже настолько проснулся, что вспомнившиеся проблемы сразу радостно атаковали мою бедную голову. А надо было еще поговорить с Джонасом.

Мысленно представив список дел на сегодня, я тяжело вздохнул и отбросил одеяло.

Душ был свободен. И я занялся смыванием с себя остатков сонливости.

На часах было почти двенадцать, когда я выбрался в гостиную в поисках завтрака и общения. В гостиной я застал только Джонаса. Оскар и Кай отсутствовали. Это было мне на руку. О некоторых вещах лучше говорить без свидетелей. Например, о прошлом.

Джо сидел за гостиничным терминалом и лениво перещелкивал видеоканалы. Я активировал мой ментальный канал-связь. Как я уже понял, он не был против связи на таком уровне. Хотя начать говорить я предпочел все-таки вслух.

– Доброе утро. А где Оскар и Кай?

– Доброе. – Джо кивнул в мою сторону, но взгляд его продолжал следить за экраном. – Уехали по делам. К вечеру будут.

Я уселся на диван и достал сигареты.

– Завтракать будешь?

Джонас вызвал на экран окошко гостиничного обслуживания.

– Ага, – я с любопытством следил за ним. – А тебя они оставили за мной присматривать?

Я старался придать своему тону шутливый оттенок. Джо удивленно вскинул брови.

– С чего ты взял? Ты же теперь в команде. Зачем мне за тобой следить?

– А-а-а-а-а… – по тому, как дрогнул ментальный щуп, я понял, что почти угадал, но не стал заострять на этом внимание.

– К тому же Оскар сказал, что тебе, возможно, потребуется моя помощь.

Я с любопытством уставился на Джонаса.

– Ну, в сопровождении, – уточнил он. – Тебе же сегодня нужно многое сделать.

Я хмыкнул.

– Это уж точно.

Раздался тонкий зуммер сработавшей доставки, квадрат обшивки стены втянулся, отрывая нишу, в которой стоял поднос с моим завтраком. Я сразу учуял запах свежего кофе.

Перетащив все на стол, я невзначай поинтересовался у Джо:

– А откуда ты узнал, какой я люблю кофе?

Джонас пожал плечами.

– Не знаю. Просто мне нравится в точности наоборот – не сладкий и без молока. Кай любит кофе с молоком и без сахара. А Оскар кладет много сахара, но терпеть не может сливок. Просто логично, что тебе, скорее всего, понравится такой, где все вместе.

Я удивился странной логике, не давшей, однако ошибки.

– Джо, ты знаешь, я тут подключился к тебе ночью… – дальше я все-таки решил перейти на ментальный уровень связи. – Я видел твой сон, ну тот самый.

Картинки каналов на терминале перед Джонасом застыли. И я почувствовал, что его мышцы напряглись, как перед броском. Он убрал руки с клавиатуры и потер виски. И ответил мне так же по менталу:

– Я помню… что-то странное сегодня… во сне…

– Да. В твоем сне был я, и… я попробовал тебе помочь.

– Да, я почувствовал что-то такое… не как всегда.

– Просто для связки требуется нечто большее, чем знание генетического кода.

Джонас развернулся в кресле и внимательно посмотрел на меня.

Мне, как и вчера, стало не очень уютно.

– Ну, ты ведь сам сказал, что ты не против связки. Так?

Он медленно кивнул.

– Не против.

– Я постараюсь быть осторожным. Я не причиню тебе вреда. – Я помялся после такой пафосной фразы и уточнил: – Ну, во всяком случае, намеренно точно не буду.

– Ты хороший телепат, – неожиданно сказал Джо. – Я тебе почему-то верю. Не то что этим… психоаналитикам.

Последнее слово он сказал с непередаваемой интонацией. Так говорят о чем-то омерзительном и ненавистном одновременно. Я улыбнулся, вспомнив свой опыт в этой сфере. С врачами я всегда играл как кошка с мышью.

– Это здорово. Просто не представляю себе, что бы я делал, если бы ты мне не поверил.

Взгляд Джонаса стал подозрителен, он, видимо, искал в моем тоне хоть намек на ехидство, но его там не было. Вот не было и все. Я действительно не знал, что было бы, если бы Джо мне не поверил, и мы не смогли бы составить связку.

– Если тебе интересно, я могу рассказать тебе о своих снах. Или… – Я еще не знал, как это может у меня получиться. – Можно попробовать, и я пущу тебя в них. Правда, такой свободы, как у меня, не гарантирую.

Джонас улыбнулся.

– Я служил в Иностранном легионе, когда меня выгнали из Гарварда… – начал он. – Это хорошо, что ты так свободно можешь держать ментальную связь, мне будет легче рассказывать.


После обеда мы все-таки вышли из гостиницы. Мне предстояло сделать необходимые покупки, а пользоваться сетевыми магазинами мне показалось не самым разумным.

– Джо. – Я уже настолько привык, что убирал ментальную связь с ним. Она ничуть мне не мешала, даже создавалось ощущение, что мои силы только увеличились после нашего с Джо разговора. Это изменение стоило протестировать, но не сейчас. – А может, мы дойдем до моей бывшей гостиницы? Было бы интересно посмотреть, что там получилось. Много разворотило?

– Думаешь, стоит? Оскар не любит, когда мы возвращаемся туда, где уже все сделано. Ты что, взрывов никогда не видел?

– Я понимаю. Но… мне очень интересно. И потом, я же нас прикрою. На нас просто не обратят внимания. Таких взрывов я и не видел никогда. Откуда бы мне?

Джонас немного помялся, а потом развернулся в сторону моей бывшей гостиницы. Только на краю сознания, я уловил его скользнувшую мысль: «И слава богу, что не видел».

Зрелище гостиницы после взрыва, надо сказать, не впечатляло. Там уже вовсю работала бригада ремонтников, а та часть здания, что не пострадала, функционировала сама по себе.

– Ну что, налюбовался?

Мы с Джонасом остановились рядом с яркой голорекламой, призывающей срочно покупать сразу все с невероятными скидками. Я искоса разглядывал развороченную часть фасада, плотно затянутою паутиной восстановительных крепежей. Внутри суетились рабочие и роботы. Мысль о том, зачем и куда мне придется сейчас идти, вновь нависла надо мной дамокловым мечом. И тут я обратил внимание на рекламу, перед которой мы остановились.

– Джо, нам туда.

Я кивком показал на голополотнище, где как раз проявлялись черты нужного нам места – вычурные зеркальные башенки нового торгового центра.

Судя по выражению лица Джонаса, что-то похожее он себе и представлял. Такое лицо бывает у людей, готовых на подвиг и в то же время понимающих, что имеют дело с больным человеком. Я знаю это, потому что сам не раз сопровождал знакомых фрау на такие вот прогулки, в просторечии именуемые шопингом.

– Кредитка у меня есть. – Джонас был готов к свершениям. – Оскар сказал, что, когда ты получишь гонорар, он подобьет наши счета. А твою кредитку лучше не светить. Тебе, пожалуй, стоит перерегистрировать ее в другом банке.

– Когда-нибудь я непременно так и сделаю, – согласился я и, рассмотрев адрес торгового центра все на той же рекламе, направился к ближайшей парковке лайт-такси.

Не могу сказать, что так уж люблю ходить по магазинам, но что-то в этом определенно есть, особенно когда платишь не ты. Джонас стоически держал лицо и улыбался продавцам. Очаровательные барышни вовсю засыпали меня советами и помогали, как могли. С Джо мы заранее договорились, что все наши покупки называются «сюрприз на день рожденья». И надо сказать, сюрприз получился знатный. Когда мы вызвали такси, чтобы довезти весь наш груз до гостиницы, багажник оказался загружен почти полностью. А мы с Джо были уставшие, но довольные, как золотоискатели после удачной смены.

В гостинице, затащив покупки в нашу спальню, мы заказали ужин и уселись, чтобы отдохнуть после тяжелого маршброска.

А ведь мне еще предстояло прорепетировать мою будущую роль.

Джонас представлялся мне благодарной публикой, а Оскар и Кай все еще отсутствовали, – значит, «пробный шар» будет максимально безопасным и, если что, я всегда успею внести поправки.

Наскоро перекусив, я предупредил Джонаса, что оккупирую спальню, и заперся там наедине с нашими приобретениями.

Для начала я распаковал то, что мы привезли, и все рассортировал. Если уж подходить серьезно, то должно быть несколько комплектов, для каждого случая. Оставшись доволен осмотром, я ушел в душ, чтобы приступить к следующей стадии моего перевоплощения.

Надо сказать, что я никогда не был трансвеститом, хотя знакомые среди них у меня были. И сейчас я вспоминал наши развлечения, восстанавливая в памяти последовательность действий.

У меня не очень-то растут борода и усы, а уж депилят-крем для лица и вовсе решает эту проблему полностью. Макияж я умел накладывать еще с тех времен, как подвизался в студенческом театре. Оставалось только что-то придумать с фигурой и в конце концов проверить результат на Джонасе.

С фигурой я разобрался просто. Блузки с длинными рукавами из шелковой ткани, лежащей свободными складками, отлично маскировали мышцы рук. Я немного подумал, выбирая между длинной юбкой и широкими брюками, и остановился на юбке, для пущего эффекта. Больше всего возни было с грудью, но и с этим я в конце концов справился.

«Грудь быть должна, – сказал мне Оскар, указывая на пункты „предпочтения“ в досье наших клиентов. – Если ты хочешь, чтобы на тебя обратили внимание как можно быстрее и наше задание не растянулось на годы, придумывай, как ты это сделаешь».

Проще всего было бы купить какой-нибудь подходящий комплект в театральном магазине или секс-услугах, но это, к сожалению, не очень надежно и довольно быстро вычисляется. Так что пришлось остановиться на трансвеститских хитростях.

И когда я в полном перевоплощении вышел в гостиную, реакция Джонаса оказалась довольно забавной. Он буквально подскочил в кресле, а глаза его стали круглыми от удивления. Таким удивленным я больше никогда его не видел.

– Добрый вечер, милый, – проворковал я на немецком, стараясь сделать из своего голоса нечто похожее на хрипловатое сексуальное контральто.

Я старательно навел ментальную иллюзию для лучшего восприятия своего образа. То есть на вполне материальную основу из тряпок, косметики и манер наложил еще и женственный флер. Иначе кисти рук, да и слишком острые черты лица все равно выдали бы меня. Я же все-таки не профессиональный актер травести.

Еще наблюдая в зеркале свое перевоплощение, я слегка удивился, поняв, насколько сейчас напоминаю мать. Только если бы она получила совсем другое воспитание и занимала совсем не то положение в обществе. От вульгарности блондинки в макияже мне ментальными усилиями удалось оставить как раз ту самую малость, которая только придавала пикантности, но отнюдь не портила эффект.

Я подошел к дивану и как можно изящнее опустился на него. Туфли на каблуках – это все-таки не моя обувь, и я очень боялся подвернуть ногу перед самым заданием.

Достав сигарету из лежащей на столе пачки, я бросил взгляд на Джонаса и получил моментальную нужную реакцию – через секунду он стоял рядом и подносил мне зажигалку. Мне очень хотелось рассмеяться, но я тянул время, позволяя себе наслаждаться результатом своего мастерства.

– Джо, не стой столбом, а то Оскар подумает, что я тебя зомбировал.

Первым все-таки не выдержал и рассмеялся я и перешел на свой привычный голос и тон.

Из Джонаса как будто подпорки выдернули, и он почти рухнул на диван напротив.

– Ну, как, нормально? Думаешь, поверят?

Джо замахал на меня руками, забыв прикурить свою сигарету.

– Ты что, сомневаешься? Зря! Конечно, пройдет, еще как! – И неожиданно предложил. – Хочешь выпить?

Я усмехнулся про себя, сканируя его странную реакцию, и кивнул, соглашаясь. Я был более чем уверен, что, будь я сейчас в своем нормальном виде, ничего подобного Джо и в голову бы не пришло. Но сейчас работали стереотипы общественного поведения, и его личные в том числе.

Джо вернулся от бара, держа в руках два бокала, один с виски, другой с мартини. Последний был торжественно вручен мне, и Джо вернулся на свое место напротив.

– Знаешь, Март, я не ожидал.

Я пожал плечами. От меня вообще с виду мало что можно ожидать, как говорила моя бабка. Но Джонаса понесло.

– Ты ведь останешься в этом до прихода Оскара, да?

Я незаметно поморщился, но кивнул.

– Видимо, придется. Надеюсь только, что он скоро вернется.

Не то чтобы я был против интереса со стороны Джо, но все-таки предпочел бы, чтобы он его проявлял не ко мне в женской одежде, а просто ко мне.

На мое счастье, Оскар с Каем пришли довольно скоро. То есть часа через полтора, когда я уже был готов послать к дьяволу и Стаковски с его планами, и Джонаса с его стереотипами.

Но и здесь реакция была такой, что я почти сразу забыл о своем раздражении.

Первым нас с Джо увидел Кай, зашедший в номер обогнав Стаковски.

– Привет, Джо. Что же ты не предупредил, что к тебе зайдет дама? Мы бы хоть шампанского заказали.

Я почувствовал, как Кай, моментально приняв ситуацию за нештатную, начал работать «на человека». Я послал ему приветливую улыбку и просигналил Джонасу:

– Подожди, пусть зайдет Оскар.

Джо превратил свой смех в кривую улыбку, замаскированную стаканом с виски, и кивнул.

– А шампанское можно заказать и отсюда.

Я проверял свой голос на Кае. К моей радости, и голос, и ментальная маскировка прошли и эту проверку. Все-таки хорошо иметь дело с не менталыциками.

Потому что с появлением Оскара все веселье закончилось.

Стаковски вошел, закрыл дверь, бросил взгляд в мою сторону, усмехнулся и обратился к Каю, уже возящемуся в настройках заказа:

– Не стоит так торопиться, Кай. Думаю, эта мадам не совсем по твоему профилю.

И уже обращаясь ко мне:

– Отлично, Март. Ты великолепен.

За эту фразу я был готов простить ему все, даже мадам.

Стаковски обладал каким-то почти гипнотическим обаянием. Правда, использовал его, только когда хотел. Возможно ли, что это специфическое дополнение к Дару видения вероятностей? Все мы испытываем некоторое мистическое благоговение перед судьбой, и когда она нам улыбается, невозможно не ответить улыбкой.

Я полыценно улыбнулся Оскару:

– Danke. Только я в этом никуда не поеду. Будет лучше, если я перевоплощусь сразу на месте. Чтобы не осталось следов, ни до, ни после. Ты согласен?

Оскар кивнул.

– Да. Ты прав, так и сделаем. Тем более что билеты мы заказали на твое привычное лицо.

На звонок доставки Оскар только улыбнулся.

– Спасибо за ужин, Кай. Только сначала все-таки сфотографируй это лицо на необходимые документы для Мартина, а то, думаю, ему будет не так удобно ужинать, как нам.

– Хорошо, – бросил Кай, исчезая в спальне, – тогда пусть Джо сервирует стол.

Глава пятая

Четверо мужчин порознь проходили регистрацию в аэропорту, один только раз, якобы случайно, столкнувшись перед багажным отделением. Самый молодой из них, почти мальчик, сопровождался до самого билетного контроля стареньким роботом-слугой. Робот был без звуковой приставки, еще на колесах, а не на силовой подушке, с телескопическими манипуляторами вместо гибких щупалец. Вся эта древность выглядела очень трогательно, но мальчик явно стеснялся ее и делал вид, что это не с ним.

Высокий седой мужчина дольше всех задержался на терминале таможни. Ему пришлось предъявлять довольно большую папку документов. Видимо, его багаж содержал нечто такое, что требовало к себе серьезного отношения.

Быстрее всех прошел таможню молодой бизнесмен. Костюм в легком кофре, кейс с личным ноутбуком – вот и все вещи, которые у него были. Он положил кофр на текучую ленту сканирования, унесшуюся дальше в багажное отделение, и забрав карточку регистрации прошел на посадку.

Четвертого же практически никто не заметил. Любые попытки проявления интереса к себе он пресекал ослепительной улыбкой, что заставляло моментально забыть и о нем, и о своем интересе. Он улыбался всем, кроме тех троих, на которых незаметно поглядывал иногда с некоторым удивлением. Казалось, в его глазах читался вопрос «И как это меня так угораздило?»


Впервые в жизни у меня был такой большой багаж. Даже когда меня отправляли в колледж, вещей было куда меньше. Из личных тогда осталось только самое необходимое: документы, кредитка и кое-что, что я не мог бы доверить ни одному транспортному агентству. А вот теперь мой чемодан, набитый всевозможными мелочами из тех, что понадобятся мне на задании, укатил по транспортной ленте вместе с еще двумя свежеприобретенными и до отказа набитыми «монстрами». И я с завистью покосился на сумки и чемоданы коллег по команде. Аккуратные плоские футляры прокатились за моими «бегемотами» легко и непринужденно.

По новым документам и легенде мы друг другу никем не приходились, а просто оказались случайными попутчиками в курящем бизнес-классе. Нам еще предстояло познакомиться за ужином, места все-таки были взяты соседние.

То государство, куда мы летели, прекрасно объединяло людей любой профессии и национальности. Потому что летели мы на один из богатейших курортов Восточной Европы. А то, что там в это время проходил сезонный чемпионат по многомерным играм, только повышало наши шансы на так необходимые нам случайности.

Я устроился на своем месте, ближе к окну, и постарался не обращать внимания на остальных людей. Мне надо было сосредоточиться. Надо было пропустить всю информацию через себя еще раз, чтобы уловить непонятно каким по счету чувством ту тонкую линию уверенности в удаче, что всегда помогала мне выигрывать. Сначала в детских играх, а потом и во взрослых. Я расслабился в кресле, закрыл глаза и начал вспоминать содержимое информационной папки Кая.

Наш заказчик – Международная ассоциация космических исследований, МАКИ, – не так давно предоставила Восточноевропейскому союзу новых технологий, ВСНТ, а именно «отделу космических разработок», техническую базу для исследований. Востоку срочно потребовалось провести какие-то эксперименты в специфической инопланетной среде. На Марсе.

Никогда бы не заинтересовался внеземными исследованиями, а вот теперь пришлось.

Конечно, никакое государство не вывело еще свои корабли из Солнечной системы в дальний космос, но и того, что было найдено внутри, на знакомых с детства планетах, оказалось предостаточно. Началось все, конечно, с Луны и найденных там следов внеземной цивилизации. Сейчас Луна уже представляла собой огромный исследовательский комплекс, что было достигнуто не одним годом международных разборок и интриг. Всем, конечно, хотелось эксклюзивных прав и закрытой зоны. Но получилась лаборатория для всех. Вмешалась ООН, а дальше стороны могли только всласть погрызться за наиболее выгодную позицию для своих жилых куполов.

Марс тоже недалеко ушел бы от такой судьбы. Но когда там обнаружились остатки цивилизации более значительные, чем на Луне, и к тому же сильно отличающиеся от того, что нашли на земном спутнике, долго судить не стали, а, нажав на нужные рычаги в ООН, просто урезали общеземное исследование Марса. Объясняя это тем, что-де с Луной еще надо разобраться, а тут какие-то новые открытия.

После такого крутого подхода к Луне ООН почти полностью отрезали от дележа внеземных ресурсов. Крупные корпорации просто решили действовать изнутри, взяв кого надо на свое обеспечение и тем самым парализуя любое вмешательство. Им не было никакого резона устраивать очередную благотворительность, и, проколовшись раз, они просто не могли себе позволить потерять еще и Марс.

Открытые на Марсе города стали лакомым куском для любой земной компании. Говорили, что те корпорации, у которых хватило денег обеспечить постоянную связь с Марсом и заложить там свой купол, несказанно обогатились. В марсианских городах, кроме развалин, были найдены еще почти не разрушенные подземные хранилища, и там можно было выкопать все что угодно. И, конечно, на первом месте была информация. И теперь кое-кто из недовольных быстрой дележкой любым способом старался достать то, в чем его обделили. Ради этого шли на все. Даже на подкуп специалистов чужой корпорации. Что почти немыслимо, потому как суммы астрономические. Или же вот, на закладку слепой ментальной программы в того, кто может легальным путем попасть на Марс в интересующие зоны.

Я вспоминал, прокручивал в голове все, что считал с ноутбука Кая.

Первый слой задания команды, второй слой. Отчеты о попытках решить проблему технико-информационным путем, вскрывая закрытые файлы интересующих членов команды и действуя с помощью логики и анализа данных. Отчеты о провалах. Донесение об использовании паранормов на госслужбе. Поправки к заказу…

Новый сценарий будущей работы я, естественно, держал в голове и без документов.

И самое важное, список команды, с которой мне придется работать.

Все из Восточного Союза, что вполне естественно.

* * *

Игорь Васильевич Михалков.

Командир команды.

45 лет.

Русский. Гетеросексуален. Не женат. Трое признанных детей вне официального брака.

На голофото: глянцевая кожа головы – лыс как колено. В остальном – красавец мужчина, совершенно не в моем вкусе. Мягкие правильные черты лица, хоть сейчас на рекламу какого-нибудь курорта для самых здоровых и активных отдыхающих. Темные, бархатные глаза. Светлые до нереальности, густые брови и ресницы. Сложение атлетическое.

Геофизик, инженер, био– и нанотехник. А также, по совместительству, психолог-лингвист.

Завербован внутренней фискальной службой ВСНТ. И потому вне подозрений, хотя можно продавить на сотрудничество.

Антонина Абрамовна Романова.

Врач команды.

43 года.

Еврейка. Бисексуальна. Официальный муж русский, двое детей.

Роскошные, мастерски высветленные волосы. Выглядит всего лет на десять моложе, чем есть на самом деле: то ли плановое омоложение пропускает, то ли нравится ей такой возраст. Серо-зеленые глаза, бледная кожа, яркие южные черты лица. Крупная фигура, шикарная грудь.

Медик, биолог, химик, генетик. И по совместительству нанобиолог.

От вербовки отказалась. Подозреваемый номер раз.

Елена Ли Сонг.

Техник-связист.

31 год.

Китаянка. Гомосексуальна.

Широкие скулы, пухлые маленькие губы, летящий разрез темных, почти вишневых глаз под лаково-тяжелыми веками – дальневосточная классика лица. Длинные черные волосы заплетены в тугую косу. Никакой дорогой косметики, все естественное. Легкая, птичья фигура.

Инженер связи и коммуникаций. Образно говоря, способна из консервной банки сделать передатчик дальнего действия. И по совместительству историк-уфолог.

От вербовки отказалась. Подозреваемый номер два.

Михаил Юрьевич Федосеев.

Первый помощник командира.

43 года.

Еврей. Гетеросексуален. Не женат. Вне брака детей нет.

Пилот, инженер, ядерный физик, локационщик. И, чудесное совмещение, историк-археолог.

Не вербован. Подозреваем.

Сергей Михайлович Кромнев.

Техническое и военное обеспечение.

51 год.

Русский болгарин. Гетеросексуален. Официально женат вторично. Один ребенок от последнего брака.

Каштановые волосы, короткая стрижка. Сухие черты лица при тяжелой, атлетической фигуре. Десять лет назад пользовался омоложением. Глаза зеленые с восточным разрезом. Курит почти постоянно, при ежегодной, супердорогой процедуре очищения легких может себе это позволить. Не пьет ничего крепче кефира.

Боевая единица, механик, штурман, водитель и для комплекта – я покопался в своей памяти, а потом даже переспросил Оскара по ментальной связи, – а ничего для комплекта. Видимо, того, что у него есть, и так хватало.

Коллега по внутренней службе господина Михалкова. Вне подозрений и, более того, очень неплохой информатор. Большую часть нужных мне сведений я взял именно из его файлов. Капитан же, несмотря ни на что, оказался на редкость неразговорчив.

С капитаном и технарем проблем оказалось меньше всего. Я был почти уверен, что на них стоит такой ментальный блок Корпорации, что даже безумец и за очень большие деньги не возьмется его вскрыть или подсадить туда вирус.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное