Ольга Волоцкая.

Войти в Тень

(страница 5 из 41)

скачать книгу бесплатно

Прочитав название документа – «Мартин фон Тойфельберг. Досье», – я почувствовал, как у меня по спине пронесся озноб. Я сжал пальцы, чтобы не было заметно, как меня начало трясти. Сердце ухнуло куда-то в пятки, и почему-то я почувствовал себя почти голым. Но было уже плевать.

Дальнейшая информация была гораздо интересней. Первым в списке разработчиков шел один из закрытых Орденов. Далее были другие источники, и среди них значились отнюдь не только неофициальные структуры.

Очень захотелось курить, но я боялся, что дрожь пальцев выдаст меня с головой. Мне не хотелось, чтобы Оскар подумал, что связался со слабаком, которого пугает всего лишь список охотников за головами. Точнее за его головой.

– Кури.

Оскар откинулся на спинку дивана, оставив левую руку на связи с клавиатурой.

Я встряхнулся, пытаясь обрести душевное равновесие. Ведь это может быть просто подделка, и мои эмоции излишни. А Оскар великолепно сыграл на повышенной восприимчивости и эмоциональности телепатов.

Я достал из кармана сигарету и закурил. Руки перестали дрожать.

Стаковски одобрительно улыбнулся и начал прокручивать досье, показывая мне его содержание. И я понял, что рано расслабился.

Не то чтобы там было абсолютно все, но многие факты из моей жизни были указаны настолько точно, что у меня закралось подозрение, что за мной следили с самого детства. Но пока было еще рано искать подозреваемых. Это удовольствие я отложил на потом.

Когда первая часть досье закончилась, Оскар остановил просмотр и вопросительно на меня посмотрел. Я пожал плечами.

– И что ты хотел мне этим доказать?

Досматривать дальше мне уже не хотелось, я понял, что уровень информированности здесь превосходный. Я не выпускал сигарету из пальцев, и на краешке сознания мелькала мысль, что, кажется, я не знаю, снабжены ли отели такого уровня мини-баром.

Оскар убрал руку с клавиатуры и повернулся ко мне всем корпусом.

– Мы знаем, что ты не дурак, Мартин.

Я криво ухмыльнулся:

– Danke.

– И очень ценишь собственную свободу.

Я пожал плечами.

– А кто ж ее не ценит?

– А еще тебе крупно повезло в том, что тебя не смогли вычислить с самой активации Дара.

Я хмыкнул. Я тоже считал это невероятной удачей.

– Так что нам пришлось попотеть, чтобы составить этот документ.

Я чуть не подскочил.

– Нам – это кому же?

Зачем – у меня вопроса не возникло. Мне довольно недвусмысленно дали понять, что меня вербуют в одну из вольных команд как минимум на одно задание. Правда, как-то уж слишком изящно и легко. Прошлые мои столкновения с вербовочными структурами были куда менее вежливы. Впрочем, я никогда не сталкивался с вольными наемниками.

Мягкость улыбки Оскара совсем не вязалась со стальным отблеском в его глазах.

– Нам – это нам. Нашей команде Shadowrun. Тени, если угодно. – Оскар насмешливо склонил голову.

– А-а-а-а-а… зачем? – только и смог выдавить я.

Тут медиум весь как будто подобрался, и в его глазах мелькнул хищный огонек.

Он почувствовал, что я попался.

– Нашей команде необходим телепат.

– Это я уже знаю. Но… настолько, что вы были готовы платить всем этим за информацию?

Я махнул рукой в сторону ноута, где досье начиналось с замечательного списка источников на мое имя. До меня уже дошло, что это были не столько заказчики, сколько поставщики информации. И из многих, собранных в разных точках, обрывочных данных какой-то гений умудрился выжать то, что есть на самом деле. Ну или почти выжать. Я пока проверил отнюдь не все.

Оскар пожал плечами.

– Это было надо, Мартин. Иначе как бы я смог убедить тебя сотрудничать с нами?

Я чуть было не съехидничал, что «пока еще и не убедил», но здравый смысл взял верх. Не стоит шутить с человеком, у которого на тебя такое досье. Особенно если этот человек – сильный паранорм. В конце концов, меня не запугивают – покупают!

Но не стоило мне льстить себе. Все паранормы знали, что насилие над телепатом может обернуться очень плохо. Тем более, если дело касается его профессиональной деятельности, его Дара. Насильно заставлять работать телепата могли только те, у кого было достаточно средств для удержания такой игрушки. Если же происходил малейший сбой, все могло закончиться совсем не весело. В лучшем случае телепат умирал. В худшем – сходил с ума. И последствия были обычно непредсказуемы. Боюсь, даже Стаковски вряд ли бы взялся просчитать вероятности.

Так что нас проще было покупать, или уговаривать, или еще как-то брать в свои сторонники, но только по минимуму затрагивая нервную систему. Вот Оскар и постарался. По минимуму. Убедительно так.

– И какие же у меня условия?

Я затушил очередную сигарету и недовольно, хотя и не без уважения посмотрел на Оскара.

– Назови хотя бы цену или что ты хочешь от меня?

Я уже устал злиться, бояться, и даже выпить как-то не хотелось. Я знал это странное состояние апатии. Когда ты понимаешь, что ситуация решается только одним способом. И не важно, сколько ты приложишь усилий, рамки уже обозначены. И не тобой.

Даже несмотря на то, что я не мог пройти сквозь блоки оракула, я почувствовал, что он немного расслабился. Он ждал этого вопроса. Это означало мою почти капитуляцию.

С другой стороны, смешно, что так серьезно озаботились одиночкой без всякой защиты, кроме хрупкой специфичности Дара.

Оскар поднялся с дивана.

– Тебе мартини со льдом или с соком?

Ого, а вот такие услуги в переговорах совсем не обязательны. Да и не хотелось мне уже пить. Но невежливо отказываться, поэтому я бросил легкомысленно:

– И того, и другого.

Оскар вернулся с двумя бокалами. Бар в номере все-таки был.

– Я уже говорил тебе, что нам дали задание, с виду показавшееся не таким уж сложным. Настолько, что мы даже взяли под него аванс. Мы сейчас осваиваем новые базы, но даже без этого – деньги нужны всегда. Ты как никто должен это понимать.

Я пожал плечами, отпивая первый глоток коктейля – неплохо, но, на мой взгляд, слишком много сока.

– Я не буду сейчас вдаваться в детали, ведь мы еще не договорились ни о чем. Просто повторю то, что уже говорил тебе. Нашей команде нужен телепат. Досье ты видел. Так что должен понимать, насколько нужен.

Мягкий голос Оскара постепенно набирал стальные обертоны. Громкость он не повышал – и без того звучало внушительно. Но, тем не менее, я все же рискнул.

– А если я… не соглашусь?

Ответом мне была самая безмятежная улыбка, которую я когда-либо видел.

– Тогда мы продадим это досье… кому-нибудь. Как ты видел, список желающих более чем достаточен. А за отдельную плату даже передадим тебя с рук на руки.

Мое сердце как будто сжали в железном кулаке. А Оскар продолжал:

– Не то чтобы мы не ценим твою свободу воли. Просто… должны же мы получить какую-то компенсацию за наши труды. Да и аванс сможем отдать с неустойкой.

Я плохо себе представлял, какие деньги крутятся в бизнесе паранормов, но если судить по этой фразе, то очень большие. Я знаю, сколько стоит составить такое досье. И немного представляю, что такое стоимость услуг вольной команды паранормов. И если Стаковски говорит, что он покроет все расходы, просто продав меня «охотникам за головами», значит, дело у него нешуточное.

– У меня есть время подумать? И… мне хотелось бы просмотреть это досье полностью, если возможно.

Мне надо было знать, какие проколы в моей биографии они допустили. То, что они там есть, я не сомневался. Все-таки я достаточно долго водил всех за нос.

Оскар разглядывал меня уже как свое будущее приобретение. Он-то не сомневался в результате. Я, похоже, тоже. И Стаковски любезно решил сделать мне еще одну поблажку. Как после горького лекарства дают сладкую конфету.

– Немного. До завтра. В десять часов утра я захочу узнать ответ. А диск ты можешь прочитать хоть сейчас.

– Ты оставишь меня здесь на всякий случай? Или мне можно все-таки пойти к себе? У меня в номере есть компьютер, там я тоже могу почитать.

– Как захочешь.

Оскар провел ладонью по боковой панели ноута, вынул серебристую пластину памяти и протянул ее мне.

– Твоя гостиница недалеко. Можешь отдохнуть и все обдумать. Я даже тебя провожу, если хочешь.

Я забрал диск и убрал его во внутренний карман.

– Danke. Но лучше я сам.

– Как хочешь, Мартин.

Улыбка у Оскара была на редкость обаятельной. Если, конечно, не знать, что за ней скрывается.

Глава четвертая

Из гостиницы я вышел как будто в тумане. По пути к себе завернул в небольшой винный бутик, принадлежащий ресторану моего отеля, и вышел оттуда с небольшим, но увесистым пакетом. Сидеть и напиваться в общем баре я сейчас был не состоянии, а запасов в номере могло и не хватить. Мне нужно было абстрагироваться и подумать. Для начала я должен был стать незаметным для любого ментального считывания.

Все то время, что я провел с Оскаром, я старался быть как можно естественней. Я искренне нервничал и вел себя, как и положено молодому психованному телепату с почти отключенной логикой. Я не знал, насколько Дар Стаковски сливается с другой степенью ментальности – телепатией. Мне совсем не надо было, чтобы Стаковски распознал мою… радость?

Я добился своего. Меня приглашала вольная команда. Сама!

Вся моя беготня от любых структур в ожидании того, что я хочу, стоила свеч. Это была игра по-крупному, многоходовка на выживание.

Только вот выглядит это сейчас отнюдь не так радужно, как я себе представлял.

Но это было уже не важно: я хотел влипнуть, и я влип, хотя и гораздо серьезней, чем предполагал.

Из всего того, что я собрал о мире паранормов, я понял, что вольные наемники были единственными, кто сохранял хоть какую-то самостоятельность, и могли считаться свободными от любых обязательств, кроме как внутри команды. И сейчас мне было важно ничего не упустить. Если я уж решил продать себя, то стоило это сделать как можно дороже. В конце концов, мне есть что продавать!

И с этой мыслью я, вооружившись бутылкой Baileys, уселся за компьютер у себя в гостиной. Машина была, конечно, не такой крутой, как у Оскара, но для простого считывания вполне подходил. Я углубился в чтение.


Самое отвратительное при прочтении досье, особенно если оно приближено к реальности, – это то, что начинаешь вспоминать. Указаны события верно или нет, ты все равно вспоминаешь всю свою жизнь, со всеми взлетами и падениями. И в отличие от досье, госпожа память предоставляет тебе это в гораздо более ярких красках и подробностях.

Когда я закончил читать, бутылка была уже пуста, а моя голова разрывалась от боли. Мне не надо было раздумывать, что я отвечу Оскару завтра. Я уже знал ответ. Но перед сном меня все-таки хватило на победную улыбку в темноту потолка. В досье были дыры для использования. И видит Бог, я не дам никому влезть в эти области.

И уже засыпая, я подумал, что сбывшаяся мечта еще не означает мою будущую безопасность. В конце концов, Оскар говорил о каком-то сложном задании. И не факт…

А дальше я уснул, и на меня стали накатываться мои привычные кошмары, когда я в состоянии перенапряжения. Досье, конечно, тоже сыграло свою роль – поднялась муть со дна моей памяти и подсознания.

Странно только то, что, несмотря на все это, сейчас, сидя на подоконнике, я чувствовал себя абсолютно выспавшимся и бодрым, хоть и прошедшим через нервную трясучку. И третий по счету коктейль на едва проспавшуюся голову картины отнюдь не портил.

Я подумал, что, несмотря на то, что уже давно рассвело, все-таки хорошо бы было еще поспать. Но тут я случайно взглянул на часы и чуть не свалился на пол. Было без четверти восемь. Оскар собирался зайти около десяти. Значит, на все про все у меня оставалось не более двух часов. Мой бог, а у меня еще ничего не было собрано!

Конечно, вечером, ложась спать, я оставил все проблемы со сборами на утро.

Срочно успеть следовало многое. Например, почистить мозги всем меня здесь видевшим. То есть не стирать полностью факт моего прибытия, а просто убрать из памяти мою характерную личность, заменив некой незаметной фигурой без особых примет.

Но сначала душ. Иначе моя голова откажется работать даже на чистом кофеине.

Результатом моей лихорадочной деятельности стало то, что, когда мне позвонили с ресепшена с вопросом «Пропускать ли господина имярек», я, уже выровняв дыхание после сборки вещей, лениво протянул: «Да-а-а-а».

А через пять минут в дверях моего номера улыбался Стаковски. Он не задавал вопросов, он уже знал ответ. И дело было не только в его Даре, а еще и в моем дорожном чемодане, уютно прикорнувшем около дивана, на котором развалился я собственной персоной.

Оскар кивнул на компьютер, потом на чемодан, потом вопросительно приподнял брови. Я, уже все для себя решив, кивнул и постучал указательным пальцем по своему виску. Это был стандартный жест среди паранормов, спрашивающий, можно ли перейти на другой уровень общения.

Оскар усмехнулся и приоткрыл свои блоки ровно настолько, чтобы наш разговор происходил без помех.

– Я вижу, ты принял правильное решение, Мартин. Впрочем, я в этом и не сомневался.

Меня очень подмывало съязвить: «Так какого же черта нужна была вся эта чехарда с досье?» – но я понимал, что одной этой шпилькой раскрою себя и свои планы. А ведь мне еще предстояло торговаться.

Поэтому я пожал плечами.

– Можно подумать, у меня был такой большой выбор. Уж лучше с вами, чем…– тут меня ощутимо передернуло при воспоминании о других организациях, от которых я так долго бегал, – чем с кем-либо еще.

– А теперь нам нужно уходить отсюда. Быстро. Мы можем выйти не через парадный вход?

Я удивился. Но я еще никогда не работал с вероятностниками, поэтому предпочел послушаться.

– Конечно. С моего этажа можно спуститься сразу в гараж:.

– Отлично. Идем.

Я подхватил чемодан, еще раз похвалив себя, что моя теперь уже бывшая профессиональная деятельность не обременяла излишним багажом, и поспешил выйти из номера.

Когда мы спускались в лифте, между нами царило молчание. И я ради интереса просканировал местность на предмет какой-либо подозрительной активности. Никакой опасности по-прежнему не высвечивалось. Я пожал плечами и все так же молча вышел из лифта вслед за Стаковски.

Мы не стали углубляться на нижние уровни стоянки, а, остановив лифт на минус первом – ближайшем к просто первому – этаже, вышли и не торопясь пошли к выходу.

На всякий случай я поставил вокруг нас рассеивающий внимание флер.

Из гаража нам удалось выбраться беспрепятственно. Охрана не обратила на нас внимания. Я почувствовал молчаливое одобрение Оскара и гордо улыбнулся – знай наших.

На улице было достаточно людно, чтобы просто влиться в поток толпы, движущийся в нужную сторону, и дать ему унести себя. Оскар не старался держаться со мной рядом. Конечный пункт назначения был известен обоим. Но каким-то десятым чувством я понимал, что сейчас идет еще одна проверка. Мне, в общем-то, не составляло труда раствориться в толпе и сбежать. И черт с ним, с досье, у меня была пара мест, о которых в нем не говорилось и где я мог спокойно отлежаться и выработать план по исчезновению из поля зрения команды Shadowrun и всех, кого бы им вздумалось на меня натравить. Но я и не собирался бежать. Наоборот, весь мой инстинкт выживания сейчас сосредоточился на том, чтобы попасть в эту команду. Я понимал это и дал себе спокойно плыть по течению.


Два человека влились в людской поток и разошлись, как два пенных следа от водного мотоцикла. Мужчина постарше постарался прижаться ближе к стене, где меньше было шансов потерять направление, но само движение было более медленным. А тот, что помоложе, наоборот, свернул к самой середине людского потока, где одно направление накладывалось на противоположное и легко могли возникнуть сложности с передвижением, зато скорость можно было развивать по своему желанию.

Первый шел, как казалось, неторопливо, но уже через пару минут стало ясно, что он вчистую обходит второго на полторы минуты. И разрыв неуклонно увеличивался.

Второго это, казалось, совершенно не волнует. Он вертел головой по сторонам, ругался с теми, кто задел его чемодан, и всем видом изображал свою непричастность к тому, что его обгоняют. А вот не волновал его никто, кроме себя, и все его поведение старательно это подчеркивало.

Первый, одетый в безупречный костюм хорошо зарабатывающего клерка, создавал ощущение того, что даже воздух боится к нему прикоснуться, чтобы не потревожить безупречную строгость.

Второй, несмотря на презрительную усмешку по отношению к окружающему миру, был одет не менее дорого, но выглядел полной противоположностью. Было нетрудно предугадать, что щегольской костюм скоро найдет свое место в доставке в прачечную-химчистку, это если сразу не попадет на помойку.

Они были разные, эти два человека, вот только точка прибытия для них была одна.

* * *

Я вовремя спохватился и выбрался из толпы как раз напротив поворота к гостинице, где остановился Оскар и его команда.

Иногда, задумавшись, я могу пропустить даже динозавра на улице. Но Стаковски был не динозавром, и пропустить его не было никакой возможности.

Оскар уже стоял в холле гостиницы и ждал меня. Казалось, что он чувствует мое прибытие до секунды. Обменявшись взглядами, мы поспешили к лифту. И тут я услышал грохот.

Я моментально распознал специфический звук взрыва. Задрожали стекла, и люди в тревоге пригнулись. Кто-то рванул за стойку, матери прижали детей ближе к себе, обслуга заозиралась. Но продолжения не последовало. Полная тишина, и только машины встревоженно загудели на улице.

Мы с Оскаром переглянулись: я – вопросительно, он – давая четкую команду:

– В лифт. Быстро.

Я кивнул и быстрым шагом двинулся к только что прибывшему лифту. Из него выбежали люди, а мы, не обращая внимания на поднимающуюся суматоху, скользнули внутрь. Оскар нажал кнопку нужного этажа. Двери плавно закрылись, и лифт двинулся вверх. Нашего поспешного бегства никто не заметил.

Я с облегчением облокотился о зеркальную стену кабины. Я не мог видеть полностью своего отражения за широкой спиной Стаковски, но краем глаза заметил, как побледнел, да и взгляд мой никак нельзя было назвать нормальным.

– Это взорвался твой номер, – равнодушно пояснил Оскар.

Мне не нужно было задавать вопросы, все ясно читалось по моему лицу.

– Ну я же говорил вчера, что тебе стоит перебраться в более спокойное место.

Я почувствовал себя не просто идиотом, а дипломированным кретином. Представив же себе, во что превратился номер и во что мог бы превратиться я при такой мощности взрыва, я порадовался, что не завтракал, а то сейчас мог бы приключиться большой конфуз. Все-таки воображение у меня очень живое.

Я сглотнул подступивший к горлу ком и вышел за Оскаром из лифта. Спокойствию Стаковски можно было позавидовать. С такой небрежной железной логикой он поставил меня в известность, что мне показалось…

– Оскар, кто это был?

– Мы.

И я застыл уже в полной дезориентации.

– Не беспокойся. Мы просто перехватили заказ от игорных заведений, что ты обработал. И им выгодно, и нам прибыль.

Я все еще не мог выдавить из себя не то что звука, а даже мысли. Дойдя до двери, Оскар обернулся. Увидев меня в состоянии «соляного столба», он даже не удивился, но снизошел до объяснений.

– Ты же понимаешь. Нет лучшего способа увести из-под удара кого бы то ни было, чем самому заняться наведением этого удара. К тому же смерть – отличная маскировка. А тебе теперь маскировка будет необходима гораздо больше, чем в твоем прошлом.

Я на негнущихся ногах подошел к нему.

– А-а-а… если бы я сказал нет?

– Тогда сначала бы сработало другое устройство, а потом взрыв прекрасно бы все замаскировал.

Стаковски скользнул карточкой-ключом в прорези замка, дверь отъехала в сторону, и я шагнул внутрь. Состояние у меня, понятное дело, было не лучшим, поэтому походил я сейчас как раз на того ожившего мертвеца, которым, по уверению Стаковски, мне и было лучше всего стать.

Оскар подтолкнул меня дальше и вошел сам. Дверь закрылась, и он просто обошел меня, понимая, что сдвинуть с места меня пока нереально. А тем не менее обязанности вежливого хозяина выполнять надо. Например, представить мне остальных членов моей будущей команды.

В типовой гостиной нас ждали двое: тонкого телосложения подросток, почти ребенок, и здоровый парень, разлегшийся на диване, закинув руки за голову. Парень открыл глаза, и мое сердце ушло в пятки, а состояние, и без того близкое к обмороку, утяжелилось ледяным внимательным взглядом, оценивающим меня с головы до пят.

– Это и есть твой хваленый телепат?

Прозрачный бирюзовый взгляд лежащего парня перестал нанизывать меня, как бабочку на булавку, и обратился на того, кто задал этот вопрос. Подросток повернулся в мою сторону, и я удостоился еще одного взгляда, нелестно «облившего» меня с головы до ног.

– Да, Кай. И попрошу быть с ним вежливым. С сегодняшнего дня наша команда стала квартетом.

Подросток, которого назвали Каем, сидел на втором диване, скрестив ноги по-турецки, и на коленях его лежал уже знакомый мне ноутбук. Черты лица с яркой восточной примесью, нежная оливковая кожа и длинные черные волосы, собранные, так же, как у меня, в хвост. Футболка на пару размеров больше с какими-то психоделическими узорами, черные джинсы и по гладкому металлическому информ-браслету на запястьях. Был он босиком. Я постарался не очень криво улыбнуться и поднял руку в приветствии.

– Мартин Той, телепат, будем знакомы.

– Кай Ламбро, телекинетик.

За мальчишку ответил Оскар. Сам же Кай только кивнул, соглашаясь то ли с тем, что услышал, то ли чем-то еще. Лицо его было абсолютно непроницаемо. Ни улыбки, ни какой-либо эмоции, кроме как задавленного раздражения в его единственной фразе, я не уловил. Блестящие глаза, тонкая кость – чем-то неуловимым он напоминал насекомое, человекообразного богомола или палочника.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное