Ольга Ветрова.

Титры к фильму о любви

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

В любом случае, это лучше, чем трудиться на тех, кто поощряет промышленный шпионаж и саботаж. Конечно, курящий господин и сам пострадал из-за недобросовестности своей сотрудницы, но деловую репутацию на грязных приемах не построишь. Одним словом, Катя решила не искать работу, а – работать. Тем более что она уже опаздывала на планерку.

Офис показался ей даже родным. Весь коллектив, включая начальство, был в сборе. Обсуждалось дело мэра-взяточника из небольшого, но промышленно развитого города на Урале. Градоначальника не устраивали местные адвокаты, он требовал выписать непременно столичного, обещал оплатить авиаперелет.

– Видимо, действительно много денег прикарманил, – усмехнулась Валерия Стурова.

– Кого в самолете не укачивает? – поинтересовался Алексей Горчаков у своих сотрудников.

Добровольцев не нашлось. Сразу как-то представились задержки рейсов, гостиница с удобствами в конце коридора, матерящиеся попутчики и другие радости командировок.

– У меня плотный график выходов в процесс по делу Белоцерковского, – счел своим долгом напомнить Всеволод Каневский – типичный адвокат в костюме-тройке и с бородкой.

Остальные просто отмалчивались. Дадут задание – придется брать, но лучше сделать вид, что руки уже полны других дел.

– Что ж, видимо, мне самому предстоит этим заняться, – решил шеф.

– О, я давно мечтала побывать на Урале, прикупить себе малахитовую шкатулку, – тут же оживилась помощница Олеся.

– А у меня в Первоуральске бабушка живет, – неожиданно вспомнила помощница Марта. – Можно было бы ее заодно навестить.

Тут уж воображение изобразило номер люкс, пельмени в лучшем ресторане города, ощущение, что делаешь общее дело, а это очень сближает, и другие радости командировок с боссом.

– Шкатулка важнее, у меня драгоценности теряются. А ты со своей бабусей, наверное, лет десять не общалась!

– Вот именно! Мне нужнее. Как можно сравнивать какую-то коробку для побрякушек и старушку, с которой даже по телефону не поговоришь, ведь она глухая.

– Так что же ты за свой счет не съездишь родню проведать, Марта? – ехидно поинтересовалась Олеся. – Командировка – это рабочая поездка, там будет некогда по гостям ходить, другое дело – забежать на пять минут за сувениром…

– Не ссорьтесь, девочки, – улыбнулся Горчаков такому служебному рвению. – Будем отбирать кандидатуру на конкурсной основе. Кто пояснит, чем взятка отличается от коммерческого подкупа, тот и поедет.

Возникла пауза. Затянулась…

– Взятка – это когда деньгами. А подкуп – это борзыми щенками, – не слишком уверенно произнесла наконец Марта.

Адвокат Каневский только фыркнул.

– Чижова, помогите девушкам, – привычно попросила Стурова.

– Взятка – это получение незаконного вознаграждения должностным лицом, находящимся на государственной службе. Коммерческий подкуп – должностным лицом коммерческой структуры, частной фирмы. Но, по сути, разница не велика и наказание примерно одинаковое.

– Вот Екатерина Чижова и полетит со мной на Урал, – подвел итог Горчаков.

Черт! Она была уверена, что выступает во внеконкурсной программе, поэтому и не стала делать вид, что у нее внезапный приступ амнезии.

У Кати почти нет драгоценностей, так зачем ей отправляться туда, где продают шкатулки?

– В понедельник вылет, в десять утра, из «Домодедово».

Это приказ?

Похоже на то.


Отлично! Она хотела держаться подальше от шефа. В результате их ждут соседние кресла в самолете. Ладно, без паники! В конце концов, Алексей Горчаков не Иван Грозный и не станет заточать своих «бывших» в отдаленные монастыри. Это просто ответственное задание, шанс проявить себя с профессиональной точки зрения. Ничего личного.

Дойдя до своего кабинета, Катя практически убедила себя в этом. Однако процесс самовнушения неожиданно прервали. Незнакомая худенькая девушка с массивным чемоданом в руках строго поинтересовалась:

– Вы Екатерина Чижова? Я должна отобрать у вас отпечатки пальцев.

– Отобрать? – оторопела Катя. – Да я их и не брала. Мне чужого не надо.

– Ну, в смысле, снять ваши отпечатки.

– А вы, собственно, кто?

– Да уж не изготовитель перчаток на заказ, – хмыкнула девушка. – Я эксперт и выполняю поручение следствия.

– Какого следствия?

– По делу об умышленном поджоге в санатории.

– Но я-то здесь при чем? – простонала Катя.

Мало ей страховых агентов. Теперь вот эксперта прислали! Ни дня без визитера, который читал журнал регистрации в парк-отеле и записки Алисы Островской. Жаль, что самолет на Урал не сегодня. Хотя бы там Катю должны наконец оставить в покое.

– Конечно, дактилоскопирование – дело добровольное, – признала худышка с чемоданом. – Но если вы ни при чем, то вам и скрывать нечего, в том числе и свои отпечатки.

– Но и раздавать их направо и налево мне не хочется.

– Речь идет о серьезном преступлении, – посуровела дактилоскопист. Хотя выглядела она, как студентка, вела себя, как декан. – Радуйтесь еще, что я сама к вам приехала. Я вообще-то хотела вас к себе вызвать. Но следователь меня предупредил, что простые люди в таких санаториях не отдыхают. Пройдемте!

– Куда? – испугалась Катя.

– Где нам не помешают. Или вы хотите, чтобы я в коридоре вам пальчики откатала?

Катя поспешно открыла дверь своего кабинета. Хорошо, что Светик забежала в дамскую комнату припудрить носик, а значит, не сунет его в скандальную для Кати историю. Во всяком случае, пока.

– Если можно, побыстрее, у меня много работы, – нервно попросила Катя.

– Минутное дело! – заверила ее эксперт и принялась доставать из своего портфеля все, что требуется.

А требовалось ей многое: валик, черная краска, какие-то пластины. Это вам не сканирование отпечатков при получении визы в посольстве, когда достаточно изящно приложить пальчик к электронному устройству. Девушка работала дедовскими методами, перепачкав Катины руки типографской краской. Потом эксперт достала лупу и задумчиво уставилась на дактилокарты.

– Это ваши отпечатки! – изрекла она спустя несколько минут. – Конечно, это пока не официальное заключение. Но я уверена, что на бутылке с зажигательной смесью следы ваших пальцев.

– На чем?

Кате сразу представились уличные бои где-нибудь в Бангладеш. Полицейские пускают в ход слезоточивый газ, в ответ в них летят бутылки с зажигательной смесью.

– Установленная причина пожара в вашем коттедже – воспламенение горючей жидкости, – сообщила дактилоскопист официальным тоном. – Кто-то специально разлил бензин внутри и бросил спичку. На месте происшествия была найдена бутылка с остатками зажигательной смеси. И на этой бутылке – ваши отпечатки, Екатерина Чижова! Как сотрудник правоохранительных органов, рекомендую вам оформить явку с повинной. Как женщина – советую сослаться на ревность, которая привела вас в состояние аффекта и толкнула на преступление.

– Никто меня никуда не толкал, – возмутилась Катя. – И я ничего не поджигала!

– Однако улики говорят об обратном!

5

Да, улики. Если и не говорят, то точно – шепчут. О том, что хвататься за бутылку в стрессовой ситуации, – это так по-нашему. Так, понятно! Вот только стеклотара оказалась не со спиртным, а с горючим. Но это уже детали.

Что ж, все объяснимо. Разве можно бросить тень на репутацию элитного заведения? Сигнализация не сработала. По ВИП-номерам разгуливают пироманы. Бардак какой-то! За что только такие деньги берут? Нет уж, во избежание таких пересудов лучше свалить вину и убытки на кого-нибудь типа Кати. Она бы и сама, наверное, так поступила, если бы владела парк-отелем с персональным закатом в каждом коттедже.

Да и работников правоохранительных органов можно понять. Зачем напрягаться и искать неизвестного поджигателя, если есть с некоторых пор всем известный персонаж дневника Алисы Островской – незадачливая девица, потерявшая голову от ревности и любви. Ее любовник закрутил с другой. Причем не с какой-нибудь секретаршей или помощницей, а с телезвездой. А та, которой дали отставку, устроила в отместку огненное шоу.

Стоп! Катя – не персонаж. Она – сотрудник юридической фирмы. И знание законов освобождает ее от ответственности за действия пироманьяка.

– Эта ваша бутылка с зажигательной смесью – это вообще что? – поинтересовалась Катя тоном скорее следователя, чем подозреваемого.

– В смысле? – не поняла эксперт.

– Ну, это фирменная упаковка жидкости для розжига костров, тара из-под пива или минералки? Пластиковая или стеклянная?

– Это бутылка из-под шампанского. Название – не по-нашему, о геометрической фигуре что-то. Словно сами не знаете, куда бензинчик из бака какой-нибудь машины перелили…

Катя облегченно вздохнула. Она не Мария Стюарт и не даст заточить себя в темницу без суда и следствия!

– Я даже не в курсе, где там в машине бензобак. Мы действительно пили шампанское «Круг Кло дю Менил».

Она запомнила, потому что это звучало изысканно, а не оттого, что оно по 350 евро за бутылку.

– И на бутылке, конечно, могли остаться мои отпечатки. Вы как эксперт не можете не знать, что следы пальцев – лишь косвенная улика. Она свидетельствует только о том, что подозреваемый держал в руках орудие преступления. Но вот когда именно и при каких обстоятельствах – большой вопрос!

– «Мы пили шампанское»… Мы – это кто?

– Я и мой… начальник. Мы отмечали производственный успех, выигранное дело, – почему-то соврала Катя.

– Вы и Алексей Горчаков, – перевела девушка. – Ха! Вы хотите меня уверить, что рядом с ТАКИМ мужчиной вам пришлось самой открывать шампанское и самой себе наливать?

– Нет, конечно, но…

– Но его-то отпечатков на бутылке нет! – торжествующе перебила дактилоскопист.

– Вы и у Горчакова снимали отпечатки?

– Нет, конечно, он – уважаемый человек, особый клиент. С чего бы нам его подозревать? Просто там больше нет ничьих следов. Только ваши.

– Да, – не растерялась Катя. – Но лишь потому, что ТАКОЙ мужчина пьет шампанское по всем правилам: с ведерком, льдом, салфеткой. Он держал бутылку через салфетку. А я доставала ее из холодильника и ставила на стол голыми руками. Думаю, что поджигатель позднее вытащил пустую бутылку из мусорки и использовал в своих целях.

– Это вы будете следователю объяснять, – хмыкнула эксперт, закрывая свой чемодан. – Моей задачей было откатать ваши пальчики и сравнить их со следами, найденными на месте преступления. А следователь вас, наверное, скоро вызовет. Дело-то серьезное. Умышленное уничтожение имущества путем поджога с причинением ущерба в особо крупном размере.


Умышленное уничтожение. Причинение ущерба. Особо крупный размер. Бутылка с зажигательной смесью.

Эти слова вместе и по отдельности преследовали Катю в течение следующих двадцати четырех часов. Заставляли чувствовать себя активисткой баскской сепаратистской организации и вздрагивать каждый раз, когда звонил телефон или открывалась дверь кабинета.

– Ждешь звонка мужчины своей мечты? – предположила Светик. – Или сразу визита?

Даже она заметила нервозность коллеги, хотя обычно «цепляла взглядом» только стрелки на колготках других дам.

Катя ждала, когда за ней придут борцы с террористической угрозой. Не дождалась. В пятницу, в шесть часов вечера она решила, что можно вздохнуть свободно. В выходные даже следователь найдет чем заняться, кроме допросов.

– Ты к родителям на выходные едешь? Можем тебя подвезти, – предложила Надежда.

Редкий случай. Ее супруг не стал пить пиво с мужиками на стройке, а приехал забрать жену с работы на своей машине отечественного производства.

– Конечно, подвезите, – обрадовалась Катя.

Рабочую неделю все, похоже, решили закончить одновременно. В лифт набились Катя с Надей, Светик и Валерия. Двери почти закрывались, но Стурова нажала на кнопку с расходящимися стрелочками, увидев, что Алексей Горчаков показался в холле. Да еще и не один. А с тем самым мачо, под чьей маской скрывался ученый-физик.

Просторный лифт, сверкающий металлом и зеркалами, вместил еще и этих пассажиров. Катя поспешила спрятаться за спиной Светика и Надежды. Не хватало еще, чтобы ученый товарищ вслед за открытием в области физики сделал открытие в области лирики! Или что там было у босса и его помощницы? Вдруг, увидев Катю, он вспомнит, что до этого они встречались на полянке между сосен и пожарных гидрантов, да и поинтересуется: ну что, жертва огня, оклемалась?

– Привет, красавицы! – поздоровался мачо.

– Тимур! – Валерия Стурова обрадовалась ему как родному. – Не знала, что ты в Москве.

– Я еще и сам не до конца это осознал, – усмехнулся он. – Времени не хватает. Это раньше я был простым научным сотрудником. А теперь все хотят со мной выпить.

– Это потому, что расстояние между Тимуром Нарховым и Нобелевской премией стремительно сокращается, – добавил Алексей, словно опасаясь, как бы его друга не сочли простым алкоголиком.

– Нобелевская премия – это всего лишь миллион евро. Считай, что за последние полгода я получил пять Нобелевских премий, – без ложной скромности заявил ученый.

Светик взглянула на него с нескрываемым интересом.

– Ой, а я вас помню! – воскликнула она. – Вы – давний друг Алексея. Мы с вами, кажется, виделись в Гренобле.

– Да, я был там на симпозиуме, а вы с Лешкой приезжали кататься на горных лыжах. Вы, девушка, приняли меня тогда в ресторане за официанта.

Девушка покраснела.

– Но вы были так странно одеты. Белая рубашка, бабочка…

– Потому что мой единственный пиджак оказался в чистке. Ручка протекла, знаете ли.

– О-о, – блондинка изобразила сочувствие.

– Не стоит вызывать армию спасения. Теперь я могу купить новую коллекцию Брионии целиком.

– Брионии – это смокинги для Джеймса Бонда? – продемонстрировала свою эрудицию Светик.

– Для него самого, – подтвердил Тимур.

Катя зря пряталась. Мачо предпочитает блондинок. Ученый смотрел исключительно на Светика. Да к тому же сейчас Катя немного отличалась от той босой и растрепанной погорелицы.

Лифт остановился.

– Хороших вам выходных, мальчики, – попрощалась Валерия.

«Без девочек там тоже не обойдется», – подумала Катя.

– Еще увидимся! – кивнул Тимур.

– Очень на это надеюсь, – Светик сначала опустила ресницы, а потом метнула в него прицельный взгляд.

– До понедельника! – Горчаков улыбнулся всем дамам сразу.

Но только Катю он остановил словами:

– Кстати, насчет командировки…

Остальные прошли вперед – на стоянку, к своим машинам, а Кате пришлось притормозить.

– Да, Алексей Сергеевич, – изобразила она примерную сотрудницу, разве что блокнот не достала, чтобы записывать распоряжения босса.

– Может, все-таки дашь мне номер своего сотового? Мы же работаем вместе, вдруг планы поменяются, вылет отложат. Я, конечно, могу в личном деле посмотреть, но лучше, чтобы ты сама.

– Лучше посмотрите в личном деле, – отрезала она. – Хорошо вам провести выходные!


– Привет, Катюха! – ухмыльнулся муж Надежды в зеркало заднего вида и сделал погромче радио «Шансон». – Собралась в нашу глушь? Садовое кольцо жмет?

– Здравствуй, Кирилл, – сдержанно ответила Катя. – Буду благодарна за доставку.

Действительно, намного приятнее прокатиться в автомобиле с подругой, чем добираться всеми видами общественного транспорта в час пик. Хотя и не быстрее. Даже на широком Кутузовском проспекте машины еле ползли. Но Катя и Надя, усевшись на заднее сиденье, так увлеклись разговором, что не замечали ни пробки, ни любимого радио водителя.

– Видела, как Светик хвост распушила перед этим лауреатом денежных премий? – улыбнулась Надя. – Прямо ворона и лисица, вернее, ворон.

– Если уж говорить о животном мире, то он – змий, – опять вспомнила о плохом Катя. – Они тогда с Горчаковым и Островской на троих соображали, а я спала, никого не трогала. Но во всех грехах подозревают именно меня! И больше никого. Горчаков, Островская, Нархов – уважаемые люди, особые клиенты. Их лишний раз и побеспокоить-то боятся. Наверное, парк-отель им еще и скидки пообещал. А то вдруг они свою следующую оргию в другом ВИП-месте затеют. К тому же любая шумиха – это реклама заведению. Мне же вопросы задают, смотрят косо…

– Не переживай, Чижик! – потребовала Надежда. – И страхователь этот, и пигалица-эксперт просто почву прощупывали. Нет у них никаких доказательств, вот они и суетятся вокруг тебя.

– Да, все могло быть хуже, – согласилась Катя. – Если за целую рабочую неделю меня не вызвали ни на допрос, ни на интервью, может, уже и не вызовут.

– У следствия нет улик, у журналистов – твоего имени. Шумиха в Интернете уже улеглась. Парк-отель получит свою страховку и успокоится. Все как-нибудь утрясется.

– Пока же трясут в основном меня, – вздохнула Катя.

– Да-а, не вовремя ты порвала с Горчаковым. Был бы у тебя персональный адвокат. Да еще какой!

– Если бы не порвала, были бы у меня персональные развесистые рога. Да еще какие!

– Ну, тогда не жалуйся, – покачала головой Надежда. – У нас не Америка и не Европа, у нас независимая одинокая женщина выглядит подозрительно.

– Как психопатка со спичками?

– «Гадюка, какая ж ты гадюка!» – донесся песенный припев из радиоэфира.


…В квартире родителей царило оживление. Катя застала у них в гостях соседку тетю Таю. В кухне пахло пирогом с капустой. Наливали только чай. Спиртное хозяева не пили и гостям не предлагали. Катин папа только недавно подлечил печень и старался держать себя в руках. Однако лица у собравшихся за столом несколько раскраснелись.

– Здравствуй, невестушка! – тетя Тая кинулась к Кате обниматься.

Та посмотрела на нее непонимающе.

– Ну, в смысле, ты у нас невеста на выданье, – начала объяснять мать.

– В смысле, с приданым, – добавил отец.

Катя с подозрением покосилась на чай.

– Ты на все выходные? – засуетилась мама. – Тебе пирога отрезать? Иди руки помой.

– Как на работе? – поинтересовался отец.

– Все нормально. А у вас как дела?

– Потихонечку…

Говорить, в сущности, было не о чем. Да Кате и не хотелось ни о чем говорить. Ей хотелось пирога с капустой и ощущения дома. Однако остальные что-то явно затевали, переглядывались, обменивались улыбочками.

– Что случилось-то? – не выдержала Катя.

– Тут Таисия предлагает такое дело… – замялся отец.

– Дело-то молодое, – улыбнулась мать.

– Совсем девку запутали, – перехватила инициативу соседка. – Что уж тут ходить вокруг да около? Самое обычное дело. Все его делают.

– Какое дело? – насторожилась Катя.

Оказалось – не уголовное. Личное.

– Ты вообще замуж собираешься? – поинтересовалась тетя Тая.

– За кого? – испугалась Катя.

Неужели родные узнали о ее в буквальном смысле искрометной связи с боссом и теперь потребуют, чтобы он, как честный человек, женился?

– В том-то и вся штука! – обрадовалась гостья. – Где их теперь, приличных женихов, сыскать? А у меня как раз есть такой на примете. Золото, а не парень!

Оказалось, что Таисия – родная тетка претендента на Катину руку, сердце и квадратные метры.

– Не пьет, в отличие от многих местных. Пешком не ходит, что тоже у нас редкость. Всегда за рулем. Он водитель маршрутки. Будет тебя, Катюха, в Москву на работу пока бесплатно возить. А когда вы в столицу переберетесь, в твои хоромы, он сможет карьеру сделать. Станет персональным водителем у какой-нибудь шишки. Заживете тогда!

– Не зря говорят, что с милым рай и в шалаше, – напомнила мама. – Выходит, без милого и рая нет даже в квартире.

Катин пропуск в рай звали Виталий. Виталий Симкин. Приятно познакомиться. Причем прямо завтра.

– Ну так как, вечерком в субботу мы с Виталиком к вам зайдем? Заглянем, так сказать, на огонек, – подмигнула тетя Тая.

Катя вяло улыбалась. Приятно, что о ее личной жизни если и не заботятся, то пекутся, но не любила она ощущать себя морковкой, которую предлагают очередному кролику в надежде, что хоть этот не откажется. Такие вопросы она предпочитала решать сама. Тем более что она давно уже не ботаник в очках, которому с книжками интереснее, чем с парнями. И чулки у нее не синие, а модные, с лайкрой.

У Кати есть квартира, работа, независимость и свой взгляд на мир. Это плюсы? Без сомнения. Никто не может сказать, что она неудачница или бесполезный член общества. А единственный минус – это отсутствие мужчины, которого можно было бы пригласить на субботний обед к родителям. Но почему-то именно это обстоятельство не дает покоя ни папе с мамой, ни даже, как видно, соседям…

И, хотя Виталий «не пьет», Кате не слишком-то хотелось с ним знакомиться по родительской указке.

Она почти сказала, что уезжает в командировку буквально завтра, но тут папа включил телевизор.

– Алиса Островская вновь разожгла огонь в сердце мужчины. После чего его бывшая любовница разожгла огонь в элитном коттедже. Следствие не исключает, что причиной пожара в парк-отеле на берегу Оки стал умышленный поджог. Огнеопасный отдых или пылающая ревность? Смотрите спецрасследование на нашем телеканале!

Да, рано Катя расслабилась. В обзорах скандалов за неделю это происшествие помянут еще не раз. Кто же упустит возможность снять Алису крупным планом? Ее грудь очень эффектно вздымается на фоне пепелища.

«Это просто сплетни, – внушала себе Катя. – Меня это не касается. Поговорят и забудут. Главное, официальное обвинение мне никто не предъявляет. Госпожа Островская ведь не хочет нарваться на иск о клевете? Хотя это было бы забавно».

Если Катя подаст на нее в суд, угадайте, кого красотка наймет своим адвокатом? Правда, в таком случае Алексей Горчаков не сможет назначить своей помощницей Екатерину Чижову.

– Хороший парень, зуб даю. А он у меня золотой. И зуб, и парень, – продолжила тему дня тетя Тая. – Ну, может, мой Виталька немножко простоват. Только зачем они, сложные-то, нужны? Осложнения, знаешь ли, опасны.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное