Ольга Ветрова.

Титры к фильму о любви

(страница 3 из 16)

скачать книгу бесплатно

Вот так-то! Катя не сдастся без боя. И Германия когда-то казалась непобедимой. Может быть, конечно, дамочку Уголовным кодексом и не напугать, но напомнить ей, что незнание закона не освобождает от ответственности, необходимо.


– Привет!

Шеф явился в офис лишь под вечер. И не прошел мимо кабинета Кати. Вообще-то она его делила со Светиком. Кабинет, а не шефа. Но Светик редко задерживалась на работе. Так что они могли поговорить без посторонних. Вот только о чем им говорить?

Катя не собиралась устраивать банальную сцену с заламыванием рук, метанием убийственных взглядов и вопрошанием:

– Как ты мог?! Ты – сластолюбивое чудовище, растоптавшее мою душу и репутацию!!!

Тем более что чудовище выглядело, как всегда, обаятельно и привлекательно. Горчаков улыбался Кате так, словно он – Боттичелли, а она – Венера.

– Здравствуйте, Алексей Сергеевич! – вежливо и официально ответила Катя, сразу же возводя стену, желательно китайскую.

Но он проигнорировал ее тон. Поинтересовался:

– Куда ты пропала? Мой мобильник не выдержал воздействия высоких температур, пришлось покупать новый. Я даже не мог тебе позвонить.

– Со мной все в порядке. Не стоило беспокоиться.

– Ты скоро заканчиваешь?

– А что? – не поняла она.

– Хочу пригласить тебя на ужин. Отметить чудесное спасение.

– Госпожа Островская сегодня играет в бильярд с кем-нибудь другим? – не смогла удержаться Катя.

– Неужели тебя волнует ее расписание?

– Оно волнует вас.

– Глупости! Катя, мне жаль, что так получилось. Наверное, некрасиво было оставлять тебя одну. Но когда ты уснула, мне позвонил Тимур. Тимур Нархов. Мы не виделись целый год. Он работает в Америке. Неожиданно приехал и сразу же что-то замутил. Это он пригласил Алису. Я бы пошел туда с тобой, но ты так сладко спала…

Значит, тот тип, висевший между Алексеем и Алисой, – Тимур Нархов из Америки.

– Зато пробуждение у меня было горьким, вернее, гарьким, – приняла Катя независимый вид. – Ладно, что было, то прошло. Вы не должны передо мной отчитываться. Да и, если честно, мне противно выслушивать отчеты о ваших похождениях.

– Это не похождения, Катенька. Тимыч – мой давний друг и отличный парень. Он – ученый-физик, а не какой-нибудь богатый бездельник.

– И он всю ночь читал вам лекцию о тугоплавких металлах? – вспомнила она про ниобий. – Вот только госпожа Островская слушала невнимательно. Интересно, что ее отвлекало, или – кто?

– Ну да, мы несколько перебрали, – вынужден был признать Алексей. – Потому что давно не виделись, отметили это с размахом. Тимур еще три года тому назад был никому не известным кандидатом наук с зарплатой, как у уборщицы в супермаркете. А потом уехал за границу, возглавил крупное исследование, сделал серьезное открытие и теперь купается в деньгах. Иногда заплывает слишком далеко…

– Зачем вы мне все это говорите? – пожала плечами Катя.

– Затем, чтобы ты меня простила.

– За что? За посещение лекции по ракетостроению? За теплую встречу с давним другом? Да я рада за вас! Я даже…

– Затем, чтобы ты перестала говорить мне «вы», – перебил он.

Он как-то уж очень выразительно посмотрел на нее.

– Я даже вам благодарна, – упрямо закончила она свою мысль. – Вы напомнили мне об очевидной вещи.

Мы с вами – разные люди. И было ошибкой игнорировать это и встречаться.

– А встречаются только одинаковые люди? – удивился он. – Давай поедем в ресторан и посмотрим, устраивают ли клоны ужины при свечах.

Это невыносимо!

Катя решительно выключила компьютер.

– Я никуда с вами не поеду, – отчеканила она. – Мне все равно, где и с кем вы провели минувшую ночь.

– То есть ты меня бросаешь? – изумленно поднял он бровь. – Из-за какого-то пустяка отказываешься от нашей большой и чистой любви?

Нахал! Этот его ироничный тон. Обезоруживающая улыбка. Ничего, сердцеед, не на ту напал! Здесь тебе ничего не светит, кроме голодной смерти.

– Ничего себе – пустяк! Пятый размер – это весомо! – Катя заставила себя ответить в том же духе. – Вам повезло с девушкой.

– Она не моя девушка!

– Избавьте меня от подробностей. И от клеветы тоже избавьте! Я не собиралась устраивать акт самосожжения из-за вас и Алисы. И яду я не выпью, не надейтесь, – она задыхалась от гнева.

– Ты о чем? – на этот раз он изумился непритворно.

Но она не хотела развивать эту тему.

– Мне нужно идти!

Катя выскочила из кабинета со скоростью царя Павла, за которым гнались заговорщики.


Она спускалась в лифте и гадала, зачем ему все это нужно. Зачем он звал Катю ужинать? Хочет продолжить их связь среди прочих романов? Ему нужен серый фон для яркой блондинки?

Или Горчаков просто пытается сохранить хорошую мину при плохой игре? Мало кто готов ощутить себя подлецом. Нагрешил – покайся. Но она не собирается отпускать ему грехи.

Катя уже не в первый раз разжаловала Алексея Горчакова из прекрасных рыцарей в Бармалеи. Однажды он уже разочаровал ее, беззастенчиво использовал в своих целях, вернее, в целях особо важного клиента юридической фирмы «Горчаков и партнеры». От Кати требовалось изменить свои показания на допросе у следователя, но не менять своего мнения о шефе. Горчаков сумел ее убедить, что та мера была вынужденной, а на самом деле он белый и пушистый.

Но больше она на это не купится! По-хорошему, ей нужно найти себе новую работу. Чем она и займется в ближайшее время…


На ступеньках офисного здания из стекла и бетона Катя столкнулась с невысоким, полноватым, лысоватым человечком с усиками. Почему-то ей вспомнился Эркюль Пуаро.

– Вы Екатерина Чижова? – спросил он.

Она вздрогнула от неожиданности:

– Да. А вы кто?

– Ростислав Сухотин. Главный специалист отдела безопасности страховой компании «Доверие-страх». Мне нужно с вами поговорить…

Катя никакого доверия к незнакомцу не испытывала. И вообще, она торопилась домой.

– Я уполномочен проверить обстоятельства пожара в парк-отеле. Это необходимая процедура перед выплатой столь значительной суммы по страховке. Так что мне нужно с вами поговорить, – проявил настойчивость Сухотин. – Давайте посидим в моей машине и все обсудим.

– Давайте, – вздохнула Катя.

Так просто ей от этой истории не отделаться, даже если удастся сменить работу. Хорошо еще, что пока это лишь беседа с представителем страховой компании, а не с папарацци.

В своем огромном джипе усатый господин казался еще меньше. А Катя подумала, что с такой машиной и рабочий кабинет не нужен. На приборной доске свободно разместится ноутбук.

– Итак, Екатерина Владимировна, какова, на ваш взгляд, причина возгорания? – Сухотин буквально буравил ее взглядом, словно и вправду примерял на себя роль проницательного бельгийца.

– Я не пожарно-техническая экспертиза, – пожала плечами Катя. – Одно могу заявить со всей ответственностью: в постели я не курила.

– А ваш спутник?

– Простите?

– Ну, вы ведь не одна находились в постели и не курили? Впрочем, ваш друг, кажется, в это время был в другом месте, – многозначительно добавил Сухотин.

– Да, – с вызовом кивнула она. – Но мысль из-за этого сжечь себя и застрахованное вами имущество мне в голову не пришла. У меня здоровая психика.

– Это мы проверим, – усмехнулся «Пуаро». – Значит, вы не подтверждаете версию, высказанную Алисой Островской?

– Версию? Это домыслы и бред! Дамочка, видимо, решила набрать очков в амплуа роковой красотки – за мой счет.

– Но ситуация и правда неоднозначная… – задумался страховщик. – Посудите сами: элитный дом в элитном месте. Построен по последнему слову техники, оснащен не только системой пожарной сигнализации, но и автономной системой пожаротушения….

– Это когда срабатывают датчики и с потолка начинает хлестать вода?

– Именно! Вы видели эту систему в действии?

– Только в кино, – призналась Катя.

– То есть вчера она не сработала. А почему? И почему сообщение о пожаре поступило так поздно? Потому что не сработала и сигнализация, выведенная на специальный пульт администратора. Стечение обстоятельств? – с сомнением произнес Сухотин. – Проводка в коттедже новая, дорогая, там стоит защита от скачков напряжения. Вы уверяете, что в постели не курили. Так откуда же взялась искра, из которой разгорелось такое нешуточное пламя?

– Я не знаю, – честно ответила Катя.

– По-моему, кроме вас, этого знать некому. Больше там никого не было. У вашего спутника есть алиби. А вот у вас – нет.

– Минуточку! Алиби требуется преступнику, а я – жертва. Я едва не погибла в огне! Это я должна у вас спрашивать, почему не сработали все эти системы.

– Мы это выясним, – пообещал страховщик. – Однако уже сейчас основная версия – умышленный поджог. Причем пламя разгорелось изнутри. Так что не исключено, что версия госпожи Островской не такая уж и бредовая…

Ну вот, опять эти нелепые подозрения!

– Если подожгли изнутри, значит, в коттедже был посторонний, – Катя решила, что лучшая защита – нападение. – И значит, в этом элитном доме отдыха проблемы еще и с охраной, раз по территории разгуливает неизвестно кто. Зря вы выбрали себе такого ненадежного клиента.

– А может быть, зря они распахнули свои двери для такого неуравновешенного постояльца?

Страховка – от слова страх? Не на ту напали! Катя не даст себя запугать.

– Хотите свалить все на меня?! – возмутилась она. – Да поймите же, я – жертва! В коттедже точно кто-то был. Он не только совершил поджог, но и подложил в мою сумочку наручники!

– Что? – изумился собеседник, решив, что фантазия госпожи Чижовой нисколько не уступает воображению госпожи Островской.

Вот поэтому и не любил Ростислав Сухотин вести дела с женщинами. С женщинами нужно водить детей в школу.

– Выбравшись из этого ада лишь в ночной рубашке и с сумочкой, я обнаружила в ней странный сюрприз, – продолжала между тем Катя. – Я такими браслетами не увлекаюсь, мои знакомые тоже. Остаются незнакомые. Наручники навели меня на мысль о пироманьяке!

И она старательно пересказала статью о пожаре в дачном кооперативе и закованной жертве. Сегодня специально нашла ее в Интернете и перечитала.

– Не вижу ничего общего, – пробурчал Сухотин. – Тут элитная база отдыха, там – обычная дача. Вам, в отличие от той несчастной, никто наручников не надевал и вашей эвакуации не препятствовал.

– Значит, в моем случае пиромана что-то отвлекло, что-то ему помешало.

– Ладно, дайте мне взглянуть на ваши браслеты, – сдался товарищ из службы безопасности.

Катя послушно раскрыла сумочку. И…

Наручников там не было. Хотя она точно помнила, что не выкладывала их. Показывала Надежде, но не доставала.

Тогда кто их достал и когда?

1. Сынок Нади проснулся среди ночи и покопался в сумочке гостьи в поисках конфет. 2. Кто-то вытащил в примерочной в магазине, пока сумка висела без присмотра, потому что хозяйка крутилась перед зеркалом в торговом зале. 3. Кто-то стянул на работе, пока сумка оставалась без присмотра, потому что Катя отлучалась в дамскую комнату.

Ну и главный вопрос: кто-то – это кто? Пироманьяк, который ходит за Катей по пятам? Что он захочет забрать у нее в следующий раз? Жизнь?

4

Кате стало по-настоящему страшно. Мелькнула даже мысль: а не воспользоваться ли присутствием господина Сухотина и не застраховаться ли от пожаров, несчастных случаев и маньяков?

– Это шутка? – нахмурился «Пуаро». – Где же ваши наручники?

– Они были здесь, но теперь их нет, – растерянно призналась Катя.

– И где же они есть? Так, давайте подумаем над этим вопросом. Вы ведь, кажется, в адвокатском бюро работаете? На судебных процессах бываете. Может, в вас конвойный влюбился и подложил такой необычный презент в сумочку? – предположил страховщик. – А потом ему самому браслеты понадобились, чтобы заковать какого-нибудь особо опасного рецидивиста, вот он их и забрал назад.

– А можно без иронии? Наручники связаны с поджигателем, а не с конвойным. Огонь – это не смешно, уверяю вас.

– Мне ли не знать, Екатерина Владимировна! Размер ущерба от пожара заставил нас прослезиться. В одну только ванную комнату в вашем номере сколько денег вгрохано! Джакузи, душевая кабина с музыкой, мраморная столешница, венецианское зеркало, полы с подогревом, пять режимов освещения, включая полную имитацию заката. Все испорчено, все! Что не сгорело, то оплавилось. Что не оплавилось, то закоптилось.

Надо же! Имитация заката. А Катя даже не догадалась включить этот пятый режим. И в душевой слушала лишь шум воды.

– Возьмите мою визитку. Если что-нибудь вспомните или наручники отыщутся, звоните, – сказал страховщик.

Усатый господин, похоже, закончил допрос подозреваемой. И надо было прощаться, выбираться из джипа и тащиться к метро пешком.


Квартира напоминала коммуналку, многочисленные жильцы которой в спешке уехали в эвакуацию. Старая мебель, ободранные обои, занавешенные пленкой далеко не венецианские зеркала. Просторные комнаты уже давно не просили, а требовали ремонта.

Катя делала его постепенно. Практически вся зарплата за прошлый и позапрошлый месяцы пошла на установку пластиковых окон. Старые рамы рассохлись и потрескались, а впереди – осень. На очереди – замена прежней, еще чугунной, ванны.

Квартиры в этом доме полвека тому назад получили семьи высокопоставленных военных. Тетка Кати была женой генерала. Однако ее муж вышел в отставку и вскоре умер от сердечного приступа, а бездетная вдова доживала свой век в старых интерьерах, которые лишь недавно решилась сменить на элитный дом престарелых.

Большинство же ее соседей гораздо раньше продали свои хоромы новым хозяевам жизни. Из тех, что командовали уже не армиями, а финансовыми потоками, изучали не направления ударов, а биржевые котировки, и начинали в основном не лейтенантами в дальних гарнизонах, а перекупщиками на рынках.

Так Катя Чижова оказалась соседкой Алексея Горчакова. Хотя, конечно, у ее шефа имелось и другое жилье. Загородный дом бабушки, вилла родителей в Ницце.

Одним словом, в тот вечер Катя не видела своего соседа. Она пришла домой после восьми вечера. С горя пожарила себе целых три котлеты – ведь не магазинные, а из приготовленного мамой фарша. Сделала салат из двух помидоров и одного внушительных размеров огурца.

Вообще-то обычно она относилась к еде без фанатизма. И проблем с лишним весом не имела. Ее фигуре даже не мешало бы соблазнительно округлиться. И теперь Катя решила ни в чем себе не отказывать. Так мало желаний в жизни исполняется! Пусть хотя бы исполнится мечта о котлетах.

В процессе жарки Катя позвонила маме, похвалила ее фарш и соврала, что отлично провела выходные. А когда выключила телефон, сразу же включила телевизор. В тишине одиночество просто вопиюще невыносимо…

Катя смотрела сериал и думала о том, что смена работы – это неизбежная потеря в зарплате. Первого расчета два месяца ждут, а окончания испытательного срока – три. Видимо, столько же придется местным бомжам томиться в ожидании ее чугунной ванны. Катя не сомневалась, что день, когда она выбросит это старое тяжелое корыто, надолго запомнит ближайший приемщик металлического лома. Но праздник, по всей вероятности, придется отложить. Хотя ей не надо джакузи с музыкой и закатом. Просто хотелось чего-то нового, чистого, простого, но современного.

Конечно, выгоднее остаться в «Горчаков и партнеры», где весьма приличная зарплата, которую к тому же выдают в конце каждой недели. Но Кате не хотелось иметь ничего общего с экс-бойфрендом, включая зарплатную ведомость. Это сейчас он чувствует себя виноватым. Даже попытался загладить вину, вместо утюга используя свое обаяние и приглашение на ужин. Но вскоре его начнет раздражать «бывшая», к тому же такая несговорчивая. Так что новая работа необходима Кате, как солнце пальмам.

На прошлой неделе во время обеда в «Горячем» Катя подслушала разговор за соседним столиком. Две красотки из юридической фирмы, располагавшейся в здании через дорогу, обсуждали третью – девицу, которая вышла замуж за владельца сети супермаркетов.

Познакомилась она со своим избранником в суде, куда явилась в качестве помощницы адвоката истицы. Дама требовала с ответчика возместить моральный вред за несвежих миног, купленных в той самой сети. Может быть, все и обошлось бы несварением желудка, однако покупательница накормила деликатесом своего жениха, приехавшего из Франции, специально, чтобы сделать ей предложение. Отведав миног «второй свежести», жених поспешил домой, свадьба расстроилась, личной жизни ответчицы был нанесен непоправимый ущерб.

Брошенная невеста подключила прессу, потребовала от владельца супермаркета огромную сумму, склоняла торговую точку на каждом углу. Магазинный магнат был вынужден лично явиться в суд, опасаясь, что репутации его торговой сети пришел конец. Чтобы замять дело, сначала он хотел обольстить истицу, но потом перекинулся на помощницу адвоката, которая под напором мужского обаяния сообщила ему конфиденциальную информацию. На самом деле французский жених уже был женат и серьезных намерений не имел. Заходил на сайт знакомств, чтобы поразвлечься, приехал в гости, чтобы увидеть Кремль и купить шапку-ушанку. Да и к гастроэнтерологам он потом не обращался, так что официально факт пищевого отравления зафиксирован не был.

Иск отклонили, помощницу уволили, но она бы и так ушла… замуж. Супруге продуктового короля пристало работать разве что его личной массажисткой…

– Эх, жаль, я в суд не хожу, многое теряю, – усмехнулась тогда Надежда, обедавшая вместе с Катей.

– Ты не довольна своей личной жизнью? Хочешь поменять мужа-разнорабочего на поставщика несвежих миног? – предположила Катя.

– Жаль, что пропускаю бесплатное цирковое шоу. А о мужиках я давно уже и не думаю. Всех достойных или застрелили, или они застрелились сами.

Прозвучало это зловеще, но Катя понимала, что учительница литературы имеет в виду кого-то вроде Лермонтова или Маяковского.

– О присутствующих не говорим, – проявила деликатность Надя. – И о тех, кто в сердцах у присутствующих, тоже.

Это она о Горчакове. Неделю назад он казался редким исключением из правила «все мужики – сво…». И Катя, помнится, про себя улыбнулась: да, у нее все в порядке, и ей не нужно искать себе мужа в судах и приманивать его конфиденциальной информацией.

Теперь же ей оставалось порадоваться, что все это сделала та красотка и в юридической фирме освободилось место помощницы. На следующий день Катя поспешила его занять.


Правда, утром ей пришлось долго и упорно влезать в новые джинсы. Вчера она в них проскочила со свистом, сегодня же оставалось вспоминать недобрым словом и лангуста в шоколаде, и котлеты, и собственный аппетит. Отлично! Теперь она не просто обманутая, едва не сгоревшая и почти безработная. Но и толстая. Причем нет бы интересно округлиться в бедрах или в груди. Вместо этого несознательный жир предательски скопился на животе. Ничего не скажешь, мечта работодателя!

Так что на новое место работы Катя вплыла не походкой королевы, а забежала – довольно суетливо и неуверенно. Выяснила у секретарши, что место пока вакантно. Но аудиенцию у главного ей назначили лишь на конец недели.

– Сейчас он в процессе, – многозначительно сообщила секретарша. – И процесс обещает затянуться…

Катя поняла, что речь идет о судебном процессе, и терпеливо ждала, пытаясь пореже встречаться в коридоре со своим нынешним шефом и похудеть. Даже привычный обед с Надей пару раз отменила, перешла на кефир. Но вечером все равно наедалась. То жареной картошки: придумали же продавать ее уже почищенной и порезанной, устранив практически все препятствия между продуктом и сковородкой. То винегрета: уж очень аппетитно и по-домашнему он выглядел в витрине супермаркета.

В четверг Катя опять явилась наниматься на работу. Ее потенциальный босс, развалясь за столом, курил прямо в лицо посетительнице и взирал на нее без энтузиазма. Весь его вид, казалось, говорил: если нет диплома юриста, положение может спасти только мини-юбка. Но на Кате были уже несколько растянувшиеся джинсы.

– По образованию вы историк, а право – ваша дополнительная специализация? – скептически уточнил работодатель. – Девушка, это годится разве что для школы. Ну, знаете, учителя истории заодно преподают государство и право. Но для нас это несолидно. Где вы раньше-то работали?

– В юридической фирме «Горчаков и партнеры».

– У Алексея Сергеевича? – курящий господин оживился и даже затушил сигарету. – Да, это вам не школа! Вернее, неплохая школа для молодого специалиста. И за что же вас оттуда прогнали?

– Я сама ушла, – независимо ответила Катя.

– И в чем же причина ухода? – допытывался защитник с настойчивостью обвинителя.

– По собственному желанию.

– Не вписались в корпоративный стиль? – усмехнулся главный. – Или шеф сделал вам непристойное предложение?

– Это допрос? – возмутилась Катя. – Мне пригласить адвоката?

– Я сам адвокат, – хохотнул работодатель. – Ладно, девушка, мы вас с удовольствием примем на службу и даже зарплату положим не ниже, чем у конкурентов. Но при одном условии. Переманите к нам пару клиентов Горчакова! Вот с кем он сейчас работает? Какой-нибудь есть певец, актер, банкир? Позвоните и сообщите ему под большим секретом, что у Горчакова проблемы с лицензией на адвокатскую деятельность, и посоветуйте обратиться в более надежную фирму. Всегда ведь приятно насолить бывшему боссу.

«Еще приятнее остаться у него работать», – вдруг поняла Катя.

– Хорошо. Я подумаю над вашим предложением… – Она поднялась и поспешила ретироваться.

Сначала допрос, потом вербовка. Отличное начало дня!


Что ж, новая работа – не девушка в кокошнике, которая встретит Катю хлебом-солью. Но и старая – не Баба-яга, которая мечтает ее поджарить. В конце концов, Катя и Алексей – цивилизованные люди. Со Светиком же Горчакову удалось «остаться друзьями».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное