Ольга Ветрова.

Парни с обложки

(страница 1 из 17)

скачать книгу бесплатно

1

– Вы нам не подходите...

Кто бы сомневался! Один стул, на котором сидела Катя, стоил дороже, чем вся ее библиотека. А там, между прочим, почти все тома «Брокгауза и Ефрона»...

Она всегда подозревала, что из слова «собеседование» выглядывает бес. Выглядывает и ухмыляется: не возьмут, не надейся!

Дура! Знала же, что все этим закончится. А все равно пошла. Соскучилась по унижениям, как дятел по черепно-мозговой травме?

Это все мама! Утверждала:

– Ты не можешь упустить такой шанс. Тем более Света замолвит за тебя словечко...

Вернее, Светик. Это белокурое, голубоглазое, улыбчивое создание мало кто называл иначе. Как Катя умудрилась получить такое чудо природы в подруги – загадка даже для нее самой. Потому что она-то сама как раз из разряда «чудес не бывает».

Хотя у Кати довольно красивые глаза. Правда, это трудно разглядеть за очками. И фигура у нее стройная, но вот с одеждой ей катастрофически не везет. И это при том, что ее мама отлично шьет и все время пытается натянуть на дочь что-нибудь симпатичное, короткое, светлое. Но мини-юбка тут же трескается по шву: наверное, она вообще не приспособлена для ходьбы, когда спешишь, и для езды отнюдь не в лимузине. Рубашка с модными отворотами тут же оказывается заляпана чем-то несмываемым.

Только джинсы и водолазка никогда Катю не подводят. Даже летом, ведь мы все не на юге Франции живем. Правда, вот уже неделю в Москве, как Наполеон, стоит жара. Хорошо, что на распродаже Кате хватило денег на длинный бесформенный бесцветный балахон. Зато льняной. Не жарко. И даже немножко в стиле XIX века. В нем-то она и щеголяла.

Господи, кто ее за язык-то тянул, Светика этого? Не в смысле замолвить словечко на работе. А вчера у Кати в кухне, в маленькой квартирке ближнего Подмосковья.

– Галка растолстела и ушла в декрет. Видимо, чтобы скрыть провал своей диеты. Я теперь в кабинете одна.

– Ее место вакантно? – тут же вмешалась Катина мама, оторвавшись от плиты.

– Ну да! – Светик не сразу поняла, куда клонится разговор.

– Чижик, почему бы тебе не попробовать?

Чижик – это Катя. Катя Чижова.

– Мама, я больше не могу ничего пробовать!

Пирожки с капустой, пирожки с мясом, теперь вот с яблоками. А Светик уплетает и в декрет не собирается. Хороший обмен веществ.

– Дочка, я имею в виду – попробовать поменять работу.

Неизвестно, кто больше удивился: дочка или Светик. Катя любила свою работу. Она трудилась в архиве. Документов там много, пыли тоже хватает, в приставных лестницах недостатка нет. А вот цифры в ведомости по зарплате похожи на высоту не самой внушительной горы – пять тысяч метров над уровнем моря. В Катином случае пять тысяч рублей – где-то очень далеко до уровня жизни.

Конечно, Катя старалась придать внушительности своей смешной зарплате. Писала курсовики за деньги, составляла родословные...

– Ну сколько можно пылью дышать в своем подземелье? – не унималась Катина мама. – Попробуй найти себе работу, за которую платят.

Света ведь хорошо получает в этой юридической фирме? Правда, Света?

– Не жалуюсь, – кивнула та.

– Вот и ты могла бы, дочка. Раз есть вакансия.

– Нет, вы только представьте! – Светик попыталась сменить тему. – Красная спортивная машина. Такая плоская, что кажется, что в ней не сидят, а лежат. Последний писк! Алекс подарит мне ее, правда, пока не знаю, на какой праздник...

Алекс – это завидный Светин жених, руководитель той самой фирмы, где хорошо платят. Конечно, подарит! Сразу видно – не жадный.

– Так как насчет вакансии? – Маму Кати не так-то просто было сбить с курса. Для дочери она могла бы пробить дорогу даже во льдах.

– Э... видите ли, тетя Маша... У нас в конторе своя специфика, VIP-клиенты, – замялась подруга, совершенно не представляя себе Катю и VIP-ов. – Очень высокие требования. Даже мой талант они оценили не сразу.

– Везде своя специфика, – кивнула Катина мама. – Но ты-то ведь, Света, тоже не совсем профессиональный юрист. Вы же с Катенькой вместе учились на историческом. А право у вас было второй специальностью.

– Молодые были, глупые. Кому сейчас нужны уроки истории? А вот судятся все кому не лень. Банкиры с вкладчиками, олигархи с женами, промышленники с предпринимателями. Абы кого мы не обслуживаем. Только элиту, – сказала Светик.

У нее все всегда самое элитное. Работа, одежда, мужчины, машины. Подруга? Ну вот это вряд ли. Подруга-то – Катя...

– Почему бы тебе не попробовать? – Мама посмотрела на дочь ободряюще, словно учила ее ходить. – Ты не можешь упустить такой шанс. Тем более Света замолвит за тебя словечко.

* * *

Неизвестно, сколько букв было в словечке, которое замолвила за нее подруга, но в юридической фирме «Горчаков и партнеры» Катю встретили холодно.

В кабинете, куда ее пригласили, вовсю работал кондиционер.

– Валерия Стурова, вице-президент, – представилась элегантная бизнес-леди.

Брюнетка, в отличие от Светика. С очень серьезным, в отличие от нее же, взглядом. Ее светло-серый деловой костюм умудрялся не выглядеть скучным. Его оживляли шелковый нежно-сиреневый топ, видневшийся из-под пиджака, и сиреневые туфли на каблуках.

– Почему вы хотите у нас работать?

Потому что у вас есть вакансия. А у Кати – мама, верящая в чудеса.

– Потому что... Ваша фирма очень уважаемая, известная... – забормотала Катя.

– Вот поэтому вы и не вписываетесь в наш корпоративный стиль, – перебила госпожа Стурова. – Времена изменились, успешный адвокат – это не унылый тип в костюме и с дипломатом. Мы ведем дела только успешных людей. И сами должны выглядеть успешными. Это касается адвокатов. А их помощницы должны смотреться даже гламурно.

– Но я читаю гламурные журналы, – соврала Катя.

Стурова посмотрела на нее с сожалением:

– Если бы вы их читали, знали бы, что невыбеленный лен – это даже не прошлый, а позапрошлый сезон.

Надо же! А Катя подозревала, что такой балахон был моден лет сто тому назад. К нему бы шляпку тех лет – и можно прогуливаться где-нибудь на водах. А оказалось, он еще ого-го! На пенсию рано.

– Или у вас в архиве униформа такая? – Валерия презрительно разглядывала то Катю, то ее резюме.

– Именно, – кивнула она. – Чтобы пыль не приставала.

– А заодно и мужчины. Простите, конечно. Но из-за таких, как вы, мужчины называют женщин тетками. А должны бы – богинями!

Катя покраснела. Она никогда не задумывалась, что несет личную ответственность за мужское хамство.

Валерия, казалось, не заметила, что почти уничтожила собеседницу морально.

– Одеваться вы не умеете, – констатировала она, красиво изогнув безупречно выщипанную бровь. – К тому же право – не ваша основная специальность. Чем вы можете быть нам полезны?

– Я пишу кандидатскую диссертацию, – похвасталась Катя. – «Дореволюционное правосудие и дворянство в документах своей эпохи».

Валерия Стурова словно лимон проглотила.

– Это, безусловно, интересно, Екатерина. Но в России нет прецедентного права. Так что мы живем сегодняшним днем. Убийцы Александра II наших адвокатов не наняли бы.

Катя старалась сохранить достоинство, хотя уже начинала трястись мелкой дрожью. От волнения. От холода. Это дама в пиджаке с длинными рукавами и, по всей видимости, в колготках. А Катя-то нет. Ведь лето на дворе.

На что она надеялась? Сама подставилась. Явилась со свиным рылом в вегетарианский ресторан. Еще и пальцем ткнули – она не модная и не является лакомым кусочком для всех мужчин, не сможет стать привлекательным лицом фирмы. Как будто человек сам про себя этого не знает! Катя знала, просто считала, что есть вещи поважнее оттенка помады и охоты на кавалеров.

Никогда ей здесь не работать. Тут все такое красивое, стильное, дорогое. VIP-клиенты... Мама, конечно, расстроится.

– Что ж, приятно было познакомиться, госпожа Чижова. Но вы нам не подходите.

* * *

– Катенька, золото, что ты делаешь сегодня вечером?

– С вами – все что угодно! – чуть было не ответила Катя.

Вообще-то, она уже не ждала от сегодняшнего дня ничего хорошего, но с таким мужчиной, который оказался прямо за ней в очереди в супермаркете, она бы не отказалась провести не только вечер, но и всю жизнь.

Высокий, темноволосый, загорелый. И легкая небритость, и улыбка немного нахальная. И одет как бы небрежно, но дорого. Джинсы явно дизайнерские, а рубашка лишь на первый взгляд из категории «простенько, но со вкусом».

Катя забежала в этот дорогой магазин, чтобы купить коробку конфет. Хотела подсластить свою горькую жизнь. Но с таким мужчиной все время – день открытых дверей на шоколадной фабрике.

Она сразу его заметила и следила за ним украдкой. Потому что он не просто мужчина ее мечты: он знакомый мужчина ее мечты. Не ее мужчина, хотя мечта, безусловно, ее. Он жених Светика, который никак не выберет день праздника для обретения спортивной машины. Алексей Горчаков – владелец той самой фирмы, где Катя не будет работать.

Влюбиться в жениха подруги! Катя сама не поняла, как с ней случилась эта беда. Светик ей про него все уши прожужжала. Алексей Горчаков – начальник, красив, богат, из этих – из князей. С тех пор, когда Светик начинала жужжать на данную тему, у Кати внутри поднимался трепет, возникал разброд и появлялись непонятные мечты.

Это было еще одной причиной, почему она пошла на собеседование. Это же шанс работать вместе не только со Светиком, но и с Горчаковым! Конечно, на служебный роман с боссом она не рассчитывала. Но где-то глубоко в душе все же надеялась.

И вот теперь они вместе стоят в очереди в кассу, и он назначает ей свидание!

– Как насчет романтического ужина? – упорствовал мужчина ее мечты.

Сомнений не осталось. Конечно, это не слишком хорошо по отношению к Светику. И Катя вовсе не похожа на коварную разлучницу. Но друзей много, а любовь одна. Да и то по самым оптимистичным прогнозам. У многих ее знакомых любви – ноль. Нет, она не может упустить свое счастье, как Николай II – престол.

С радостной улыбкой она повернулась к мужчине своей мечты и... Прогнозы не оправдались. В ее жизни – ноль любви.

Он говорил по сотовому телефону! С какой-то другой Катенькой.

– Да, крошка, банька будет, речка будет, шашлык тоже. Как насчет купания при луне? Чем больше русалок, тем лучше! Подружек захвати. Да, Машу и Дашу. Мы заедем за вами в восемь. Джип, серебристый. Пока не поменял. До встречи, зайка!

* * *

И что Кате теперь делать? Рассказать Светику, что ее жених назначает свидание каким-то... хвостатым? Хотя господин Горчаков сказал: «Мы заедем». Может, Светик тоже любит компот из русалок?

Ладно, в любом случае, это не ее дело. Лучше не лезть в чужую жизнь. Особенно если своей нет.

Но что на нее нашло? Откуда этот внезапный приступ романтизма? Яблоко от яблони? Мама думает, что ее с распростертыми объятиями ждут в роскошном офисе богатой фирмы. А она вдруг решила, что ТАКОЙ мужчина обратил внимание на нее. Ежу понятно, что она не зайка и никто не увезет ее в серебристом джипе куда подальше...

Ладно, проехали. Вернее, прошли. Потому что на метро у Кати денег не осталось. Ее проездной закончился в самый неподходящий момент. Как всегда: или шоколад, или метро.

* * *

– Где ты ходишь? Чижова, где моя статья про «Методологию архивных исследований купеческой мануфактуры по материалам губернского статистического комитета»? Как – после обеда? Чем ты вообще занимаешься? Тогда уж вместо обеда. Сделал дело – гуляй смело: хоть суп ешь, хоть окрошку. А не сделал – сиди и работай!

Катин начальник – Платон Молотов – ненамного старше ее, ниже ростом, но лицо умеет делать значительное. Голос строгий, взгляд хмурый. Так что Катя не решалась сказать ему: статья ваша – вы сами ее и пишите. Писать должны подчиненные, а руководитель – руками водить. Молотов предпочитал водить ими по чьей-нибудь талии.

Но Катя не в его вкусе. К счастью. Лучше она целую энциклопедию про купцов сочинит, чем станет хихикать в его кабинете, как Мила. Очень милая девушка, в самом соку. Настоящая зайка.

Все лучшее – людям! Поэтому Мила мило улыбалась в читальном зале на выдаче, а Катя горбатилась в полутемном подвале и с риском для жизни тянулась к самым высоким полкам.

Даже неплохо, что ее не взяли в эту новомодную контору с корпоративным духом и евродизайном. Здесь как-то роднее и привычнее.

Не успела Катя занять свое родное и привычное рабочее место, как зазвонил телефон.

Мила спросила:

– Чижик, где ты ходишь? – А потом скомандовала: – Прилетай немедленно!..

* * *

– Смотри! – гордо сказала Мила и улеглась грудью на стойку, которая вообще-то предназначалась совсем для других раритетов.

То, что у нее четвертый размер, было видно и так. Но оказалось, девушка демонстрирует не природную красоту, а рукотворную. У нее на шее красовалось массивное ожерелье. Пять крупных золотистых камней в золоте.

– Это янтарь! Слезы солнца. Ухажер подарил.

Понятно, что за срочность: Миле захотелось похвастаться.

– Красивый – жуть! Ухажер, не янтарь. Впрочем, и янтарь тоже. И небедный. Правда, не бриллианты пока. Но размер впечатляет. Тебе когда-нибудь нечто подобное дарили?

Ответ был очевиден, поэтому Катя его не озвучила.

– Стильно смотрится! – оценила она, со знанием дела поправив очки, но тут же нахмурилась: – Будь осторожна. В Москве появился янтарный маньяк!

– Кто? – вытаращила глаза Мила.

– Три дня назад статью читала в «Комсомолке». В темном подъезде напали на молодую женщину. Задушили. И знаешь, чем? Ее же собственной цепочкой с кулоном из янтаря. Пока подозреваемого нет и мотивы неизвестны. Но я подумала: а вдруг все дело в янтаре?..

* * *

Потом Кате все-таки пришлось заняться «методологией». Начальник ходил мрачнее тучи. Сегодня был день рождения его жены – день разорения мужа. Мила так и норовила сбежать с работы на свидание. Заведующая читальным залом Нина Федоровна была недовольна сроками выполнения заказов. Так что, действительно, прощай, обед...

* * *

Статья была готова довольно быстро, но Платон Иванович все равно нашел к чему придраться. Заставил переделывать ссылки на источники: не так оформила, не там черточку поставила. С этим Катя провозилась до конца рабочего дня и ушла с работы одной из последних. Как обычно.

На небе вдруг повисла туча, и стал накрапывать дождь. А пакет с зонтом она оставила в своем подвале. Пришлось возвращаться через служебный вход, основной уже закрыли.

Катя шла по длинному пустому коридору и думала о том, что еще один день прошел впустую. Она только время потратила на это собеседование, на мечты в том супермаркете, а могла бы диссертацией заняться! Это, похоже, лучшее, что есть в ее жизни. Катей никто не интересуется, а в научной работе будут изложены такие факты, мимо которых пройти не смогут...

Стоп! Катя тоже не смогла пройти мимо, потому что услышала в коридоре какой-то шум, приглушенный возглас. Или это у нее в животе от голода урчит? Она сделала еще несколько шагов. Вот опять.

– Спасите! Маньяк! – донеслось до нее что-то, похожее на рыдание.

Нет, голод таких слов не знает.

– Кто здесь? – громко спросила Катя.

– Помогите, убивают! – всхлипывали где-то за стеной.

– Что такое? Немедленно прекратите убивать! – потребовала она, а у самой мурашки побежали по спине.

И зачем она эту статью газетную вспомнила? Накаркала! Нужно кого-нибудь позвать. Но все уже ушли...

Какая-то возня происходила за стеной. Катя осторожно подошла к двери с табличкой «Служебное помещение». Да, шорохи и звуки шли явно оттуда. Она дернула дверь. Заперто...

– Быстрее же! О, помогите мне, помогите! – умолял женский голос, переходя на хрип.

У Кати душа ушла в пятки. Но нельзя же проигнорировать такую отчаянную мольбу! Она налегла на дверь. Откуда только силы взялись? Щеколда поддалась...

То, что она увидела, будет долго стоять у нее перед глазами, мешая заснуть.

Помещение – небольшая подсобка, где уборщица хранит ведра и швабры. Сейчас там было сильно накурено и пахло как-то неприятно. И среди всего этого милая Мила извивалась под здоровенным детиной, одетым в белое. Он душил ее тем самым янтарным ожерельем.

Янтарный маньяк! Как и было обещано...

– Прекратите! – заорала Катя в ужасе. – Я вызвала милицию! Вас прямо сейчас арестуют! Здание окружено!

Убийца подскочил как ошпаренный. И резко отпустил свою жертву. Даже бросил. И Мила свалилась на пол и со всего маху врезалась головой в батарею, которая оказалась в хозяйственном закутке, видимо, чтобы половые тряпки не мерзли.

А маньяк ринулся к Кате. Но та не растерялась. Схватила швабру, захлопнула дверь и просунула палку в ручку.

Дверь заходила ходуном. Убийца пытался вырваться из ловушки. Но швабра не сдавалась. Ею делают здесь влажную уборку уже лет 20. «Made in USSR», made из дерева, это вам не какая-то новомодная пластиковая штуковина.

Жаль только, что Мила осталась за дверью, в полной власти этого опасного субъекта. Но это лучше, чем если бы Катя стала еще одной жертвой, а ему удалось бы сбежать.

Катя и швабра надежно заперли маньяка!

2

«Какой-то ты, маньяк, несексуальный», – сказал поэт. Когда задержанного выводили, в наручниках, Кате пришла на память именно эта строчка. Вообще-то, преступник оказался очень даже ничего. Как мужчина – просто супер. Ничуть не хуже Светкиного любителя русалок, только блондин. То есть с сексуальностью у него все в порядке. А вот с маниакальностью...

Разве бывают такие маньяки? Катя их никогда раньше близко не видела, бог миловал, но представляла себе ясно. Неприятный тип со злым взглядом, жалкий и страшный одновременно. Этот же словно сошел с обложки гламурного журнала, в непрочтении которого ее сегодня уличили. Зачем такому нападать на женщин? Любая и так согласится познакомиться с ним поближе. Но, может быть, его привлекают трудности?

Катя проводила взглядом милицейскую машину, в которой увезли опасного преступника. Как до этого провожала «скорую помощь» с Милой. Она была жива! Правда, без сознания. Синяки на шее и в других местах, в приличном обществе не стали бы уточнять, в каких. Но это пустяки. Главная опасность – черепно-мозговая травма.

– Ну-тс, это вы – очевидец?

Катя вздрогнула. Рядом стоял и сверлил ее взглядом невысокий толстенький человечек в черном костюме и с новеньким кожаным кейсом.

– Следователь Сильянов, – представился он, – работаю по этому делу.

– Екатерина Чижова. Ловлю маньяков на живца и швабру, – не осталась в долгу Катя.

– Маньяков? – заинтересовался Сильянов. – Вы думаете, этот интересный блондин нападал и на других женщин?

– Не исключено, что он – янтарный маньяк.

– В смысле, желтый? Китаец, что ли? А с виду не подумаешь...

– Да при чем здесь китайцы? Маньяк душит своих жертв янтарным ожерельем. На прошлой неделе таким образом девушку убили. Сегодня наша Мила еле жива осталась. Боюсь, в столице появился серийный убийца, у которого какие-то проблемы с янтарем...

Катя поторопилась выложить все свои мысли по этому поводу. Из прессы она знала, что правоохранительные органы не любят волновать общественность и связывать убийства в серию, до последнего твердят о совпадениях. Но надо же предупредить граждан, вернее, гражданок, чтобы они спрятали свой янтарь в шкатулки. Хотя бы до осени: под пальто все равно не видно.

– Очень интересно... – протянул следователь и достал из своего кейса кожаную записную книжку.

Катя посмотрела на нее в некоторой растерянности. А где же протокол допроса? С печатями и – «с моих слов записано верно». Она же важный свидетель!

– Ерема, опять ты тут вынюхиваешь! – раздался грозный окрик у нее за спиной. – А ну, марш отсюда!

Катя повернулась и увидела... точную копию следователя Сильянова. В таком же костюме. Только вместо дорогого дипломата в руках мужчина держал довольно потрепанный портфель.

– Следователь Сильянов, – представился двойник и сунул ей под нос удостоверение. – Фома Васильевич Сильянов. А этот субъект – мой брат-близнец, Ерема Сильянов, скандальный журналист. Проникает за милицейское оцепление, пользуясь тем, что дала ему природа. А наши ротозеи в форме документы у него спросить не догадываются, хотя я их столько раз предупреждал! Надеюсь, вы не успели выболтать ему тайну следствия?

Катя окончательно растерялась. Что за день такой сегодня? То маньяки, то следователи-двойники!

Фома Васильевич решил на улице не топтаться, а пригласил свидетельницу в кабинет директора архива. Господин Молотов, ввиду чрезвычайных событий на вверенной ему территории, так и не попал на день рождения супруги, а маялся в собственной приемной.

– Вы понимаете, гражданочка, что, пока Людмила Кострыкина в коме, ваши показания – решающие? – строго спросил настоящий следователь.

– В коме? – беспомощно переспросила Катя.

Это слово никак не сочеталось с ее энергичной, улыбчивой коллегой.

– Вот именно. Так что потерпевшую о произошедшем мы спросить не можем. Но вы утверждаете, что застукали гражданина Черкасского в служебном помещении архива как раз в тот момент, когда он душил гражданку Кострыкину?

– Застукала! – кивнула Катя. – Его фамилия Черкасский? И он что, все отрицает? Натворил бед и даже не раскаивается?

– Гражданин Черкасский заявил, что имел место несчастный случай, но никак не преступление. Однако от дачи более подробных показаний отказался. Как вы думаете, то, что вы видели, могло оказаться недоразумением?

– Этот негодяй душил Милу ее же цепочкой! – возмутилась Катя. – А она звала на помощь. По-моему, тут все предельно ясно. Недоразумением я считаю лишь то, что убийцы, особенно серийные, не стали в свое время жертвами абортов.

– Мы проверим причастность гражданина Черкасского к другим преступлениям, – заверил следователь. – А вы, гражданка Чижова, пожалуйста, изложите на бумаге все, что касается нападения на Людмилу Кострыкину.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное