Ольга Ветрова.

Эликсир вечности

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Слушай, следующие выборы еще не скоро. Да и наследство нам с тобой никакой миллионер не оставит. Что же, на голом окладе сидеть? Это же фантик без конфеты! Может, нам временно в частных детективов переквалифицироваться? – сегодня я была просто кладезем идей. – Как ты думаешь, госпожа Корская дорого заплатит за информацию, что ее муж ей не изменял, а девицу ему подбросили, как наркотики в гангстерских фильмах?

– То есть мы будем такими детективами, которые заранее знают результат расследования, исходя из интересов клиента?

– Не исключено. Хотя, боюсь, в этом деле я еще и свидетель.

И я рассказала подруге о выстрелах в Помпеях.

– Не вижу связи, – отмахнулась Марго.

– Ну как же! Способ, жертвы – все совпадает.

– Если посмотреть сводку автопроисшествий, ты наверняка узнаешь, что вчера гражданина такого-то сбила серебристая «десятка», а через день под машину такой же марки и такого же цвета угодил еще какой-нибудь мужчина. По-твоему, это заговор? А по-моему, ездить надо по правилам и переходить дорогу на светофор. Что касается убийства и самоубийства товарища из МИДа, то пока эта версия – лишь слухи.

Впрочем, вскоре мне представился случай их проверить.


– Итак, отрицательные слова, – провозгласила я тему урока, – при этом лично у меня они вызывают положительные эмоции, так как облегчают задачу построения фразы, не требуя «не» перед глаголом. Приведите примеры таких слов.

– Nothing – ничего.

– Nobody – никто.

– Never – никогда.

После каникул мои ученики были весьма активны, но не все, конечно. Маша Калинина смотрела в окно и явно считала ворон.

– В точку! – оценила я. – Предложение: «Он ничего не делает». He does nothing. По-русски буквально: он делает ничто. По-моему, именно этим сейчас занята наша Маша.

– А я что, я ничего, – встрепенулась она.

– Вот именно! Обратите внимание на слово «nobody», – продолжила я. – Мы говорим: «в комнате никого», или – «в комнате ни души». Англичане же скажут «nobody» – «ни одного тела». Видимо, зная это, Толик Баранов изучает сейчас под партой журнал «Плейбой», где недостатка в телах нет и никогда не будет.

– А я что, я ничего, – развязно отозвался Толик с задней парты.

– По-моему, ты бездарно тратишь время, – пожала плечами я. – Потому что у тебя, Толик, будет еще масса возможностей изучить то, что ты сейчас разглядываешь. И не только на фото и видео, но и в натуральном, так сказать, виде. А вот для курсов английского тебе придется потом с трудом выкраивать время и деньги. Впрочем, если ты не собираешься посмотреть мир, найти престижную работу и добиться успеха, то продолжай в том же духе, и тогда будешь лицезреть красоток с их body лишь на картинках. Для этого напрягаться не надо…

Похоже, подростка все-таки зацепила моя проповедь. Он-то ожидал, что я выхвачу у него их рук журнал и заведу воспитательную песню на тему безнравственности. Я надеялась, что мальчишка только играет в крутого.

А на самом деле хоть одним ухом, но слушает мои объяснения.


Учебный день прошел как обычно. Пятерки, четверки, одно замечание в дневник – тому самому Баранову, чтобы осознал. Тройки и двойки лично я стараюсь не ставить. Я уходила с работы уже в сумерках. Кто-то остановил меня во дворе, тяжело положив руку на плечо. Я испуганно обернулась. Возле меня стоял незнакомый парень сурового вида.

– Виктория Викторовна Победкина? – грозно спросил он.

– Да, – призналась я, ожидая чего угодно, вплоть до ареста.

– Я брат Толика Баранова, – успокоил меня незнакомец. – Можно с вами поговорить?

– Да, пожалуйста, – с облечением кивнула я.

Мы остановились во дворе интерната.

– Я и сам когда-то здесь учился, – сообщил брат. – Хотел забрать Толика к себе, да сам пока на ноги не встал, зарабатываю маловато. Я так понял, у вас много претензий к мальчишке?

– Не без этого. Толик в последнее время дерзит, отвлекается от темы, сегодня на уроке рассматривал фотографии, как бы это помягче выразиться, неодетых женщин. Думаю, это не есть хорошо.

Я ждала его реакции с некоторой опаской. Чаще всего родственники уверены, что их дети – нежные цветочки, которых плохие учителя пытаются обозвать сорняками. Но Баранов-старший не стал выгораживать младшего.

– Да-а, – протянул он сочувственно, – я думал. у меня работа сложная, но у вас тоже не сахар.

– Кем вы работаете?

– Санитаром в морге.

– Господи!

Вот почему у гражданина такой серьезный вид. Представители этой профессии обычно нелюдимы, неразговорчивы, неулыбчивы, и даже глазами делают морг-морг.

– Но мои покойнички хотя бы не хамят, – усмехнулся брат. – Хотя, знаете, что странно, другие учителя на Толика не жалуются.

– Значит, только я не смогла найти к нему подход, – вздохнула я.

– Раньше я тоже так думал. Но, глядя на вас, понял, что все наоборот – вы ему нравитесь, поэтому он и ведет себя неадекватно.

Это комплимент или обвинение?

– То есть, он бы меня за косичку дернул, если бы у меня таковая имелась? Надо же, – изумилась я, – мне это и в голову не приходило.

– А вот я на работе и не такого насмотрелся, – произнес мой собеседник тоном ветерана труда. – Женщины из мужчин не только дураков запросто делают, но и последнего ума лишают. Пять пулевых ранений – это вам не за косичку дернуть! Но и этого мало, последний выстрел – в собственную башку.

Черт, почему этот сценарий кажется мне таким знакомым?

– Мужчина застрелил любовницу и покончил жизнь самоубийством? – уточнила я.

Просто не смогла удержаться. Раз уж произошло такое совпадение, было бы глупо этим не воспользоваться.

– Не застрелил, а расстрелял. Видимо, сильно она его достала. Наверное, ходила то направо, то налево. Он-то уже не мальчик был.

– Да, я слышала об этой трагедии. Фамилия погибшего, кажется, Корский. Но разве их обоих не неизвестные грабители убили?

– Сам он ее порешил, а потом себя, – уверенно заявил санитар. – И отпечатки его на пистолете, и следы пороха у него на руках. Я лично слышал, как патологоанатом с ментами разговаривал.

Значит, все-таки случились эти похожие преступления почти одновременно и в разных странах. Интересно, что может связывать итальянца Монти и россиянина Корского? И неужели никто, кроме меня, не замечает, что такое совпадение – неспроста?

5

Я не умею делать карьеру. Не представляю себя этакой стервой, которая холодно произносит: «Ничего личного, это просто бизнес…» Меня как раз интересует личное. Мне вот лично захотелось знать точно, о чем поют «Биттлз» и Стинг, и я занялась иностранными языками. К счастью, это интересует не только меня, так что есть шанс неплохо заработать. Если, конечно, госпожа Петровская доверит мне еще хоть одну командировку.

Сейчас же меня лично интересовали двое убийц-самоубийц. Но, кажется, эти двое волнуют только меня. А еще мне любопытно, чем, в конце концов, занят хваленый Интерпол? Борется с незадачливыми наркокурьерами – наивными девицами, которым в иностранных аэропортах знойные мачо подкидывают в багаж героин?

Между тем давно пора создавать международную следственную группу. Необходимо найти связь между помпейским и московским преступлениями. И так уже упущено столько времени! Я подозреваю, что эти дела вообще никто всерьез не расследует. Еще бы, убийца застрелился, сажать некого, нечего и протоколы допроса тратить на свидетелей. Дело закрыто за смертью основного подозреваемого.

Все так. Если рассматривать эти истории по отдельности. Но все же их что-то объединяет. И, по-моему, необходимо выяснить – что именно. Кое-какую связь, впрочем, не заметит только слепой. Причем у этой связи есть связи.

Марианна Васильевна оказалась свидетельницей кровопролития в жарких Помпеях. Ее родной брат устроил такое же «шоу» со смертельным исходом в холодной Москве. А супруг Марианны Васильевны может заставить работать и итальянского комиссара, и российского следователя по особо важным делам.

Нечего больше откладывать, нужно звонить сестре покойного. Правда, у меня нет номера ее телефона. Но, наверное, можно связаться с ней через консульство.

Конечно, есть вариант сказать себе: тебя это не касается, детка. И сэкономить на международном звонке. Но я уверена: все, что происходит – не просто так. Я поехала в Помпеи, а не в Пизу, хотя оба города – на «П» и чем-то знамениты. Брат моего ученика устроился работать не грузчиком на рынок, а санитаром в тот самый морг, куда привезли тела Корского и его молодой пассии. Нет, все эти совпадения – не на пустом месте…

Номер итальянского консульства я узнала в Интернете и набрала его с телефона в Юриной квартире. Конечно, меня не захотели соединить не только с Марианной Васильевной, но даже с ее супругом. Уверения, что я ближайшая знакомая супруги вице-консула, никакого эффекта не возымели. Знакомые тем и отличаются от незнакомцев, что знают номера прямого или сотового телефонов. Пришлось представляться сотрудницей МИДа, хоть и внештатной. Надо мной сжалились и переключили на приемную вице-консула.

Надо было срочно менять тактику. Я вообразила, что мне пятьдесят четыре года и мой муж найден мертвым и голым в обществе любовницы. Какой у меня должен быть голос?

– Это Корская! – рявкнула я, только потом сообразив, что даже не знаю, как ее зовут. – Мне нужна Марианна Васильевна!

– Какая Корская? – удивилась секретарша.

– Может быть, вы еще не знаете – какая Марианна Васильевна? – возмутилась я. – Вы же секретарь, а не одна из этих, что соглашаются на любую работу за границей, лишь бы подцепить себе мужика! Марианна Васильевна – это супруга вашего начальника, милочка. А я – родная сестра ее брата. Конечно, у меня есть ее сотовый. Вернее, был, потому что трубку украли вместе с телефонной книгой, которая была внутри. Безобразие! Москву наводнили карманники. Это настоящая беда. Соедините меня с ней, срочно! С Марианной Васильевной, конечно, не с бедой.

Похоже, моя тирада подействовала. В трубке послышалась характерная музыка, длинные гудки и затем – голос супруги вице-консула.

– Марианна Васильевна! Это Вика, – затараторила я, здорово волнуясь. – Я не смогла выполнить ваше поручение, хотя очень старалась. Но покойники не получают бандероли и в квитанциях не расписываются. Хотя у меня и не было никакой квитанции…

Черт, что я несу! Надо срочно сменить тон. Я сделала глубокий вдох и начала сначала:

– Уважаемая Марианна Васильевна, с глубоким прискорбием вынуждена сообщить вам о безвременной кончине вашего брата Валентина Васильевича Корского. Примите мои самые искренние соболезнования…

Трубка подозрительно молчала.

– Ало, Марианна Васильевна!

– Да, Виктория, – вздохнула она. – Я уже все знаю. Бедный Валя! На похороны меня не позвали, но сообщили об этом кошмаре. И то – не мне, а моему мужу. Из официальных, так сказать, источников. Все равно – я уже не успевала на погребение. Так что посылка не имела смысла. Я опоздала. И ничего уже не поправишь. Ужасное ощущение!

Последовало тягостное молчание. Я собиралась было намекнуть: мы обе знаем, что не только ее брат закончил свои дни таким печальным образом… Но Марианна Васильевна меня опередила.

– Я рада, что вам это не безразлично, Виктория. И раз уже вы позвонили, позвольте дать вам еще одно поручение. Вы ведь работаете в МИДе? Значит, сможете зайти в рабочий кабинет Валентина и взять кое-то для меня. Фотографию с его рабочего стола. Там я, он и наши родители. Старый снимок. Он был только у него. Я все собиралась переснять, но не успела… Эта грымза, его жена, мне никогда ничего не отдаст. Она меня терпеть не может! Впрочем, как и весь свет. Она не давала Вале даже общаться с собственной дочерью. От первого брака. Лена Корская… Чудесная девочка. А она запретила ей помогать. Лена работает медсестрой в Склифе, а могла бы делать уколы в элитной клинике. Ну да что об этом говорить… Виктория, я хочу вернуть ту нашу семенную фотографию. На память. Я попрошу одну знакомую, которая тоже там работает, открыть для вас кабинет Вали. Возьмите снимок и перешлите мне. Буду очень вам благодарна.

– А разве та самая знакомая не может сделать это для вас?

– Я бы хотела, чтобы это сделали именно вы. И через вашего Юрия дипломатической почтой прислали. Это ведь несложно?

– Хорошо, – не стала возражать я. – Марианна Васильевна, а вы слышали, как именно погиб ваш брат? Подозревают, что он убил свою любовницу, а потом застрелился сам. Прямо как тот, в Помпеях!

– Глупости! Его убила грымза-супруга и ее братец. У нее очень неприятный брат. Я не могу этого доказать, но я знаю: они – убийцы!

Что ж, я так и не нашла единомышленника, зато получила новое задание. Впрочем, прогуляться по коридорам МИДа, действительно, не слишком трудно.


На следующий день у меня по расписанию было только два урока в первую смену. Так что после работы я поехала в центр. Знакомая Марианны Васильевны, которая должна была стать моим проводником на извилистых дипломатических тропах, встретила меня у вертушки, где я предъявила свой временный пропуск. Увидев эту женщину, я перестала удивляться, почему операцию по добыче фотографии доверили мне, а не ей.

– Ты, что ли, Виктория? – спросила меня пожилая тетенька, одетая в униформу уборщицы. – Ну, шагай за мной, клубника. Можешь называть меня тетя Рая…

Да, она вовсе не походила на холеных знатоков нескольких языков из МИДа. И, думаю, у нее нет доступа не только к дипломатической, но и к электронной почте. Зато она оказалась женщиной доброжелательной и разговорчивой. И пока мы поднимались на верхний этаж, она успела мне сообщить, что сотрудники департамента угроз изводят столько бумаги, что хватило бы застелить всю Москву в два слоя. И что они только на них пишут? Наши угрозы в ответ на угрозы врага? А раньше тетя Рая работала в «департаменте роз» – продавцом цветов в подземном переходе. Но потом слишком старой стала, чтобы стоять на сквозняке, вот Марианна Васильевна – спасибо ей, она у тети Раи часто покупала букеты, хотя такой женщине должны были их дарить, да что нынешние мужики понимают, – и устроила ее уборщицей в МИД. Здесь тепло, правда, площади большие, а цветов почти нет, даже в горшках.

Тетя Рая привела меня в какое-то подсобное помещение и велела надеть такую же униформу, как у нее. Чтобы секретарша в приемной Корского не подняла шума, объяснила она. Пусть все решат, что я тоже уборщица. Тогда не возникнет вопросов, что я здесь делаю.

– Но секретарша Корского вроде бы погибла вместе с ним, – напомнила я.

– Свято место пусто не бывает, – фыркнула тетя Рая. – Уже новую кралю нашли, хотя начальника у ней пока нету. Правда, сейчас она должна быть на обеде. Но мало ли что…

До нужного кабинета мы добрались без приключений. Приемная действительно оказалась пуста. Тетя Рая открыла дверь с помощью пластиковой карточки – магнитного ключа. И оставила меня одну.

Я почему-то почувствовала себя спецагентом, сумевшим пробраться в штаб врага. Вместо того, чтобы просто взять со стола нужную фотографию в рамке, я решила внимательно все осмотреть: ведь предметы выдают характер своего хозяина. У одного в ящике хранится фляжка с коньяком, у другого – плетка и наручники для совещаний с секретаршей. Если бы стены могли говорить…

Я прошла мимо интим-уголка – с кожаным диваном и журнальным столиком. Подошла к массивному рабочему столу, где лежали какие-то папки, бумаги. То есть кабинет покидали, явно собираясь в него вернуться. На видном месте массивный органайзер, я его пролистала – там были только деловые записи. «Убью любовницу и застрелюсь сам», – это в планах Корского на день его смерти не значилось.

Фотография на столе стояла только одна. Та самая, которую описывала Марианна Васильевна: старая, пожелтевшая, сделанная лет тридцать назад. Он, его сестра и их пожилые родители. Странно, что нет изображений посвежее. Хотя, насколько я поняла, детей у Корских не было. А жена его вряд ли вдохновляла Корского даже на труд, не говоря уже о подвиге.

Зато в верхнем ящике стола, куда я не отказала себе в удовольствии заглянуть, под ворохом бумаг обнаружился конверт из магазина фотоуслуг. Внутри оказались цветные снимки молодой женщины. Сначала она восседала в деловом костюме за компьютером в приемной, через которую я попала в этот кабинет. Потом она сидела там же в кружевном черном белье. А потом и без него…

Видимо, это та самая секретарша, которой пришлось жизнью заплатить за постоянную готовность регулярно раздеваться на рабочем месте. Бедная девушка! Молодая, привлекательная… смерть ей явно была не к лицу. Хотя, наверное, сама барышня считала себя вполне счастливой: престижная работа, богатый любовник. Не угадаешь…

От этих мыслей меня отвлек шум в приемной. Неужели обед уже закончился? Или новая секретарша на диете? Я замерла у стола, прислушиваясь. Эх, жаль, мне тетя Рая швабру для маскировки дать забыла! Почему-то мне очень не хотелось, чтобы кто-нибудь застал меня здесь. Хотя вроде бы ничего подозрительного в этом не было. Уборщица как уборщица. Может быть, она, то есть я, уже все помыла, тряпку и ведро отнесла и вернулась посмотреть, не пропустила ли какой-то пыльный уголок. Как там раньше в трамваях писали? Совесть пассажира – лучший контролер. А работать надо на совесть.

Так-то оно так. Только, увидев, как поворачивается дверная ручка, я, непонятно почему, юркнула под стол. Инстинкт спецагента сработал, не иначе.

Как я поняла, одной худой секретаршей дело не ограничилось. Вошедших было двое: мужчина и женщина. Уж не призраки ли это Корского и его любовницы? Я, стараясь не дышать, ждала, что последует за этим вторжением.

– Ну вот, Марго, давайте поговорим здесь. Здесь нам никто не помешает. Не то, что в столовке, где полно народу. А в моем кабинете эта помощница вечно сидит. Нам ведь не нужны лишние уши, – произнес мужчина. – Садитесь сюда на диван.

– Да у меня, собственно, всего пара вопросов, Александр Иванович, – услышала я голос… своей подруги Риты.

Вот это да! Что она здесь делает? Мир действительно тесен. Прямо-таки жмет со всех сторон. Кто бы знал, где мы обе окажемся? Ну, я-то по поручению, а она зачем? Вскоре выяснилось, что Марго пришла сюда по своей журналистской работе. И собралась брать интервью у этого Александра Ивановича. Надеюсь, у нее действительно к нему лишь пара вопросов. И мне не придется тут долго сидеть, скрючившись в три погибели. Хорошо еще, что на полу мягкое покрытие. Да и сам стол – большой, дубовый. Так что я расположилась почти с удобствами.

– Александр Иванович, так что все-таки произошло с господином Корским? История обрастает все новыми слухами и домыслами…

– Его нашли мертвым на даче вместе с любовницей. Вы же слышали, официальная версия – убийство. Корский с помощницей в неформальной обстановке готовились к важной конференции. Вдруг нагрянули бандиты и все такое… Но говорят, что все выстрелы сделаны из его личного пистолета, оружие это он и после смерти сжимал в руке…

– Причина смерти – выстрел в голову. То есть он или сам застрелился, или его заставили сделать это?

– Коттедж охранялся. Там нет следов присутствия посторонних лиц, – многозначительно заявил Риткин собеседник.

Надо же, подруга все-таки заинтересовалась этой историей! И даже решила проверить ее по своим каналам.

– Но почему же тогда речь зашла об убийстве? – допытывалась она.

– У вдовы нашего покойничка имеется высокопоставленный родственник в МВД, – с готовностью разъяснил Александр Иванович. – Генерал Ларионов. Говорят, именно он решал, в какой форме надо сообщить о произошедшем семье покойного. Рассудил, что мысль «муж убил любовницу и свел счеты с жизнью в такой демонстративной форме, в супружеской спальне, в полуголом виде, чтобы об этом все узнали и судачили», убьет бедную вдову. А так получается, что супруг стал жертвой преступников. Его жалко, ее жалко. Всех жалко.

– Но, кажется, вдова не очень-то поверила в эту щадящую версию, – заметила Ритка.

Да, подруга запомнила все, что я ей говорила.

– Это уж как ей будет угодно. Братец, видимо, предоставил ей выбор, – предположил Александр Иванович. – Главное, что официально – все прилично. Как говорится, главное, чтобы костюмчик сидел. Кстати, о костюмах. Вы заметили, Марго, что на сегодняшней пресс-конференции трое наших работников щеголяли в одинаковых костюмах? Это мода у нас такая. Наши парни увидят по телеку, в каком костюме или куртке наш президент рассекает, и толпой бегут в магазин: «Хочу такое же!» И ходят потом, как братья-близнецы.

Да, видимо, крепко любит своих коллег Александр Иванович. Сам, наверное, красавец, атлет, стиляга. Прямо Дэвид Бекхем. Из серии «все должно быть прекрасно»: и тело, и одежда, и пас. Правда, прекрасные мысли немного подкачали. Зато прекрасные сплетни – в наличии.

Интересно, что сейчас Ритка чувствует? Надеюсь, гордость. На ней должен быть свитер непосредственно из Италии, а не тряпка с рынка. Хотя она-то этим не заморачивается.

– Если честно, я не заметила, – призналась Маргарита, подтвердив мои мысли. – Я больше слушала, чем смотрела.

– Да что там было слушать! Наш начальник распинался, какой замечательный был у него зам, но вот – бандитская пуля безвременно вырвала его из наших рядов, светлая ему память!

– Ваш начальник озвучил официальную версию двойного убийства своих сотрудников. И пообещал награду тому, кто поможет найти злодеев, хотя знал, что тот, кто стрелял, приговорил себя к высшей мере. И уже привел приговор в исполнение.

– Нас там не было, Марго. Но все указывает на это…

Интервью, кажется, заканчивалась. Скрипнуло кресло, захлопнулся блокнот. Маргарита начала благодарить и прощаться.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное