Ольга Ветрова.

Черная вдова Клико

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

Несколько месяцев я провела в лечебнице. А потом вернулась домой. Каково же было мое удивление, когда в нашей гостиной я увидела тебя. Оказалось, ты теперь работаешь вместе с моим мужем, и вы сдружились. Судьбе было угодно распорядиться именно так. Тогда я еще не знала, к чему это приведет…

Я просто удивилась, что муж мой хоть к кому-то проявил привязанность. Тобой он был явно очарован. Вы проводили вместе много времени, говорили без умолку. Он даже принял участие в твоей личной жизни. Узнав, что ты разошелся с женой, что она и двое ваших детей живут отдельно и что это тяготит тебя, решил вас помирить. Однако в вопросах чувств он всегда был, как слон в посудной лавке. Так что он пришел ко мне с просьбой поговорить с тобой по душам, убедить вернуться в семью. Какая ирония!

И мы побеседовали. Ты сказал, что жена вышла за тебя, «чтобы перевоспитать». Но, узнав об очередной твоей интрижке, бросила тебя. Ты пытался наладить с ней отношения, но она не хочет. Ей и так хорошо. А с детьми ты видишься. Так что здесь нет никакого надрыва.

Мне кажется, именно этот разговор сблизил нас. Мне вдруг тоже захотелось все рассказать тебе про свое несчастливое замужество. Я была уверена, что ты поймешь. Не за смазливое лицо тебя так любят женщины, а за умение быть внимательным, искренним, слушать и слышать людей.

Одним словом, я пропала. Ты стал являться мне во сне, я говорила с тобой в мечтах. Да, и ты смотрел на меня как-то особенно. Это был разговор глазами, беседа душ. А потом – уже словесное объяснение. На прогулке в парке. Ты сказал, что влюблен в меня, хотя и не достоин. Ты – игрок, гуляка, у тебя было много женщин. Но в моих глазах это не пороки. Это лучше, чем холод и пустота моего застегнутого на все пуговицы мужа. Я ответила, что ты тоже много значишь для меня.

Я бросаюсь в омут с головой…»


В клубе я пробыла почти до закрытия. В раздевалку вошла одной из последних. И увидела на полу ключ с оранжевой биркой «15». Ключи от ящиков выдают при входе в обмен на персональную карту. Соответственно, чтобы получить назад входной документ, ключ надо сдать администратору. Но ключ от 15-го ящика почему-то не сдали. Видимо, потеряли, обронили. Сейчас вспомнят и вернутся. Однако я успела полностью переодеться, причесаться и накрасить губы, а за потерей никто не приходил. Почему-то меня это беспокоило.

Я подошла к ящику с номером 15 на дверце. Он был закрыт. Ящик, конечно же, пуст, не сомневалась я. Видимо, хозяйка достала свои вещи и автоматически повернула замок. Да так и оставила в нем ключ, а он выпал и теперь валяется. Наверное, дама очень спешила и не стала возвращаться в раздевалку. Она – постоянная клиентка, и ей и так отдали карточку. А сюда вот-вот пожалует уборщица, чтобы помыть полы перед закрытием. Она подберет ключ и принесет его администратору.

И чего я разволновалась так, будто нашла отмычку от квартиры, где деньги лежат? По большому счету, мне нет никакого дела до этой металлической штуки с биркой.

Если что, пусть сотрудники клуба разбираются. Да и нет здесь ничего интересного. Подумаешь, на полу в опустевшей раздевалке лежит ключ.

Но, хотя меня и зовут не Варвара, признаюсь честно, мой нос не может чувствовать себя в безопасности ни на одном базаре. Да и в фитнес-клубе тоже. Потому что я вознамерилась сунуть его в запертый ящик с номером 15.

Я вставила ключ, повернула его, открыла дверцу. И увидела вовсе не обрамленную металлом пустоту. В ящичке лежали вещи: джинсы, свитер ручной вязки, черная дамская сумочка.

Меня почему-то пробрал озноб. Здесь и сейчас, в пустой раздевалке, я вдруг ощутила себя, как тогда в яме: отрезанной от всего мира. Происходит что-то странное, а я не могу понять, что. Вдруг пришла в голову безумная мысль: что это вещи призрака. Прежде чем в непонятном белом балахоне пойти пугать людей в лесу, нужно же даме где-нибудь переодеться. Почему бы и не здесь?

Так, спокойно! С чего это я решила, что ухожу из клуба последней? Может быть, какая-нибудь клиентка занимается по специальной программе, и у нее дополнительное занятие. Или это вообще вещи сотрудницы, той же уборщицы, например.

Да, видимо, жизнь не радовала меня в последнее время сюрпризами, вот я и ищу приключения и загадки там, где их нет. Надо перестать сочинять детектив под названием «Тайна железного ящика». Нужно вести себя разумно и поторопиться домой.

Я закрыла ящик, взяла свои вещи и отнесла потерянный ключ администратору.

– Он валялся на полу в раздевалке, – сказала я девушке за стойкой. – Наверное, лучше его оставить у вас. Мало ли что. Там сумка, вещи и все такое.

– Да, конечно, – профессионально улыбнулась администратор.

Я посмотрела на стену за ее спиной. Там располагались ячейки, где лежали ключи или клубные карты. Лишь в двух местах белели полоски карт – на номере 15 и на номере 18. 18 – этот мой номерок. Значит, хозяйка 15-го номера – действительно последний клиент.

– А вы не видели никого в раздевалке? – вдруг спросила меня администратор. – Все занятия у нас уже кончились. Может быть, девушка в душе задержалась?

– Нет, из душа я выходила последней, – сообщила я.

– Ладно, пойду поищу, а то мы уже закрываемся. Может, девушка в нашем баре засиделась. Натуральные соки, настои на травах и все такое.

Не знаю почему, но я решила подождать, чем закончатся эти поиски. Администратор отсутствовала минут десять. Вернулась с озадаченным видом.

– Странно, но я никого не нашла. Нет никого постороннего. Даже инструкторы почти все ушли. Я и в туалеты заглянула, и в сауну. Мало ли, плохо человеку стало. Или случай был у нас: около раковины наркоманку нашли. Представляете, приходят в клуб не для здорового образа жизни, а наоборот. Совсем больные. Но наша девушка, кажется, не из таких, – администратор повернулась и взяла карточку из ячейки. – Лариса Тимофеева. Я ее помню. Постоянная клиентка.

– Кто? – Я даже подскочила. Тимофеевы – это наши соседи. Артем, а значит, и Лара. – Как же так вы ее не нашли? Она уже давно ушла из зала. Не могла же она исчезнуть. Давайте еще искать. Может, с ней что-нибудь случилось. Может, на нее какой-нибудь тренажер свалился?

К этому времени в клубе осталось пять человек: я, администратор, пожилой гардеробщик, уборщица и бармен. Все мы принялись за поиски с новой силой. Обходили залы и коридоры, заглядывали в душевые и раздевалки, смотрели на тренажерах и под тренажерами. Обыскали и вертикальный солярий, и горизонтальный. Клуб занимал не такую уж большую площадь. И через полчаса стало очевидно, что вещи Ларисы Тимофеевой лежат в раздевалке, а самой Лары в фитнес-центре нет.

– Куда же она делась? – недоумевала я.

– Может, за сигаретами в ларек выбежала? – предположил бармен. – Хотя все ларьки отсюда далековато, лучше у меня в баре пачку купить.

– Вдруг случилось что-то? Что-нибудь в семье, ей позвонили, и она срочно убежала, забыв обо всем на свете. Вы не помните, уходила ли она? – пытала я администраторшу и гардеробщика.

Но те лишь разводили руками. После занятия все выходили толпой, никто не обратил внимания, покидала Лара клуб или нет.

– Что же делать? – металась администратор. – У нас ничего подобного не случалось.

– Если человек бесследно исчез, нужно звонить в милицию, – изрекла я тоном доктора юридических наук.

– Но если она действительно просто ушла, – сомневалась администратор. – Забыла вещи, торопилась. Завтра за ними вернется. Зачем поднимать переполох?

– А что, если она пропала? Чем быстрее начнут поиски, тем больше шансов найти. Всегда важно определить, где человека видели в последний раз, – демонстрировала я эрудицию любителя детективов.

– Ох, вот горе-то. Не было печали, – запричитала уборщица. – Как же можно вдруг пропасть? Боевики ее украли, что ли?

– Да ладно вам паниковать. Может, девушка на нашего инструктора запала и поехала с ним кататься, – опять встрял бармен.

Предполагать можно все, что угодно. А факты таковы: одна женщина на миллион придет в клуб в цивильной одежде, а уйдет потная и в спортивном костюме. Я уж не говорю о том, что футболка вместо свитера пока не по сезону.

И ни одна дама из миллиона не убежит по срочному делу или неотложному вызову и не уедет кататься даже с инструктором, с которого лепили Аполлона, без своей сумочки. Сумку с кошельком, ключами и мобильником не оставил бы и мужчина. Все можно забыть, но не это. А если и забудешь, тут же вспомнишь и вернешься. Потому что без сумки – как без рук.

А Лара оставила и не вернулась. Значит, что-то заставило ее это сделать. Или кто-то…


И все-таки, куда могла подеваться Лариса? Куда можно так торопиться, чтобы забыть одежду и сумку с кошельком, документами, ключами? Ее украли? Или она перегрелась в сауне, и ее увезли на «Скорой», но персонал пытается это скрыть, чтобы не портить репутацию заведения? Одно скажу точно: мне все это не нравится.

В фитнес-клубе решили не пороть горячку, а подождать до завтра. Если клиентка не объявится, не придет за своими вещами, то администратор позвонит по контактному телефону, который она оставила при получении клубной карты, и попытается выяснить, что произошло.

Я бы, конечно, позвонила прямо сейчас и, возможно, сразу в милицию, но исчезновение действительно может быть не криминальным. Вдруг Лара встретила какого-нибудь классного парня и отправилась с ним на край света, забыв про вещи, мужа и свою печаль. Чего в жизни не бывает, раз даже призраки встречаются…

Но, вернувшись домой, я не смогла пройти мимо соседской двери, нажала на звонок. Если откроет хозяйка, я поинтересуюсь, куда она пропала. Если – хозяин, с порога не буду его пугать таинственным исчезновением жены, скажу, что зашла к Лорику за солью, осмотрюсь. Может, Артему уже похитители письмо прислали: твоя супруга у нас, а наши деньги у тебя…

Мне никто не открыл. Я отправилась к себе. Живу я с родителями, но, как только наступили теплые деньки, они обосновались на даче. Так что мне даже не с кем перемыть косточки соседям. Пришлось лечь спать, теряясь в догадках…


На следующий день Александра Петровская загрузила меня работой, как танкер нефтью. Куча писем из эфиопской ассоциации выпускников советских и российских вузов, которые я должна была переводить, рассылать по отделам, собирать на них ответы и опять переводить. Хотя эти эфиопы не хуже нас по-русски понимают.

Из-за этой Африки мне даже некогда было подумать о том, что творится у моих ближайших соседей. С утра я опять звонила в квартиру Тимофеевых, но не получила ответа. Неужели Артема тоже похитили? А если да, то кто-нибудь об этом знает? Телефон тети Кати в новой квартире наверняка где-нибудь записан у моей матушки, но сама матушка никак не сможет мне его продиктовать с грядки.

В обед я позвонила по телефону, который знаю. В спортивный клуб. Поинтересовалась судьбой сумки и Лары. Оставалась надежда, что моя соседка вернулась-таки за вещами.

Администратор меня узнала.

– Я говорила с мужем Ларисы Тимофеевой, – сообщила она. – Он удивился моему звонку. Утверждает, что с его женой все в порядке. Просто она срочно уехала к заболевшей маме.

– К маме? В Калужскую область? В спортивном трико, без сумки, без мобильника? – изумилась я.

– Во всяком случае, так заявил супруг. Мол, спасибо за беспокойство, я как-нибудь заеду, заберу вещи, это просто недоразумение. Раз он ее не ищет, значит, она не пропала.

Мне почему-то не верилось в простое недоразумение. «Уехала к маме». За этой дежурной фразой может скрываться все, что угодно. От действительного нездоровья тещи до супружеской ссоры и даже… убийства. Господи, а вдруг Артем прикончил жену, совсем свихнувшись от ревности? Вот и не хочет, чтобы ее искали, и говорит, что все в порядке, волноваться не о чем. Не нравится мне все это…

Я еле-еле дождалась вечера. Уж его-то я проведу с Юрой. Из независимых источников известно, что подготовка к саммиту завершена и у сотрудников его отдела свободный вечер.

Чтобы время бежало быстрее, я отложила скучные письма и потихоньку извлекла из сумки бумаги, которые дала мне Татьяна Злотникова. Записки Екатерины Арцилович-Толстой не выглядели архивными документами. Они были отсканированы, переплетены и впаяны в пластик вместе с сопроводительной статьей научного сотрудника музея-усадьбы. Я перевернула страницу и принялась перечитывать:

«Я оказалась в ловушке. В клетке, в темнице. Иначе мое положение не описать. Хотя внешне все благопристойно, благополучно. И вряд ли кто поймет мою тоску. Глупая, скажут, не ценишь своего счастья. Так и потерять все недолго.

Счастье? Муж, дети, дом – полная чаща, наряды и драгоценности. Счастье? Или кандалы, ошейник, крючок, с которого уже не сорваться? Как получилось так, что я сама сунула голову в петлю? Не отказала ему, когда он сделал предложение…»

Надо же, прошел век, а читается так, будто это современный любовный роман в мягкой обложке. Жаль только, что хеппи-энд главную героиню не ждет. В последнее время что-то мне везет на печальные женские истории. Екатерина, Татьяна, Лариса…

Впрочем, вскоре случилось нечто, что заставило меня на время позабыть о чужих проблемах. И понять, что у меня хватает своих.


Сначала Александра застукала меня за чтением.

– Что это? – с подозрением спросила она, неслышно подкравшись к моему столу. – Только не говорите, что переписка с Эфиопией.

– Это… Ну вообще-то, научное открытие! – Пусть знает, что у меня разносторонние интересы.

– Разрешите взглянуть?

Я не возражала. Но особого впечатления на нее открытие Татьяны не произвело.

– Это какая-то новая мода – копаться в грязном белье великих людей и их близких? – Лицо Петровской выражало крайнее неодобрение.

– А по-моему, забавно, что сын Толстого Андрей оказался таким Казановой, – возразила я. – Охмурил одну, женился на другой. Весь в папашу, ведь и сам «великий старец» в молодости портил крестьянских девок.

– Это вульгарный подход, – возмутилась моя начальница. – Сейчас молодежь не читает Толстого и Достоевского. Но вот о любовных похождениях их отпрысков и о прочих нелепых выдумках прочтет с удовольствием…

– Но это не выдумки, – напомнила я. – Это неизвестные ранее дневники Екатерины Толстой.

– Почитайте лучше эфиопскую переписку! – потребовала шефиня.


Через пять минут после окончания рабочего дня Юра появился в нашем офисе. В черном с серыми полосками костюме и в рубашке стального цвета. Высокий, кареглазый. Не мужчина, а мечта! Причем моя…

Он пришел ко мне. Он тоже соскучился. И больше не сердится. Не считает, что мне нужно ставить неуд по поведению и кол по прилежанию. Мы так давно вместе, и он любит меня такой как есть.

– Здравствуй, Виктория, – почему-то официальным тоном произнес мой жених.

Впрочем, при посторонних он не стремится афишировать наши чувства.

– Вы готовы, Александра Евгеньевна? – Юра смотрел куда-то за мою спину.

А там… Не может быть! Там сияла, как отмытый светофор всеми тремя глазами, Петровская. Она сняла пиджак, который таскала весь день, и вдруг оказалась в вечернем платье модного в этом сезоне темно-лилового, почти черного, оттенка. Но бог с ним, с платьем, хотя оно очень ей шло. Главное, Александра улыбалась Юре так, будто он пришел именно к ней.

А он и пришел к ней.

– Идемте, Юрий Вадимович, – она грациозно шагнула к нему и взяла его под руку.

Я почти поймала свою отвалившуюся от изумления челюсть. Почти смогла сделать вид, что ничего особенного не происходит. Все о’кей! Почти…

В дверях Юра остановился, повернулся ко мне и снизошел до объяснения:

– Мы с Александрой сегодня идем в «Сатирикон» на «Контрабас».

Они вместе идут в театр? Или это просто отмазка?

– А почему не в Большой на «Вишневый сад»? – хихикнула я.

Это нервное.

– В Большом театре не ставят Чехова, – Александра посмотрела на меня как на дауна.

– А с каких это пор в «Сатириконе» играют на контрабасе? – парировала я. – Это вам не концертный зал консерватории.

– «Контрабас» – это пьеса по книге Зюскинда, – хмыкнула Александра. – Или вы не знаете, кто такой Зюскинд?

– Почему же, «Парфюмера» я смотрела. В кино. Но я забыла, что такое пьеса, – огрызнулась я.

– Посмотрите в Интернете, если еще помните, что это такое, – Петровская откровенно забавлялась.

– Я уверен, что Виктория помнит и это, и много другое, – улыбнулся мне Юра, словно разговаривал с лжекалекой, который просит милостыню в метро: «Не притворяйся, ты можешь ходить, ты многое можешь…»

Александре эта улыбка не понравилась.

– Мы опаздываем, – нервно заявила она. – Прощайте, Виктория!

Они ушли. А я осталась. С мыслью о том, что прошло всего несколько дней после того, как я узнала о проклятии рубинов, а я уже потеряла так много из того, что вижу каждый день.

Вчера пропала моя соседка. А сегодня меня бросил мой жених, предпочел мне Александру Петровскую…

5

Никому нельзя верить. Все вокруг изменяют и предают. Люди только прикидываются разумными и порядочными. А на самом деле хотят только удовольствий. Ты думаешь, что знаешь своих близких. Но в один прекрасный день открывается ужасная правда.

Ни узы брака, ни венчание перед Богом и людьми, ни дети, ни опасность скандала, ни осуждение родных – ничто не остановит, не удержит, не предотвратит. Наверное, чисты только те, кому никогда не представилась возможность. Кому не предложили запретный плод, не назначили тайное свидание, на кого не посмотрели сальным взглядом. Но и те грешны, хотя бы в мыслях.

Неужели никто не откажется от приключения на стороне? Чтобы убедиться в своей привлекательности, умении кружить голову, чтобы быть не хуже других, разнообразить повседневность. Новая связь необходима для самоутверждения. Все взаимозаменяемы. Нет ничего исключительного. Одна, но пламенная страсть – выдумка поэта. Жизнь коротка, ты у себя один, а их много. Ни в чем себе не отказывай…

Однако рано или поздно придется заплатить. Тебе отмерят той же монетой. Ты предавал – и тебе изменят. Ты наплевал – и на тебя наплюют. Когда-нибудь все вернется на круги своя…


– Юра бросил тебя?! – Моя подруга Ритка одарила меня таким взглядом, словно я сообщила, что собралась на пешую прогулку по Баг-даду или на конную по Луне. – Твой Юра?! Каменная стена? Практически преданный пес? Вы ведь столько лет вместе…

Были вместе. А теперь мою стену разобрали воры и перенесли к себе в огород. Или пес сам перегрыз веревку и убежал, задрав хвост. Мне положение казалось настолько чрезвычайным, что я созвала консилиум для экстренной психологической помощи.

Мне повезло: у Маргариты как раз образовался свободный вечер – ее двойняшки сегодня пошли в цирк с дедушкой. Поучаствовать решила и еще одна наша приятельница – Люда.

Три девицы, только не под окном, а за столиком кафе. Заказали пиво и пиццу. Держитесь, мужики, икать будете!

– Видимо, срок годности наших отношений истекает, – с грустью констатировала я. – И Юра решил найти себе что-нибудь новое.

– Вик, не драматизируй, – потребовала Марго, выслушав мои причитания. – Юра не ушел от тебя, а просто пошел в театр не с тобой. Тебя ведь нельзя назвать заядлой театралкой.

Ритка слишком хорошо знала и меня, и Юру. И предпочитала не становиться ни на чью сторону. Так и прогуливалась на нейтральной территории.

– Думаю, этой твоей шефине огни рампы тоже фиолетовыми кажутся, – предположила Люда. – Но некоторые девицы давно усвоили простое правило обращения с мужчинами. Если интересуешься им – интересуйся тем, чем интересуется он…

Люда успела изучить девиц и мужчин их мечты. Высшее образование мы с ней получали в одних и тех же аудиториях, но работали в совершенно разных кабинетах. Я практически по специальности – переводчиком, а Людмила открыла свой бизнес. Туристический.

– Знаешь, сколько мужиков приходят в мою турфирму и заказывают себе и своей девице дорогущие туры на острова? А жен с детьми отправляют в три звезды в Турции, где мясо на ужин дают через раз. И почему так? Потому что девицы имеют к мужикам подход. А жены расслабились, думают: куда он от меня денется, столько лет уже вместе… Так что ты, Викусь, не теряй бдительности. Парень у тебя завидный. Не успеешь оглянуться – уведут.

– Уже увели, – горестно вздохнула я.

– В театр увели. Три часа, и спектакль закончится, – Маргарита отказывалась видеть в этом трагедию.

– А после спектакля он пойдет ее провожать. Она пригласит его на чашечку чая. Он, конечно, не откажется. И… все! Тушите свет. Расправляйте постель. Покупайте кольца, – будущее виделось мне в мрачных тонах. – Она ведь не просто девица, которая знает подход. Она столько всего знает. Начиная от дедушки Юры и заканчивая международным положением. У них столько общего. Их родители дружат. У них одинаково крутые квартиры, машины, карьеры. Она ему идеально подходит…

– Ага, как автобус к остановке, – хмыкнула Ритка. – Вик, перестань паниковать. Я уверена, Юра любит тебя. И международное положение здесь ни при чем.

– Вот-вот. Здесь нужно совсем другое положение. В красивой позе, на шелковых простынях, – встряла Люда.

Я ощущала себя олигархом, тяжкой доле которого никто не желает сочувствовать.

– Нет у меня шелковых простыней, а у Петровской точно есть, – не сомневалась я. – И интересы у меня свои. Значит, я останусь одна. А они даже не пригласят меня на свою свадьбу!

– Не каркай! – воскликнула Людмила. – Все у вас с Юркой наладится. Вот у кого проблемы, так это у меня.

Действительно, существует точка на карте, куда турфирма никак не может отправить свою хозяйку. Называется она «Счастливая личная жизнь». Вот уже год Люда живет с Геной. Гена – человек с очень богатым… Увы, не папой и не особняком. А воображением. Он вечно что-то придумывает и терзает этим Людмилу.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное