Ольга Тарасевич.

Проклятие Эдварда Мунка

(страница 4 из 23)

скачать книгу бесплатно

По широким ступеням галереи Эдвард поднимался с нехорошими предчувствиями. И не ошибся.

– А вот и господин Блунк, – бросился к нему тот, сутулый. – Вы импрессионист. Не могу сказать, что я в восторге от ваших картин.

– И я возмущен!

– Эта выставка – позор для Германии.

Критики были похожи на змей, на гадких червей, на болото, засасывающее в преисподнюю.

Эдвард гордо вскинул голову.

– Моя фамилия Мунк, господа. И я не импрессионист, хотя кое-что в технике Ван Гога мне нравится чрезвычайно, – громко сказал он, и публика замерла.

Пламенная Дагни сразу же бросилась к нему.

– Эдвард, поздравляю, прекрасная выставка.

Мунк пожимал протянутые руки друзей и думал: «Все кончено. Как все глупо».

– Вы очень талантливы. Вас ждет большое будущее…

Он не знал невысокого полного человека с орлиным профилем, и тот не преминул представиться:

– Альберт Кольман, торговец живописью.

Эдвард растерянно кивнул и направился к Августу Стриндбергу. Слова, пустые слова, напрасно его утешает смешной толстячок.

– Это провал, – шепнул Эдвард Августу.

Тот понурился. А с чем спорить? Все ясно. Провал – он и есть провал.

Мунк огляделся по сторонам и горько заметил:

– Станислав не отходит от Дагни. Зачем ты их только познакомил!

Стриндберг ревниво покосился на прохаживающуюся вдоль картин парочку. Он и сам безнадежно любил Дагни.

Среди присутствующих в художественной галерее в тот вечер людей только один человек пребывал в прекрасном расположении духа. Альберт Кольман вглядывался в работы Мунка, понимая – бессильное шипенье критиков не имеет ровным счетом никакого значения. Он сделает на этом художнике миллионы! Уж он-то своего не упустит!

2

А вот одеваться тепло, направляясь в морг, не стоит. Все почему-то думают, что там холодно. Может, в холодильниках, где лежат тела, действительно не жарко. Но кто лезет в холодильник?

Лика Вронская поднималась в кабинет эксперта Дмитрия Ярцева, понимая: зря запаковалась в два свитера. И носочки, связанные Мусей, совершенно напрасно одела. Она здесь всего пару минут – а уже взмокла, как в сауне.

«Ну, с богом», – подумала она, распахивая дверь комнаты.

– Здравствуйте, я – Лика! Дмитрий Николаевич, вам Уткин должен был звонить насчет меня!

Она выпалила эти фразы и растерялась. В кабинете трое мужчин, ростом за метр восемьдесят, а лица… Голливуд скрежещет зубами в мучительной зависти.

– Проходите, девушка, – отозвался тот, кого Лика сразу же мысленно окрестила Аленом Делоном. – Вот знакомьтесь – это наши практиканты, Андрей, Игорь.

Лике потребовался срочный мысленный аутотренинг:

«Какие красавцы! Брэд Пит и Джордж Клуни. Ой, мама: я люблю Пашу, я люблю Пашу, я очень люблю Пашу».

Впрочем, ее гражданскому браку ничего не угрожало. Быстрый взгляд профессиональной журналистки отметил обручальные кольца на руках у симпатичной троицы.

«Понятно, почему женатые.

Из мединститута холостыми не выходят. Но почему такие красивые?!» – изумленная, Лика стащила куртку, которую тут же галантно подхватил Джордж Клуни, потом сняла один из свитеров.

– Продолжайте, девушка, – одобрительно улыбнулся Ален Делон. – А потом мы с вами хлопнем спиртика и отправимся в секционную. И бутерброды сжуем там же. Излюбленный пассаж романистов. Пьяные эксперты и санитары закусывают рядом с трупами.

Лика расхохоталась, втайне радуясь, что у нее в романах такой оказии не случалось. И теперь – уж точно не случится. Напряжение и волнение понемногу отступили. Так и сидела бы в этом кабинете, окруженная голливудскими красавцами. Кстати, надо бы спросить на всякий случай, какие еще неточности допускают при описании их профессии…

– Время смерти невозможно установить с точностью до минуты. Смешно читать – убили в четверть первого. На самом деле мы всегда разбежку даем. От пары часов до нескольких суток. Если скелетированный труп обнаружен через полгода – дата наступления смерти еще более условна. Да, Лика! Надо вам халат дать, – Ален Делон повторил фразу начальника бюро судебно-медицинских экспертиз, и Вронская встрепенулась.

– У меня есть. Борис Иванович выделил. Только вот как с ним разобраться, – она растерянно посмотрела на извлеченный из рюкзака голубой халат. – Рукава из него как-то странно растут.

– Это вам странно, – Джордж Клуни ловко набросил халат на Лику. – Вы, когда в халатик кутаетесь, запахиваете его спереди. А этот надо разрезом назад надевать. О, хороша, как мумия.

Лика попыталась пошутить:

– Я акцентируюсь на слове «хороша».

Все в порядке. Карман джинсов оттопыривает пакетик, который она захватила на случай внезапной тошноты. На заре журфаковской юности писала статью про операции по замене почек, полночи провела в больнице, наблюдая за действиями хирургов. Операция полостная, долгая – и ничего, выжила. Правда, тогда радовалась безумно за находившуюся в операционной женщину – новая почка избавит ее от вечного гемодиализа, невероятных мучений. В морге же поводов для радости нет…

– Идем, – сказал Ален Делон, выходя из-за стола. – Ребята, захватите перчатки.

Лучше сразу их честно предупредить.

– Вы знаете, – голос Лики дрогнул от волнения. – Я думаю, что не буду падать в обморок. Постараюсь. Но вы поймите – я-то без медицинского образования. Непривычная. Так что мало ли что.

Брэд Пит солнечно улыбнулся.

– Лика, не переживайте. У нас сегодня всего дюжина трупов. Мы будем вскрывать четыре, остальные в камерах. Там полно свободных каталок! Есть куда падать.

Пропустив мужчин вперед, Вронская спустилась по лестнице, прошла в комнату, уставленную полками с какими-то склянками, принялась их разглядывать. Сразу заходить в секционный зал было страшно. В дверном проеме суетились санитары в зеленых фартуках. Они перетаскивали тела с каталок на прозекторские столы.

«Санитары на главные роли в фильме не тянут. Разве что второстепенными персонажами могут быть. Садовниками или шоферами. А вот девчонки в белых халатиках, прислонившиеся к подоконнику, тоже очень ничего. Невероятное совпадение, но опять Голливуд: Брук Шилдс и Шэрон Стоун. Почему все красивые люди работают в морге?» – размышляла Лика, не решаясь войти в зал.

Наконец, она набрала в грудь побольше воздуха, резко выдохнула, прошла внутрь и уселась на стул у письменного стола.

– Девушка, простите, придется вас потревожить, – решительно заявила Шэрон Стоун. – Вот, видите…

Она кивнула на стопку бланков, извлекла один из них.

Пришлось подниматься. Медицинский регистратор тут же опустилась на освободившееся место и принялась быстро описывать детали одежды, которую ловко и аккуратно стаскивал Брэд Пит с посиневшего мужчины.

Лика прислонилась к подоконнику и шепотом поинтересовалась у санитара:

– А чего покойник такой синий-то?

– Упал лицом вниз. Трупные пятна на передней поверхности тела. Плюс гематомы. Подождите, – парень насторожился. – Так, а вы не практикантка?

– Журналистка.

Он презрительно скривился. На его лице читалось: знаем мы этих писак, видят одно, пишут другое, все поперепутают, всех обидят.

«Это вопрос принципа – обаять надутого парня», – решила Лика.

Через пять минут Дима уже оживленно рассказывал, что вакансию в морге ему предложили на бирже труда. Между специалистами строительных профессий конкуренция, он ее не выдерживал, а жену с детишками кормить надо.

– Так страшно было вначале, ты не представляешь. И теперь страшно. Тела-то всякие на вскрытия привозят. Не такие чистенькие, как эти…

Лика с сомнением покосилась на уже почти обнаженного синего мужчину.

– Этот еще чистенький, – заверил Дима. – Да, бомж, пьяница. Но не вшивый. Сегодня вообще только случаи внезапной смерти, ни одного криминального трупа. Вот те страшные. Особенно если полежали пару недель. Мы тогда в масках работаем. Но все равно полностью застраховаться нельзя. Тут же вскрываешь и не знаешь, что за человек. Может, ВИЧ у него, может, туберкулез. Туберкулезом многие сотрудники морга переболели. Вот, видишь, у покойника все колени поцарапаны.

– Его били?

– Вряд ли. У него следы обморожения на коже. Ты же, наверное, читала – спать хочется, когда замерзаешь. А потом наступает такой период, когда люди себя уже не контролируют. Им вдруг становится жарко, они срывают с себя одежду, ползут, крутятся на коленях. Скорее всего вот откуда его царапины. Извини, мне пора.

Дима взял из стоящего на подоконнике подноса с инструментами пилу и направился к прозекторскому столу.

Он сделал два надреза вдоль ребер трупа, достал внутренние органы. Потом еще раз подошел к подоконнику, схватил какую-то продолговатую штуковину с круглым лезвием. Секционная наполнилась визжащими звуками. Санитар отогнул часть распиленного черепа, извлек мозг, положил его рядом с внутренностями.

Мысли Лики путались. От капелек крови, попавших на голубой халат, нестрашно. Вскрытое тело – ну а как же иначе, так надо… Пусть бомж, пусть пил. А если отравили? Как выяснить, не проводя вскрытие? Окружающее воспринимается достаточно спокойно и отстраненно. Вот только запах… Кровь, содержимое кишечника, остатки еды в желудке, все это исследуют руки Брэда Пита, его лицо не отражает никаких эмоций, а вот она…

Лика зажала рот рукой и выбежала в коридор. Опустилась на корточки, щелкнула зажигалкой.

– С тобой все в порядке? – Брук Шилдс, как и большинство красивых женщин, окружающими интересовалась постольку-поскольку. Ее голос звучал равнодушно. – Ты вся позеленела…

Лика заверила:

– Нормально все. Только этот запах. Показалось, что если не сбегу оттуда, то сойду с ума.

– Да ладно тебе. А покурить и там можно. Трупам, сама понимаешь, без разницы.

– А это у тебя что?

В руках Брук Шилдс была подставка с какими-то непрозрачными голубыми баночками.

– Образцы для анализов. Кровь, моча, кусочки тканей. Первые результаты будут через час. Остальное – потом. Тороплюсь…

Лика проводила взглядом худенькую спину, затушила окурок и тут же закурила новую сигарету. Курила она редко, и вторая сигарета подряд сразу же закружила голову. Но результат был достигнут. Сигаретный дым впитался в волосы и одежду, почти перебивая доносящийся из секционной запах смерти.

Она вернулась в зал и обнаружила трех экспертов-богатырей у стола с «пациентом» Джорджа Клуни.

– Дмитрий Николаевич, смотрите. Желудок, кишечник, почки – все в норме, – растерянно сказал Клуни. – Сердце, как у младенца.

Ален Делон нахмурился и отрывисто уточнил:

– Аорта?

– Чистая, без бляшек. Вот, посмотрите сами.

Руки Клуни извлекли из груды тканей длинную белую жилу.

– Бляшки – они как уколы от булавки. Такие малюсенькие дырочки, – пояснил Брэд Пит Лике на ухо. – У моего мужика все просто – смерть от переохлаждения. А вот Игорю что-то не везет, никак диагноз поставить не может.

Лика почувствовала необычайный азарт. А что, если мужчину отравили?

– Да нет, Лика, тут что-то другое, – задумчиво произнес Ален Делон. – Слизистые оболочки без следов ожога. Конечно, есть яды, которые не оставляют следов. Они через пару часов полностью разлагаются, и их и на экспертизе-то установить сложно. Но для этого надо быть химиком. А тут человек, судя по всему, простой. Да такому дали бы по голове – и все дела. Из дома его доставили, да?

Шэрон Стоун пошелестела бумагами и ответила:

– Да, привезли из собственной квартиры…

Лика смотрела на легкие – черные, словно заполненные изнутри чернилами.

– Он курил?

Джордж Клуни покачал головой. Теперь такие легкие у каждого второго вскрываемого человека. Мегаполис, копоть – вся гадость в легких и откладывается.

Ален Делон еще раз разворошил скальпелем органы, вздохнул и распорядился:

– Заберите на анализ дополнительные образцы. Все, можно зашивать…

«Надо же, черепная коробка после вскрытия заполняется салфетками. А мозг вместе с внутренностями зашивается в брюшной полости. Потом тело моют. К смерти здесь относятся уважительно. Мужчина-то мертвый – а как аккуратно Дима перекладывает его на каталку, словно бы человеку может быть больно», – думала Лика, невольно морщась от визга вновь заголосившей в углу зала пилы.

Пять часов на ногах. Кровь, вонь. Памятник надо людям ставить за такую работу…

Лика повернулась к подошедшему эксперту.

– Вот и все, – Ален Делон стащил перчатки и бросил их в мусорную корзину. – Мы закончили. Сейчас оформлю бумаги и можно уходить, – и на его красивом лице отразилось беспокойство: – Что такое, Леночка?

Брук Шилдс, вбежавшая в секционный зал, явно позабыла, какая она красавица. Вытерев лоб рукавом халата, девушка прошептала:

– Женщину везут. Множественные ножевые ранения. Это ужас, Дмитрий Николаевич, ужас… Вы вскрывать будете или сменщик?

Ален Делон бросил взгляд на часы.

– У меня еще полчаса. Давайте женщину…

Когда санитар привез каталку, переложил труп на стол и развернул черный целлофан, все вздрогнули.

Обрывки одежды не скрывали кровавого месива, в которое превратилось тело женщины.

– Бояться, Лика, – устало сказал Делон, – надо живых. Тех, кто вот так делает. Ну, давайте, ребята-девчата за работу. Труп женщины доставлен в морг в следующей одежде. Платье из синтетической ткани черного цвета, две пуговицы на груди расстегнуты…

Впервые за весь день Лика не выдержала, отвернулась к окну. В горле стоял комок. За что ее так? Какая страшная смерть. Как больно умирать, когда тебя режут на кусочки. Кто тот подонок, который сотворил такое?!

Она смахнула слезы, поискала сигареты, которые все не находились в рюкзачке.

– Между прочим, – Дима протянул ей свою пачку. – Это уже не первая женщина, которую так изрезали.

Вронская его не слышала. Очнулось только тогда, когда почувствовала – кто-то встряхнул за плечо.

– Пойдемте, – Ален Делон стащил перчатки. – На сегодня уже точно все.

Лика поплелась за мужчинами в какую-то комнату, слишком маленькую для огромных экспертов и, наплевав на церемонии, тут же опустилась на стул.

В стену напротив вдруг застучали.

Лика подняла глаза. Небольшое окошко, того же светлого тона, что и обои, сразу и не заметишь.

– Это родственники убитой женщины. Бомжей-то наших никто не забирает. За мужиком, в своей квартире скончавшимся, тоже еще не приехали. Только ее родственники, больше некому, – пробормотал Джордж Клуни, открывая окошко.

– А ты здесь что делаешь?!

На лице следователя Владимира Седова отразилось искреннее недоумение, он даже потер глаза, чтобы убедиться: Лика ему не мерещится.

– Вронская, ты в своем репертуаре! Вечно тебе больше всех надо, – заворчал он. – Мужики, дверь-то откройте. Я в служебный вход стучал-стучал, так меня и не впустили… Дмитрий Николаевич, так что там с этой женщиной? Каков характер нанесения повреждений?

3

Повыдергивать бы юзерам их блудливые ручонки. Чтобы не терзали «клаву», ставя под сомнение гениальность великого изобретения человечества – персонального компьютера…

Всех сотрудников журнала «Искусство» Саша Сулимский характеризовал коротко – юзеры.[12]12
  Перевод с английского «пользователь». На сленге программистов – человек, посредственно знакомый с компьютером.


[Закрыть]
Или ламеры.[13]13
  От английского lame – хромой, неубедительный. Смысл аналогичный – «чайник».


[Закрыть]
Один черт – бестолочи.

И вот одна из таких юзеров… Или юзерш? Впрочем, не суть важно. Никогда он не мог формулировать мысли в соответствии с нормами великого и могучего, ну и ладно. Юзерша стоит за спиной, хлопает голубыми глазищами и канючит:

– Саша-а, ну я только одну программку поставила. Бухгалтерскую, честное слово. И что, вот из-за нее теперь компьютер не работа-а-ет?

– Из-за нее. Бухгалтерша ты моя дорогая. Что я вам всем объяснял? Если нужны какие-то программы – скажите мне. Сам инсталлирую. На самодеятельность потянуло?

Танечка виновато шмыгнула носом.

– Так девочки знакомые ставили, и все в порядке.

Девочкам повезло. А бухгалтеру журнала «Искусство» нет. Ее машина принимать нелицензионную программу отказывалась. Так, удалим эти файлы и перезагрузимся… Все в порядке.

– Больше так не делай! – назидательно сказал Саша.

Он отшутился от Танечкиного предложения зайти в гости на кофеек – а девушка, кстати, замужем – и направился в свой кабинет. Скорее надеть наушники и досмотреть, наконец, скачанный по сети боевик. И самое главное – не думать о Марине…

Не тут-то было, мобильник ожил, высвечивая на дисплее короткое «шеф».

«Марина с ним тоже спала. А с кем она, собственно говоря, не спала? Стоп, это пройденный этап», – приказал себе Саша и нажал на кнопку ответа.

Разумеется – предстать пред светлы очи руководства. Кто б сомневался! У юзеров одна цель – распускать блудливые ручонки, осложняя жизнь сисадмину…

Шеф – это вообще тот еще типчик. Жмот ужасный. По-хорошему ведь Саша предупреждал: выдели пятьдесят баксов на покупку источника бесперебойного питания. Квартал старый. Дом, где находится редакция, полуразвалившийся. Коммуникации вообще при царе Горохе проводили. Перепады напряжения в сети – дело обычное. Источник бесперебойного питания кровь из носу как нужен, иначе свич[14]14
  Оборудование, позволяющее объединять несколько компьютеров в сеть.


[Закрыть]
вылетит. Не поверил Виктор Сергеевич Лукашов сисадмину. И вот результат – Фоме неверующему пришлось отстегивать уже пару соток. Микросхемы свича обуглились, восстановлению и ремонту не подлежали. И как раз накануне сдачи номера, когда все бегают как ошпаренные – и корректоры, и журналисты, и верстальщики. Под всеобщий плач «где же сеть, где Интернет?!» шеф осознал, что был не прав, и все проспонсировал – и новый свич, и аккумулятор. Так жмотам и надо…

Редактор сидел за своим столом. Его круглые щечки полыхали румянцем, и Саша с трудом сдержал улыбку. Он догадался, что сейчас скажет Виктор Сергеевич.

– Саша, клянусь, я совершенно не понимаю, что происходит. Включаю компьютер, а там… Посмотрите, пожалуйста.

М-дя, такого добра он уже столько перевидал! Красивые девушки. Голенькие и соблазнительные. И все клиенты в один голос: «Не знаем, откуда к нам девчонки поналезли, мы порносайты не открываем…»

– Я вам объясню, где можно скачать такое видео. Заходите в сеть p-2-p, там аналогичной продукции – море, – забормотал Саша, борясь с голенькими девчонками, заполонившими компьютер шефа. – А вот если вы будете продолжать лазить по порносайтам, проблем не избежать. Многие из них созданы хакерами. Они просчитывают ваш ай-пишник, залазят в сеть и делают, что хотят. Не удивляйтесь, если не обнаружите свои папки со статьями.

Виктор Сергеевич смущенно кашлянул и поинтересовался:

– Саша, а зачем хакерам наши статьи? Они что, ценители искусства?

Сулимский пожал плечами. Другими категориями эти люди мыслят, другими. Их цель – взломать систему и напакостить. И только потом они прикидывают, можно ли извлечь из информации хоть какую-нибудь пользу. Им лично ни статьи, ни банковские реквизиты не нужны вовсе. Иное мышление. Если коротко: сделал гадость, на душе радость. И чувство юмора у них странное. Обожают послать в чужую машину какой-нибудь «back door»,[15]15
  Компьютерный вирус.


[Закрыть]
а потом отправить на рабочий стол оптимистичную надпись: «Завтра ты умрешь…» Веселые ребята, одним словом.

– Насчет искусства ничего сказать не могу. Сегодня мы еще легко отделались. Но в следующий раз вы подцепите «root kit»,[16]16
  Компьютерный вирус.


[Закрыть]
и даже я его не сразу обнаружу, и делов в системе наворотят – мало не покажется. Так что, объяснить подробно про сеть, где можно безопасно скачать порно? – Саша вопросительно посмотрел на шефа.

Тот от консультаций вежливо отказался.

Ликвидировав еще несколько разрушений, являвшихся следствием не в меру активных юзерских действий, Саша добрался, наконец, до своего кабинета, сел за компьютер и решительно себе напомнил:

– Я могу без нее. Я буду жить, как обычно. Я смогу…

Фильм он так и не досмотрел. Полчаса тупо смотрел в монитор, потом поймал себя на мысли, что так и не понимает, кто кого метелит и за что. Он сходил на специализированный форум, едко высмеял там некоего знатока программирования, потом зашел в чат, перекинулся парой реплик со знакомыми. Тоска… Все разломалось, разрушилось. Реанимировать систему под названием «Саша Сулимский» системный администратор был не в состоянии…

Собственная жизнь всегда представлялась ему стрелой, тянущейся вверх. Цель ясна и понятна – разработать самое крутое программное обеспечение. Он способный – красный диплом о недавнем окончании радиотехнического университета характерное тому подтверждение. К системе «Windows» предъявляется все больше претензий, альтернатива детищу Билла Гейтса «Unix» также далека от идеала. Так что спрос есть. Нужны нормальные условия для работы – конечно, не в России. Но для того, чтобы твои мозги кто-то захотел «утечь» за границу – требуется опыт и репутация. Поэтому Саша хватался за любую работу и старался делать ее так хорошо, как только можно в условиях постоянного контакта с юзерами и ламерами.

Все было просто отлично. Две работы и куча заказчиков с разными проектами, спортзал три раза в неделю и на тренировку же похожий секс с девчонками из чата.

Да, все разломалось, разладилось, утратило смысл. Стрела больше не мчится ввысь. Лежит, растоптанная Мариниными каблучками.

В ней было что-то непостижимое. Даже не столько красота. Красивых женщин много. Ими восхищаешься. Повосхищался – пошел дальше. И сердце не выстукивает счастливую дробь: «Моя, моя, моя…»

Он начал пугаться самого себя. Откуда это желание упасть на колени перед хрупкой фигуркой в черной одежде и провести так всю жизнь? В ее ладонях – его счастье. Только она об этом не знает. Она ничего не замечает. Ее взгляд скользит сквозь него, но ведь женщины никогда так не делали. Наоборот – всегда называли красавчиком, пытались затащить в постель…

Рассудок честно пытался высветить предупреждающую надпись «Warning!». Марина почти вдвое старше его. Популярная писательница, нестандартная притягательная внешность, мужчины так и липнут. Зачем ему лишние проблемы? Зачем быть одним из многих, когда можно задушить ее в себе, и найти обычную девочку, и получить все. Вот они, поручни, за которые можно схватиться и не утонуть. Саша их видел. И тонул, и ничего не мог с этим поделать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное