Ольга Степнова.

Щит и меч Венеры

(страница 5 из 26)

скачать книгу бесплатно

 //-- * * * --// 
   Пятнадцатое июня выдалось ярким, солнечным днем. На работу я не пошла, решив, что ни к чему мне видеться с шефом после бессонной ночи и перед ответственным заданием. А он был настолько уверен во мне, что даже не позвонил. Я проспала да двух часов дня, а потом приводила себя в порядок с помощью контрастного душа и крепкого чая. Голова совсем не болела, только сердце немножко ныло при воспоминании о пьяном, несчастном Жуле, терзающем страстными аккордами мой рояль.
   В половине пятого я вызвала такси, так как у моего «Фольксвагена» оказалось спущено колесо.
   – Куда едем, барышня? – равнодушно спросил пожилой водитель.
   – «Африка», – ответила я. – Частная гостиница недалеко от ипподрома, надеюсь, знаете?
   – Кто ж не знает гостиницу «Африка»! Только она не около ипподрома, а рядом с фабрикой мягких игрушек, – усмехнулся таксист и за каких-то пятнадцать минут домчал меня до нужного места.
   Как ни странно, в гостинице меня ждали. Молоденькая девочка на ресепшен заулыбалась, когда я сказала, что мне нужно пройти в номер «люкс».
   – О да, да!
   Меня покоробило, что факт моего прихода был так широко разрекламирован в этой гостинице. Постаравшись получше занавесить лицо длинными волосами, я пошла за девушкой, которая решила меня проводить.
   Гостиница была небольшая, всего двухэтажная. В кадках росли пальмы, стены украшали панно с изображением африканских пейзажей. По коридору сновали дочерна загорелые горничные в коротеньких юбочках и лифчиках, плохо прикрывающих грудь. Мне стало немного не по себе. Это случаем, не публичный дом?
   У номера двести семь девушка остановилась. Дверь внезапно открылась, какая-то девица выскочила из люкса, мелькнула длинным подолом и скрылась за поворотом, оставив приторный аромат духов. Ситуация нравилась мне все меньше и меньше. Это что ж, тут конвейер девиц, проходящий через этот люксовый номер?.. Я затравленно оглянулась, глазами отыскивая соседний номер, в котором, как обещал Константин Жуль, для подстраховки должен был находиться Нара.
   Но соседнего номера в этом крыле попросту не оказалось.
   – Проходите, – легонько подтолкнула меня девушка с ресепшен. – Господин Хен Ён Хо ждет вас!
   – Какой еще Хен? Что за Хо? – растерялась я, но девушки уже и след простыл.
   Я пожала плечами и зашла в номер. Ведь я обещала Жулю, что отработаю этот заказ.
 //-- * * * --// 
   Он сидел в глубоком кожаном кресле. Черный шелк халата нахально отсвечивал в лучах солнца, светившего через незашторенное окно. Но главное было не это.
   Ужас был в том, что он оказался японцем.
   Или китайцем?
   В общем, что-то в таком монголоидном роде.
   У него было желтовато-коричневое лицо, узкие глаза-щелки, короткие ручки-ножки и жесткий шлем из черных волос.
   От неожиданности я отшатнулась назад.
   У него при виде меня глаза приобрели нормальный европейский разрез.
   Справившись с минутным порывом удрать, я шагнула навстречу нашему первому «золотому» клиенту.
   – Зря вы усы свои рыжие отклеили, – сказала я, проходя к кровати. – И шляпу зря сняли.
Если бы я знала, что вы такой скрытный киргиз, то подумала бы – пить с вами на брудершафт перед компанией ваших друзей, или нет. Не подумайте ничего плохого, просто не люблю, когда скрывают национальность. По-моему, это не патриотично.
   Я сняла босоножки и майку, сдернула покрывало и нырнула под одеяло. Джинсы я не стала снимать. Обойдется. Хватит с него голых плеч.
   – Шампанское где? – довольно грубо поинтересовалась я. – Уже без пяти пять. Сейчас завалятся ваши приятели, ради которых вы затеяли этот спектакль.
   Японец-китаец-киргиз промолчал. В его черных глазах зарождался смерч. Во всяком случае, мне так показалось.
   – Скажите, а ваши друзья тоже... такие? – Я растянула пальцами уголки глаз.
   Он вдруг зарычал, распахнул халат, под которым оказались черные сатиновые трусы, и...
   Тут зазвонил сотовый телефон.
   – Ё пусие? [2 - Ё пусиё – искаж. от корейского «Алло»] – мигом став официально-любезным, произнес в трубку мой клиент с самурайской внешностью. И заговорил быстро-быстро, на непонятно каком языке, бросая на меня жадные взгляды.
   – Какое к черту е пусие! – возмутилась я и постучала длинным ногтем по наручным часам. – До пяти остались считанные минуты! Давайте шампанское, сейчас завалятся ваши дружки! Алиби не получится!
   Самурай отбросил телефонную трубку, опять распахнул халат и, обнажив свой торс, хищной птицей ринулся на меня.
   – Эй!! Мы так не договаривались! – Я еле успела увернуться, иначе бы его жирное тельце придавило меня к шелковым простыням. – Эй, эй!! – С перепугу я начала колотить в стену, позабыв, что соседнего номера в этом крыле гостиницы не существует. – Нарайян! Нара! – заорала я, что есть сил. – Помоги! Спаси! Твою мать...
   – Тэваю мьять, – как плохой попугай повторил самурай и сделал настойчивую попытку залезть мне в лифчик.
   И тут у меня в голову что-то щелкнуло.
   Ну не мог рыжеусый дядька с южнорусским выговором превратиться в японца!
   А это значит...
   Я перепутала номер.
   Или гостиницу.
   Или день.
   Или час!
   Или все вместе, сразу и одновременно!!!
   С блондинками это случается.
   – Ё пусие! – взмолилась я под тушей смуглого самурая. – Экскьюзми, плиз! Ай эм нот рашен шлюха! Ай эм рашен бизнес леди!! Ай эм гуд вумэн!! Ай эм Мисс Рашен!! Ай эм... Отпустите меня, пожалуйста, е пусие!
   Но самурай терпеть не мог останавливаться на полпути. Он не слушал мои англо-русские вопли, а настойчиво пробивал дорогу к моему телу. Джинсы трещали по швам. Он был тяжелый, толстый и пыхтел как стадо слонов.
   – Тэваю мьять, – повторял он понравившееся ему русское выражение.
   Я поняла, что пропала. Что буду гнусно изнасилована в гостиничном номере, и никто не придет мне на помощь. Я пыталась кусаться, царапаться, но то ли ногти у меня были недостаточно острые, то ли зубы не очень крепкие, но его полыхавшее от желания тело не реагировало ни на какие болевые синдромы. И тогда я применила самый запрещенный во всех видах борьбы прием – коленом зазвездила ему по яйцам. Самурай взвизгнул тоненько, разжал удушающие объятия и схватился за самое ценное в своем организме место. Я, воспользовавшись секундной свободой, рванула к двери, но она почему-то оказалась закрыта. Драгоценное время уходило, японец приходил в себя и уже был готов к очередному броску на меня.
   – Самурайская сволочь! – прошипела я. – Ты думаешь, если девушка разделась и залезла тебе в постель, ты можешь делать с ней все, что захочешь?!! Дрянь, гад, кобелина, самурайский козел! – Гримаса боли постепенно уходила с лица японца-китайца, уступая место восхищенно-хищному выражению. Он сел в постели на корточки, изготовившись, кажется, для тарзановского прыжка к вожделенной добыче.
   Тут я заметила, что окно в номере люкс распахнуто настежь. Не задумываясь, на каком этаже нахожусь, я разбежалась и сиганула в зияющее пустотой пространство. Сзади послышался разочарованный взвизг самурая.
   Я летела и вспоминала свою короткую и счастливую, в общем-то, жизнь...
 //-- * * * --// 
   Не успев испугаться, я приземлилась в рыхлую землю газона. Ко мне бежали какие-то люди – девушка в гостиничной униформе и парень в бейсболке.
   – Она! – заорал сверху, высунувшийся в окно, самурай. – Она мине подыходит! Кастинг конец! Плачу! Дэньги! Плачу! Триста евра в час!
   – Тьфу! – плюнула я в него, задрав голову вверх.
   Плевок благополучно вернулся мне в лицо.
   – Пятьста, пятьста доллар в минуту... – простонал самурай, навалившись пузом на подоконник. – О-о-о, какой герл! Какой кайфный русский герл!!! Секс, эротик, наркотик, улет, о-о-о-о! Зашибись, офигеть, о-о-о-о!!
   – Вы не разбилась? – гостиничная девушка слала ощупывать меня руками. – Почему вы вывалились в окно? Почему в лифчике? Что-то случилось на собеседовании?
   – Можно и так сказать, – простонала я, потирая ушибленные коленки.
   – Аська! Ты идиотка! – парень в бейсболке оказался Нарайяном. Он быстро снял с себя джинсовую куртку и натянул на меня. – Прикройся, срам на тебя смотреть.
   Я попыталась встать, но не смогла, отбитые пятки очень болели.
   – Господин Хен Ён Хо никогда не позволял себе ничего неприличного, – пробормотала растерянно девушка, все еще ощупывая меня. – Он приехал в наш город из Южной Кореи и ищет себе переводчицу. У него бизнес в России и ему нужна миловидная девушка, хорошо знающая корейский язык.
   – О-о-о-о! – взвыл господин Хен, – о-о-о-о! Секс, эротик, наркотик!! Улет, фантастик, оргазм!! Суперский герл! Тысяч доллар в минуту! О-о! – Он опасно навис над газоном, рискуя вывалиться из окна. При виде его смуглого тела меня слегка затошнило.
   – Так я не поняла, вы что, не согласны на такие условия? – слегка ошарашено спросила меня девушка.
   – Я не знаю корейского языка, – пробормотала я и опять попыталась подняться. Нара смотрел на меня насмешливо и даже не попытался помочь мне встать. Я с трудом поднялась на ноги. На ладонях остались травяные зеленые отпечатки. Газон после моего приземления утратил ухоженность и холеную безупречность.
   – На вашем месте я согласилась бы! – твердо сказала девушка и мечтательно посмотрела на Хен Ён Хо.
   – Пять тысяч доллар в минуту! – проплакал сверху богатый кореец, понимая, что суперская русская герл готова удрать, наплевав на его баснословные гонорары.
   – Аська, ты полная идиотка! – Нара снял с головы бейсболку и надел на меня так, чтобы козырек прикрывал лицо. Под бейсболкой он оказался лыс, как бильярдный шар, чем сильно меня удивил.
   – Абсолютно с вами согласна! – кивнула гостиничная девушка и сорвала с клумбы ярко-желтый цветок. – На вашем месте я согласилась бы стать переводчицей, даже не зная языка. Пока он там разберется, что к чему... можно много успеть. – Она помахала цветочком корейскому бизнесмену.
   – Бежим!! – Нара потянул меня за руку, и мы побежали к автостоянке.
   Оказалось, что ездит он на старом УАЗике, в брезентовой крыше которого зияли приличные дыры.
   – Как ты меня нашел? – стуча зубами от нахлынувшего вдруг озноба, спросила я Нарайяна.
   – В городе есть только две гостиницы на букву «а» – выкручиваясь задним ходом из плотного ряда машин, буркнул Нара. – Раз тебя не оказалось в «Апофеозе», значит, ты перепутала и ломанулась в «Африку». Тут к гадалке не ходи. Смотрю, уже скоро пять, а тебя все еще нет. Телефон твой мобильный вне зоны связи. Значит, думаю, ты в районе фабрики мягких игрушек, тут мобильники плохо работают. Ну я и рванул в «Африку», думал, может, успею тебя в «Апофеоз» вернуть, только... – он махнул рукой, – в пробку пропал.
   Меня затрясло еще сильнее, несмотря на то, что салон УАЗика был раскален нещадно палившим солнцем.
   – Шеф знает?
   – Пока нет, – пожал Нара плечами. – Но скоро узнает. Я думаю, он влетел на большие деньги. Тут к гадалке не ходи.
   – Да пошел ты со своею гадалкой!! – Я отвернулась к окну. Злость и слезы душили меня.
   Некоторое время мы ехали молча. Я понятия не имела, как выкручиваться из ситуации и что говорить Жулю. В конце концов, он сам виноват во всем. Если бы я ночью спала, а не шаталась по улице пьяная и бесконечно несчастная, голова бы моя варила значительно лучше и я не перепутала бы гостиницы. Но вряд ли Константина устроит такое объяснение. Может, продать квартиру и возместить ему материальный ущерб? Буду ютиться в однушке на окраине города... Я почувствовала себя маленькой, несчастной и одинокой.
   – Аська, я вот давно хотел тебя спросить, да все не решался. – Нара замолчал, отпустил руль и начал прикуривать.
   – Спрашивай, – разрешила я и придержала руль, чтобы машину не уводило в сторону. – На мне твоя куртка, твоя бейсболка, я натворила, черт знает что, поэтому так и быть – спрашивай! Отвечу как на духу.
   – Почему ты работаешь в нашей гнилой конторе?
   – А ты почему?
   – Я понятно, почему. Зарплата царская, бесплатный доступ в Интернет, полное отсутствие работы. Что еще надо для счастья заядлому юзеру? Но ты-то, ты же бывшая Мисс Россия! У тебя же предложений должно быть выше крыши, а ты прозябаешь в конуре, где никто тебя не увидит и не оценит! – Он отобрал у меня руль, прибавил газу и выпустил вонючую струйку сигаретного дыма.
   – Откуда ты знаешь, что я Мисс Россия?
   – Обижаешь, Басова! Я же живу в Интернете. Нет ничего такого, чего я бы не знал, – хвастливо заявил Нара.
   Я тяжело вздохнула. Я обещала быть честной, поэтому врать Нарайяну не стала.
   – Меня угораздило по уши втюриться в Жуля.
   Нара длинно присвистнул.
   – Что-то в этом роде я и предполагал. Только должен разочаровать тебя, Басова, у шефа железное правило – никаких служебных романов. Работа отдельно, любовь отдельно. Так что если бы ты устроилась официанткой в «Три поросенка», куда он ходит обедать, у тебя было бы больше шансов завоевать его.
   – После всего, что я натворила сегодня, у меня есть все шансы сменить работу. Слушай, я вот тоже все хотела тебя спросить, но никак не решалась. Нарайян – твое настоящее имя?
   Ответить он не успел.
 //-- * * * --// 
   Раскрасневшийся от жары и интенсивных движений гаишник крутил жезлом, призывая поток машин проезжать дальше, не заворачивая на Патриотическую. Поворот на мою улицу был перекрыт двумя милицейскими ГАЗиками, у которых на крыше суматошно крутились синие проблесковые маячки.
   – Черт, там что-то случилось, – пробормотал Нара, проезжая по Театральной мимо нужного нам поворота. Светофор на перекрестке был выключен и мигал желтым светом.
   – Аська, позвони шефу, скажи, что мы в пробке застряли, сейчас в окружную двинем и с другого конца заедем.
   – Нет! Я не могу... То есть у меня и телефона-то нет, я его в сумке оставила в номере у самурая. Черт, неужели придется туда возвращаться?!
   – На, – Нарайян протянул мне свой обшарпанный старый мобильник. – Звони. Не говори пока, что ты гостиницу перепутала, просто скажи, мы сейчас подъедем. Жуль в конторе сидит, ждет окончания всех сегодняшних операций.
   Нара переключился на вождение – ехать в плотном потоке было чрезвычайно трудно, машины пихали друг друга полированными боками, подрезали, пытались встроиться, недовольно сигналили, сбиваясь в неконтролируемое автомобильное стадо и пытаясь занять любое на миг освободившееся пространство дороги.
   Я набрала номер агентства.
   – Не отвечает, – сообщила я Наре.
   – Не может быть.
   Я набрала еще раз.
   – Не отвечает!
   – Он на работе, звони!
   Длинные гудки снова остались без ответа, и это обстоятельство меня встревожило.
   – Не отвечает.
   – Ерунда какая-то. В сортире, что ли сидит? Звони на мобильный.
   Я безошибочно набрала длинную комбинацию цифр.
   – Снова не отвечает.
   – Аська, проверь, ты правильно набираешь номер?
   – Я правильно его наберу, даже если буду в бессознательном состоянии.
   – А, ну да, ты же втюренная по самое не хочу. – Он легонько треснул себя по лбу ладонью и вдруг заорал совсем не в духе отъехавшего компьютерщика: – Дозванивайся!!
   С перепугу я нажала что-то не то, – не «рэдиал», а какую-то другую кнопку, – и в ухо мне весело защебетал женский голос:
   – Сашка, блин, я в ванной ноги брею, вся в мыле, освобожусь, позвоню! Твой Светик целует своего Фантомасика!!
   Я ошарашено посмотрела на трубку и сделала вывод, что Нарайяна все-таки зовут Саша, что он успевает уделять время не только своей черепахе, но и девушке по имени Света, которая в данный момент бреет ноги и ничуть не стесняется этого.
   Мы уже сделали круг и подъехали к Патриотической с другой стороны. Но надежда заехать на улицу отсюда оказалась напрасной. Тут тоже путь перекрывали милицейские ГАЗы, сверкающие синевой заполошных мигалок. Взмокший от усердия гаишник безуспешно пытался разогнать автомобильной поток. Машины, которым непременно нужно было попасть на Патриотическую, сгрудились у обочины, образуя затор.
   В воздухе стоял удушливый запах выхлопа. Солнце, несмотря на наступающий вечер, так раскалило салон, что дышать было нечем.
   Константин Жуль по-прежнему не отвечал ни на мобильном, ни на рабочем.
   Ехать нам больше было некуда. Нара припарковался, уткнувшись бампером в зад крутейшего «Мерседеса», выключил движок и выругался себе под нос.
   – Аська, ты случаем, не слышала, может, нашу улицу посетил американческий президент? Какого черта ее перекрыли?
   Сердце у меня противно заныло. В моей доселе беспечной жизни ни разу не происходило так много неприятных событий сразу.
   Я пожала плечами. Мы вышли из душной машины и присоединились к группке таких же застрявших в пробке водителей и пассажиров.
   – Кажись, там авария дорожно-транспортная! Кажись, трамвай с рельсов сошел, задавил пару-тройку пешеходов, вот и перекрыли, – предположил мужик в мятых брючатах, с жеваным «Беломором» в зубах.
   – Не, верняк, там велосипедисты опять соревнуются! – поддержал разговор голый по пояс парень. – У нас завсегда Инженерную перекрывают, когда этим чертям свой кубок разыграть негде!
   – Тю! На великах там не разгонишься! – не согласился дядька в панаме с обвисшими полями и с такими же обвисшими щеками. – Наверное, все-таки, какое-то крупное ДТП.
   – А может, зэки из тюрьмы сбежали? – томно спросила девушка, крутящая на пальце ключи от машины.
   – А давайте у гаишников спросим! – предложил скучающей публике Нарайян.
   – Тю! Умный какой! – воскликнул дядька в панаме. – Спрашивали уже! Молчат! Только палками своими полосатыми машут. Ох, опоздаю я на поминки! – дядька в панаме досадливо хлопнул себя по ляжкам. – Всю водяру без меня выхлебают. Теща у меня померла. Я на похороны не успел, а на поминки вот тороплюсь.
   – Счастливчик! – хихикнул голый по пояс парень. – И выпить можно, и теща на небесах. – Разговор потихоньку уплыл в другое русло.
   – Вертолет! – закричала я, показывая на небо.
   Там, неуклюжей стрекозой висел вертолет. Он то снижался, то поднимался, крутясь над одной точкой, которая, как мне показалась, находилась неподалеку от моего дома.
   – Я же говорю ДТП!
   – Нет, точно велогонки!
   – Наверное, самолет на наш квартал рухнул!
   – Да нет, зэки сбежали!
   – Ну померла ж, зараза, ни раньше, ни позже!!
   Нарайян нахмурился, закурил, забрал у меня телефон и снова начал дозваниваться до Жуля. Я слышала, что длинные гудки остаются без ответа. Сердце противно сжала тревога.
   – А давайте позвоним кому-нибудь, кто живет на этой улице! – предложила краснощекая тетка.
   – Уже позвонила, – сообщила ей девушка с ключами на пальце. – Я только что позвонила своему парню, и он сказал, что Патриотическая сейчас пустая, но минут двадцать назад там была перестрелка.
   – Перестрелка! – ахнула тетка.
   – Перестрелка! – восхищенно воскликнул парень и заинтересованно глянул на девушку.
   – Э-эх! – обреченно махнул рукой дядька, опаздывающий на поминки. – Знал бы, на похороны поехал, а теперь там ... э-эх!
   Нара потянул меня за руку в сторону от толпы. Он был бледен и хмур.
   – Что?! – Я затрясла его за рукав. – Что?!! Ты думаешь, на нашу контору напали?! Жуля убили?!
   – Да кому нужна наша контора! – отмахнулся от меня Нара. – Кому нужен наш Жуль! Только вот... – голос у него вдруг сел и стал хриплым, – шеф собирался днем в банк забежать, снять крупную сумму денег.
   – Нет! – крикнула я.
   – Чего ты орешь?! – Он закрыл мне ладонью рот. Ладонь пахла табаком и бензином. – Еще ничего не известно. Это я так просто... извини, если напугал. Черт, сколько же здесь проторчать придется?!
   Вертолет вдруг набрал высоту и скрылся за девятиэтажкой.
   – Улетел, – прошептала я.
   – Радио, – вдруг сказал Нарайян. – У меня в машине есть радио! Может, в новостях что-нибудь скажут?
   Мы наперегонки побежали к машине.
 //-- * * * --// 
   Прошло около десяти минут, прежде чем легкую музыку прервал голос диктора:
   – А теперь новости дня. – Он долго перечислял незначительные события, пока, наконец, не сказал: – Сегодня в гостинице «Апофеоз» был застрелен криминальный авторитет Яков Подъяблонский, известный правоохранительным органам под кличкой Як. Как сообщили нам в пресс-центре УВД области, ровно в семнадцать часов по местному времени, в номере люкс раздался выстрел, который услышала горничная. Когда девушка заглянула в номер, она увидела лежащего на полу с простреленной грудью Подъяблонского. Сомнений в том, что он мертв, у горничной не возникло. Она бросилась за помощью, но когда вернулась обратно с администратором гостиницы и охраной, тела на месте не оказалось. Осмотр номера и гостиницы ничего не дал, Яков Подъяблонский бесследно исчез. Есть версия, что его убили, а потом похитили дружки, которых незадолго до этого видели на ресепшен. Когда и как они покинули гостиницу, никто не заметил. На данный момент это самое загадочное происшествие года и мы, наверняка, еще не раз вернемся к нему. А теперь о махинациях на ликероводочном заводе...
   – Ну ни фига себе! – присвистнул Нарайян. – Кажется, Аська, очень даже неплохо, что ты перепутала гостиницу! Все говорит о том, что нашего клиента прихлопнули! Неизвестно еще, что бы приключилось с тобой...
   Но меня нисколько не взволновала эта новость. Она не имела отношения ни к господину Жулю, ни к тому, что сейчас творилось на Патриотической.
   – Где Константин?!! – От беспомощного отчаяния, я ударила кулаком по панели. Радио вдруг затарахтело, сигнал дал сбой, но Нарайян поспешно его настроил.
   – ... сегодня около семнадцати часов вечера на пятнадцатом километре Андреевской трассы произошло серьезное дорожно-транспортное происшествие. Машину марки «Тойота-Креста» занесло на повороте и она на полном ходу врезалась в дерево. Водитель – молодая женщина, – не была пристегнута ремнем, вылетела в лобовое стекло и погибла на месте. Ей оказалась известная в городе певица – Милда Якушева. А теперь о погоде. В нашем городе по-прежнему жара, жара и жара!..
   – Ужас, – прошептал Нарайян. – Аська, ты слышала? Кошмар! Почему она врезалась в дерево? Жуль распорядился соорудить там специальный, легкий рекламный щит, который от тычка пальца бы рухнул и не нанес никакого вреда! Куда делась ее подружка?! Их должно было быть двое в машине! Черт! Что происходит, Аська?! Наши клиенты мрут, как мухи! – Он уставился на меня.
   – Ну почему, – возразила я. – Остался еще тот парень – Лавочкин. Он не попал в криминальную сводку, может, хоть с ним обошлось. – Ко мне опять привязался озноб, еще более сильный, чем предыдущий.
   – Не нравится мне все это. Слушай, Аська, ты там вроде того... с Чесаловым дружишь. Случайно не знаешь телефон его кабинета?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное